Роль правосудия при соблюдении баланса публичного и частного интересов в правовом государстве

В статье рассматривается понятие «правосудие» как основной вид деятельности государственных органов судебной власти балансирующий частный и публичный интерес при реализации (осуществлении) правосудия. Особое внимание авторы уделяют правосудию с позиции принципов правового государства реализующего международно-правовые стандарты в сфере прав человека. 

Актуальность соблюдения баланса между публичными интересами государства и общества и частными интересами субъектов при осуществлении правосудия особенно возросла с принятием Федерального закона от 30 марта 1998 г. № 54-ФЗ «О ратификации Конвенции о защите прав человека и основных свобод и протоколов к ней», в котором содержится прямое заявление о признании обязательными для России как юрисдикции Европейского суда по правам человека, так и его решений (ст. 1 Закона). Европейский суд по правам человека обязывает национальные суды при разрешении споров соблюдать баланс между публичными и частными интересами, являющийся важнейшей предпосылкой для справедливого судебного разбирательства.

Публичные интересы это интересы общества и государства, частные интересы это интересы конкретных физических и юридических лиц, их групп. Вопросы обеспечения и защиты прав человека и гражданина рассматриваются в неразрывной связи с реализацией демократических принципов правового государства. Принципы правого государства производны от международных стандартов понимания сущности и назначения государства как члена международного сообщества в период конца XX в. и в будущем. Демократические принципы правового государства были выработаны в рамках Совещания по безопасности и сотрудничеству в Европе и зафиксированы в его итоговых документах разных лет последнего десятилетия двадцатого века. Среди данных документов особое значение имеют Парижская хартия для новой Европы 21 ноября 1990 г. и Итоговый документ Копенгагенского Совещания Конференции по человеческому измерению 29 июня 1990 года. Об углублении взаимодействия международного и внутригосударственного права в данном вопросе свидетельствует закрепление конституционных гарантий на судебную защиту, представляющие основы правовой системы государства, так статья 18 Конституции РФ устанавливает, что права и свободы человека и гражданина как непосредственно действующие обеспечиваются правосудием. Данная формулировка конституционного принципа свидетельствует о том, что судебная власть – это определенный юридический механизм, с помощью которого государство обязано не толь обеспечивать права и свободы человека, но и охранять общественные отношения «путем применения права к конкретным общественным конфликтам с использованием в необходимых случаях мер государственного принуждения» [2, с. 3]. Если применение норм права – это государственно-властная действительность, реализующая общее предписание при разрешении конкретных правовых конфликтов, то в механизме действия права важная  роль отводится органам государства, которые призваны защищать публичные интересы и обеспечить охрану прав граждан [3, с. 19].

Основным органом, призванным защищать частные и публичные интересы, обеспечивать охрану прав граждан, является суд. Суд, рассматривая дело, всегда должен учитывать требования публичного интереса государства и общества в целом, права и интересы частных лиц. Задача суда сопоставлять требования государства и общества с интересами конкретного юридического или физического лица, находить компромисс, не допуская ситуации, при которой требования публичного интереса полностью подавляют частный интерес, и наоборот, когда публичные интересы вообще не учитываются судом. В этой связи на каждом судье лежит очень большая ответственность, так как оценивать справедливость соотношения интересов приходится именно ему. Таким образом, суд является основным источником осуществления правосудия.

Правосудие, как деятельность государства всегда направлена на достижение определенного результата и целей [5, с. 5-6]. Правосудие, осуществляемое от имени государства и указывающее на наличие государственной монополии на данный вид юридической деятельности, связанно с особым объектом воздействия – системой общественных отношений, обладающих повышенной ценностью для личности, общества и государства. Данный институт отличает разветвленная система и детально урегулированные юрисдикционные процедуры, кроме того, для него характерен ряд особенностей в числе которых: особые задачи и цели; особые формы и методы реализации правосудия; особая социальная форма разрешения социальных конфликтов и пр. [10, с. 69]

А. Ф Кони утверждал: «Цель правосудия охранение безопасности и прав отдельных лиц от посягательств на них других людей, достигаемое посредствам применения к ним установленной уголовной кары» [6, с. 7].

А из анализа работ Н. Т. Арапова И. В. Решетниковой, В. В.Яркова, следует, что можно говорить и о наличии общих целевых установок правосудия по любым категориям дел [1, с. 630; 14, с. 29]. Распространение получила точка зрения, согласно которой к общим целевым установкам правосудия относятся защита прав и законных интересов граждан, организаций, Российской Федерации, субъектов РФ, муниципальных образований, органов государственной власти и органов местного самоуправления, иных органов и должностных лиц [7, с. 21-22].

В юридической литературе так же высказывалась точка зрения, согласно которой конечная цель правосудия – это не защита прав, а разрешение спора между сторонами, устранение спорного начала из дела [11, с. 26].

Подобную точку зрения высказывает А. Матюхин, рассматривая правосудие как государственный механизм способный «переоформить конфликт в состязание…Переоформление социального конфликта в отношении процессуальных фигур в рамках института правосудия позволяет нормировать его разрешение процессуальным правом, которое гораздо более стабильно, чем право материальное» [8, с. 440] .

С нашей точки зрения, правосудие является одним из достижений в развитии современного общества и обязательным атрибутом правового государства, а так же выступает в качестве гаранта субъективных прав и свобод человека, как в процессе рассмотрения спора, так и в части принятия решения.

С.С. Алексеев полагает, что одним из естественных выражений феномена права в условиях цивилизации становится «право на право», реализуемое главным образом в чувстве права, в требованиях правосудного решения, в других конституционных правах в области юстиции, правосудия. Решение конфликтной ситуации должно производиться независимым, компетентным, обладающим достаточными правомочиями судом, притом в строго процессуальном порядке с соблюдением всех законных гарантий для участников процесса [1, с. 630].

Для реализации современного, цивилизованного способа защиты прав должен существовать современный и эффективный механизм. «Судебная система должна быть основным правовым механизмом защиты прав граждан. Важным атрибутом правового государства является независимый, свободный от политической и идеологической предубежденности суд, выступающий гарантом законности и справедливости. Право на справедливое судебное разбирательство включает в себя право на доступ к суду, на бесплатную правовую помощь, право требовать полного и неуклонного исполнения решений суда: Право обжаловать решения и определения суда является гарантией защиты от незаконных и необоснованных действий самой судебной системы, а также от судебных ошибок» [4].

Как справедливо отметил В. М. Савицкий, «В правовом государстве суд обязан быть именно судом авторитетным, властным, самостоятельным, подлинно независимым. Люди хотят видеть в нем не бюрократическое учреждение, долгое на разбирательство и скорое на расправу, а реального гаранта их прав, надежного защитника их интересов...» [12, с. 3-4].

Так, особое значение приобретают, вопросы:

  • во-первых, правосудия как важного организующего и стабилизирующего фактора общественного развития, его доступности и открытости, позитивного влияния на правосознание и правовое воспитание граждан;
  • во-вторых, судебной власти – как определенного юридического механизма, с помощью которого государство обязано не толь обеспечивать права и свободы человека, но и охрана общественных отношений «путем применения права к конкретным общественным конфликтам с использованием в необходимых случаях мер государственного принуждения» [2, с. 3].

Бесконфликтное сосуществование государства и гражданского общества возможно только путем достижения гармонии между социальными силами, публичными и частными интересами. В идеале, как отмечает Э.М. Мурадьян, назначение судебной власти по отношению гражданскому обществу можно обозначить как юридическое обслуживание и предоставление судебных услуг субъектам права (персонифицированным и не персонифицированным) [9, с. 90]. Сама судебная власть приобрела универсальное значение. Законодательная и исполнительная ветви, априори стоящие у истоков государственности, добровольно сужают границы своих полномочий: суд выполняет контроль над исполнительной властью, может разрешать какие-то конкретные дела, но самое главное – он провозглашает, одновременно формализуя и выхолащивая второстепенное эмпирическое содержание, волю, т.е. накопленный опыт, обычаи народа в виде конкретных судебных решений [13, с. 10].

Таким образом, правосудие – это не только сугубо правовой институт, но и институциональная форма государственной власти, отражающая алгоритм гражданин носитель прав и законных интересов, гражданское общество – формулирующее публичные интересы, государство – создающее, реализующее право и обеспечивающее баланс частного и публичного интереса.

 

Список использованной литературы: 

  1. Алексеев С. С. Право: азбука теория философия: опыт комплексного исследования. М., 1999. 720 с.
  2. Боннер А. Т. Правосудие как вид государственной деятельности. М., 1973. 312 с.
  3. Гуськова А. П. Проблемные вопросы механизма защиты прав личности в уголовном судопроизводстве // Вестник ОГУ. 2002. № 2. 196 с. 
  4. Доклад Уполномоченного по правам человека в РФ за 2004 год // Российская газета. 31 марта.
  5. Жилин Г. А. Цели гражданского судопроизводства и их реализация в суде первой инстанции. М., 2000. 189 с.
  6. Кони А. Ф. Уголовное судопроизводство. СПб, 1896. Т.1. 434 с.
  7. Мельников А. А. Правовое положение личности в советском гражданском процессе. М., 1969. 370 с.
  8. Матюхин А. Государство в сфере права: институциональный подход. Алматы, 2000. 512 с.
  9. Мурадьян Э. М. Диспозитивное правосудие как этическая парадигма будущего //Современное право. 2000. №3, 190 с.
  10. Полищук Д. Реформирование российского правосудия: социально-политический аспект // Вестник Федерального Бюджетного Учреждения Государственная регистрационная плата при Министерстве юстиции РФ. 2012. № 3. 169 с.
  11. Решетникова И. В. Доказательственное право Англии и США. Екатеринбург, 1997. 250 с.
  12. Савицкий В. М. Организация судебной власти // Становление судебной власти в обновляющейся России. М., 1997. 217 с.
  13. Старченко А. Философия права и принцип правосудия в США. М. 1969, 190 с.
  14. Ярков В. В. Гражданское право и гражданский процесс в современной России. М., 1999. 588 с.
Год: 2014
Город: Актюбинск
Категория: Юриспруденция
loading...