Проблемы практики применения принудительных мер медицинского характера

В данной статье автор исследует практику применения принудительных мер медицинского характера и раскрывает фактические нарушения законности по Актюбинской области на основании которого вносит новые предложения по совершенствованию действующего законодательства.

Общепризнанным является положение, в соответствии с которым принудительные меры медицинского характера свободны от элементов кары и не влекут за собой судимости. Поэтому их следует считать самостоятельным правовым институтом, который существует параллельно с уголовной ответственностью. Но в отличие от нее он основан не на факте совершения преступления, а на свойствах личности виновного, которые находятся за чертой признаков субъекта преступления и поэтому не влияют на квалификацию. Вряд ли можно согласиться с распространенным мнением о том, что целями принудительных мер медицинского характера является исправление лиц, отбывающих наказание. Любое лечение, даже принудительное, сохраняет свою гуманную сущность и может иметь лишь единственную цель — излечение лица, страдающего от заболевания. Указанная цель в перспективе может совпадать с целями уголовного наказания (лежать в русле их реализации).

Однако, оказание медицинской помощи нельзя подчинять решению каких бы то ни было идеологических и воспитательных задач. Можно представить себе и такую ситуацию, когда цели указанных уголовноправовых институтов будут не совпадать, а то и противоречить друг другу. Так, излечение особо опасного рецидивиста не влечет автоматического прекращения антиобщественной деятельности. Здесь возможны и другие варианты. В целом же излечение от алкоголизма или наркомании, конечно, способствует ресоциализации осужденного и в определенной мере стабилизации общественной жизни, что и дает основания для отнесения их к межотраслевому институту мер безопасности, которые представлены и в уголовном праве. На практике, в ходе применения принудительных мер медицинского характера возникают множество проблем, связанных с нарушением принципа законности, в частности нарушения законности медицинских сотрудников в соответствии с п.п.4 п.1 ст.12 Закона РК «О борьбе с коррупцией». В ходе проведенного исследования были выявлены факты, когда в силу нарушения законности осужденные, в отношении которых применены принудительные меры медицинского характера оказывались на свободе, незаконно получив водительское удостоверение водили автомобили, что создавало угрозу и опасность для других граждан. Мы говорим о реально существующих фактах и проблемах, связанных с нарушением закона, которые допускались со стороны представителей правоохранительных органов и медицинских работников. Так, в ходе исследования применение принудительных мер медицинского характера (ст.517 УПК) в отношении лиц, заболевших психическим расстройством после совершения преступления за 2005 – 2014г.гна территории г.Актюбинской области было установлено, что принудительные меры медицинского характера были применены в г. Актобе 2005году в отношении 3 лиц, в г. Актобе 2006годув отношении 4 лиц, в г. Актобе 2007годув отношении 4лиц, в г. Актобе 2008годув отношении 9лиц, в г. Актобе 2009годув отношении 5лиц, в г. Актобе 2010годув отношении 3 лиц, в г. Актобе 2011годув отношении 4 лиц, в г. Актобе 2012годув отношении 3 лиц, в г. Актобе 2013годув отношении 5 лиц, в г. Актобе 2014годув отношении 5 лиц, в Шалкарском районе в отношении-2 лиц, в Кобдинском районе в отношении-2 лиц, в Алгинском районе в отношении-2 лиц, в Мугалжарском районе в отношении -2 лиц, в Байганинском районе в отношении -3 лиц, в Каргалинском районе в отношении -1 лица.

Итак, принудительные меры медицинского характера в г. Актобе за период с 2005 по 2014 годы применены в отношении 45 лиц и с учетом районов всего по Актюбинской области в этот период применены в отношении 57 лиц. В ходе проведения исследования последствии применения принудительных мер медицинского характера были установлены факты выдачи водительских удостоверений лицам, состоящим на учете в наркологических и психоневрологических диспансерах и которым фактически противопоказано управление транспортными средствами. Так, согласно сведениям УАП ДВД Актюбинской области гр.К, водительское удостоверение категории «В» выдано 2011 году.

Тогда как, гр.К. состоит на учете в Актюбинском психоневрологическом диспансере (далее-ГКП «АОПНД» на ПВХ) с диагнозом параноидная шизофрения на основании постановления суда 2005 года.

Однако, несмотря на данное обстоятельство ГКП «АОПНД» на ПВХ 2011 года выдана справка о том, что на учете не состоит и УАП ДВД Актюбинской области произведена замена старого водительского удостоверения на новое.

Также установлено, что согласно сведениям УАП ДВД Актюбинской области больному М., признанному судом невменяемым выдано водительское удостоверение категории «В» 2012 году.

Тогда как, М. состоит на учете с диагнозом F-20 параноидная шизофрения в психоневрологическом диспансере на основании постановления суда 2006 года.

Вместе с тем, проверкой установлены факты выдачи 6 водительских удостоверений лицам, которые признаны судом невменяемыми и в настоящее время состоят на учете в диспансере с различными психоневрологическими диагнозами.

Также проверкой, установлены многочисленные нарушения требований законодательства сотрудниками медицинского учреждения, выразившиеся в следующем.

Так, подсудимый Д. предан суд за совершение преступления предусмотренного ст.104 ч.1 Уголовного Кодекса Республики Казахстан (далееУК РК). Постановлением суда 2008 года Д. освобожден от уголовной ответственности в связи с невменяемостью и направлен на принудительное лечение в амбулаторных условиях Актюбинский областной психоневрологический диспансер (далее-ГКП «АОПНД» на ПВХ, в связи с чем, уголовное дело прекращено.

В ходе проверки установлено, что Д. взят на учет с заболеванием F-07 в ГКП «АОПНД» на ПВХ начиная с 2008 года.

Тогда как, из представленных сведений указанного учреждения установлено, что больной Д. взят на принудительное лечение медицинским учреждением, однако, в нарушении вышеуказанной нормы Закона отсутствует заключение врачейпсихиатров о решении вопроса продления либо прекращения в отношении больного Д. принудительного лечения. В ходе проведения исследования практики применения принудительных мер медицинского характера в отношении лиц, совершивших запрещенное уголовным законом деяний в состоянии невменяемости за период с 2005-2014 годы, при этом установлены многочисленные нарушения требований действующего законодательства и ненадлежащего исполнения, возложенных законом полномочий, выразившиеся в следующем.

В силу требований ст.93 ч.2 Уголовного Кодекса Республики Казахстан лицо, которому назначена принудительная мера медицинского характера, подлежит освидетельствованию комиссией врачей-психиатров не реже одного раза в шесть месяцев для решения вопроса о наличии оснований для внесения представления в суд о прекращении или об изменении такой меры.

В соответствии с разделом 4 п.16 пп.4 Приказа МЗ РК №15 от 06.01.2011 года «Об утверждении положения о деятельности психиатрических организаций РК» одной из групп динамического наблюдения: пациенты в состоянии ремиссии или компенсации психопатологических расстройств с хорошей социально-трудовой и бытовой адаптацией, не требующие в данное время активных социальнопрофилактических мероприятий. Частота осмотра не реже одного раза в 6 месяцев, после 12 месяцев – рассмотреть вопрос о снятии динамического наблюдения. В том числе, пациенты склонные к социальноопасным действиям, лица с высоким суицидальным риском. Частота осмотра ежемесячно.

Кроме того, в ходе проведения проверки выявлены факты выдачи водительских удостоверений лицам, состоящим на учете в наркологических и психоневрологических диспансерах и которым фактически противопоказано управление транспортными средствами. Так, согласно сведениям УАП ДВД Актюбинской области осужденному К. водительское удостоверение категории «В» выдано 04.03.2011 году.

Тогда как, К. состоит на учете в ГКП «АОПНД» на ПВХ с диагнозом параноидная шизофрения на основании постановления суда с 2005 года.

Однако, несмотря на данное обстоятельство ГКП «АОПНД» на ПВХ в 2011 года выдана справка о том, что на учете не состоит и УАП ДВД Актюбинской области произведена замена старого водительского удостоверения на новое Согласно Постановления Правительства Республики Казахстан от 4 декабря 2009 года №2015 «Об утверждении перечня медицинских психиатрических противопоказаний для осуществления отдельных видов профессиональной деятельности, а также работ, связанных с источником повышенной опасности», дополнительные противопоказания при работах, связанных с минитракторами и автомобилями с ручным управлением: безремиссионное течение алкоголизма, наркомании, токсикомании.

Аналогичное нарушение установлено в отношении больного М., который был предан суду за совершение преступления, предусмотренного ст.96 ч.1 УК РК и в связи с признанием судом его невменяемым, М. освобожден от уголовной ответственности.

Согласно сведениям УАП ДВД Актюбинской области М. водительское удостоверение категории «В» выдано в 2012 году. Аналогичные нарушения установлены в отношении больных А., Б.

В ходе проверки материалов послуживших основанием для произведения замены водительского удостоверения установлено, что лечебно-диагностическим центром выдана медицинская справка, согласно которой врач невролог и врач терапевт утверждают состояние здоровья М. в виде «здоров», тогда как, М. состоит на учете с диагнозом F-20 параноидная шизофрения в психоневрологическом диспансере на основании постановления суда г.Актобе с 2006 года (до настоящего времени состоит на учете).

Таким образом, указанные действия со стороны указанных врачей либо врачей ГКП «АОПНД» на ПВХ дают основания полагать о необоснованной и незаконной выдаче справки с ГКП «АОПНД» на ПВХ либо медицинской справки №86. Более того, в действиях врачей медицинских учреждений усматриваются признаки правонарушения, предусмотренного ст. 12 пункта 1 подпункта 4 Закона РК «О борьбе с коррупцией»[1], а также признаки преступлений предусмотренных ст.325 ч.1 УК РК[2].

Считаем необходимым проведение периодической проверки в отделении лицензирования и контроля за оборотом оружия УВД г.Актобе (далее ОЛКОО), по вопросу получения на ношение и хранение оружия в отношении лиц, совершивших запрещенное уголовным законом деяния в состоянии невменяемости.

На основании вышеизложенного исследования для принятия срочных исчерпывающих мер по устранению нарушений законности, а также причин и условий, им способствующих, и недопущению впредь установленных нарушений законности создать единую централизованную базу данных в отношении всех невменяемых лиц, состоящих на учете в психоневрологическом диспансере на территории Республики Казахстан с четким выделением отдельных городов, областей и городов республиканского значения в Комитете по правовой статистике и специальных учетов при Генеральной Прокуратуре Республики Казахстан. Данное предложение направлено на улучшение работы всех правоохранительных органов, в частности, УВД, Прокуратуры, судов, в частности работы Следственного судьи в соответствии с Новым Уголовным Кодексом РК от 3 июля 2014 года[3]. Это будет способствовать предотвращению таких правонарушений, как: выдача лицам признанным невменяемыми водительского удостоверения, прием на работу в различные образовательные учреждения начиная с детских садов, школ, включая высшие учебные заведения, предоставление права на ношение оружия.

 

Список использованных источников 

  1. Закон Республики Казахстан от 2 июля 1998 года № 267-I «О борьбе с коррупцией» (с изменениями и дополнениями по состоянию на 07.11.2014 г.)
  2. Уголовный кодекс Республики Казахстан. Алматы:ЮРИСТ,2013.148с.
  3. Уголовный кодекс Республики Казахстан. Алматы:ЮРИСТ,2014.208с.
Год: 2015
Город: Актюбинск
Категория: Юриспруденция
loading...