Проблемы уголовно-процессуального принуждения в стадии предварительного расследования

Проводимая в Республике Казахстан судебно-правовая реформа создает юридические предпосылки для экономических преобразований, интеграции государства в мировое сообщество, обеспечения надежных гарантий прав, свобод и законных интересов граждан. 12 февраля 1994 года Президентом Республики Казахстан Н. Л. Назарбаевым утверждена Государственная программа правовой реформы. Значительное место отведено реформированию уголовно процессуального законодательства, применение норм которого существенно влияет на реализацию конституционных прав и свобод человека и гражданина. Принятая 30 августа 1995 года новая Конституция РК определила президентскую форму правления и соответствующую систему государственного устройства, утверждает высшими ценностями человека, его жизнь, права и свободы [1, с.16-17].

При применении уголовно процессуального принуждения закон допускает в целях решения задач уголовного судопроизводства ограничение в известных пределах конституционных прав и свобод.

Уголовно-процессуальный кодекс во многих частных случаях предусматривает основания, условия, порядок и пределы изменения уголовно процессуальной правосубъектности. Действующим законом регламентированы общие нормы, препятствующие произвольным действиям со стороны органов предварительного следствия и дознания.

Уголовно-процессуальное принуждение – это метод государственного воздействия, проявляющийся в уголовно- процессуальных средствах пресечения неправомерных действий либо бездействия, представляющих угрозу интересам правосудия, применяемых в порядке, установленном законом, компетентными органами государства в отношении участников уголовно процессуальной деятельности.

Основаниями для применения мер процессуального принуждения являются необходимость:

  • -обеспечение предусмотренного уголовно-процессуальным законом порядка расследования и судебного разбирательства;
  • -надлежащего исполнения приговора.

Меры процессуального принуждения могут применяться:

  • -вместо мер пресечения (например, вместо подписки о невыезде – мера принуждения – обязательство о явке);
  • -наряду с мерами пресечения (например, лицо находящееся под подпиской о невыезде, при неявке может быть доставлено к следователю приводом, то есть с применением меры принуждения);
  • -несколько их различных видов одновременно.

В отличие от мер процессуального пресечения такие меры принуждения, как обязательство о явке, привод и денежное взыскание могут применяться не только к обвиняемому и подозреваемому, но и к свидетелю, эксперту, специалисту, потерпевшему и гражданскому истцу и их представителям, а также гражданскому ответчику, его представителю или представителям обвиняемого.

Меры принуждения, за исключением наложения ареста на имущество, применяются по единоличному решения следователя, либо дознавателя по согласованию с начальником органа дознания [2, с.144145].

В соответствии с уголовно процессуальным законодательством меры уголовно-процессуального принуждения сконцентрированы в 4 разделе УПК и подразделяются на три вида:

  • Задержание подозреваемого (гл.17 УПК РК);
  • Меры пресечения (гл.18 УПК РК)
  • Иные меры процессуального принуждения (гл.19 УПК РК)
  • К иным мерам принуждения относятся:
  • Обязательство о явке к дознавателю, следователю, в суд (ст. 157 УПК РК);
  • Привод (ст. 158 УПК РК);
  • Временное отстранение от должности (ст.159 УПК РК);
  • Денежное взыскание (ст. 160 УПК РК);
  • Наложение ареста на имущество (ст.161 УПК РК)[3].

В повседневную практику вошли нарушения конституционных прав граждан. При задержаниях, арестах проявляются необъективность, бездушие, легковесный и безответственный подход к судьбам людей. В 1996 году прокурорами освобождено из ИВС 9,6 тысяч лиц, из них 1053 — за неподтверждением подозрения в совершении преступления. Освобождено из-под стражи 4164 человека, в том числе 245 граждан по реабилитирующим основаниям, судами оправдано 85 подсудимых.

В связи с обретением Республикой Казахстан статуса субъекта международного права, признанием приоритета ратифицированных РК международных договоров перед внутренними законами (п. 3 ст. 4 Конституции РК) актуальна проблема трансформации в национальное уголовнопроцессуальное законодательство иных принципиальных положений в сфере регулирования процессуального принуждения, отраженных в документах Генеральной Ассамблеи ООН, других актах международных организаций. Национальный УПК РК также должен учитывать рекомендации модельного УПК, одобренного Межпарламентской Ассамблеей государств СНГ, подтверждая приверженность Казахстана идеи разработки всеобъемлющих типовых кодексов на региональном и субрегиональном уровнях[4,с.35].

Под следственными действиями подразумевается такие процессуальные действия, целью которых является получение доказательств.

К ним относятся:

  • -Различные виды допросов;
  • -Очная ставка;
  • -Предъявления для опознания;
  • -Обыск;
  • -Выемка;
  • -Осмотр;
  • -Освидетельствование;
  • -Следственный эксперимент;
  • -Производство экспертизы [5, с.188].

В правоприменительной деятельности на стадии предварительного расследования высок латентный уровень применения силы к подозреваемым, обвиняемым, нередко сопровождаемый злоупотреблениями психологического и физического характера. Насилие, как правило, применяется к социально неблагополучной и юридически незащищенной группе вовлеченных в уголовно-процессуальные отношения граждан. При этом насилие оправдывается установленными законом целями — быстрым и полным раскрытием преступления, изобличением виновных, защитой прав и законных интересов потерпевших. Подобная практика обосновывается также исключительностью ситуации, когда из-за повышенной профессиональной перегрузки, формализованной оценки результатов деятельности единственно эффективным способом выявления причастности лица к преступлению являются его признательные показания.

Злоупотребления физическими и психологическими формами насилия над личностью при осуществлении полномочий, органами дознания и предварительного расследования приводят к усугублению конфронтации между властью и гражданами, в критических ситуациях — к открытому противодействию [6,с.35-36].

Уголовно-процессуальный закон не дает определения незаконных мер в развернутом виде. В практической деятельности органов, осуществляющих уголовное преследование, в редких случаях может наступить уголовная ответственность должностных лиц даже за прямое физическое насилие над личностью подозреваемого, обвиняемого.

Безусловно, обращение к средствам уголовно-процессуального принуждения продиктовано объективными обстоятельствами. Но в каждом случае его применения необходима аксиологическая и деонтологическая обоснованность принятого решения и совершаемого действия. Гражданин, подвергаемый государственному принуждению в сфере уголовного судопроизводства, должен осознавать свою обязанность следовать установленному законом предписанию или принуждению и насколько оно соответствует нравственным устоям. В то же время должностное лицо, прибегающее к средствам принуждения, должно понимать необходимость и нравственную обоснованность подобного воздействия, не только юридическую, но и моральную правоту своих действий.

Очевидно, что нелегко относиться с уважением к лицу, подозреваемому в совершении тяжкого преступления. Действительно необходимо помнить об интересах потерпевшего, который жаждет не только наказания лица, но в большей степени настаивает на осознании виновным совершенных им действий и компенсации за нанесенный ущерб. В то же время отношение к лицам, совершившим, а тем более, возможно причастным к преступлению, является яркой формой выражения степени цивилизованности общества и государства.

Правоограничительный характер мер процессуального принуждения обусловливает создание оптимальной системы гарантий прав личности, позволяющей органам предварительного расследования обращаться к принудительному воздействию в случаях крайней уголовно-процессуальной необходимости, когда иные приемы и способы не достигли целей — установления истины и обеспечения надлежащего поведения субъектов уголовно-процессуальных отношений. Система гарантий прав гражданина и человека включает следующие элементы: нормативная урегулированность принципов и общих условий применения принуждения; мотивировка принимаемых органами уголовного преследования решений; право на судебную защиту прав, свобод и законных интересов подвергаемого принуждению лица; ведомственный процессуальный контроль, прокурорский и судебный надзор; меры ответственности за незаконное и необоснованное процессуальное принуждение.

Применение мер процессуального принуждения в стадии предварительного расследования не должно монопольно контролироваться прокурорским надзором. В соответствии со ст. 13, 16 Конституции РК целесообразно возродить в РК систему судебного контроля и распространить ее не только на заключение под стражу в качестве меры пресечения, но и на все иные меры процессуального принуждения, существенно ограничивающие конституционные права и свободы гражданина и человека.

Одной из эффективных мер предупреждения злоупотреблений со стороны должностных лиц в стадии предварительного расследования может явиться введение общественного контроля за порядком исполнения мер процессуального принуждения, связанных с временным ограничением свободы. Тем самым в национальном законодательстве Республики Казахстан будет реализован принцип 29 Свода принципов защиты всех лиц, подвергаемых задержанию или заключению в какой бы то ни было форме.

Охрана прав и свобод личности в сфере процессуального принуждения предполагает экстраполяцию норм института защиты в уголовном судопроизводстве из стадии предварительного pacследования в стадию возбуждения уголовного дела. Право на профессиональную юридическую помощь и защиту существует на любой стадии уголовного судопроизводства. Презюмируется возникновение права на защиту у подвергаемого уголовному преследованию и процессуальному принуждению с момента зарождения уголовно-процессуальных отношений. В этой связи п. 8 ст. 21 УПК Казахской ССР в редакции Закона РК от 13 июня 1997 года означает, что возбуждение уголовного преследования государственными органами против конкретного лица предполагает для него возможность обратиться к помощи защитника. Необходимо положительно решить вопрос о допуске защитника и до возбуждения уголовного дела при получении от лица изобличающих его показаний, уточнить случаи обязательного участия защитника в стадии возбуждения уголовного дела, включить в закон норму об отказе от услуг защитника в его присутствии при подтверждении данного юридического факта отдельным протоколом.

В установленные законом предельные сроки содержания обвиняемых под стражей в качестве меры пресечения должны включаться как время досудебного ограничения свободы, так и время прохождения уголовного дела в судебных стадиях уголовного процесса. В этой связи целесообразно отказаться от института возвращения уголовных дел на дополнительное расследование из судебных инстанций, заменив его обязательными и срочными поручениями суда (судьи) о дополнительных мерах по собиранию доказательств. По аналогии со сроками ареста при ознакомлении обвиняемого и его защитника с материалами оконченного составлением обвинительного заключения уголовного дела возможно предусмотреть также приостановление и сроков предварительного расследования.

В отношении специальных субъектов уголовно-процессуальных отношений, обладающих ограниченной правосубъектностью, необходима глубокая дифференциация процессуальной формы принудительноправового воздействия. Уголовнопроцессуальное принуждение к несовершеннолетним, наделенным правом иммунитета, иностранцам и лицам без гражданства необходимо привести в соответствие с общепризнанными международно-правовыми актами и Конституцией Республики Казахстан.

Уголовно-процессуальные санкции следует рассматривать как вид процессуального принуждения в форме неблагоприятных правовых последствий неисполнения либо ненадлежащего исполнения диспозиций уголовнопроцессуальных норм, основания, условия и порядок наступления которых регламентируется уголовнопроцессуальным законом. Возможно ускорить и рационализировать процедуру наложения штрафа на субъектов уголовно-процессуальных отношений в стадии предварительного расследования, расширить сферу его применения. Уголовно-процессуальные штрафные санкции необходимо исчислять кратно к размеру месячного расчетного показателя [7].

Меры уголовно-процессуального принуждения, ограничивающие основные права и свободы граждан, в соответствии с Конституцией РК должны быть поставлены под жесткий судебный контроль, наряду с сохранением в ограниченной форме прокурорского надзора. Обвинительная власть в лице органов прокуратуры не вправе обладать монопольным правом на санкционирование арестов граждан.

 

Список используемой литературы: 

  1. Шуткин С. И. Усилить правозащитную функцию органов прокуратуры // Чакон и время. 1997. 1. С. 16‑17.
  2. К.Е.Исмагулов. Уголовнопроцессуальное право РК. Актобе.2013. 297с. С144-145.
  3. Уголовно-процессуальный кодекс РК.Алмата.2013.
  4. Сборник стандартов и норм ООН в области предупреждения преступности и уголовного правосудия. Нью-Йорк: ООН. 1992. С. 35.
  5. К.Е.Исмагулов. Уголовнопроцессуальное право РК. Актобе.2013. 297с. С.188
  6. Москалькова Т. Н. Этика уголовнопроцессуального доказывания. М., 1996. С. 35‑36.
  7. Казахстанская правда. 1997. 24 июня146 (22396).
Год: 2014
Город: Актюбинск
Категория: Юриспруденция
loading...