Концептуальные основы понятия среднего класса

Цель исследования – изучить различные подходы ученых к определению концепции среднего класса, сделать их критический анализ и выбрать наиболее объективное для текущих условий определение, призванное стать основой для проведения дальнейших исследований, связанных со средним классом.

Методология – сравнительно-исторический метод, логический анализ, индукция и дедукция. Методологической базой служат исследования как чисто научного, так и практического характера ученых и экспертов из различных стран и разных сфер деятельности и организаций.

Оригинальность/ценность – анализ существующих подходов и их параметров во взаимосвязи с социально-экономическими условиями, странового контекста и целей, которыми руководствуются исследователи при создании таких подходов. В исследовании представляются факторы, оказывающие существенное влияние на появление тех или иных подходов к пониманию сущности среднего класса, на использование отдельных параметров, составляющих основу таких подходов. В работе ставится вопрос к пониманию среднего класса в будущей перспективе, его уязвимость и возможность абсолютного исчезновения перед лицом существующих социально-экономических тенденций в том смысле, в котором принято понимать наукой это явление сегодня.

Результаты исследования – проведен обзор значительно отличающихся друг от друга подходов ученых по данной проблематике, выделены основные два направления среди них по определению среднего класса, дана оценка каждому из них. Отмечены слабые и сильные стороны двух направлений, возможность их применения в исследованиях, объясняются причины возникновения ряда подходов.

Исследованием явления среднего класса занималось множество ученых, не только из среды экономистов, но и социологи, политологи, историки и т.д. Как ни странно, но в последние десятилетия интерес к данному вопросу только увеличивался. Появлялись различные работы, интригующие по своим результатам и оставляющие массу новых вопросов – пищу для дальнейших исследований и оставаясь при этом фундаментом для построения различных гипотез.

Изучение данной проблематики было вызвано не только чисто научным интересом. Улучшение качества жизни для малообеспеченных, социально-уязвимых слоев населения всегда занимала умы исследователей, представителей академической науки, социальных организаций, институтов развития, ярким примером из которых является Всемирный банк, миссия которого заключается в борьбе с бедностью.

Переход из бедного класса в средний класс по своей сути должен ознаменовываться качественным изменением условий жизни, получением достойного дохода в виде заработной платы, пенсии и иных источников, достаточных для удовлетворения естественной потребности домохозяйств в ежедневном полноценном питании, жилье, медицинских услугах, образовании, одежде, услугах транспортных организаций для обеспечений вышеперечисленных нужд и т.д. Проблема заключается в том, как выделить средний класс из общей массы населения. Ведь будь то государственные институты власти или институты развития, реализующие те или иные программы для сокращения численности бедных, должны четко представлять кому направляется адресная помощь, а кому она не возможна. Иногда изза слишком большого количества адресатов таких программ, реформы либо не достигают своей цели либо вообще сворачиваются на каком-либо этапе реализации из-за недостатка финансирования. Поэтому следует четко определить, кто действительно не нуждается в помощи и относится соответственно к среднему классу, способному самостоятельно решать собственные финансовые проблемы. С другой стороны, наличие такого класса в обществе, а точнее его численность – один из важнейших показателей социально-экономических достижений общества, благосостояния и эффективности реализуемых государственных программ.

Существуют различные подходы к пониманию концепции среднего класса. И каждый из них заслуживает внимания и оценки. Суть различия заключается не только в параметрах, которые закладываются для определения среднего класса, а в исторических реалиях. Так, согласно одному из подходов, наличие возможности осуществлять туристические поездки за рубеж является непременным условием для отнесения к среднему классу [1], но такая возможность появилась вследствие удешевления пассажирских перевозок и сравнительно недавно. Соответственно подходы более ранних периодов не могли содержать такое условие – необходим исторический контекст.

С другой стороны, такие удобства как 48 часовая рабочая неделя [2] или отдых в субботу и воскресенье сейчас воспринимаются в качестве права, но в прошлом это было далеко не так и они воспринимались как роскошь [3]. К среднему классу данные возможности до возникновения конституции Международной организации труда в 1919г. [2] и последующей ратификацией со стороны стран-членов Организации Объединенных Наций данного документа отношения иметь не могли.

Более того, согласно подходу Всемирного банка, способность покупать товары международного уровня, получать высшее образование согласно международным стандартам, приобретать автомобили будь-то новые или подержанные, выезжать зарубеж и покупать электронно-бытовые устройства длительного пользования включаются в число параметров, характеризующих средний класс [1]. Предвидя развитие технологий и появление новых гаджетов например, можно с уверенностью утверждать, что такие параметры будут изменяться и дополняться. Ярким примером являются не так давно появившиеся смартфоны и электромобили с доступными ценами для основной массы населения. Отсюда напрашивается вывод, что стандарт, по которому можно относить к среднему классу тех или иных людей, не может быть универсальным на все времена и даже на какой-то продолжительный отрезок времени. Даже сорок лет уже достаточный срок для существенного изменения экономических показателей, которыми живет средний класс и от которых он сильно зависит, т.к. именно за такой период до 2015г. согласно исследованию, проведенному Энн Кейс (Anne Case) и Ангусом Дитоном (Angus Deaton), средний заработок мужчины с высшим образованием упал на 19% [4].

Если взять к примеру подход Аристотеля к характеристике среднего класса, то он установил его по уровню доходов, размеров принадлежащей собственности и по происхождению крови, что-то между очень богатыми и малоимущими людьми, без какой-либо конкретизации [5]. Отметим лишь то, что в настоящее время происхождение человека не имеет ни какого значения для отнесения его к тому или иному классу, за небольшим исключением. В прежние же времена, вплоть до нового времени аристократия Европы и некоторых Азиатских стран не имела права продавать родовые имения и прочие земли, поэтому происхождение наделяло аристократию постоянным правом на определенное имущество, отсюда и высокий социальный статус и значение происхождения по Аристотелю.

Немаловажное значение имела роль женщины в обществе, как фактора улучшения благосостояния домохозяйств. Ведь еще в XIX веке женщина не могла приносить заработок семье наравне с мужчиной. Ей не позволялось работать в качестве государственной служащей, заниматься общественными работами и т.д. Некоторые из них оставались вдовами или девами, что вступало в противоречие с традиционными понятиями о том, что мужчина кормилец семьи. Все это не могло не отразиться на формировании среднего класса, а точнее создавало препятствия к его формированию. Соответственно исследователи снижали нижнюю планку для отнесения к среднему классу. Так, к данному классу относили любых ремесленников, без рассмотрения уровня доходов этих лиц [6].

Ситуация изменилась в 20 веке и по большей части во второй его половине. За тридцатилетний период с 1979г. по 2007г. в Соединенных Штатах Америки (США) произошел рост уровня доходов на душу населения на 50%. Это сопровождалось ростом доходов домохозяйств, но в меньшем тренде. Последнего не было бы в этот период, в отсутствии активного вовлечения женщин, как источника доходов домохозяйств, к труду. В семьях, в которых работал только супруг, уровень доходов существенно не изменился [7]. В данном случае следует обратить внимание при сравнении с данными Энн Кейс и Ангуса Дитона, упомянутые выше, что высшее образование здесь как критерий не рассматривается.

Противоречиво самоотнесение людей к среднему классу. Когда проводили опрос населения в США по поводу того, к какому классу они относятся, то большинство посчитало себя средним классом. Но если ставили вопрос отнесения себя к четырем классам – высший, средний, рабочий и низший, то только 45% отнесло себя к среднему классу, почти столько же отнесло себя к рабочему классу [7]. Многие семьи в США считают себя средним классом, но по факту это семьи, которые живут по средствам, тратя значительную часть своих доходов на оплату счетов и экономя на всевозможных расходах. Поэтому Американские социологи и экономисты пришли к мнению, что средний класс – это уже не та категория людей, которых принято было так считать [8].

Даяна Фаррел (Diana Farrell), член Американского Национального Экономического Совета (The National Economic Council of the United States), в прошлом консультант консалтингового гиганта McKinsey, который в свою очередь известен своими исследованиями для государственных структур США и консультирует их, долгое время занималась исследованиями среднего класса. По ее мнению, средний класс – это люди, зарабатывающие столько, что после расходов на питание и жилье, у них остается в своем распоряжении треть доходов, т.е. свободные средства на покупку товаров длительно-го пользования, заботу о здоровье и отложение денег на обучение своих детей [9]. Здесь заведомо не указывается конкретная сумма заработка, которая необходима для покрытия таких расходов и делается упор на относительность доходов от времени и страны или даже региона страны. Ведь стоимость расходов в небольшом городе отличается от таких же расходов в крупных городах [9]. Более того, до половины мирового социально-экономического неравенства внутри населения связана с неравенством в доходах между пятью глобальными регионами (Африка; Азия; Западная Европа, Северная Америка и Океания; Восточная Европа и Центральная Азия; Латинская Америка и Карибские острова) [10] и поэтому если, в Африке или Азии например, отмечается рост численности среднего класса, то это не означает, что они стали обладать теми же благами и стандартами жизни, что и средний класс в развитых странах.

Такая относительность приводит к существенному усложнению расчетов и может нарушаться принцип сопоставимости. Для простоты анализа и подготовки огромного количества отчетов, применяются упрощенные подходы к определению среднего класса. Так, Всемирный банк в своих отчетах с 2012г. использует планку душевого потребления домохозяйств в день в размере 10 долларов США и более для выделения среднего класса населения. Этот уровень используется в регионе Европы и Центральной Азии, как странах со средним уровнем Валового внутреннего продукта (ВВП) на душу населения [11]. В развивающихся странах с более низким уровнем ВВП на душу населения применяется корридор от более 2 долларов США до 13 долларов США подушевого потребления в день для определения среднего класса. В Соединенных Штатах же планка в 13 долларов США подушевого потребления в день отделяет бедный слой населения от среднего класса [9]. Поэтому то и пострановое сравнение и анализ численности среднего класса прямым сопоставлением по уровням потребления в странах с разным экономическим развитием является не объективным и не соответствующим стандартам качества жизни и уровню расходов.

Еще более не корректным будет анализировать рост среднего класса за несколько столетий, т.к. вопервых, социально-экономические условия разные, а во-вторых, будет стоять вопрос: можно ли выделить из населения того времени вообще средний класс? По мнению Уильяма Истерли, одного из самых цитируемых экономистов по версии Thomson Reuters, зарождение среднего класса прямым образом связано с промышленной революцией и ранее данного класса просто не могло существовать [12]. А из данного вывода следует, что выделение среднего класса как отдельную группу населения в 16 веке и практически до конца 17 века невозможно.

Можно посчитать, что средний класс будет отныне существовать постоянно, в большем или меньшем объеме, но это не совсем так. Отсутствие среднего класса в наше время может стать реальностью при коэффициенте Джини 66% (0,66) и выше, по подходу, основывающемся на уровне доходов, согласно мнениям исследователей Бранко Милановича и Шломо Итжаки [10].

При подходе, основывающемся только на уровне доходов, исследователи принимают во внимание и такой фактор, как инфляция. Харас Хоми, научный сотрудник из очень влиятельного исследовательского Института Брукингса, ранее проработавший двадцать шесть лет во Всемирном Банке, в своих недавних наблюдениях отмечает рост в 10% верхней и нижней планок доходов представителей среднего класса за последние семь лет с 2010 по 2017гг. в прямой связи с инфляцией. Так, согласно его подсчетам 2010г., подушевой доход среднего класса составлял от 10 до 100 долларов США в день по паритету покупательской способности (ППС) в ценах 2005г. В 2017г. подушевой доход среднего класса составляет уже от 11 до 110 долларов США по ППС в ценах 2011г. Он делает также интересный прогноз, основываясь на обзорах домохозяйств и статистические данные, что средние расходы домохозяйств будут расти ровно также, как и будет расти индекс ВВП на душу населения [13].

Довольно интересный подход к определению среднего класса предлагал известный экономист Лестер Туроу, профессор Массачусетского Технологического Института. Он предложил относить к среднему классу те домохозяйства, которые имели доход от 75% до 125% от среднего дохода всех домохозяйств. На момент проведения его исследования в 1984г. он рассматривал период с 1967г. по 1982г. Оказалось, что к такой категории относятся домохозяйства в США с уровнем доходов от 15 100 долларов США до 25 200 долларов США. Более того, данная категория людей составляла 28,2% населения в 1967г., а к 1982г. она уменьшилась и составила 23,7% населения. Поэтому он замечает, что двух классовая структура общества начинает замещать трехклассовую структуру, в которой средний класс занимал значительную долю населения [14]. Данный подход может использоваться достаточно эффективно, но не во всех странах, а в достаточно успешных экономиках с высоким уровнем дохода на душу населения и сбалансированным распределением национального дохода. Для беднейших стран мира такой подход не отделит средний класс от остальной массы населения, т.к. средний уровень доходов домохозяйств в этих странах будет характерным для бедных. Так, в Южной Азии доля населения, живущая в бедности составляла в 2010г. подавляющее большинство. Для развивающихся стран отклонения могут быть также значительными. Например, для стран Восточной Азии и Тихоокеанского региона доля населения, которая жила выше черты бедности в 2010г., а это средний класс и класс богатых составлял чуть более 10% населения. В том же году на Ближнем Востоке и Северной Африке тот же показатель составил менее 10%. И даже в странах Европы и Центральной Азии доля среднего класса в 2010г. составила 40%. А доля населения, находившаяся выше черты бедности составляла около 50%, что также характерно для стран Латинской Америки и Карибского региона [11]. Соответственно, при расчетах среднего дохода домохозяйств и выделение населения с доходами от 75% до 125% от среднего уровня будут возникать отклонения. И тем выше отклонение, чем выше неравномерность распределения национального дохода среди всего населения. Следовательно, возможно необходимо учитывать экономический уровень развития страны и связывать данный подход с коэффициентом Джини так, что до определенного значения этого коэффициента, подход применять приемлемо, а после этого значения отклонения становятся существенными и применение его не приемлемо.

Вышеупомянутый Уильям Истерли предложил несколько иной подход к среднему классу. Простым отмеживанием 20% самых бедных и 20% самых богатых от общей массы, получается 60% среднего класса или три пятых всего общества [15]. Данный метод подвергается частым дискуссиям из-за неприменимости его к определенным регионам, например, сельскохозяйственным регионам Индии, где 20% населения с наибольшими доходами в данном регионе живет практически в бедности [16]. И нельзя кроме того, быть уверенным, что отделяя 20% наиболее бедных от общей массы, включая все регионы, получим относительно обеспеченную часть населения, т.е. средний класс и класс богатых, ведь количество людей в наименее развитых странах, живущих за чертой бедности может достигать колоссальных размеров. 92% рабочей силы в Южной Азии и 86% в странах Африки южнее Сахары относятся к бедноте и социально-уязвимым слоям населения. Этот показатель составляет 58,4% для всего развивающегося мира в среднем [17].

Согласно мнению Пола Кругмана, лауреата Нобелевской премии по экономике, для обладания статусом среднего класса необходимы две составляющие: защищенность и возможность. Под защищенностью он подразумевает наличие достойной медицинской страховки, достаточно стабильная занятость и определенные финансовые активы, за счет которых можно без существенного ущерба для них поменять, например, автомобиль. Под возможностью он имеет ввиду способность дать детям хорошее образование и доступ к перспективной работе [18].

Нанси Бердсалл (Nancy Birdsall) считает средний класс и относительной и абсолютной концепцией. В первом случае речь идет о достаточности доходов большинства домохозяйств в той или иной степени, как признак получения ими средней доли национального дохода. Во втором случае, это означает именно достаточную материальную защищенность, позволяющую строить четкие планы на будущее. Эта категория людей сталкивается с большим количеством затруднений экономического плана, но в любом случае они остаются способны стабильно платить за аренду жилья, долгосрочным рассрочкам по оплате за автомашины или же кредитным планам [19].

В тоже время она отмечает для абсолютной концепции, что возможно использование ее с учетом страновых цен, отличающихся очень значительно. Это хотя и несколько грубый подход, но вполне может быть универсальным. Базируясь на данных чистых доходов домохозяйств из Латинской Америки, доход в 10 долларов США в день на одного человека или около 10 000 долларов США в год на семью из трех человек дает основание отнести это домохозяйство к среднему классу. В данной семье, кроме того, хотя бы один человек должен иметь законченное среднее образование (secondary school) и иметь стабильную официальную заработную плату [19]. Страны из Латинской Америки обычно берутся за основу в таких расчетах в связи с тем, что подавляющее большинство этих стран находятся на среднем уровне развития, при этом никогда не достигая уровня развития Западных стран, и не спускаясь до уровня беднейших стран мира. Данный подход не идеален, т.к. есть такие факторы, как климатический пояс и расходы в холодное время года, отдаленность от моря и соответственно себестоимость импортных товаров и импортируемого сырья и т.д., но очень близок к истине.

Существовали и более простые взгляды на понятие среднего класса, такие как подход Рэйнора (Raynor, 1969), который провел анализ данных со всего мира и пришел к заключению, что средний класс состоит из нескольких групп по видам профессий. К первой группе относится профессиональная группа, состоящая из архитекторов, юристов, инженеров, ученых и т.п. Ко второй группе он отнес бизнес группу из владельцев недвижимости и бизнеса, а также руководителей высшего звена в сфере производства, торговли, транспорта и т.д. В третьей группе, “белые воротнички”, оказались клерки, страховые агенты и машинисты-секретари. Данного подхода в основном придерживался и Тезанос (Tezanos, 1975), отклонившись лишь в некоторых аспектах отнесения [20].

Известный российский социолог Юрий Левада вообще ставил под вопрос существование среднего класса в России в девяностые годы прошлого столетия. Согласно исследованию, не существует четкой границы между средним и двумя другими классами. Эта граница очень зыбкая и ее наличие практически невозможно доказать [21].

Алексей Левинсон из Аналитического центра Ю.Левады отмечает, что у среднего класса не существует определенной идеологии, этики, политической позиции, это небольшая часть населения в России и эта категория населения не обеспечивает политическую стабильность и не формирует власть, как это наблюдается в Западных странах. Согласно опроса, проведенного в 2009г., Левинсон обращает внимание на ассоциацию среднего класса с высоким уровнем доходов среди 38% населения, т.е. самая большая часть опрощенных респондентов посчитала, что для среднего класса характерны доходы выше уровня средних доходов [22].

Левинсон отличает средний класс Российского общества от среднего класса Западных стран по ряду причин. Хотя в советский период отрицалось само существование среднего класса внутри советского народа, оно в сущности имело место быть. Характерными признаками принадлежности к такой прослойке общества являются следующие три атрибута благосостояния: квартира, машина и дача. Последний из них связан с сохранением именно в русской культуре летнего выезда в сельской местности и зимних квартир в городе, ведь в других европейских культурах такого явления, массового по своим масштабам, уже не наблюдается. Большое влияние на уникализацию российского среднего класса оказали и 90-е гг., когда появилось огромное количество мелких торговцев, которые в последствии формировали средний класс. С другой стороны, потребительские стандарты среднего класса стали ассоциироваться с серединой между тем, что могли позволить себе финансово обеспеченные так называемые “новые русские” и советские люди в прежнее время [22].

Применительно к казахстанским реалиям, отечественные исследователи используют различные параметры к определению среднего класса. Так, согласно одному подходу, для того, чтобы относить кого-либо к среднему классу необходимо чтобы был стабильный доход в размере не менее 45 000 тенге по состоянию на 2011г., высокий уровень образования, не менее 50% доходов направлялись на получение платных услуг, наличие положения в обществе, а также 10% от доходов направлять в накопления, т.е. это могли быть депозиты, ценные бумаги или недвижимость [23]. Здесь следует учитывать, что подход предполагает доход только одного человека и поэтому при подсчетах необходимо принимать во внимание и второго кормильца домохозяйства.

Полученные результаты/выводы. Существует огромное количество исследований, которые призваны ответить на вопрос, что же из себя представляет или должен представлять средний класс внутри общества? На данный вопрос пытались ответить ученые из разных стран мира, в том числе и Казахстана.

Выделяются два общих направления к пониманию данной концепции. Один из них основывается только на уровне доходов и отмечает верхнюю и нижнюю границу доходов домохозяйств для отнесения к среднему классу. Второе направление принимает во внимание множество различных признаков, по которым можно отнести к среднему классу.

К последнему направлению можно отнести подходы Пола Кругмана и Даяны Фаррел. Они представляются более подходящими для глубоких исследований и являются наиболее точными. Это связано с тем, что средний класс по своей сути и причине возникновения в научной мысли является той категорией социума, который обладает определенным стандартом жизни и не может ассоциироваться или сливаться с бедным классом. Такой стандарт призван быть мерилом, к которому следует стремиться мировому сообществу для улучшения качества жизни бедных слоев населения и в конечном итоге приводить к ожидаемым результатам, а не исполнению планов уровня доходов без учета важных факторов, как например, инфляции, внутри страновых условий и т.д. Лица, которые имеют определенные доходы, соответствующие среднему классу согласно подходам, основывающимся только на уровне доходов, могут жить на самом деле и очень плохо, отказывая себе в нормальном питании например, вследствии обременения кредитами на образование детей, дорогими лекарствами для лечения близких и т.д.

Подходы, основывающиеся на уровнях доходов, более подходят для исследований, которые имеют жесткие временные рамки, в течение которых необходимо представить результаты. Нельзя не отметить объективность таких подходов, при условии что отклонения не значительны и существенно не искажают результаты исследований.

 

Список литературы 

  1. Global economic prospects: managing the next wave of globalization // The World Bank report [Electronic source]. – 2007. – URL: http://documents.worldbank.org/curated/en/805651468131974981/ pdf/381400GEP2007.pdf (accessed: 16.07.2017)
  2. The International Labour Organization Constitution [Electronic source]. – 2017. – URL: http://www. ilo.org/dyn/normlex/en/f?p=1000:62:0::NO:62:P62_LIST_ENTRIE_ID:2453907:NO. (accessed: 07.2017)
  3. EDITORIAL: Middle class squeeze // Journal of Revenue and Pricing Management [Electronic source]. – 2007. – №6. – URL: https://link.springer.com/content/pdf/10.1057/palgrave.rpm.5160080.pdf. (accessed: 19.07.2017)
  4. Stiglitz J. Inequality is now killing middle America // The Guardian [Electronic source]. – 2015. – URL: https://www.theguardian.com/business/2015/dec/08/inequality-is-now-killing-middle-america-joseph- stiglitz (accessed: 19.06.2017)
  5. Аристотель. Политика // Аристотель. Сочинения: В 4 томах, Т. – М.: Мысль, 1983. – С. 376-644.
  6. Hall С. Cradle of the Middle Class. The Family in Oneida County, New York, 1790-1865 // Feminist Review [Electronic source]. – 1982. – №10. – URL: https://link.springer.com/content/ pdf/10.1057%2Ffr.1982.9.pdf. (accessed: 20.06.2017)
  7. Kenworthy Five myths about the middle class // The Sentinel Echo [Electronic source]. – 2014. URL: http://www.sentinel-echo.com/myths-about-the-middle-class/article_11d9caff-0df9-5b98-a466- html. (accessed: 20.07.2017)
  8. Tarkhnishvili A., Tarkhnishvili L. Middle Class: Definition, Role and Development // Global Journal of Human-Social Science Research [Electronic source]. – 2013. – №7. – URL: https://socialscienceresearch. org/index.php/GJHSS/article/view/874. (accessed: 07.2017)
  9. Burgeoning bourgeoisie: A special report on the new middle classes in emerging markets // The Economist [Electronic source]. – 2009. – URL: http://www.economist.com/sites/default/files/special-reports- pdfs/13092764.pdf. (accessed: 23.05.2017)
  10. Milanovic B., Yitzhaky S. Decomposing world income distribution: does the World have a middle class? // Review of Income and Wealth [Electronic source]. – 2002. – №48. – URL: http://www.roiw. org/2002/155.pdf. (accessed: 05.2017)
  11. Доклад об экономике России // Всемирный Банк. Представительство в России [Электронный ресурс]. – 2014. – №31. – URL: http://www.worldbank.org/content/dam/Worldbank/document/eca/RER-31- rus.pdf. (accessed: 24.07.2017) 
  12. Easterly The Middle Class Consensus and Economic Development // Journal of Economic Growth [Electronic source]. – 2001. – №5. – URL: https://doi.org/10.1023/A:1012786330095 (accessed: 25.07.2017) 13 Kharas H. The Unprecedented Expansion of the Global Middle Class // Global Economy and Development: [Electronic source]. – 2017. – URL: https://www.brookings.edu/wp-content/uploads/2017/02/global_20170228_global-middle-class.pdf. (accessed: 26.06.2017)
  13. Lester C. The disappearance of the middle class // The New York Times [Electronic source].
  14. – URL: http://www.nytimes.com/1984/02/05/business/business-forum-the-disappearance-of-the-mid- dle-class.html?mcubz=0. (accessed: 26.06.2017)
  15. Ritzen J., Easterly , Woolcock M. On “Good” Politicians and “Bad” Policies // Policy Research Working Paper [Electronic source]. – 2000. – URL: http://documents.worldbank.org/curated/ en/930241468739559571/pdf/multi-page.pdf. (accessed: 28.05.2017)
  16. Defining the middle class // The Broker [Electronic source]. – URL: http://www.thebrokeronline.eu/ Articles/Putting-inequality-on-the-map/Defining-the-middle-class. (accessed: 06.2017)
  17. Developing world's middle class is growing – but so is its 'near poor' // The Guardian [Electronic source]. – 2017 – URL: https://www.theguardian.com/global-development/datablog/2013/jan/30/developing- world-middle-class-growing. (accessed: 28.07.2017)
  18. Krugman Money and Class // The New York Times [Electronic source]. – 2014. – URL: https:// krugman.blogs.nytimes.com/2014/01/28/money-and-class/?mcubz=0. (accessed: 29.05.2017)
  19. Birdsall N. Middle-Class Heroes: The Best Guarantee of Good Governance // Center for Global Development [Electronic source]. – 2016. – URL: https://www.cgdev.org/publication/ft/middle-class-heroes- best-guarantee-good-governance. (accessed: 02.07.2017)
  20. Tracking the development of the middle class in democratic South Africa [Electronic source].
  21. URL: https://www.researchgate.net/publication/285540567_Tracking_the_Development_of_the_Middle_ Class_in_Democratic_South_Africa. (accessed: 04.07.2017)
  22. Левада Ю. "Средний человек": фикция или реальность // Мониторинг общественного мнения: экономические и социальные перемены [Электронный ресурс]. – 1998. – URL: https://cyberleninka.ru/ article/n/sredniy-chelovek-fiktsiya-ili-realnost. (accessed: 06.2017)
  23. Левинсон А.Г. О категории "средний класс" // SPERO (Социальная политика: экспертиза, рекомендации,обзоры) [Электронный ресурс]. – 2009. – №10. – URL: http://spero.socpol.ru/docs/ Npdf. (accessed: 09.07.2017)
  24. Муталиева Л.М. Оценка влияния экономических факторов на развитие гостиничного и ресторанного бизнеса Казахстана // Вестник КарГУ [Электронный ресурс]. – 2011. – № 3 (63). – URL: http://vestnik.ksu.kz/files_vestnik/Economy/Economypdf. (accessed: 03.08.2017)
Год: 2017
Город: Алматы
Категория: Экономика
loading...