Онтология власти на постсоветском пространстве (Россия и Казахстан)

Огромные пространства и разнообразие климатических зон есть тот фундамент, который помогает дальнейшей интеграции постсоветских государств.

Ключевыми аспектами здесь выступают:

  • эволюционное взаимодействие властных структур;
  • процесс влияния властных структур на население и его регулирование;
  • формирование управленческой активности властвующих субъектов;

потребность общества с населения (России и Казахстана) в разработке социально-философской концепции обоснования механизма социального управления; необходимость анализа военной власти (войскового управления) как особой формы социального управления. 

В работе рассматриваются вопросы влияния властных отношений на бытие социума. Анализируется характер проявления бытия власти и социума. Рассматривается сакральный аспект власти как социального феномена.

 Актуальность данной темы обусловлена непрерывной динамикой процесса цивилизационного развития общества. Постсоветское пространство не является исключением, хотя в силу геополитических условий и ментальности населения эти процессы обладают рядом особенностей.

По мнению автора наиболее целесообразно рассмотреть вышеуказанные особенности на постсоветском пространстве, на примере России и Казахстана. Из всех среднеазиатских современных государств, пожалуй, наиболее тесное сотрудничество наблюдается между Казахстаном и Россией. Здесь и общая граница, и объем товарооборота, и значительные пространственные параметры. Все это дает возможность проанализировать общие свойства властных отношений в данных государствах. В России и Казахстане двойственно просматриваются существенные изменения во взаимодействии властных структур.

Осмысление и социально-философский анализ властных отношений становится значимым фактором эффективного решения социальных проблем на постсоветском евразийском пространстве. Как уже отмечено, наиболее яркими представителями здесь выступают Россия и Казахстан. 

Несмотря на довольно многочисленные исследования социологов, философов и юристов, в этой структуре до сих пор отсутствует четкое и однозначное определение власти. Частично это можно объяснить многообразием форм власти и способов ее проявления в жизни социума. Философское осмысление реалией сегодняшнего времени, в том числе таких понятий как власть, государство, общество, право, предполагает необходимость овладения своеобразием философской мысли, ее понятийным многообразием идей, высказанных философами различных эпох [6, 76-80].

В рамках социальной философии активно бытийствует философия государственности, сформировавшегося в Российской Федерации и Казахстане в постсоветский период. Объектом своего исследования в наибольшей степени имеет как раз властные отношения [1, 145]. В современном постоянно изменяющемся мире отношение к власти весьма многообразно, а порой, противоречиво. Общественная жизнь России и Казахстана, в данном случае, не является исключением.

Очень часто под властью понимают время того или иного правителя и отождествляют ее с личностью этого правителя (лидера): Петра 1, Тамерлана, Абылай-Хана и т.д. Такой подход к исследованию власти и властеотношений представляется весьма упрощенным.

Власть категория социально правовая и в то же время философская. Весьма эффективно в этом ракурсе использовать своеобразную триаду: философия государственности, философия права, философия власти. Рис.1.

Властная триада 

Рис.1. Властная триада

Философия власти здесь выступает в качестве фундамента, на котором зиждется бытие власти и властеотношений. Во многих источниках за основу власти (ее фундамент) принимаются экономические отношения со ссылкой при этом на Маркса и Энгельса. Вопрос весьма дискуссионный. Сами К. Маркс и Ф.Энгельс определяли экономику и экономические отношения отнюдь никак основу власти, а лишь показали ее значительную роль в обществе. Эта мысль красной нитью проходит у Фридриха Энгельса в работе «Письмо к И.Блоку»: «Кто пытается данное положение исказить, тот превращает это утверждение в ничего не говорящую абстрактную бессмысленную фразу». [7, 302].

Следует отметить, что само понятие экономика чуждо Российскому и Казахстанскому социуму. Данный термин навязан нам со стороны стран Запада. Экономика характерна и выгодна для океаниче ских стран (атлантическая цивилизация). Она предполагает быстрое извлечение прибыли без учета последствий. А таковыми являются экономический и экологический кризис. Для континентальных стран, каковыми являются Казахстан и Россия, с давних времен характерным является не экономика, а хозяйствование. Последние не предполагает извлечение сиюминутной выгоды (прибыли), основным моментом здесь является восстановление экологического равновесия после вмешательства человека. Базой здесь выступает не выгодность, а стабильность, равновесие и долгосрочность процесса. Подобной точке зрения придерживаются такие авторы, как Д.И. Менделеев, П.Н. Савицкий, Д.П. Зеркин и ряд других. Поэтому рыночная экономика в формах характерных для атлантических государств, в континентальных государствах не приживается. Хозяйствование может быть вне экономическим, а экономика безхозяйственной [10, 101-110]. Поэтому для России и Казахстана наиболее оптимальным является интеграция хозяйственной деятельности двух стран в рамках Евразийского подхода и аспекте Трансазийского коридора товарооборота.

В обществе наблюдается весьма интересная зависимость. Власть порождает подчинение вплоть до порабощения, последнее порождает социальные конфликты, а социальные конфликты вновь порождают власть. Подобно тому, как взрыв сверхновой звезды или галактики порождает такое количество энергии, которая способна служить источником нового космического образования, прекращение одних властных отношений порождает других.

«The king is dead, long live the king!», «Король умер, да здравствует новый король!». Данные характеристики проявляются как в материальной, так и в идеальной форме бытия власти.

Власть осуществляет свое бытие (бытийствует во времени и пространстве). Тот или иной властитель власти (властитель), конструируя властные отношения, выбирает либо пространственные, либо временной вектор развития. Историческая практика показывает, что абсолютизация пространственного вектора приводит к упадку, а затем к краху. К властителям, отдающим предпочтение пространственному вектору можно отнести: А. Македонского, Тамерлана, Наполеона, Гитлера. От осознания мироустройства в данном случае зависит и бытийствование власти: «… географический и хронологический вектор пространства и время равны, они лишь дороги понимания мира» [8,14]. Власть также имеет и сакральные корни. О взаимосвязи с космосом и богом высказывался еще апостол Павел. В послании к римлянам говорится: «Месть власти аще не от Бога» [2,19].

Положение священной истории нельзя сбрасывать со счетов при исследовании властных отношений. Аналогичное суждение по поводу взаимосвязи власти (в том числе и захвата власти насильственным путем) и космических сил можно встретить и у авторов более поздних времен. Теория Л.М. Гумилева о пассионарности подтверждает выше сказанное.

«… трудно объяснить только лишь экономическими причинами и стремление увеличить частную собственность нашествие на Европейский континент орд Чингисхана» [4,36]. В данном случае мотивом бытийственности власти выступает стремление к ее захвату.

Установление власти над все большим количеством людей. Вот основной фактор движения огромных масс монгольского этноса на Запад. Здесь явственно прослеживается влияние этногенеза этноса монголов, когда рукой захвата управляли не экономические потребности, но именно управление пассионарности этого этноса [5,258].

Таким образом, власть, жажда власти являются ключевым фактором формирования властных отношений. Исходя из того, что бытие есть способность (возможность) объекта быть, существовать, бытие можно определить как факт наличия объекта. В данном случае речь идет о власти. А существование объекта во времени есть суть бытийствования и характеризуется как процесс. В современной литературе доминируют системная и структуро-функциональная концепция власти. Эти концептуальные подходы прослеживаются в работах Т. Парсонса, Д. Итона, Г. Алмоида, М. Крозье и др. По мнению Парсонса, власть есть особенное интегрированное свойство социальной системы, имеющее целью поддерживание ее целостности и координации общих коллективных целей с интересами отдельных элементов, а также обеспечивающие функциональную зависимость подсистем общества на основе консенсуса граждан или легитимной власти.

Среди новейших подструктуралистических (или неоконструктуралистических) концепций «археологии и генеалогии власти» Фуко и «поля власти» Бурдье, пожалуй, наиболее адекватно отражают суть бытия власти и бытийствования власти отношения. Среди отечественных авторов целесообразно назвать А.Я. Гуреевич, Л.С.Васильева, В.П. Илюшечкина, которые внесли весомый вклад в формирование философского осмысления сущности власти и государства. Рассматривая проблему власти и властных отношений, следует исходить из приоритета взаимопонимания, миролюбия, веротерпимости, не исключая в то же время, жесткости власти.[9,138]. Исходя из выше изложенного, можно сделать следующий вывод: онтологическими корнями власти и властных отношений выступают способность власти быть и существовать, а также функционирование власти в процессе своего бытийствования. В то же время они могут носить различную направленность. 

С властью индивид сталкивается с момента появления на свет(родительская власть). И поэтапно в процессе своего земного бытия испытывает на себе различные формы ее проявления и выступает субъектом властных отношений. 

Во время принесения присяги, рука его должна лежать на Библии или Коране. Тогда степень ответственности президента будет значительно выше. Автор предвидит возражение, что Казахстан и Россия светские государства, и что церковь (мечеть) отделены от государства. Да, отделена от государства, но не от общества. И население наших стран более религиозно, чем на деградирующем Западе. Ну а присяга на Библии никого не обидит, поскольку первые пять книг Ветхого Завета (Пятикнижие Моисеево) «Бытие», «Исход»«Левит», «Числа», «Второзаконие» почитаются и мусульманами, и христианами, и иудеями [11, 76].

Онтология власти


 Рис. 2. Онтология власти

В целях повышения легитимной власти и повышения ее авторитета целесообразно изменить процедуру инаугурации президентов России и Казахстана. Президент должен получить благословение Верховного Муфтия и Патриарха.

От форм проявления форм власти зависит и бытие социума в России и в Казахстане. Решение вышеупомянутых проблем укрепит власть, а значит и взаимодействие, и интеграцию Казахстана и России в рамках Евразийского союза.

 

ЛИТЕРАТУРА

  1. Азаматов Д.М., Свириденко А.А. Формирование философии государственности на современно этапе. По материалам Российской Федерации и Республики Башкортостан. Уфа, 1996, 145 с.
  2. Библия. Послание апостола Павла к Римлянам. М., Российское Библийское общество, 1973, с.
  3. Гегель Г.Ф. Лекции по истории философии. Кн.2. СПб. «Наука», 1996, с. 310-316.
  4. Гумилев Л.Н. Этногенез и биосфера Земли. М., «Гидрометеоиздат», 1990, с.36.
  5. Гумилев Л.Н. Этногенез и биосфера Земли. М., «Гидрометеоиздат», 1990, с.
  6. Конфуций. Лунь-Юй. Спб, Издательский дом «Нева», М., «Олма-Пресс», 2000, с. 76-80.
  7. Маркс К., Энгельс Ф. Соч. Т18. М.,«Госиздат», 1976, 302 с.
  8. Полякова М., Хлебников В. Мировоззрение и поэтика. Цит. По Хлебников В.«Творение и поэтика». М., «Советский писатель». 1986, с.14.
  9. Свириденко А.А. Властные отношения и их влияние на формирование субъектов власти. Уфа, РУНМЦ МО Республики Башкортостан, 2008, с.
  10. Свириденко А.А. Властные отношения и их влияние на формирование субъектов власти. Уфа, РУНМЦ МО Республики Башкортостан, 2008, с. 101-110.
  11. Свириденко А.А. Социальноонтологические аспекты властных отношений в современной России. Казань, 2015.«Казанская наука» ¹5, 2015, с.76.
Год: 2015
Город: Костанай
Категория: Философия