Проблемы применения нормативных постановлений верховного суда республики Казахстан

В статье рассмотрены основные проблемы применения нормативных постановлений Верховного Суда Республики Казахстан

Вопрос о правовой природе и проблемах применения нормативных постановлений Верховного Суда Республики является одним из центральных и дискуссионных в отечественной теории права, правоприменения и нормотворчества, а также практики отправления правосудия.

В юридическом сообществе отсутствует единство взглядов учены теоретиков права и юристов-практиков на правовую природу нормативных постановлений верховных судов, вследствие этого нет единства в понимании и адекватном воплощении этих актов в деятельности органов, осуществляющих оперативно-розыскные и контрольно-надзорные функции.

Кроме того, само участие верховных судов в создании действующего права, как таковое, иногда все еще не воспринимается, в лучшем случае оценивается как новое для нашего права явление, несмотря на то, что история судебного нормотворчества, если иметь ввиду прокторское право времен Древнего Рима, насчитывает не одно тысячелетие. Многие исследователи считают, что данные разъяснения суда не обладают обязательной силой, а имеют только рекомендательный характер. Это мнение, с позиций казахстанской правовой системы, представляется ошибочным. Так, в соответствии с Конституцией РК (статья

81) Верховный Суд Республики Казахстан дает разъяснения по вопросам судебной практики, а нормативные постановления Верховного Суда, согласно пункту 1 статьи 4 Конституции, относятся к действующему праву Республики, которое «рассматривается как система норм, содержащихся в принятых правомочными субъектами в установленном порядке нормативных правовых актах»[1]. Высокий статус нормативных постановлений Верховного Суда в статье подтверждает и Закон Республики Казахстан «О нормативных правовых актах», который 3 относит их к основным видам нормативных правовых актов [2]. В Кодексе об административных правонарушениях (пункт 3 статьи 1) говорится, что «…нормативные постановления Конституционного Совета и Верховного Суда Республики Казахстан, регулирующие административно-деликтные правоотношения, являются составной частью законодательства об административных правонарушениях» [3].

Согласно постановления Конституционного Совета Республики Казахстан от 6 марта 1997 года № 3, «в качестве нормативного может рассматриваться такое постановление Верховного Суда, в котором содержатся разъяснения судам по вопросам применения законодательства (его норм) и формулируются определенные правила поведения субъектов в сфере судопроизводства. Такое нормативное постановление, являющееся обязательным для всех судов республики, может издаваться только по вопросам применения в судебной практике норм законодательства, в том числе Конституции Республики Казахстан».

По мнению Г. Сапаргалиева, нормативные постановления Верховного Суда, также как и Конституционного Совета, «не обладая свойствами нормативного правового акта,…признаются актами, обладающими свойствами нормативности….являются структурной частью действующего права, они формируют, развивают действующее право, то есть являются одним из его источников».

Подчеркивая безусловно важную роль разъяснений Пленума Верховного Суда, С.С. Алексеев, Н.В. Михалева, Л.В. Смирнов рассматривают такие постановления в качестве подзаконных нормативных актов конкретизирующего характера. Нормативный характер разъяснений Пленума Верхового Суда не в связи с конкретным делом отмечали в середине XX в. С.Н. Братусь, М.М. Исаев и В.И. Каминская.

Традиционно аргументы тех, кто выступал в советский и ранний постсоветский период против официального признания судебного правотворчества и судейского права, в одних случаях сводились к тому, что подобное признание повлечет за собой нарушение принципа, согласно которому «судья подчиняется закону» и судья получит право необходимости действовать «против закона» (contra legal) ; в других случаях – к нарушению принципа разделения властей, что «судья не может создавать законы» и «не может толковать закон»

Таким образом, полномочия высшей судебной инстанции по принятию постановлений нормативного характера не всегда воспринимаются однозначно, а в ряде случаев ставится под сомнение легитимность самого существования этого важного института права.

Поэтому остается дискуссионным и вопрос о практическом применении нормативных постановлений Верховного Суда Республики Казахстан в деятельности органов прокуратуры и других органов, уполномоченных осуществлять процессуально-надзорные и оперативно-розыскные действия.

Вместе с тем пределы дискуссии по этому вопросу позволяют сделать некоторые обобщения существующих позиций и объяснение причин их появления. На этой основе могут быть намечены и предпосылки к выработке теоретического и практического решения проблемы.

Нормативные постановления Верховного Суда представляют собой результат всесторонней, основательной теоретической переработки определенной категории рассмотренных судами дел и обобщения судебной практики. Наличие определенной процедуры принятия нормативных постановлений Верховного Суда, опубликование их в официальных изданиях, обязательный характер содержащихся в них положений свидетельствуют, что нормативные постановления представляют собой акты официального толкования. Толкование закона Верховным Судом представляет собой, как известно, одно из важнейших направлений его деятельности. Стоит согласиться с И.В. Шульгой, который к функциям нормативных постановлений относит обеспечение единообразного и правильного применения судами законов и подзаконных нормативных актов. Именно в нормативных постановлениях по вопросам судебной практики осуществляется официальное толкование норм уголовного, административного, гражданского права, что способствует преодолению неопределенности в их понимании, которое необходимо для установления юридической основы дела и правильной ее квалификации. Совершенно прав Е.Б. Абдрасулов [4], когда отмечает, что «главным звеном в руководящих разъяснениях Верховного Суда является их содержание, которое определяет, как следует понимать тот или иной термин, выражение или норму в целом, как следует квалифицировать те или иные факты, как следует применять тот или иной закон».

Так, например, статья 9 Уголовно процессуального кодекса Республики Казахстан гласит, что «Значение принципов уголовного процесса состоит в том, что их нарушение, в зависимости от его характера и существенности, влечет признание состоявшегося производства по делу недействительным, отмену вынесенных в ходе такого производства решений либо признание собранных при этом материалов не имеющими силы доказательств» [5]. Чтобы детально понять содержание и значение этой нормы и соответственно правильно ее применить, необходимо ознакомиться и руководствоваться нормативным постановлением Верховного Суда от 6 декабря 2002 г. № 26 «О практике применения уголовно-процессуального законодательства, регулирующего право на защиту» [6].

Таким образом, значимость применения нормативного постановления в системе действующего права находит свое место в цели, преследуемой принятием нормативного постановления. Основной целью нормативного постановления Верховного Суда является обеспечение единообразия в применении законодательства Республики Казахстан и толковании определенных норм на практике, основанных на идеи и принципах нравственности, гуманизма и справедливости.

Следовательно, на наш взгляд, Верховный Суд принимает нормативные постановления, которые разъясняют вопросы применения норм законодательства, и им формулируются определенные правила поведения всех субъектов судопроизводства, а содержащиеся в таких постановлениях правоустановления являются обязательными в правоприменительной деятельности органов, осуществляющих оперативно-розыскные и контрольно-надзорные функции. К числу таковых относится широкий круг государственных органов, включая органы дознания и предварительного следствия, прокуратуры, технического надзора и контроля (противопожарные службы, пограничные службы, таможенные органы, санитарно-эпидемиологические службы и т.д.).

В комментарии к Уголовному кодексу Республики Казахстан И.Ш. Борчашвили [7] отводит нормативным постановлениям Верховного Суда самостоятельное значение и считает, что они действуют в единстве с теми нормами, которые толкуются, а их положения обязательны для всех правоприменителей, в том числе органов дознания, следователей, прокуроров, адвокатов, судов в ходе уголовного судопроизводства. Такой же вывод следует также из ряда нормативных постановлений Верховного Суда.

Необходимо отметить, что существует большое количество нормативных постановлений Верховного Суда, относящиеся к правоприменительной деятельности оперативно-следственных и контрольнонадзорных органов. Их можно разделить на две группы: нормативные постановления общего характера и нормативные постановления частного характера. В целях полного и объективного раскрытия темы исследования их следует кратко охарактеризовать. В первую группу входят нормативные постановления, регулирующие саму деятельность оперативно-следственных и контрольно-надзорных органов. Эти нормативные постановления выражают определенные правила поведения, относящиеся к непосредственной деятельности этих органов, и их соблюдение является обязательным условием их функционирования. Сюда можем отнести нормативное постановление Верховного Суда Республики Казахстан «О практике применения законодательства о возмещении вреда, причиненного незаконными действиями органов ведущих уголовный процесс» от 9 июля 1999 г.; «О применении судами законодательства об оспаривании решений и действий (или бездействия) органов государственной власти, местного самоуправления, общественных объединений, организаций, должностных лиц и государственных служащих» от 19 декабря 2003 г.N10; «О возвращении судами уголовных дел для дополнительного расследования» от 13 декабря 2001 года № 19 и др.

Вторая группа включает в себя нормативные постановления, применяющиеся непосредственно в процессе деятельности оперативноследственными и контрольно-надзорными органами, при применении ими той или иной нормы законодательства. Это, например, такие нормативные постановления, как «О применении законодательства о необходимой обороне» от 11 мая 2007 года № 2; «О квалификации некоторых преступлений против жизни и здоровья человека» от 11 мая 2007 года № 1; «О судебной практике по делам о вымогательстве» от 23 июня 2006 года № 6; и многие др.

Говоря о необходимости применения нормативных постановлений правоохранительными органами, мы имеем в виду их значимость для правильного разрешения того или иного дела. Хотя представители оперативноследственных и надзорных органов в своих процессуальных документах не всегда делают ссылку на соответствующее нормативное постановление Верховного Суда, но они его фактически применяют, поскольку прикладная востребованность и высокая ценность нормативных постановлений Верховного Суда подтверждается практикой уголовного судопроизводства, где активно и широко используются их нормы и положения и тем самым обеспечивается законность и обоснованность уголовно-процессуальной деятельности органов, ведущих уголовный процесс. Суд, если выявит несоответствие решения следователя нормативному постановлению Верховного Суда, со ссылкой на конкретное положение нормативного постановления, может возвратить его на дополнительное расследование.

Если же в процессе правоприменения возникнут противоречия между нормативным правовым актом и нормативным постановлением Верховного Суда, то в соответствии с пп. 4 п. 2 статьи 20 Конституционного закона «О судебной системе и статусе судей Республики Казахстан» он обращается к Президенту с предложениями по совершенствованию законодательства. При обнаружении судами несоответствия применяемых в судебной практике нормативных правовых актов Конституции, то в случаях, предусмотренных ст. 78 Конституции РК, они должны обратиться в Конституционный Совет для признания таких норм или закона в целом неконституционными.

В некоторых из своих нормативных постановлений Верховный Суд прямо указывает порядок применения законодательства в деятельности органов прокуратуры и иных органов, ведущих уголовный процесс. К примеру, нормативное постановление Верховного Суда от 25 декабря 2006 года № 13 «О судебной практике по делам частного обвинения» обязывает органы дознания, следователя и прокурора при поступлении жалобы по делам частного обвинения принять, зарегистрировать и рассмотреть ее на основании части первой статьи 183 УПК, принять меры к закреплению следов преступления и после совершения вышеуказанных действий и установления оснований для привлечения к ответственности в порядке частного обвинения передавать такие жалобы с материалами проверки в соответствующие суды.

Если в данном нормативном постановлении Верховный Суд прямо перечисляет субъектов, которым надлежит им руководствоваться, то в ряде других органы, обязанные исполнять такое постановление, называются в общей форме. В этих постановлениях используются такие словосочетания как «орган, ведущий уголовный процесс»«правоохранительные органы», «органы уголовного преследования»«уполномоченный государственный орган» и др. Тем самым, нормативные постановления Верховного Суда адресуются широкому кругу субъектов, а не только судам Республики.

 

Список использованной литературы: 

  1. Конституция Республики Казахстан. – А. Жеті жарғы, 2013. – 89 стр.;
  2. Закон Республики Казахстан «О нормативных правовых актах»;
  3. Кодекс об административных правонарушениях Республики Казахстан. – А. Жеті жарғы, 2012. – 435 стр;
  4. Е.Б. Абдрасулов Толкование права. Монография. – А. Жеті жарғы, 2009;
  5. Уголовно-процессуальный кодекс Республики Казахстан. – А. Жеті жарғы, 2012. – 485 стр.;
  6. Нормативные постановления Верховного Суда от 6 декабря 2002 г. № 26 «О практике применения уголовнопроцессуального законодательства, регулирующего право на защиту»
Год: 2014
Город: Актюбинск
Категория: Юриспруденция
loading...