Особенности правового регулирования мирового соглашения по гражданско-процессуальному законодательству зарубежных стран

В данной статье автор исследует особенности правового регулирования мирового соглашения по гражданско-процессуальному законодательству зарубежных стран и на основе этого вносит предложения по совершенствованию действующего гражданского и гражданского процессуального законодательства.

Введенный в настоящее время в Казахстане порядок заключения мирового соглашения является более формализованным, чем в Германии. Существует медиация вне судов и медиационные процедуры внутри судов, осуществляемые судьями, которые не являются в данном судебном деле судьями, отвечающими за решение по данному правовому спору. Однако основная доля мировых соглашений заключается в ходе обычного гражданского процесса и может при этом осуществляться на любой стадии процесса.

Формальности такого мирового соглашения являются простыми. Соглашение вносится в судебный протокол и должно быть подтверждено сторонами в устном порядке, после того, как оно было зачитано сторонам. Тем самым процесс завершается без любого дальнейшего судебного решения. Решающий вопрос заключается в том, должны ли судьи менять свою работу и как они должны это делать, если они желают часто добиваться заключения мировых соглашений между сторонами. На этот вопрос также и в Германии не существует простого ответа. Есть судьи, которые развили особые умения в данной области. Также существует литература по названной теме и сложилось мнение, что в любом случае можно выучиться этому до определенной степени. Опыт показывает, что успех часто зависит от того, насколько в реальности судья заинтересован и настаивает на мировом соглашении сторон. Данный интерес и усилия в Германии широко распространены. Судьи в Германии желают коллегам, которые идут на устное судебное разбирательство, большого количества мировых соглашений, заключаемых сторонами. И без подобных соглашений судья часто не может успевать рассматривать все свои дела. У адвокатов картина смешана. Существует много адвокатов, которые стремятся и, в любом случае, готовы завершить процесс заключением мирового соглашения. Имеются адвокаты, которые принципиально отклоняют такую возможность. Так происходит, вероятно, потому что адвокату легче объяснить своему подзащитному, что суд вынес неверное решение, чем быть вынужденным самому оправдываться за заключение мирового соглашения. В любом случаев публикациях, скорее, преобладает мнение, что лучше завершить процесс мировым соглашением, чем решением суда. Законодатель в Германии очень расширил обязательство судов способствовать в ходе своей работы достижению заключения мировых соглашений между сторонами. В течение времени возникла «культура примирения», применяемая в судах, в становлении которой принимали участие не только суды, но и, прежде всего, адвокаты. Похвала в адрес такого развития также всегда сопровождалась и критикой, указывавшей на перегибы в данном развитии в отдельных случаях [1].

Если исходить из того, что мировые соглашения всегда подразумевают, что одна сторона при этом отчасти отказывается от того, на что у нее, по ее мнению, есть право, тогда мне вспоминается предупреждающий голос от 1872 года, направленный против такого подхода. Известный тогда юрист и преподаватель ВУЗа Йеринг выступил со знаменитой речью, опубликованной позже, под названием «Борьба за право». Он полагал, что речь идет не только об экономических интересах истца, которые побуждают его обратиться с иском. Так, конечно, не имело бы смысла, использовать, возможно, 100 гульденов для возврата объекта стоимостью в 10 гульденов. Кто поступает так, тот быстро считается «жалобщиком». Но, в действительности же, иск подается, так как истец полагает, что задеты его права. Цитата Йеринга: «Человек стремится к соблюдению своих прав, и этот моральный прогресс движет им, а 10 гульденов являются лишь поводом». Йеринг придавал данной борьбе за достижение права большое значение, не только по отношению к отдельному истцу, но и в целях общего правового развития государства. Выражаясь его словами, звучащими несколько пафосно: «Отказ от восстановления нарушенного права является актом трусости, который уничижает личность и наносит большой урон обществу. Борьба за право является актом этического самосохранения, обязательством по отношению к самому себе и обществу». О [Серебряков:] Когда я после того случая на другой день старался обдумать всё происшедшее и вспоминал о нашем разговоре, мне было очень неприятно. Будем друзьями. [Орловский:] Вот так бы давно, душа моя [устар., дружеское обращение]. Худой мир лучше доброй ссоры (А. Чехов, Леший). Зря, пожалуй, говорится, что «Худой мир лучше доброй ссоры». Хорошая ссора иногда просто освежает отношения, а главное, ясность вносит (Ю. Лаптев, «Заря»). Худой мир, говорят, лучше доброй ссоры. Тут же, надо полагать, достигнут мир подлинный, искренний [2]. Вероятно, он имел в виду деятельность, осуществляемую, например, в Германии организациями по защите прав потребителей, когда они принципиально оспаривают решение, устанавливающее принцип применения права, и поступают так, с одной стороны, для блага потребителей, а с другой стороны, для блага развития права в целом. Не следует совсем упускать из виду данную общую точку зрения, хотя в настоящее время в Казахстане в центре внимания находится скорее прагматичный вопрос: как можно достичь того, чтобы стороны чаще регулировали споры путем заключения мирового соглашения. Следует ли больше приводить к соглашению, чем судить? Интересный опыт, получен во время поиска и изучения информации в интернете. При поиске статьи из газеты адвокатуры под названием «Судить вместо того, чтобы приводить к соглашению» («Richten statt schlichten»), поисковая система указала на сайты, связанные с порядком слов «Приводить к соглашению вместо того, чтобы судить» («Schlichten statt richten»). Поисковая система, так сказать, «откорректировала» запрос и указала на то, что заключать соглашение имеет более приоритетное значение, чем судить. На сегодняшний день, возможно, сказали бы, что людям необходимо обращаться к медиатору, а не в суд. В каких случаях можно заключить мировое соглашение? Если вне судебного производства можно заключить договор о чем-либо, тогда можно также завершить процесс судебного производства касательно того же самого предмета спора при помощи мирового соглашения. Предметом мирового соглашения могут выступать все гражданско-правовые отношения, которыми стороны могут свободно распоряжаться. Это не вызывает никаких проблем. В Германии возможности мирового соглашения идут дальше. Также и в сфере вопросов публичного права в административных судах являются возможными мировые соглашения. На первый взгляд это кажется удивительным, так как органы администрации не могут также свободно, как гражданин, принимать решения о своих действиях. Они должны больше следить за соблюдением законных предписаний по всем своим действиям и бездействию. Поэтому в действительности мировое соглашение в административных производствах допускается только при условии соблюдения принципа законности действий администрации. Однако, несмотря на это, в этих рамках возможными представляются соглашения, если речь идет не о правовых вопросах, а о вопросах фактических обстоятельств дела или о том, каким способом администрация осуществляет отведенное ей право на усмотрение. В Казахстане заключение мирового соглашения по налоговым делам настоятельно запрещается. В Германии существует похожая проблема в области уголовного законодательства. Здесь в последнее время в области уголовных процессов укоренились так называемые «договоренности». Данные, так называемые сделки («deals»), известны из американских уголовных процессов как соглашение о признании вины («plea bargaining»), но общественность Германии рассматривала это, скорее, как сомнительные производства. Между тем, существуют законодательные положения и, вероятно, общественность привыкает к этому. В сфере, в которой однозначно допускается заключение мирового соглашения, существуют дела, по которым особенно стоит заключать мировые соглашения. Например, это дела, являющиеся только на первый взгляд правовыми случаями из судебной практики, в то время как в действительности на втором плане находится обширный личный или экономический конфликт, существующий между сторонами. В качестве личных конфликтов можно назвать дела из области семейного права: регулирование родительских прав на несовершеннолетних детей, право на общение с ребенком второго родителя, или общее регулирование последствий расторжения брака. По экономическим спорам можно, к примеру, упомянуть случаи, когда речь идет о дефектах, допущенных при строительстве домов. Здесь существует особенность, что стороны в большинстве случаев не только ведут данный правовой спор, а еще и должны продолжать в дальнейшем работать вместе, если строительство дома не завершено или ожидаются дефекты строительства в будущем, и/или у заказчика существуют подобные опасения. Также существуют случаи, при которых действительные обстоятельства дела являются сложными и ненадежными, в то время как к тому же еще и неясным представляется правовое положение [3].Если в данных случаях для сторон является важным не добиваться решения, устанавливающего принципиально права, а завершить этот их конкретный процесс, то это является хорошей предпосылкой для заключения мирового соглашения. В конечном итоге, любой процесс можно завершить заключением мирового соглашения. Судьи в Германии в большинстве случаев пытаются добиться этого, как это и предусмотрено законодателем. Как суд может добиться заключения мирового соглашения между сторонами? В соответствии с казахстанским ГПК рассмотрение дела по существу начинается с того, что судья опрашивает стороны, настаивают ли они на своих исках или желают заключить мировое соглашение. На данной стадии производства, когда, так сказать, еще совсем не велось обсуждение правового спора, это вероятно почти исключено, что мировое соглашение станет возможным. Следует исходить из того, что, как правило, стороны убеждены в том, что они выиграют дело в суде. Таким образом, это значит слишком многого требовать от сторон, чтобы они еще в самом начале разбирательства отступили от своей точки зрения.

Все же в Германии существуют случаи, в которых ответчик более или менее исходит из того, что он должен будет выплатить сумму иска. Затем он ссылается на то, что не может этого сделать в связи со своим личным положением. Здесь также часто заключается соглашение о том, что истец разрешает ответчику платить в рассрочку. При таких соглашениях демонстрируется преимущество по сравнению с решением, если исходить из того, что мировые соглашения выполняются, скорее, добровольно, чем решения. Стимул для ответчика увеличивается, если общая сумма выплаты будет сокращаться при условии, что ответчик будет выплачивать свои взносы вовремя. Однако в большинстве случаев необходимо подробное обсуждение по делу, прежде чем будет установлено, является ли мировое соглашение возможным и, если да, то каким способом. Интересный вопрос заключается в том, должно ли отличаться ведение разбирательства со стороны суда, в зависимости от того, есть ли стремление добиться мирового соглашения между сторонами, или исходят ли из того, что в конце разбирательства необходимо вынести решение. Для этого приводится цитата из справочника, благодаря которой адвокаты могут научиться тому, как они могут вне судебного производства вести переговоры в целях достижения мирового соглашения. В соответствии с предложениями из справочника, такую беседу адвокат мог бы начать со следующих слов: «Предлагаю, чтобы мы сначала достигли взаимопонимания об обстоятельствах дела, которые лежат в основе нашего разбирательства. Сначала Вам необходимо описать Вашу позицию по делу. Затем я изложу свое мнение. По завершении мы определим, по каким фактам мы едины во мнениях, а по каким – нет. В последнем случае мы должны будем решить, по каким правилам мы будем рассматривать различия в наших позициях. Вы согласны с такой процедурой?» В конечном итоге, это не отличается от судебного слушания, как оно обычно проходит в Германии. Судья докладывает об обстоятельствах дела, вытекающих из письменных объяснений сторон. Он проводит различия между бесспорными и спорными обстоятельствами дела и сообщает о своем предварительном мнении по поводу того, какие правовые аспекты являются существенными для принятия решения по делу. Затем заслушиваются стороны и их представители, и лишь затем обсуждается возможность заключения мирового соглашения.

Во время обсуждения возможности заключения мирового соглашения вносятся различные предложения и приводятся аргументы. В качестве пояснения можно назвать 3 стандартных аргумента, которые приводятся в пользу заключения мирового соглашения:

  • исследование обстоятельств дела при помощи сбора и оценки доказательств повлечет значительные расходы;
  • юридический состав является неясным и с трудом можно прогнозировать решение, которое будет вынесено по данному делу;
  • процесс может затянуться настолько долго, что в связи с этим возникнет существенная нагрузка на участников. 

На основе вышеуказанных примеров можно продемонстрировать, что иногда больше соответствует тот или иной аргумент. В связи с привлечением экспертных заключений по делам в сфере строительства часто возникают чрезвычайно большие расходы. По делам в области семейного права нагрузка, налагаемая на участников, значительно повышается с ходом процесса, что судебные процессы иногда оказывает негативное воздействие на всю жизнь.

По нашему мнению, по семейным делам, касающиеся расторжения брака, во многих случаях примирение сторон негативно сказывается на физическом и духовном состоянии ребенка, поэтому. Ради снижения количества разводов, нет необходимости часто прибегать к процедуре примирения сторон.

Невыясненное правовое положение влечет за собой особенную проблему: в Германии стороны в большинстве случаев ожидают, что суд внесет предложение о заключении мирового соглашения. Здесь легко может произойти, что различные роли суда, с одной стороны, как осуществляющего примирение, а, с другой стороны, как принимающего решение в правовом конфликте, могут вступить в противоречие друг с другом. Если суд дает понять, что одна из сторон, вероятно, выиграет процесс, тогда готовность другой стороны к заключению мирового соглашения уменьшается. Безуспешные переговоры по заключению мирового соглашения могут также оказать негативное воздействие на объективность решения суда. Суд должен следить за тем, чтобы отсутствие у одной из сторон готовности к заключению мирового соглашения в решении не было учтено ей в ущерб. Когда мировое соглашение будет лучше, чем решение? В Германии часто читают и слышат о том, что заключение мирового соглашения служит так называемому «правовому миру». Собственно говоря, это странное слово, услышав которое, спрашиваешь себя, почему это не распространяется и на судебное решение. Пожалуй, исходят из представления, что мировое соглашение является для сторон актом самоопределения, и таким образом данный вид урегулирования спора находит больше одобрения, чем решение.

Представляется, что для этого должны быть выполнены 2 условия, а именно: а) нельзя принуждать к заключению мирового соглашения и

б) стороны должны рассматривать его как благоприятный исход дела.

Оба данных аспекта не являются само собой разумеющимся явлением. Среди юристов в Германии иногда говорится о том, что заключаются «мировые соглашения под принуждением».

Также бывали такие случаи, что подобные соглашения позже признавались недействительными, так как суд оказывал слишком большое давление. Однако иногда стороны воспринимают это как давление, если суд выражает неблагоприятную для них правовую позицию. И то, что требует законодатель от судов, а именно на любой стадии процесса «помнить» о возможности заключения мирового соглашения, содержит в себе больше, чем только предоставить сторонам возможность для заключения мирового соглашения. Именно поэтому при рассмотрении возможности заключения мирового соглашения очень многое зависит от того, чтобы суд вел обсуждение со сторонами надлежащим образом. Очень важно, каким образом суд разъяснит выгодность заключения мирового соглашения. Теоретически цель подобного соглашения состоит в том, чтобы создать для сторон так называемую ситуацию, в которой «каждый получает свою выгоду». Соглашение должно быть выигрышным для обеих сторон, как возможное решение суда. Если истец требует вследствие нарушенного права определенную денежную сумму, а ответчик оспаривает нарушение права и полагает, что он вообще не должен ничего платить, тогда стороны, конечно, могут договориться о выплате половины суммы. Но в таком случае обе стороны, основываясь на своей правовой позиции, отчасти потеряли и не выиграли. При каком виде соглашения обе стороны могли бы выиграть? Здесь требуется фантазия при заключении соглашения, причем интересы сторон необходимо, по возможности, очень точно определить и разъяснить. Полагаем, что для этого следует учесть несколько примечаний:

  • соглашение не ограничивается предметом спора процесса, и стороны могут разъяснить и достигнуть договоренности по дальнейшим спорным пунктам;
  • при соглашении стороны могут договориться о чем-то, что невозможно было бы достигнуть путем вынесения решения суда, так как отсутствует правовая причина для этого;
  • соглашение вообще не должно осуществляться по правовым правилам, стороны могут руководствоваться другими аспектами, например, чисто экономической точкой зрения.

Кроме того, все же выгодность соглашения следует из того, что стороны в отношении вышеназванных стандартных причин придают различное значение соглашению. В качестве примера: состоятельному ответчику может быть безразлично, переплатит ли он истцу или нет, если только процесс будет тем самым завершен. Здесь, действительно, выигрывают обе стороны. Истец получит больше денег, чем он получил бы в случае вынесения решения, а ответчику будет предоставлено больше покоя и времени, чем у него было бы в случае продолжения процесса. Статья 410. Добровольное урегулирование сторонами спора в суде апелляционной Инстанции 1. Отказ истца от иска, мировое соглашение сторон, соглашение сторон об урегулировании спора (конфликта) в порядке медиации или соглашение об урегулировании спора в порядке партисипативной процедуры, совершенные после подачи апелляционной жалобы, должны быть выражены в адресованных суду апелляционной инстанции заявлениях. 2. Суд апелляционной инстанции рассматривает заявления по вопросам, указанным в части первой настоящей статьи, в порядке, предусмотренном статьей 170 и главой 17Гражданско-процессуального Кодекса. 3. В случае принятия отказа от иска суд апелляционной инстанции отменяет решение суда и прекращает производство по делу по основаниям, установленным подпунктом 4) статьи 277 Гражданско-процессуального Кодекса. В случае утверждения мирового соглашения, соглашения сторон об урегулировании спора (конфликта) в порядке медиации или соглашения об урегулировании спора в порядке партисипативной процедуры суд апелляционной инстанции отменяет решение суда и прекращает производство по делу по основаниям, установленным подпунктами 5),6) статьи 277 Гражданско-процессуального Кодекса. Если суд апелляционной инстанции не примет отказ истца от иска, не утвердит мировое соглашение, соглашение сторон об урегулировании спора (конфликта) в порядке медиации или соглашение об урегулировании спора в порядке партисипативной процедуры, апелляционная жалоба рассматривается по существу. 1. Новеллами нового ГПК являются правила о различных формах примирительных процедур и способах урегулирования споров, которые могут быть использованы в ходе рассмотрения гражданских дел во всех судебных инстанциях. В частности, комментируемой статьей ГПК определен общий порядок добровольного урегулирования сторонами спора в суде апелляционной инстанции. Частью первой статьи 410 ГПК предусмотрено, что отказ истца от иска, мировое соглашение сторон, соглашение сторон об урегулировании спора (конфликта) в порядке медиации или партисипативной процедуры, совершенные после подачи апелляционной жалобы, должны быть выражены в адресованных суду апелляционной инстанции заявлениях. Применяя данное положение законодательства, необходимо учитывать, что в соответствии с нормами части четвертой статьи 176, части седьмой статьи 179, части первой статьи 182 ГПК подписанное сторонами соглашение (мировое, либо об урегулировании спора (конфликта) в порядке медиации или партисипативной процедуры) передается в суд для его утверждения. Исходя из буквального содержания комментируемой нормы статьи 410 ГПК, можно утверждать, что подобное соглашение должно быть препровождено соответствующим заявлением стороны. При рассмотрении заявления по вопросу добровольного урегулирования спора суд апелляционной инстанции должен руководствоваться статьей 170 и главой 17 ГПК, специальные положения которых могут иметь приоритет перед другими нормами ГПК при возникновении споров по применению закона.

Судебный акт апелляционной инстанции об отмене решения суда, в случае принятия отказа от иска (подпункт 4) статьи 277 ГПК), об утверждении мирового соглашения или соглашения об урегулировании спора в порядке медиации, партисипативной процедуры (подпункт 5), 6) статьи 277 ГПК) подлежит вынесению в форме определения. Этот вывод следует из содержания подпункта 2) статьи 425 ГПК, в котором предусмотрено, что суд апелляционной инстанции выносит определение в случаях, предусмотренных частью второй статьи 409, подпунктом 4), а также подпунктом 6) статьи 424 ГПК. При этом подпункт 4) статьи 424 ГПК РК определяет право суда апелляционной инстанции отменить решение полностью или в части и прекратить производство по делу по основаниям, предусмотренным статьей 277 ГПК РК. Из подпункта 1) части первой статьи 359 ранее действовавшего ГПК РК следовало, что в таких случаях судебный акт апелляционной инстанции выносится в форме постановления. Подобное положение в рамках нового ГПК РК уже не применимо. При отклонении судом апелляционной инстанции заявления истца об отказе от иска, а также в случае отказа в утверждении мирового соглашения, соглашения сторон об урегулировании спора (конфликта) в порядке медиации или партисипативной процедуры рассмотрение дела продолжается по существу. В части четвертой статьи 410 ГПК не указана форма судебного акта апелляционной инстанции об отказе в удовлетворении указанных выше заявлений сторон. Однако, учитывая положение статьи 268 ГПК о вынесении определения в случаях, когда дело не разрешается по существу, можно полагать, что здесь речь может идти об определении суда апелляционной инстанции. Приостановление исполнения решения Суд апелляционной инстанции до рассмотрения дела вправе по заявлению лица, подавшего апелляционные жалобу, протест, приостановить исполнение решения, принятого судом первой инстанции и обращенного к немедленному исполнению в порядке, предусмотренном статьей 244 Гражданско-процессуального Кодекса, кроме решений по делам, перечисленным в статье 243 Гражданско-процессуального Кодекса. По миновании необходимости в приостановлении исполнения решения постановление о приостановлении отменяется. Постановление о приостановлении исполнения решения или об отмене приостановления направляется (вручается) судебному исполнителю и сторонам. Из комментируемой статьи следует, что суд апелляционной инстанции наделен полномочием приостановить немедленное исполнение решения. При этом суд апелляционной инстанции не вправе приостановить исполнение решения суда, подлежащего немедленному исполнению в силу императивной нормы статьи 243 ГПК РК. В данном случае речь идет о следующих видах судебных решений: по присуждению алиментов или заработной платы работнику; о восстановлении на работе; о возмещении вреда, причиненного повреждением здоровья или потерей кормильца; о признании забастовки незаконной; об урегулировании неплатежеспособности или о признании банкротства, а также в других случаях, указанных в законе. Приостановление немедленного исполнения решения суда первой инстанции осуществляется постановлением суда апелляционной инстанции на основании заявления лица, подавшего апелляционную жалобу или протест. Заявление о приостановлении немедленного исполнения должно быть мотивировано отсутствием оснований, указанных в части первой статьи 244 ГПК РК, то есть особых обстоятельств, когда замедление исполнения решения может привести к значительному ущербу для взыскателя или невозможности исполнения. В случае минования надобности в приостановлении немедленного исполнения суд апелляционной инстанции может по собственной инициативе либо по заявлению лиц, участвующих в деле, отменить свое постановление.

На наш взгляд, одна из целей нового ГПК заключается в оказании содействия разрешению судебных производств путем заключения мировых соглашений между сторонами. Причиной этого, возможно, является та же самая причина, которая привела и продолжает приводить к развитию такого вида разрешения споров и в других странах, а именно – разгрузка судов. Это, так сказать, экономический аспект, который учитывается здесь преимущественным образом. Ни казахстанский ГПК, ни ГПК Германии не предусматривают выполнение судами их функций таким образом, чтобы судебное производство было максимально экономически рентабельным. Правила гражданского судопроизводства в Англии являются в этом плане более прагматичными. Они определяют с самого начала преимущественные цели закона, учитываются ограниченные кадровые ресурсы судов. Хорошее заключается в том, что они лаконично исходят из реальности судебной практики, в то время как казахстанский ГПК РК, так и ГПК Германии поступают таким образом, как будто бы не существует подобных ограничений, и суды могут посвятить себя без ограничений справедливому разрешению дела. При увеличивающейся нагрузке судов производствами это не представляется возможным, и активное содействие заключению мировых соглашений между сторонами является неофициальным признанием этого.

Мы считаем, что необходимо внедрить практику применения гражданского судопроизводства в Англии, то есть дать на законодательном уровне разрешение или право судам исходить из реальной судебной практики как в отношении заключения мирового соглашения, так и в отношении других категорий гражданских дел.

 

Список использованной литературы:

  1. Лазарев С.В. Мировое соглашение в гражданском судопроизводстве: Дис. . канд. юрид. наук. Екатеринбург, 2006. С. 39 41.
  2. Медиация как альтернативная процедура урегулирования споров: что необходимо знать судье, чтобы компетентно предложить сторонам обращение к процедуре медиации. Цисана Шамликашвили.-М. Межрегиональный центр управленческого и политического консультирования, 2010.-с. 160
  3. Комментарий к Гражданскому процессуальному кодексу Республики Казахстан/ под общей ред. К.А.Мами. – Астана: Библиотека Верховного Суда Республики Казахстан, 2016. – 808 стр.
Год: 2017
Город: Актюбинск
Категория: Юриспруденция