Ответственность сторон за неисполнение или ненадлежащее исполнение денежного обязательства 

В данной статье рассмотрена ответственность за ненадлежащее исполнение денежного обязательства.

В юридической литературе для сферы предпринимательской (хозяйственной) деятельности имущественная ответственность традиционно трактуется как санкция (мера имущественного воздействия) за правонарушение, вызывающая для нарушителя отрицательные последствия в виде лишения субъективных гражданских прав либо возложения новых или дополнительных обязанностей. Вместе с тем было бы неверно полагать, что вышеупомянутый подход является единственным в юридической литературе. 

Некоторыми авторами имущественная ответственность интерпретируется совершенно в других аспектах.

Так, Н.С. Малеин квалифицировал имущественную ответственность как правоотношение, возникающее из нарушения обязанности и выражающееся в форме невыгодных для правонарушителя имущественных последствий [1]. На карательный оттенок данного явления обращал внимание П.А. Варул, когда определял имущественную ответственность через осуждение со стороны государства поведения субъекта права, заключающееся в лишении данного субъекта определенного субъективного права либо в наложении на него дополнительной юридической обязанности [2]. В контексте охранительной обязанности, влекущей для правонарушителя лишения имущественного характера, рассматривает имущественную ответственность Е.А. Крашенинников.

Однако независимо от того, как определяется имущественная ответственность, ее существенными признаками во всех случаях являются принудительный характер и порождение неблагоприятных последствий в имущественной сфере правонарушителя. Одновременно необходимо также учитывать, что имущественная ответственность имеет место лишь при наличии определенных условий, к которым принято относить неправомерное поведение лица, вред от неправомерного поведения и причинноследственную связь между неправомерным поведением и вредом. В свою очередь, основаниями возникновения такой ответственности выступают закон и договор.

При классификации форм (мер) данной ответственности следует выделять взыскание неустойки, возмещение убытков, утрату задатка, взыскание штрафа и отзыв лицензии. В контексте правового регулирования безналичных расчетов в сфере предпринимательской деятельности на территории РК важной видится проблема неопределенности правовой природы процентов за неправомерное пользование чужими денежными средствами, зачастую неправильно именуемых в юридической литературе «процентами годовых».

В соответствии со ст. 760 ГК РК за пользование чужими денежными средствами вследствие их неправомерного удержания, уклонения от их возврата, иной просрочки в их уплате либо неосновательного получения или сбережения за счет другого лица подлежат уплате проценты на сумму этих средств. Анализ этой статьи в увязке с положениями ст. ст. 9, 293 и 718 ГК РК об убытках, неустойке и процентах по займу приводит к следующим выводам.

Во-первых, законодатель не определяет, являются ли проценты за неправомерное пользование чужими денежными средствами формой (мерой) ответственности по действующему законодательству РК и если да, то какой именно: самостоятельной формой (мерой) ответственности либо разновидностью неустойки или убытков.

Во-вторых, исходя из общих размытых формулировок ГК РК, невозможно сделать вывод о том, что проценты за неправомерное пользование чужими денежными средствами представляют собой один из способов защиты владельцем счета своего нарушенного права, не относящихся к мерам ответственности.

В-третьих, нет четких оснований и для квалификации процентов за неправомерное пользование чужими денежными средствами в качестве платы за пользование денежными средствами, исходя из смысла ст. 760 ГК РК. Ответ на данный вопрос лежит в плоскости соотношения процентов за неправомерное пользование чужими денежными средствами с неустойкой, убытками и платой за пользование заемными средствами. Однако в юридической литературе до сих пор не выработан единый подход по вопросу о правовой природе процентов за неправомерное пользование чужими денежными средствами. В качестве иллюстрации данного состояния можно привести позиции ряда авторов по данной проблематике.Так, Л.А. Лунц рассматривал проценты как «периодически начисляемое на должника вознаграждение за пользование «чужим» (т.е. подлежащим возвращению управомоченному лицу) капиталом в размере, не зависящем от результатов использования капитала...» [3].

Приверженцами данного подхода можно назвать М.Г. Розенберга и Е.А. Суханова, признающих под процентами за неправомерное пользование чужими денежными средствами плату за пользование (эквивалентное возмещение) денежными средствами и не относящих их к мерам гражданско-правовой ответственности. К данной точке зрения тяготеет позиция Л.А. Новоселовой, когда она отмечает, что проценты годовых это плата за пользование чужими средствами, плата за фактически оказанный кредит.

Диаметрально противоположное мнение высказывает В.В. Витрянский, который относит проценты за неправомерное пользование чужими денежными средствами к самостоятельной форме гражданско-правовой ответственности за нарушение денежного обязательства, существующей наряду с возмещением убытков и взысканием неустойки. Его трактовку практически разделяет О.П. Сауляк, который, однако, не подкрепляет свое мнение дополнительными аргументами [4].

Все из вышеупомянутых авторов, на наш взгляд, допускают определенную неточность, недооценивая следующие юридически значимые обстоятельства. Во-первых, само пользование денежными средствами с юридической точки зрения невозможно, поскольку денежные средства участвуют в предпринимательском обороте исключительно в сфере безналичных расчетных обязательств, то есть не являются объектом вещных правоотношений. Это означает, что юридически корректнее в данном случае говорить о процентах на сумму денежных средств как таковых, без привязки к пользованию.

Во-вторых, первичная функция процентов за неправомерное пользование чужими денежными средствами это защита владельцем счета своих нарушенных прав с помощью мер оперативного (не принудительного) воздействия, применяемых до обращения в компетентный орган, вследствие чего механизм ответственности с ее убытками и неустойкой просто не приводится в действие.

С учетом изложенного ст. 751 предлагается исключить из гл. 25 ГК РК, а § 21 гл. 38 Гражданского кодекса дополнить статьей следующего содержания.

Статья... Защита прав владельцем счета

  1. В случае нарушения банком правил совершения операций по счету (в том числе несвоевременного/неправильного зачисления денежных средств на счет, необоснованного/несвоевременного/неправильного списания денежных средств со счета, неперечисления/несвоевременного перечисления денежных средств со счета, невыдачи денежных средств со счета и т.п.) владелец счета вправе требовать начисления процентов на сумму денежных средств по счету за каждый день, начиная со дня такого нарушения.
  2. Размер процентов, определяется банком и владельцем счета в договоре банковского счета и является его обязательным условием.
  3. Способ защиты владельцем счета своих нарушенных прав, может применяться им одновременно с требованиями о взыскании с банка неустойки и убытков, предусмотренных настоящим Кодексом.

Одной из существенных проблем в реализации данного предложения о таких изменениях, если рассматривать их в изолированном виде, является риск произвольного смешения терминов «проценты на сумму денежных средств» с «процентами по денежному обязательству», «процентами на сумму займа» и «процентами за пользование денежными средствами.

Переходя к вопросу об ответственности за нарушение безналичных расчетных обязательств, следует отметить, что в правовом регулировании безналичных расчетов в предпринимательской деятельности на территории РК существует ряд других системных проблем. В рамках настоящего исследования представляется возможным остановиться на анализе такой из них, как отсутствие четкого правового механизма принудительного исполнения решений судов, обязывающих кредитную организацию произвести по расчетному счету плательщика списание и (или) перечисление денежных средств по назначению.

По существу, эта проблема имеет место и при принудительном исполнении таких решений судов, как: решения о взыскании с кредитной организации убытков, причиненных неисполнением или ненадлежащим исполнением платежного поручения; решения о взыскании с кредитной организации неустойки за неисполнение или ненадлежащее исполнение платежного поручения. Акцент на данной проблеме обусловлен следующими обстоятельствами.

Во-первых, сущность безналичных расчетных операций как активных действий влечет необходимость исполнения, в том числе принудительного, соответствующих решений судов, поскольку целью иска о присуждении выступает совершение ответчиком конкретных действий.

Во-вторых, рассматриваемая проблема актуальна в настоящее время в связи со значительной распространенностью таких категорий дел в судебной практике РК.

В-третьих, в юридической науке эта проблема практически не затрагивается, хотя в литературе по исполнительному производству констатируется, что порядок исполнения исполнительных документов в отношении банков урегулирован недостаточно четко без предложений конкретных шагов в устранении таких явлений.

Так, первую очередь занимает принятие исполнительного листа к исполнению. Далее следует вынесение постановления о возбуждении исполнительного производства, содержащего уведомление о принудительном исполнении исполнительных требований по истечении пятидневного срока, установленного для их добровольного исполнения. Затем направление копии постановления о возбуждении исполнительного производства плательщику, кредитной организации (с приложением исполнительного листа) и в суд. И наконец, последняя мера в случае неисполнения вынесение по истечении предусмотренного пятидневного срока для добровольного исполнения исполнительных требований постановления об аресте корреспондентского счета кредитной организации в тенге.

Во-первых, вступление соответствующего решения суда в законную силу, и выдача исполнительного листа не означают возложения на кредитную организацию обязанности совершить исполнительные требования в связи с наличием пятидневного срока их добровольного выполнения. В связи с этим возникает вопрос о цели предоставления кредитной организации отсрочки в части производства списания и (или) перечисления денежных средств.

В юридической литературе далеко не все признают логику законодателя. Так, И.Б. Морозова полагает, что «предложение должнику добровольно в 5-дневный срок исполнить исполнительный документ сохранять в законодательстве нецелесообразно и неоправданно, поскольку оно ведет к затягиванию исполнения» [5]. Другой точки зрения придерживается В.М. Шерстюк, отмечающий, что «принудительное исполнение должно иметь место только в случае, если исчерпаны все предусмотренные законом меры, способствующие добровольному исполнению исполнительного документа». В качестве компромиссной может быть признана позиция В.В. Яркова, рекомендующего не медлить с обращением исполнительного документа к взысканию, если должник отказывается добровольно исполнить свою обязанность [6].

Вторым заслуживающим внимания является то обстоятельство, что судебный пристав-исполнитель в силу своего правового статуса лишен возможности обеспечения исполнения исполнительных требований, поскольку не вправе производить списание и (или) перечисление денежных средств (убытков, неустойки) по назначению по расчетному счету плательщика (корреспондентскому счету кредитной организации). При этом законодатель предоставил ему право налагать арест на корреспондентский счет кредитной организации, что создает неблагоприятные последствия прежде всего для других клиентов кредитной организации. Сам факт ареста корреспондентского счета делает невозможным списывать и перечислять денежные средства с него.

Третьим важным моментом являются случаи невыполнения кредитной организацией соответствующих исполнительных требований, которые сами по себе не влекут административной ответственности в виде отзыва у нее лицензии на осуществление банковских операций.

Необходимо создать систему, которая бы обеспечивала полное выполнение исполнительных требований вне зависимости от субъектного фактора кредитных организаций. В частности, предлагается предоставить судебным приставам-исполнителям полномочия по осуществлению от имени этих организаций безналичных расчетов в кризисных случаях. При этом целесообразно предусмотреть регистрацию в специально созданном соответствующей службой судебных приставов-исполнителей реестре каждого обращения заинтересованного лица по факту невыполнения той или иной кредитной организацией соответствующих исполнительных требований.

Наряду с отмеченным представляется оправданным расширить перечень оснований для отзыва у кредитной организации лицензии на осуществление банковских операций, содержащийся в Законе РК «О банках и банковской деятельности в РК» от 31.08.1995 № 2444с изменениями и дополнениями по состоянию на 27.02.2017 г., включив в него такое основание, как неоднократное в течение одного года виновное неисполнение содержащихся в исполнительных документах судов требований (при условии наличия денежных средств на расчетном счете плательщика (корреспондентском счете кредитной организации)):

  • об обязании кредитной организации списать и перечислить по расчетному счету плательщика денежные средства по назначению;
  • о взыскании с кредитной организации убытков, причиненных неисполнением или ненадлежащим исполнением платежного поручения;
  • о взыскании с кредитной организации неустойки за неисполнение или ненадлежащее исполнение платежного поручения.

Рассмотренные особенности правового обеспечения исполнения расчетных обязательств в увязке со спецификой ответственности за их нарушение конкретными субъектами с учетом видовых особенностей таких обязательств и конкретных типов маршрута расчетов позволили выявить характерные черты, присущие технологии правовой организации исследуемых правоотношений в процессе оказания банками соответствующих услуг в условиях рыночной экономики Республики Казахстан.

 

Список использованной литературы: 

  1. Малеин Н.С. Правонарушение: Понятие, причины, ответственность М.: Юрид. лит. (второе переработанное издание 2010)1985. 182 с.
  2. Варул П.А. Методологические проблемы исследования гражданско-правовой ответственности. Монография. — Таллин: Ээстираамат, 2007. — 152
  3. Лунц Л.А. Курс международного частного права. Общая часть. Издание третье переработанное (1973) 2011.241с.
  4. Договорное право. Книга первая. Общие положения. Издание 3-е, стереотипное М.:Стаут, 2000-2006.
  5. Морозова И.Б., Треушников А.М. Исполнительное производство.3-е изд., испр. и доп.М.: Городец, 2004. —528 с.
  6. Под ред. Яркова В.В. Арбитражный процесс. 4-е изд., перераб. и доп. М.: 2010. —880 с.
Год: 2017
Город: Алматы
Категория: Юриспруденция