Криминологические аспекты применения лишения свободы в отношении женщин

В данной статье автор исследует криминологические аспекты отбывания наказания в виде лишения свободы в отношении женщин, личность преступников и особенности их ресоциализации, а также предлагает пути совершенствования действующего законодательства.

Термин «пенитенциарный» [тэ], ая, -ое. [лат. poenitentiarius покаянный, исправительный]. Юрид. Относящийся к правосудию (обычно уголовному праву). Пенитенциарная система (система исправительных учреждений тюремного типа)[1]. Термин «пенитенциарный» происходит от латинского слова penitent (кающийся, исправляющийся) и означает порядок отбывания наказания в виде лишения свободы по приговору суда. В 1596 году в Амстердаме была открыта женская тюрьма, а также тюрьма для детей бюргеров, куда за плату на непродолжительный срок помещались подростки на исправление и привитие им уважения к родителям.

В принципе применение лишения свободы в отношении женщин, на первый взгляд, кажется антигуманным, но действительность такова, что женщины совершают немало тяжких и особо тяжких преступлений. Причин преступности женщин много.

По данному вопросу разделяем мнение А.И. Долговой, которая считает: «Не существует какой-то общей, основной, главной причины, которая бы исчерпывающе объясняла происхождение преступности в конкретных условиях во всем ее разнообразии. ... Нельзя рассчитывать и на создание какого-либо универсального «каталога причин»[2]. Как известно, процессы и явления, способные прямо или косвенно сыграть малую или существенную криминогенную роль бесчисленны, они коренятся буквально во всех без исключения сферах жизнедеятельности общества в целом, его институтов и социальных групп, отдельных людей. В то же время причины и условия преступности образуют относительно целостное множество составляющих их компонентов, т.е. систему. Первичным элементом криминогенной системы выступают причины и условия конкретных преступлений. Между элементами последней существует сложное многоуровневое взаимодействие. В силу этого криминогенная система не может быть сведена к арифметической сумме причин и условий конкретных преступлений. Она обладает качественно новыми интегральными свойствами социального явления.

Также нам близки позиции И.И. Карпец который считает, что «природа преступности может носить только социальный характер. Социальная природа преступности определяет, вопервых, социальный характер ее причин, а, во-вторых, социальный характер мер ее предупреждения»[3]. По содержанию причины и условия преступности исключительно негативны, не соответствуют интересам граждан, общества, государства. Данный подход в полной мере относится и к женской преступности, в том числе насильственной. Вполне обоснованной следует признать идею СМ. Иншакова, суть которой в том, что «женщина практически не совершает преступлений в нормальных условиях и в условиях, которые можно определить как незначительное отклонение от нормы. Женщина часто удерживается от скатывания на преступный путь в ситуациях средней степени сложности. Лишь драматическое стечение обстоятельств в большинстве случаев толкает женщину на преступление -при таком стечении жизненных трудностей мужчина падает еще быстрее и еще ниже»[4] .

Проблема личности преступника относится к числу ведущих и вместе с тем наиболее сложных проблем криминологии. Как отмечает Ю.М. Антонян , «история этой науки свидетельствует о том, что наиболее острые дискуссии криминологи вели и ведут как раз по поводу личности преступника» [5]. Несмотря на то, что термин «личность преступника» — научный факт, в связи с его использованием, по мнению СМ. Иншакова", возникают две проблемы.

Во-первых, в научной и учебной литературе в отдельных случаях не только ставится под сомнение возможность дать общее определение понятия личности преступника и доказывается его практическая ненужность, но и отмечается, что сохранение общего понятия «личность преступника» сдерживает развитие науки с точки зрения углубления наших знаний, связанных с изучением тех, кто совершал и совершает преступления[4].

Исходя из достаточно аргументированных соображений, целый ряд авторов в отечественной криминологии отрицают существование особой «личности преступника» (Ю.Д. Блувштейн, Я.И. Гилинский, И.И. Карпец, А.М. Яковлев и др.)[6]. Л.В. Кондратюк считает устаревшей «личность преступника» как концептуальную конструкцию, ибо не существует стерильной человеческой категории «личности непреступника».С другой стороны, ученые активно отстаивают «личность преступника» как «качественно отличную от личности других граждан» и определяют ее как «совокупность социально-демографических, социальнопсихологических, нравственных и правовых свойств, признаков, связей, отношений, характеризующих лицо, совершившее преступление, влияющеенаего преступное о поведение». Это, на наш взгляд, доминирующая позиция как советской криминологии, так и современных ученых. К числу сторонников этой точки зрения принадлежат, в частности, В.Н. Бурлаков, Н.Ф. Кузнецова, Н.С. Лейкина, Г.М. Миньковский и др.

При этом С.М. Иншаков здесь видит вторую проблему, которая заключается в том, что различные авторы, используя понятие личности преступника, толкуют его далеко не однозначно, в один и тот же научный термин вкладывают различный смысл. Суммируя все использовавшиеся в научной литературе определения личности преступника, он выделяет несколько их групп[4].Они отмечают, что личность преступника это криминолого-психологическая категория, которая отражает особенности лица, совершившего общественно-опасное деяние, как человека, личности и индивидуальности.

Как и ряд других ученых, они определяют личность преступника как абстрактное явление, не имеющее аналога в реальной действительности. Понятие личности преступника предстает как научное обобщение особенностей всех тех, кто совершает преступления. Мы согласны с мнением Середа, Е.В., которая считает, что дезадаптация женщин, отбывших наказание в виде лишения свободы, это есть изменение их социальных установок и личностных характеристик, происходящее вследствие отбывания ими уголовного наказания и препятствующее приспособлению к условиям социальной среды. Она является следствием внутреннего конфликта человека или конфликта с окружающими людьми. В этот период у лиц указанной категории изменяются критерии, ценности окружающего мира, осуществляется психологическая переориентация. В этом состоянии у женщины довольно часто появляются грезы, ложные суждения, сверхценные идеи, тревожность, страх, эмоциональная лабильность, неустойчивость и другие необычные явления. К употреблению алкоголя склонны личности, которые в силу субъективных причин не способны справиться с тревогой или напряжением. Наличие определенных черт характера (легкая внушаемость, ранимость, отсутствие способности преодолевать жизненные трудности и другие), особый контингент социального окружения в значительной степени предопределяют употребление женщинами спиртных напитков. Проституция способствует деформации семейных отношений, деградации личности женщин, занимающихся этим «промыслом», насаждению цинизма, расчета в человеческих отношениях. Данное антиобщественное явление деморализует не только проституток, но и приходящих с ними в соприкосновение. Следует подчеркнуть, что последствия пребывания женщин в местах лишения свободы могут проявляться не только в их криминальном поведении, что является наиболее часто встречаемым, но и в иных опасных формах. Не стали исключением случаи суицида среди освобожденных женщин. Для женщин, освободившихся от уголовного наказания в виде лишения свободы, характерны суицидальные мысли, особенно в первое время. Данное обстоятельство свидетельствует о том, что на личность женщин, отбывших наказание в изоляции от общества, большой отпечаток накладывает социальное клеймение. Для некоторых женщин стигматизация более болезненна и поэтому более страшна, чем само наказание. Одним из показателей, которые определяют успешность адаптации в постпенитенциарный период женщин, отбывших наказание в виде лишения свободы, является наличие у них постоянного места жительства[7].

Специфическими чертами личности осужденных женщин являются:

  • незначительный интеллектуальный потенциал;
  • низкий образовательный уровень;
  • отсутствие постоянного места работы;
  • игнорирование целенаправленного содержания и воспитания детей, многие женщины после осуждения отказываются от ребенка;
  • низкий уровень коммуникативных и познавательных умений;
  • склонность к агрессивному и подражательному поведению, асоциальное влияние семьи (судимы оба родителя, судим один из родителей или другие родственники);
  • низкая степень поддержания социально полезных связей, многие осужденные рецидивистки не используют права на свидания, на отпуск); наличие скрытой формы проявления криминальной субкультуры при проявлении лидерских качеств в среде неформального общения.

На наш взгляд, наиболее глубокий анализ основных типов женщин-рецидивисток даны в исследованиях Т.Н. Волковой, которая выделила основные типы женщинрецидивисток следующим образом:

  • маргинально-дефицитарный (неспособность адаптироваться в обществе, социально-нравственная деградация, корыстный мотив преступлений);
  • арегрессивно-дезадаптивный (слабая адаптация в обществе, неадекватные аффекты ярости, мотив зависти или чувства страха перед жертвой); профессионально-корыстный (устойчивость корыстных побуждений, повышенный уровень образованности, притворство и способность к перевоплощению);
  • компульсивно-зависимый
  • (биологическая предрасположенность к зависимости, истерические черты личности, мотив связан с незаконным оборотом наркотических средств);
  • пассивно-дисгармоничный (нарушение профессиональных обязанностей, узкогрупповые
  • эгоистические интересы, гипертрофированные материальные потребности, психологическая защита – прикрытие нарушений «интересами дела»)[8].

На наш взгляд, личность преступницы-женщины сформировалось в силу многих причин предшествовавших совершению преступления, это, в частности, упущения в воспитании, ранее сиротство, безграмотность родителей и материальные затруднения, духовная бедность родителей и другие непредсказуемые стечения жизненных обстоятельств, в целом это свидетельствует о наличии социальноэкономических проблем в государстве.

На протяжении всего периода реформирования и функционирования уголовно-исполнительного законодательства в отношении женщин, осужденных к лишению свободы условия отбывания наказания в отношении женщин незначительно улучшали ее положение, строятся новые колонии для женщин, их стало шесть, но утверждать, что сегодня реально учтены особенности психологии и физиологии женщин, которые имеют большое значение в правовом обеспечении и реализации прав, эффективности и результативности в достижении целей исправления осужденных женщин трудно, так как рецидив преступности высок.

Проблема охраны здоровья женщин, содержащихся в исправительных колониях стоит остро и требует безотлагательного решения и возникает необходимость во внедрении в Уголовно-исполнительный кодекс РК новой главы об исполнении наказания в виде лишения свободы в отношении женщин.

 

Список использованных источников 

  1. 1.Большой толковый словарь русского языка. 1-е изд-е: СПб.: Норинт С. А. Кузнецов. 1998г.
  2. 2.Долгова, А. И. Криминология. Учебник для вузов / А.И. Долгова. — М.: Издательство НОРМА (Издательская группа НОРМА ИНФРА М), 2001. -683 с.
  3. 3.КарпецИ.И.Наказание.Социальные,пр авовыеи криминологические проблемы. — М.: Юрид. лит. 2003. — 228 с.
  4. 4.Иншаков, С. М. Криминология : вопросы и ответы / С. М. Иншаков. Москва : Приор, 2009. 267с.
  5. 5.Антонян, Ю.М. Личность преступника: монография / Ю.М. Антонян. -Спб.: Юрид. центр пресс, 2004. 364 с.
  6. 6.Гилинский Я. Криминология. Курс лекций. СПб., 2009.
  7. 7.Середа, Е.В. Теоретические и прикладные проблемы применения наказания в виде лишения свободы в отношении женщин и их социальной реабилитации: автореф. дис. .докт. юрид. наук: 12.00.08 / Е.В. Середа. -М. 2000.-48 с.
  8. 8.Волкова, Т.Н. Проблемы отбывания наказания и ресоциализации женщин, осужденных к лишению свободы: автореф. дис. . канд. юрид. наук: 12.00.08/ Т.Н. Волкова. М., 2003. 15 с
Год: 2015
Город: Актюбинск
Категория: Юриспруденция