Рассмотрение судом дел в апелляционных и надзорных инстанциях по протесту прокурора

Предметом апелляционного и надзорного рассмотрения дела по протесту прокурора является проверка законности принятого судом правового акта. 

Как сочетаются полномочия прокурора по осуществлению уголовного преследования на всех стадиях уголовного процесса, по принципу уголовного судопроизводства и нормами уголовно-процессуального законодательства, регулирующий порядок рассмотрения дел в апелляционной и надзорной инстанциях.

Статья 405 УПК указывает, что предметом апелляционного рассмотрения является проверка принятого судом решения, в частности правильность установления судом фактических обстоятельств дела, правильность применения уголовного закона, соблюдение норм уголовно – процессуального законодательства при рассмотрении и разрешении дела. Законность и обоснованность приговора или постановления суда первой инстанции. Апелляционная инстанция рассматривает дело на основе материалов по нему и дополнительно представленных сторонами.

В соответствии с этим положением закона было бы лишено всякого смысла утверждение, что суд, а он в этой стадии является органом, ведущим уголовный процесс, осуществляет сам уголовное преследование либо позволяет совершать такие действия сторонам. И это не только потому, что цель апелляционного производства – проверка принятого судом по делу решения на соответствие его законности. Здесь действует конституционный принцип о том, что никто не может быть осужден дважды за одно, и то же преступление, закрепленный в ст.20 УПК, который так и гласит: «Недопустимость повторного осуждения и уголовного преследования». И на самом деле, о каком уголовном преследовании может идти речь, когда в апелляционной инстанции перед судом стоит уже признанный судом виновным, осужденный человек. Что же получается, его и во второй судебной инстанций преследовать?

Можно возразить, что при вынесении оправдательного приговора осужденного лица нет, есть оправданный. Но, ведь нет и виновного. Оправданного лица преследовать в уголовном порядке нельзя, так как в отношении него суд вынес решение, которым не признал за ним вины в совершении преступления. До отмены такого решения суда всякое уголовное преследование исключается.

Другой момент, когда суд не принял решение по существу и дело направил на дополнительное расследование. Может, при таком решении суда можно утверждать, что в апелляционной инстанции осуществляется уголовное преследование? Кого в данном случае преследовать? Преследуемое лицо в ходе предварительного следствия (обвиняемый) при направлении дела на доследование своего статуса не изменило. Обвиняемый, он же подсудимый в судебном заседании, никуда не делся, это в отношении его в ходе предварительного следствия осуществлялось уголовное преследование, а в суде проверялись собранные доказательства.

Если с решением суда не согласен прокурор, то он разбирается решением суда по делу, но не осуществляет уголовное преследование.

Иначе толкование, апелляционная инстанция – это как выражаются некоторые ученые-юристы, «суд» над делом. Естественно, что здесь нет место для уголовного преследования, ибо оно закончилось до того, как дело поступило в суд и было принято им к своему производству.

Весьма интересно сопоставить некоторые нормы закона, регламентирующие порядок пересмотра дел в надзорных судебных инстанциях с точки зрения соблюдения принципа судопроизводства о равноправии сторон.

Кстати, надзорная инстанция, как последняя стадия судебного рассмотрения дела действует не во всех странах. Например, в УПК Грузии дело рассматривается в первой, апелляционной кассационной инстанциях. Пересмотр же вступивших в законную силу приговоров и постановлений допустимо только по вновь открывшимся обстоятельствам.

По новому УПК Российской Федераций прокурор лишается права принесения протестов на вступившую в законную силу решения суда по уголовным делам. Он вправе только ходатайствовать о пересмотре судебного решения, но не обязывает и не требует.

Уголовнопроцессуальное законодательство Республики Казахстан позволяет пересматривать вступивший в законную силу приговор районного суда три раза, а то и больше: в областном суде, затем в коллегии по уголовным делам Верховного суда, и наконец в надзорной коллегии Верховного суда.

Сразу же возникает вопрос о необходимости множества надзорных инстанций, а также соблюдение принципов уголовного процесса на этой стадии рассмотрения дела.

С этой позиции рассмотрим принцип равенство процессуальных прав сторон: прокурор свой процессуальный документ именует протестом, а защитник жалобой.

Сразу можно заметить, что прокурор, протестуя, требует, а защита, жалуясь, просит вышестоящий суд о пересмотре обжалуемый судебный акт.

Можно ли говорить о равноправии сторон, если в соответствии с законодательством надзорный протест прокурора влечет обязательное рассмотрение дела в надзорной инстанций, а надзорные жалобы других участников процесса такого последствия не влекут.

Жалобы сами по себе как бы процессуальным документом и не являются, поскольку подвергаются процедуре предварительного рассмотрения на правовую состоятельность, и только после того, как судья признает жалобы обоснованными, они становятся предметом пересмотра в вышестоящих инстанциях.

Но, даже при этом неравенстве прав участников процесса и очевидном преимуществе стороны обвинения – прокурор не осуществляет уголовное преследование и на этой стадий уголовного процесса.

Статьи 458, 459 УПК [2] указывает, что надзорная инстанция пересматривает приговоры и постановления судов, вступившие в законную силу. Причем пересмотру подлежат только такие акты судов, которые постановлены при наличии нарушений уголовного или уголовнопроцессуального закона. Кроме того, необходимо, как это указано в ст.459 УПК, чтобы нарушение закона сопряжены с определенными последствиями:

  • осуждением невиновного лица,
  • необоснованным оправданием,
  • лишением потерпевшего права на защиту, 
  • несоответствием назначенного наказания тяжести преступления и личности осужденного,
  • неправильным разрешением гражданского иска,
  • несоблюдением судом требования ст.446 УПК при повторном рассмотрении дела.
  • применением закона, который позднее признан Конституционным Советом несоответствующим Конституции РК [1].

Таким образом, можно сказать, что, протестуя против принятого судом решения по делу, прокурор выражает только свое мнение о несогласии с ним. Когда же он ставит вопрос об отмене оправдательного приговора или постановления суда, которым дело прекращено, направлено на дополнительное расследование, то он, таким образом, просит для себя дать вторую попытку (возможность) полагая, что в этом случае ему удастся убедить суд в правовой состоятельности предоставленных им доказательств.

Рассмотрим функцию прокурора по надзору за законностью судебного решения. Представление функции прокурора, связанной с надзором над судебными актами, есть не что иное, как закрепление позиции прокурора над судом, поскольку именно с его стороны идет давление на суд как при рассмотрении дела в суде первой инстанции, так и в последующих судебных инстанциях.

Прокурор, участвующий по уголовному делу просить суду, чтобы назначить наказание, которое, по его мнению, считает единственно справедливым. Если, решение принятое судом не устраивает позицию прокурора, то на основании уголовно процессуального законодательства он имеет право принести протест, с требованием о пересмотре решение суда в вышестоящих судебных инстанциях.

Не случайно в уголовно процессуальном законодательстве многих государств, в том числе и стран ближнего зарубежья как – Кыргызстан, Грузия и Россия исключили термин «протест» из текста. Обращение прокурора с просьбой пересмотреть судебное постановление в вышестоящей судебной инстанции именуется либо «жалобой» либо «представлением», но не протестом, и оно имеет такую же юридическую силу, как и жалоба любого другого участника процесса [3].

Практика показывает, что во многих государствах мира в компетенции прокурора не входят в обсуждение меры наказания, назначенной судом, и требуют повторного рассмотрения дела только в случае неправильного применения закона.

Например, в Германии прокурор в надзорной инстанции вовсе не участвует, а изучение материалов дела происходит судом по жалобам осужденного или потерпевшего.

УПК Грузии в ч.4 ст.8, подчеркивая верховенство и независимость судебной власти, указывает, что судебная власть в ходе уголовного судопроизводства «контролирует законность и обоснованность действий и решений органов дознания, следователя и прокурора».

Получается, что прокурорский надзор за актами суда в Республике Казахстан есть не что иное, как некая постоянная опека суда со стороны прокурора, напоминание суду о святости и незыблемости закона.

Выступая на VII съезде судей 21 ноября 2016года Президент Республики Нурсултан Назарбаев назвал одним из приоритетных задач суда – это необходимость изучения зарубежного опыта института судебного контроля над следственными действиями и практического использования его с учетом особенностей правовой системы нашего государства.... В связи с этим в средствах массовой информации и среди ученых – юристов имеются различные точки зрения в компетентности органов по дачи санкции на арест лица, подозреваемого или обвиняемого в совершении преступления [4].

В этом процессе институт судебного контроля в досудебных стадиях уголовного преследования заслуживает положительной оценки. Действительно, во многих зарубежных странах посягательства на основные права обвиняемого, например на его личную свободу, являются судебной компетенцией. Международная норма права «Хабеас корпус», введенная в 1679 году, предусмаривала положение, согласно которого суд имел возможность проверить законность задержания в течении 24 часов, и которая успешно применяется в англоамериканской системе и почти во всех странах континентальной Европы[5].

Несомненно, что постепенное расширение судебного контроля в досудебной стадии уголовного судопроизводства является одним из важнейших проявлений судебной власти, как способа обеспечения конституционных прав и свобод человека и гражданина, поэтому наличие данной нормы не вызывает никаких сомнений. Согласно статьи 9 Международного пакта о гражданских и политических правах, при задержании каждое лицо, подозреваемого или обвиняемого в совершении преступления, должно быть без отлагательств поставлено в его известность о причинах задержания и выдвигаемого против него обвинения.

Действующий Уголовный – процессуальный Кодекс Республики Казахстан предусматривает судебный контроль над досудебным производством по уголовным делам.

Согласно, нормам УПК РК новой редакций 2008 года – арест в качестве меры пресечения применяется только с санкции суда, продление срока ареста также осуществляется судом.

Поэтому перед учеными – юристами должен стать вопрос не об установлении судебного контроля над этим процессом, а о дальнейшем расширении компетенции суда.

 

Использованная литература:

  1. Конституция Республики Казахстан от 30.08.1995г. Алматы. Жеті Жарғы.
  2. Уголовно-процессуальный Кодекс Республики Казахстан 01.01.1998г. Алматы. Юрист.
  3. Председатель Коллегии по Уголовным Делам Верховного Суда Республики Казахстан Юрченко Райса там же.
  4. Выступление Президент РК на VII съезде судей 21.11. 2016 года. газ. «Каз. правда» 11.2016г.
  5. Журсимбаева С. «История возникновения прав человека» Общественнополитический, научно-правовой журнал Генеральной Прокуратуры Республики Казахстан №5 1998г. г.Астана стр.9-13
Год: 2017
Город: Алматы
Категория: Юриспруденция
loading...