Понятие и сущность ограничения гласности правосудия

В статье рассматриваются понятия и сущность ограничения гласности правосудия.

Гласное рассмотрение юридических дел является одним из важнейших критериев демократического общества, но это не значит, что судебная информация открыта при любых условиях. Зачастую в судебном разбирательстве фигурируют сведения, которые вне процесса вряд ли стали бы всеобщим достоянием, в большинстве своем они предоставляются суду в принудительном порядке. Большая часть такой информации отражает частную жизнь лиц или деятельность негосударственных организаций, которые не затрагивают интереса общества в целом, соответственно и не должны оглашаться для широкой общественности. Более того, необоснованное разглашение таких сведений может нарушить неприкосновенность частной жизни или иную тайну, гарантированную Конституцией. Возможно исследование таких фактов и обстоятельств, разглашение которых может поставить под угрозу важные общественные и государственные интересы, отрицательно повлиять на мораль населения, в особенности несовершеннолетних граждан и т.п. Во избежание этих негативных последствий гласность правосудия нуждается в ограничении. Между тем остается открытым вопрос о необходимости ограничения гласности правосудия по соображениям недопустимости пропаганды технологий криминальной деятельности, вседозволенности, ведущих к снижению уровня нравственных ценностей. Судебная деятельность с помощью ретивых журналистов в этой связи нередко напоминает ситуацию с телевидением. Все возмущены телевизионным смакованием насилия, глумлением над святыми нравственными ценностями, но изменить ситуацию не удается. Устроителями судебных шоу не всегда осознается опасность криминализации определенных слоев общества через невольную пропаганду преступных технологий. 

В законодательстве ограничение гласности предусмотрено только путем проведения закрытого судебного заседания, что объясняется презумпцией открытости правосудия только на стадии судебного разбирательства. На иные этапы, исходя из буквального толкования законодательства, принцип гласности не распространяется, с чем автор не может согласиться. Помимо гласности судебного разбирательства одновременно должна быть установлена презумпция открытости судебных актов. В этой связи ограничения гласности правосудия также нуждаются в дополнении. Необходимость ограничения прав человека, в том числе прав, составляющих собой содержание правоотношения транспарентности, вытекает из самого характера судебной деятельности. Правосудие всегда затрагивает интересы конкретных субъектов, а иногда и государства в целом. В связи с чем, право одного лица на доступ к информации о правосудии может вступить в конфликт с заинтересованностью других субъектов права в неразглашении такой информации, поскольку последнее может нанести им ущерб, затронет их права и законные интересы. Баланс этих интересов устанавливает Конституция, согласно которой права и свободы человека и гражданина могут быть ограничены только в той мере, в какой это необходимо в целях защиты основ конституционного строя, нравственности, здоровья, прав и законных интересов других лиц, обеспечения обороны страны и безопасности государства. Поэтому неотъемлемой чертой судопроизводства является двуединство гласности и тайны.

Термин «ограничение гласности судебного разбирательства» широко применяется в процессуальной науке, хотя какая-либо дефиниция данного понятия отсутствует. Дело в том, что законодательство не использует это словосочетание, закрепляя лишь основания для проведения закрытого судебного заседания, как исключение из общего принципа гласности. Соответственно и в правовой науке «ограничения гласности» преимущественно трактуются как основания для недопущения публики в зал судебного заседания. С таким подходом нельзя согласиться. Неопределенность содержания научного термина может породить несогласованность в его исследовании и существенно затруднить изучение содержания данного явления. Примечательно, что в процессуальных науках при описании принципов осуществления правосудия выделяется ряд тайн: тайна совещания судей, тайна частной жизни, тайна переписки, телефонных и иных переговоров, почтовых, телеграфных и иных сообщений и т.п. Эти тайны, являющиеся по своей сути ограничением движения информации, практически не связываются с гласностью правосудия, в том числе с ее ограничениями. Подобная несогласованность свидетельствует об отсутствии единого подхода к изучению информационных процессов в судопроизводстве. Отступление от принципа открытости правосудия в целях охраны той или иной тайны является основным видом оснований ограничений гласности. Это обстоятельство предусмотрено всеми процессуальными законами, но перечень тайн приводится различный.

Содержание понятия «тайна» в действующем законодательстве напрямую не раскрывается, хотя оно применяется более, чем в тридцати случаях ограничения права граждан на информацию. Тайна это, прежде всего, информация, т.е. сведения о лицах, предметах и процессах независимо от формы их предоставления. Но это не просто информация, а сведения с ограниченным доступом.

Первоначально необходимо определить содержание термина «ограничения гласности правосудия», и лишь после этого можно перейти к изучению этого явления.

Слово «ограничение» в русском языке понимается в двух основных значениях:

  • рамки, границы, условия, которые делают что-либо меньше, сокращают охват чего-либо;
  • правило, ограничивающее какие-нибудь действия, права. Первое понимание в большей степени относится к естественным явлениям, второе к искусственным, социально-нормативным установлениям. В этой связи большой интерес представляет деление ограничений гласности в судебной сфере на 2 вида: 

а) естественные, т.е. влияние на масштабы применения принципа гласности размеров помещений, предназначенных для отправления правосудия, объема судебных дел, частоты проведения выездных заседаний судов, рас смотрения судами дел в рабочее время и т.п.

б) легальные, т.е. установленные законом [1, с.39].

Соглашаясь в целом с такой классификацией, необходимо учитывать два аспекта понимания гласности: как информационного потока и как абсолютного правоотношения. При исследовании информационного процесса гласности мы можем говорить лишь о естественных ограничителях, поскольку социальные правила в структуру информационного процесса не входят. Они делают осуществление передачи судебной информации гражданскому обществу невозможной, в результате чего информационный процесс просто отсутствует. Легальные ограничения можно описать лишь при исследовании юридического аспекта гласности. С другой стороны, в правоотношении гласности отсутствуют естественные ограничения. Юридические права и обязанности, составляющие содержание гласности, будут существовать и тогда, когда их реализация невозможна в силу естественных причин: отсутствие посторонних лиц при осуществлении судебного разбирательства, отсутствие в зале заседания мест для публики, рассмотрение юридических дел в рабочее время и т.п.

Таким образом, можно выделить два вида ограничений гласности правосудия: естественные факторы природного или технического характера, которые в той или иной степени сужают, сокращают процесс передачи судебной информации гражданскому обществу. К этой категории относятся любые особенности элементов информационного процесса (канала передачи информации, передатчика, приемника и т.п.), которые в той или иной степе ни снижают передачу сведений о правосудии; легальные социальные правила, сужающие права и обязанности в правоотношении гласности.

С точки зрения социального значения гласности присутствие естественных ограничений следует рассматривать как негативное явление, поскольку оно снижает, либо делает невозможным общественный контроль со стороны населения, тогда как его осуществление было бы вполне правомерным. Присутствие легальных ограничений, напротив, является позитивным явлением, т.к. оно обусловлено социально-вредным характером судебной информации, либо охраной интересов государства, частной жизни человека и т.п. Соответственно государство должно бороться с естественными ограничениями, а легальные необходимо четко определить, основываясь на законодательных правилах.

Легальные ограничения носят исключительный характер, т.е. допускаются лишь в случаях, прямо указанных в законе. Какие бы обстоятельства не возникали при осуществлении правосудия, если они не подпадают под признаки предусмотренных законом оснований, закрывать такую информацию суд не вправе. Так, рассмотрение дела в закрытом судебном заседании в случаях, не указанных в законе, является грубейшим нарушением конституционной основы правосудия и влечет определенные процессуальные последствия вплоть до отмены приговора.

Легальные ограничения гласности правосудия следует отличать от категорий сведений, изначально не подлежащих оглашению. Информацию, отражающую правосудие, условно можно поделить на два вида:

  • в отношении которой презюмируется открытость (или должна презюмироваться с точки зрения автора) в силу закрепления применительно к ней принципа гласности (например, информация, циркулирующая в судебном разбирательстве); 
  • в отношении которой презюмируется закрытость, поскольку применительно к ней принцип гласности не закреплен (например, информация, зафиксированная в материалах судебного дела).

Правовое регулирование режима распространения этих видов информации осуществляется разными методами. Открытость первого вида регулируется общедозволительным типом, т.е. изначально она признается открытой, а в законодательстве исчерпывающе определены случаи, когда гласность не может осуществляться. Тогда как ко второму виду информации, применен общезапрещающий тип, т.е. случаи, когда сведения такого рода могут быть предоставлены субъектам гражданского общества должны быть прямо предусмотрены законом.

Соответственно во втором случае нельзя говорить об ограничениях гласности. Информация такой категории, не подлежащая оглашению, не является исключением, а напротив, общим правилом. Представляется, что в данном случае речь идет о пределах распространения гласности правосудия, т.е. условных границах, отделяющих открытую судебную информацию от закрытой. Вне пределов гласности находится информация, отражающая деятельность иных участников судопроизводства (кроме суда), и информация, содержащаяся в материалах судебного дела. Доступ к таким сведениям может быть предоставлен в разрешительном порядке при наличии законного интереса. В пределах гласности лежит  информация, отражающая судебное  разбирательство, содержащаяся в судебных решениях и иных судебных актах, т.е. сведения о деятельности именно суда. Данное положение вполне объясняется основной целью гласности: обеспечением возможности общественного контроля за осуществлением судебной власти. Таким образом, легальные ограничения открытости правосудия распространяются только на информацию о судебном разбирательстве и зафиксированную в судебном решении, поскольку процессуальный принцип гласности охватывает только эти элементы правосудия. С субъективной точки зрения считаю, что ограничения гласности должны быть установлены и применительно к иным судебным актам, поскольку на эту категорию документов также должен распространяться принцип открытости. В отношении же прочих материалов судебного дела действует презумпция закрытости, вследствие чего ограничения гласности таких документов отсутствуют.

 

Список использованных источников

  1. Абросимова Е.Б. Транспарентность правосудия // Конституционное право: Восточноевропейское обозрение. 2002.№ 1. С. 142-145.
Год: 2017
Город: Алматы
Категория: Юриспруденция