Феномен коррупции. Основные направления антикоррупционной деятельности

В статье рассматриваются юридические определения коррупции, ее виды и формы, социологическая характеристика коррупции. 

Коррупция — социальный феномен, порождение общества и общественных отношений. Возникновение и существование коррупции становится возможным с момента обособления функций управления в общественной и хозяйственной деятельности, поскольку именно в этом случае у должностного лица (управленца) появляется возможность распоряжаться ресурсами и принимать решения не в интересах общества, государства, а исходя из своих личных корыстных побуждений. Таким образом, коррупция выступает как сложное социально-политическое явление, которое зародилось в глубокой древности и существует в настоящее время — при изменении форм проявления коррупции, ее объемы не сокращаются.

История коррупции как сложного, многогранного явления не уступает по древности истории человеческой цивилизации. Ее возникновение относится ко времени формирования первых классовых обществ и государственных образований. Первое упоминание о коррупции в системе государственной службы нашло отражение в архивах Древнего Вавилона XXIV века до н. э. Царь Лагаша Урукагина реформировал государственное управление с целью пресечения злоупотреблений чиновников и судей.

Коррупция в современном обществе представляет собой социальный институт, элемент системы управления, тесно взаимосвязанный с другими социальными институтами — политическими, экономическими, культурными. Об институционализации коррупции свидетельствуют:

  • выполнение ею ряда социальных функций — упрощение административных связей, ускорение и упрощение принятия управленческих решений, консолидация и реструктуризация отношений между социальными классами и группами, содействие экономическому развитию путем сокращения бюрократических барьеров, оптимизация экономики в условиях дефицита ресурсов и др.;
  • наличие вполне определенных субъектов коррупционных взаимоотношений, распределение социальных ролей;
  • наличие определенных правил игры, норм, известных субъектам коррупционных действий;
  • сложившиеся сленг и символика коррупционных действий;
  • установившаяся и известная заинтересованным лицам такса услуг.

Коррупция в немалой степени ограничивает свободное действие экономических законов и снижает престиж страны в глазах мирового сообщества, является одним из главных препятствий на пути выгодных для нее зарубежных инвестиций. Честный и социально ориентированный бизнес вытесняется с рынка, поскольку коррупция превращает такой бизнес в нерентабельный.

Коррупция имеет высочайшую способность приспосабливаться, непрерывно мимикрирует, видоизменяется и совершенствуется, профессионально использует недостатки и пробелы социально-правового контроля и юридической ответственности.

Правоохранительные органы, сами отчасти пораженные коррупцией, не имеют достаточных возможностей и необходимой реальной независимости для борьбы с институциональной коррупцией. Конгломерат «коррумпированная бюрократия — криминальный бизнес — организованная преступность», получивший название «железный треугольник», живет по своим законам.

Коррупция выходит за рамки национальных границ, и борьба с нею требует глобального подхода. Доходы от нее после «отмывания» включаются в мировые и национальные финансовые потоки, подрывая государственные и международные институты власти и экономики. Она угрожает верховенству закона, демократии и правам человека, подрывает моральные устои общества, доверие к власти, принципы государственного управления, равенства и социальной справедливости, препятствует конкуренции, затрудняет экономическое развитие.

Особенно опасна коррупция в органах государственной власти. В этом случае она представляет собой симбиоз монополии власти, дискреционных полномочий государственных служащих в принятии решений и отсутствия жесткой правовой подотчетности и подконтрольности чиновников. Как показывает практика, коррупция разрушает всю систему государственного управления, способствует падению авторитета государственной власти и престижа государственной службы. Коррупция препятствует развитию экономики и способствует росту организованной преступности, особенно в сфере экономики.

Применительно к пониманию феномена коррупции существуют разнообразные методологические подходы. Ее издревле рассматривали в нескольких аспектах — социальном, политическом, криминологическом, правовом.

Так, Платон и Аристотель относили коррупцию к политическим категориям. Н. Макиавелли считал ее свидетельством общего заболевания государства, разрушающего гражданскую добродетель. Ш. Монтескье характеризовал ее как дисфункциональный процесс, в результате которого хороший политический порядок или система превращаются в негодные [1, с. 41].

В современной научной, учебной и общественно-публицистической литературе также предлагаются различные определения коррупции. Выработка единого понятия о коррупции как основы для определения универсального способа борьбы с ней — сложный эволюционный процесс. Интегральный характер коррупции не позволил на сегодняшний день разработать однозначное определение этого сложного явления.

Тем не менее, исторически первые определения коррупции относятся к области права.

Понятие «коррупция» происходит от латинского слова «corruptio», переводимого на русский язык как «порча», «подкуп» [2, с. 12]. В юридической энциклопедии термин «коррупция» определяется как «преступная деятельность в сфере политики или государственного управления, заключающаяся в использовании должностными лицами доверенных им прав и властных возможностей в целях личного обогащения» [2, с. 215]. Аналогичное определение коррупции дается в большом юридическом словаре [2, с. 320].

В уголовно-правовой науке и в правоприменительной практике существуют два основных подхода к определению коррупции. Значительная часть специалистов считает, что коррупция — это присущая любому обществу система подкупа служащих государственного аппарата (должностных лиц), связанная с совершением данными лицами деяний в целях удовлетворения интересов лиц, представляющих незаконное вознаграждение материального характера или иные личные выгоды [5 с. 8]. Другие видят в коррупции использование государственными служащими своего служебного положения для получения не предусмотренных законом преимуществ в виде имущественных услуг, льгот или иных преимуществ, причем подкуп выступает в данном случае лишь как часть негативного явления.

Источники международного права дают более широкое определение коррупции и, соответственно, расширенный круг субъектов правонарушений, связанных с коррупцией.

Одной из наиболее лаконичных, но информативно содержательных дефиниций является формулировка, предложенная Девятым конгрессом ООН, определяющая коррупцию как «злоупотребление государственной властью для получения выгоды в личных целях».

Более развернутое определение разработано в 1995 г. междисциплинарной группой Совета Европы по коррупции: «коррупция представляет собой взяточничество и любое другое поведение лиц, которым поручено выполнение определенных обязанностей в государственном или частном секторе, которое ведет к нарушению обязанностей, возложенных по статусу государственного должностного лица, частного сотрудника, независимого агента или иного рода отношений и имеет целью получение любых незаконных выгод для себя и других». Это определение более полно раскрывает суть данного явления. Во-первых, в категорию субъектов коррупции помимо государственных должностных лиц или лиц, которым поручено исполнение их обязанностей, включены сотрудники частного сектора. Во-вторых, целью коррупции, наряду с личным получением выгод, называется приобретение выгод в интересах других.

Конвенция ООН «Против транснациональной организованной преступности» также предлагает меры по криминализации коррупционных преступлений. Согласно ст. 8 Конвенции, уголовно наказуемыми могут быть подкуп, продажность национальных и иностранных публичных должностных лиц или международных гражданских служащих в интересах этих или иных физических и юридических лиц, а также соучастие в этих преступлениях. Рассматриваемая Конвенция в отличие от Страсбургской (1999 г.) не устанавливает специально ответственность за приготовление публичных должностных лиц к вымогательству или принятию какого-либо неправомерного преимущества, а также не требует обязательного распространения указанных деяний на частный сектор. Определение содержания публичного должностного лица она оставляет на усмотрение государств-участников, одновременно передавая им право признания в качестве уголовно наказуемых других форм коррупции [8].

В Кодексе поведения должностных лиц по поддержанию правопорядка, принятом Генеральной Асамблеей ООН, отмечается, что «понятие коррупции должно определяться национальным правом и охватывать совершение или несовершение какого-либо действия при исполнении обязанностей или по причине этих обязанностей в результате требуемых или принятых подарков, обещаний или стимулов, или их незаконное получение всякий раз, когда имеет место такое действие или бездействие» [8, с. 7].

Более объемное определение, значительно расширившее понятие субъекта коррупционных деяний, разработано Междисциплинарной группой по коррупции Совета Европы, которая исследуемый феномен рассматривает не только как взяточничество, но и как «любое другое поведение лиц, которым поручено выполнение определенных обязанностей в государственном или частном секторе и которое ведет к нарушению обязанностей, возложенных на них по статусу государственного должностного лица, частного сотрудника, независимого агента или иного вида отношений и имеет целью получение любых незаконных выгод для себя и других». Подобная новация вызвана стремительным развитием транснациональной коррупции, в структуре которой и покупаемыми и покупателями нередко выступают представители коммерческих и иных негосударственных структур.

В Руководстве по борьбе с коррупцией, подготовленном Секретариатом ООН, коррупция трактуется как совокупность трех классификационных групп криминальных деяний:

а) кража, хищение и присвоение государственной собственности должностными лицами;

б) злоупотребление служебным положением для получения неоправданных личных выгод;

в) конфликт интересов между общественным долгом и личной корыстью.

В тоже время в справочном документе ООН о международной борьбе с коррупцией указывается, что «коррупция — это злоупотребление государственной властью для получения выгод в личных целях».

Аналогичное определение коррупции содержится в отчете Всемирного банка, посвященном роли государства в современном мире, где «коррупция — это злоупотребление государственной властью ради личной выгоды».

Не меньшее количество попыток дать законодательное определение коррупции и связанных с нею терминов предпринималось в Казахстане. По мнению А. А. Чернякова, задача правовой науки состоит в том, чтобы на основе теоретических разработок предложить законодателю нормативную модель определения коррупции. По его мнению, если реально существует фактическая коррупция, то она должна быть перенесена на юридическую модель и получить нормативное определение в виде конкретной нормы уголовного закона. В этой норме должны быть отражены обязательные элементы состава преступления, именуемого коррупцией.

По мнению А. Н. Агыбаева, «коррупция представляет собой … любое … преступление должностных лиц, совершенные с целью получения любых незаконных выгод для себя и других»

В соответствии со ст. 2 Закона РК «О борьбе с коррупцией» от 2 июля 1998 г., под коррупцией понимается: «Не предусмотренное законом принятие лично или через посредников имущественных благ и преимуществ лицами, выполняющими государственные функции, а также лицами, приравненными к ним, с использованием своих должностных полномочий и связанных с ними возможностей, а равно подкуп данных лиц путем противоправного предоставления им физическими и юридическими лицами указанных благ и преимуществ».

Итак, коррупция представляет собой явление, обладающее многоструктурным и многоуровневым содержанием, в логический объем которого входит комплекс однородных видов общественно-опасных деяний. В соответствии с результатами исследований, проведенных компетентными международными организациями, основными видами коррупции в настоящее время являются:

а) коррупция в государственном управлении;

б) коррупция при осуществлении деловой активности, т. е. в среде национального и международного бизнеса;

в) коррупция в высших эшелонах в политической, административной и финансовой областях.

С учетом разнообразия проявлений коррупции, на основе проведенного анализа международной, зарубежной и отечественной науки определены классификационные системы коррупции, где различают коррупцию политическую и экономическую. Развитие политической коррупции может привести к неконтролируемой политической ситуации в стране и представляет угрозу демократическим институтам и балансу различных ветвей власти. Экономическая коррупция снижает эффективность рыночных институтов и регулирующей деятельности государства.

Можно предположить, что в политэкономическом значении коррупция представляет собой нелегитимное присвоение и реализацию права собственности либо его отдельных сторон публичными должностными лицами в отношении собственности любых форм, общественных ресурсов в личных, узкогрупповых или корпоративных интересах путем использования имеющейся у них власти.

Различаются также «элитарная» и «низовая» коррупция. «Элитарная» коррупция характеризуется:

  • высоким социальным положением субъектов ее совершения;
  • изощренно интеллектуальными способами их действий;
  • огромным материальным, физическим и моральным ущербом (сопряжена с принятием решений, имеющих «высокую цену», — формулы законов, госзаказы, изменение форм собственности и т. п.);
  • исключительной латентностью посягательств.

Вторая распространена на среднем и низшем уровнях и связана с постоянным, рутинным взаимодействием чиновников и граждан (штрафы, регистрации и т. п.). Часто обе заинтересованные в коррупционной сделке стороны принадлежат к одной государственной организации. Например, когда чиновник дает взятку своему начальнику за то, что последний покрывает коррупционные действия взяткодателя, — это также коррупция, которую обычно называют «вертикальной». Она, как правило, выступает в качестве моста между верхушечной и низовой коррупцией. Это особенно опасно, поскольку свидетельствует о переходе коррупции из стадии разрозненных актов в стадию укореняющихся организованных форм.

Существует множество конкретных форм (проявлений) коррупции: взяточничество, фаворитизм, непотизм (кумовство), протекционизм, лоббизм, незаконное распределение и перераспределение общественных ресурсов и фондов, незаконная приватизация, незаконная поддержка и финансирование политических структур (партий и др.), вымогательство, предоставление льготных кредитов, заказов, использование личных контактов для получения доступа к общественным ресурсам и др. 

На основе проведенного исследования приходим к выводу, что определение понятия коррупции, как социально-правового явления, не может служить точным ориентиром для правоприменительной практики, поскольку, с одной стороны, оно не раскрывает всего многообразия конкретных форм коррумпированного поведения, требующего специальной правовой оценки, а с другой, — предоставляет широкие возможности для привлечения к ответственности практически за любое нарушение служебной дисциплины.

Сегодня взгляды государства и общества на коррупцию в целом остаются весьма разнообразными. Существуют разные мнения о причинах возникновения, значении и степени влияния данного явления на государственные и общественные институты, что во многом объясняется тем, кем исследуются вопросы коррупции экономистами, социологами, политологами или правоведами. Также есть и бытовое понимание коррупции, которое формируется на основе опыта населения. К сожалению, этот разнобой затрудняет формирование относительно универсального понятия коррупции, что, в свою очередь, объективно ограничивает и выработку более эффективных механизмов противодействия ее распространению.

Значительное внимание коррупции уделяется правоведами. Объяснением этому может служить то обстоятельство, что некоторые виды коррупционного поведения на протяжении всей истории государства и права считались противозаконными. Вследствие этого соответствующие отношения рассматриваются как отклоняющееся поведение от обязывающих правовых норм, допускаемый произвол в осуществлении возложенных законом полномочий либо неправомерное использование возможностей управлять государственными ресурсами.

Закон Республики Казахстан «О борьбе с коррупцией» дает следующее определение коррупции это «…не предусмотренное законом принятие лично или через посредников имущественных благ и преимуществ лицами, выполняющими государственные функции, а также лицами, приравненными к ним, с использованием своих должностных полномочий и связанных с ними возможностей либо иное использование ими своих полномочий для получения имущественной выгоды, а равно подкуп данных лиц путем противоправного предоставления им физическими и юридическими лицами указанных благ и преимуществ».

К основным принципам борьбы с коррупцией относятся следующие: 1.Равенство всех перед законом и судом.

Соблюдение и реализация этого принципа очень важна в борьбе с коррупцией. К сожалению, нередки случаи так называемого селективного применения законодательства, когда закон для одних работает, для других нет. Отдельные судьи, государственные служащие, работники правоохранительных органов также подвержены коррупции.

Гарантией соблюдения этого принципа является антикоррупционная активность самих граждан освещение коррупционных процессов в СМИ, в т.ч. присутствие на судебных процессах представителей СМИ, общественности; подача обращений в прокуратуру, в Агентство по борьбе с экономической и коррупционной преступностью и в другие правоохранительные органы.

Обеспечение четкой правовой регламентации деятельности государственных органов, законности и гласности такой деятельности, государственного и общественного контроля за ней.

В настоящее время в соответствии с Государственной программой по борьбе с коррупцией на 2006-2010 годы, утвержденной Указом Президента Республики Казахстан от 23 декабря 2005 года, до 2008 года осуществляются меры по обеспечению информационной прозрачности принятия решений государственными органами, оптимизации разрешительных и административных полномочий органов государственного управления, а также реформирования системы государственных закупок на основе перехода к системе электронных форм государственных закупок. 

Особое место в программе уделяется процессам вовлечения в антикоррупционную деятельность организаций гражданского общества, формированию правового сознания и правовой культуры в области соблюдения антикоррупционного законодательства. Предусмотрено введение эффективного механизма антикоррупционной экспертизы нормативных правовых актов, создание системы общественного контроля за расходованием бюджетных средств, передача отдельных разрешительных функций институтам гражданского общества, внедрение мер по максимальному сокращению наличного оборота денежных средств и противодействию легализации денежных средств, полученных противозаконным путем.

Министерством юстиции РК разработан и внесен в парламент законопроект «О лоббировании», закрепляющий правовое регулирование процессов лоббирования законопроектов и предотвращение конфликта интересов должностных лиц при исполнении ими функциональных обязанностей.

Совершенствование структуры государственного аппарата, кадровой работы и процедуры решения вопросов, затрагивающих права и законные интересы физических и юридических лиц.

Государственной программой предусмотрено осуществление четкой правовой регламентации форм и механизмов взаимодействия государственных органов и субъектов предпринимательства, а также процедур, содействующих прозрачности принятия судебных решений и своевременности их исполнения.

Согласно закону, перечисленные принципы должны признавать и обеспечивать:

допустимость ограничения прав и свобод должностных и других лиц, уполномоченных на выполнение государственных функций, а также лиц, приравненных к ним, в соответствии с п. 1 ст. 39 Конституции Республики Казахстан;

  • восстановление нарушенных прав и законных интересов физических и юридических лиц, ликвидацию и предупреждение вредных последствий коррупционных правонарушений;
  • личную безопасность граждан, оказывающих содействие в борьбе с коррупционными правонарушениями;
  • недопустимость делегирования полномочий на государственное регулирование предпринимательской деятельности физическим и юридическим лицам, осуществляющим такую деятельность, а также на контроль за нею.

Обращаясь к формам проявления коррупции в системе государственной службы, необходимо отметить, что это различные виды нарушений конституционных, административных, уголовных и иных норм права лицами, осуществляющими государственные функции. Среди данных нарушений в современный период можно выделить многие виды прямого или завуалированного совмещения должностей на государственной службе и в негосударственных коммерческих организациях, оказание государственными служащими прямых или косвенных услуг негосударственным коммерческим организациям за прямое либо завуалированное вознаграждение, предоставление тех или иных льгот, выгод и преференций коммерческим организациям, в которых они прямо или косвенно заинтересованы, использование государственными служащими личного либо ведомственного влияния и неформальных связей в тех же целях.

В соответствии со ст. 12 Закона РК «О борьбе с коррупцией» к действиям лиц, уполномоченных на выполнение государственных функций, или лиц, приравненных к ним, являющимся правонарушениями, создающими условия для коррупции, относятся:

  • неправомерное вмешательство в деятельность других государственных органов, организаций;
  • использование своих служебных полномочий при решении вопросов, связанных с удовлетворением материальных интересов указанных лиц либо их близких родственников и свойственников; 
  • предоставление не предусмотренных законом преимуществ (протекционизм, семейственность) при поступлении и продвижении по государственной и приравненной к ней службе;
  • оказание неправомерного предпочтения юридическим и физическим лицам при подготовке и принятии решений;
  • оказание кому бы то ни было любого не предусмотренного законодательством содействия в осуществлении предпринимательской и иной связанной с извлечением дохода деятельности;
  • использование в личных или групповых интересах информации, полученной при выполнении государственных функций, если таковая не подлежит официальному распространению;
  • необоснованный отказ в информации физическим и юридическим лицам, предоставление которой предусмотрено законодательством, задержка ее, передача недостоверной или неполной информации;
  • требование от физических или юридических лиц информации, предоставление которой этими лицами не предусмотрено законодательством;
  • передача государственных финансовых и материальных ресурсов в избирательные фонды отдельных кандидатов или общественных объединений;
  • неоднократное нарушение установленного законом порядка рассмотрения обращений физических и юридических лиц и решения иных входящих в их компетенцию вопросов;
  • дарение подарков и оказание неслужебных услуг вышестоящим официальным лицам, за исключением символических знаков внимания и символических сувениров в соответствии с общепринятыми нормами вежливости и гостеприимства, а также при проведении протокольных и иных официальных мероприятий;
  • явное воспрепятствование физическим или юридическим лицам в реализации их прав и законных интересов;
  • делегирование полномочий на государственное регулирование предпринимательской деятельности физическим или юридическим лицам, осуществляющим такую деятельность, а также на контроль за нею;
  • передача государственных контрольных и надзорных функций организациям, не имеющим статуса государственного органа;
  • участие в азартных играх денежного или иного имущественного характера с вышестоящими или нижестоящими, либо находящимися с ними в иной зависимости по службе или работе должностными лицами.

Коррупционными правонарушениями лиц, уполномоченных на выполнение государственных функций, или лиц, приравненных к ним, связанными с противоправным получением благ и преимуществ, являются принятие за исполнение своих государственных или приравненных к ним функций любого вознаграждения в виде денег, услуг и в иных формах от организаций, в которых лицо не выполняет соответствующие функции, а также от физических лиц, если иное не предусмотрено законодательством. Пo оценке Комиссии, существует три группы причин коррупции в РК: структурносистемные, социально-культурные и личностные [8. С. 63].

К структурно-системным причинам относятся «не соответствующие современным требованиям обременительные правила, стандарты и процедуры, отсутствие прозрачности в деятельности госведомств и финансовых учреждений, недооценка возможностей общественного контроля, неафишируемые отношения между политиками, чиновниками и бизнесменами, а также низкая зарплата госслужащих».

В число причин социально культурного характера включены «национальная традиция вручения денежных подарков, регионализм и семейственность, а также патриархальный авторитаризм, проистекающий из конфуцианской традиции»

Причинами личностного характера называются «недостаточное развитие профисиональной этики, моральная глухота к проявлениям жадности и коррупции, эгоизм».

Из указанного вытекают следующие выводы:

Во первых, антиобщественные явления, в т. ч. преступность, имеет свои причины лишь в рамках социальных отношений, а потому носят главным образом социальный характер. В целом это охватывает экономические условия жизни, человеческую психологию потребности, интересы, цели и мотивы, поведения, взаимоотношения людей в малой и большой социальной группе (семья, ближайшее окружение, производственные отношения); взгляды и убеждения и ценностные ориентации. Следовательно проблемы причин преступности должны изучаться через призму социальных институтов.

Во вторых, методологически неверно указать на какую-то единсчтвенную причину преступлений и преступности. Причина комплексное явление. Конечно здесь могут быть решающие, главные, коренные и второстепенные, поверхностные, внешние и внутренние, объективные и субъективные [7. С. 47].

Понятие коррупции не может иметь единичный объем и служить описанию отдельного акта коррупции или коррупционного деяния. Коррупция — социальное или криминологическое понятие, поэтому ее надо рассматривать не как конкретный состав преступления, а как совокупность родственных видов деяний.

Изложенные выводы автор подтверждает тем, что сами по себе негативные социальные явления, какой бы природы они не были, не могут существовать обособленно. Они, как показывает практика, всегда взаимоувязаны и взаимообусловлены. Как между собой, так и с той «питательной» средой, которая вызывает их репродукцию. В этой связи аксиомой должен стать подход, ориентированный на невозможность успешной борьбы с коррупцией, в случае непринятия мер противодействия тому же наркотизму, легализации доходов незаконного происхождения, незаконной миграции, сексуальной и иной эксплуатации людей как криминогенным угрозам. Поскольку все эти явления взаимно поражают общество, его государственную экономику и соответственно властные надстройки. Именно их комплексное влияние существенно осложняет проведение антикоррупционных мер. Поэтому одно из актуальных направлений социально-правовой превенции состоит в том, что для успешного противостояния криминальным угрозам необходим их комплексный текущий мониторинг.

Безусловно, мы не претендуем на конечную истину и понимает, что предложенные в настоящей работе положения носят дискуссионный характер. Но он надеется, что его работа в некоторой степени сможет помочь некоторому представлению о состоянии изученности проблемы коррупции в современном Казахстане.

 

СПИСОК ИСПОЛЬЗОВАННЫХ ИСТОЧНИКОВ:

  1. Курбатов Е. В. Получение взятки: уголовно-правовые, процессуальные и криминалистические аспекты. — Караганда, 2001. — 120 с.
  2. Мухамеджанов Б. А., Рогов И. И., Бычкова С. Ф. Комментарий и постатейные материалы к Закону Республики Казахстан «О борьбе с коррупцией». — Алматы, — 248 с.
  3. Тихомирова П. В., Тихомиров М. Ю. Юридическая энциклопедия / Под ред. М. Ю. Тихомирова. — М., 1997. — 572 с.
  4. Большой юридический словарь / Под ред. А. Я. Сухарева и др. — М.: ИНФРАМ, 1999. — 790 с.
  5. Малиновский И. Б. Коррупция: проблемы уголовной ответственности государственных служащих. — М., 1996. — 139 с.
  6. Черняков А. А. Коррупция и ее юридические признаки // Борьба с организованной преступностью и коррупцией: Мат-лы международ. конф. — Алматы, 1996. — С. 141-150. 
  7. Справочный документ о международной борьбе с коррупцией, подготовленный секретариатом ООН // A/CONF. 169/14. 13 April.
  8. Указ Президента РК «О государственной программе борьбы с коррупцией на 2006-2010 годы» от 23 декабря 2005 г. // Казахстанская правда. 30 декабря.
Год: 2017
Город: Алматы
Категория: Юриспруденция
loading...