Сильное государство в современных условиях напряженности: новый взгляд на проблему

Потребность в сильном государстве диктуется реальными событиями, происходящими во многих странах мира. В некоторых из них государственная власть не в состоянии обуздать буйство и эмоции толпы, отсюда нависает угроза над существованием самого государства. Поэтому общественнополитические процессы заставляют заниматься поиском научных обоснований построения сильной государственности. Особую значимость приобретает функция внутреннего управления обществом и страной посредством метода убеждения вместо подавления. Обостряется острота вопроса о сути и предназначении государства, переоценки идеалов, ценностей, от которых во многом зависят его взаимоотношения с человеком, гражданином и институтами гражданского общества. Жесткая запретительная позиция власти нуждается в корректировке с целью придания правовым нормам действующего законодательства в области прав и свобод человека уведомительный характер.

Во всем мире, как в научном, так и общественном мнении все настойчивее говорят о необходимости строительства сильного и мощного государства. Многие приходят к мысли, что «только сильное государство, с четко работающими институтами способно обеспечить должные гарантии гражданских прав и свобод, создать условия для успеха реформ»1.

Радикальные либералы пытаются всемерно противодействовать этой идее. Вместе с тем, потребность в сильном, могущественном и дееспособном государстве диктуется реальными событиями, происходящими во многих странах мира, когда государственная власть не в состоянии обуздать буйство и эмоции толпы, в результате чего нависает угроза над существованием самого государства. Яркий пример, происходящие события в Украине. Поэтому общественно-политические процессы вынуждают заниматься поиском научнотеоретических конструкций, обосновывающих необходимость выстраивания сильной государственности, способной принимать адекватные, разумные решения и меры.

В Послании народу Казахстана Президент Республики Казахстан Н.А. Назарбаев отмечал, что сильному государству желающему войти в конкурентоспособную когорту развитых стран мирового сообщества необходима консолидация всех внутренних резервов, т.к. «нация должна быть готова к глобальному экономическому противоборству, ясно осознавая, что место под солнцем гарантировано лишь сильнейшим», ибо считаться будут только лишь с сильным государством 2.

Президент Российской Федерации В.В. Путин подчеркивал: «Мы убедились: нерешительность власти и слабость государства сводят на нет экономические и другие реформы»3.

Идея сильного государства имеет свою давнюю историю. Величайшие мыслители, политические деятели прошлого были ее приверженцами. Так, Ж.-Ж. Руссо отмечал: «Лишь сильное государство обеспечивает свободу своим гражданам»4. Известно высказывание Б. Наполеона: «Слабость верховной власти самое страшное из народных бедствий»5.

Разразившийся мировой финансовоэкономический кризис еще более актуализировал проблему реабилитации сильного государства. Почему именно реабилитации? Дело в том, что в обыденном общественном сознании такое государство в большинстве случаев ассоциируется с антигуманными, авторитарными, тоталитарными режимами, с этатистским государством. Именно с этих позиций концепция сильного государства подвергается сомнению, обвинению, обструкции, вызывает тревогу у широких слоев населения страны. В связи с чем, конечно же, потребуется время для выстраивания теоретически выверенной, убедительной с морально-нравственных сторон, концепции сильного государства, представляющего собой сложный социальнокультурный и политико-правовой феномен.

Известный американский философ, социолог и футуролог Ф. Фукуяма абсолютно прав, утверждая, что «слабые, некомпетентные или несуществующие правительства являются источником серьезных проблем, особенно в развивающемся мире», что «слабость государства – и национальный, и международный источник проблем первого порядка»6. События последних лет в Украине, в СевероАфриканских государствах, в зоне Персидского залива, Ближнего Востока, СевероВосточной Азии явно свидетельствуют о слабости государственных институтов, в их неспособности регулировать и контролировать социальные процессы. И как следствие, деструктивные силы и структуры берут на себя эту роль. Причем, действуют в подавляющем большинстве случаев не во всеобщих, а в узкокорыстных, частных интересах. Эта гигантская дуга нестабильности приобретает все большие угрожающие размеры, тем самым привнося серьезные изменения в баланс складывающихся сил, как на глобальном, так и в отдельных регионах планеты уровнях.

По мнению видного российского ученого А.Д. Керимова дееспособному сильному и могущественному государству должны быть присущи следующие признаки и черты: 1) обладать значительными властными полномочиями (т.е. достаточными материальнофинансовыми, административными, организационными, людскими, информационными, технико-технологическими и др. ресурсами);

иметь в своих руках экономическую власть, т.е. быть богатым, владеть внушительной долей средств производства, особенно в условиях мирового господства рыночных отношений и соответствующей им идеологии; 3) достаточно обширная и разнообразная сфера влияния государственно-властных структур, т.е. компетенция государства должна распространяться на весьма широкий круг вопросов многих областей общественной жизнедеятельности; 4) помимо власти политической и экономической оно должно располагать значительной долей власти духовной. Причем, власть над умами не только достигнувших и успешных, но и проигравших, обездоленных и потерпевших, переживающих нищету, бесправие, униженность и безысходность. Именно духовная власть берет на себя в обществе основную нагрузку по осуществлению нормообразующей, объединяющей, целеориентирующей и мобилизующей функций; 5) должна присутствовать действенная, научно обоснованная и понятная населению государственная идеология, воспринимаемая, одобряемая и поддерживаемая большинством народа; 6) господствующая элита сильного государства должна быть открытой, а также национально ориентирована и национально ответственна, что особенно важно в условиях глобализации, ведущих сегодня к вестернизации и формированию модели однополярного мира. Закрытость элиты неизбежно ведет к ослаблению государства, а открытость, наоборот, обеспечивает привлечение к управлению страной наиболее достойных представителей нации.7 Из этого можно заключить, что только

сильное государство, обладающее приведенным набором полномочий и средств, способно правильно оценивать вызовы времени и адекватно реагировать на них, принимая своевременные решения по приведению к единому знаменателю свои собственные интересы с интересами гражданского общества, утверждая таким образом взаимоустраивающие их ценности и идеалы.

«Гражданское общество и государство являются элементами и активными субъектами одной системы – общества: ...Процессы активного, порой конфликтного взаимодействия общественных интересов позволяют оценить приемлемость тех или иных способов реализации общественных идеалов»8.

Хотя исследование сущности процессов взаимодействия государственных и общественных интересов обычно раскрывается через их конфликт, в нашем случае, целесообразнее все же использовать понятие «согласование». Это, конечно, ни в коей мере не означает отрицания наличия конфликтов, но подчеркивает необходимость их взаимовыгодного разрешения. Такой подход более предпочтителен и взаимно результативен, т.к. «государство не устраняется от процессов взаимодействия интересов, является их активным субъектом и выступает, прежде всего, как гарант реализации равенства возможностей разнообразных интересов»9 .

«Социальное развитие происходит, помимо прочего, и в рамках столкновений идеалов, ценностей, и именно оно определяет, какая именно из возможных структур социального устройства будет реализовываться. Борьба идеалов не сводится к чисто мысленному столкновению тех или иных субъективных образов, а предполагает социальную конфронтацию их носителей в виде живых людей, готовых ради реализации своих идеалов пойти и на крайние меры… Результат отбора идеалов может быть неожиданным для многих и не соответствовать ни одному из ранее предложенных (что доказывают итоги многих революций). Все это порождает необходимость определенного контроля над процессом отбора ценностей, идеалов, интересов; формирования определенных и гарантированных процедур не просто взаимодействия, но согласования, что обеспечивается уже государством и его структурами»10 .

Благодаря своему авторитету, а также возможности при необходимости прибегать к принуждению, государство способно быстрее установить и гарантировать минимальные единые правила, уравновешивающие интересы представителей обеих сторон – гражданского общества и государства. Поэтому, овладевая навыками надлежащего восприятия взаимной критики, а также взаимной внимательности к проблемам друг друга, гражданское общество и государство способны быстрее услышать друг друга и сближать свои взаимные интересы через разрешение конфликтов.

Как показала казахстанская практика, после расширенного совещания правительства с участием главы государства, который указал на серьезные недостатки и упущения в работе большинства министерств и ведомств страны, последние не проявили особого желания и рвения в их устранении. Сложилась уникальная ситуация, когда государственная власть, чиновники совершенно не воспринимают критику в свой адрес. Эта нетерпимость к критике все больше препятствует повышению профессионализма в чиновничьей среде. Причем степень их нетерпимости к критике просто зашкаливает. Создается впечатление, что они никогда не ошибаются, должны жить в стерильных условиях, о них не должны говорить плохо или вообще ничего не говорить. Такое положение дел вызывает большое сожаление и показывает неадекватность государственной власти, того или иного должностного лица, государственного служащего. Ошибаться могут все, главное уметь сделать правильные выводы, чтобы не допустить подобного впредь. Уметь признавать свои ошибки – это удел только сильных личностей, сильной власти. И, наоборот, если последние не способны объективно воспринимать критику и живут в своем узком и искривленном пространственном мировосприятии, то это проблема психологического характера, психиатрического расстройства. Вследствие, чего должна наступать тревога за судьбу всего общества и государства.

По сути дела, речь идет о том, что только сильное государство способно адекватно реагировать на критику, проявляемую населением или ее органами общественной саморегуляции в различных формах, которые определяются рамками конституционных норм и действующего законодательства Республики Казахстан.

«Учитывая тот факт, что процессы согласования общественных интересов носят зачастую конфликтный характер, для общества важно обеспечить также нормальное функционирование платформы для такого согласования. Оно должно способствовать активному, взаимному диалогу между гражданским обществом и государством, а не приводить к их разрушению. Необходима их паритетная деятельность, предполагающая взаимоуважение. Следует обеспечить равное, партнерское участие в процессе отбора тех или иных ценностей и закрепления их в нормативных актах»11 .

В силу того, что в обществе и государстве произошли существенные изменения тектонического характера, обусловленные внешними факторами воздействия мирового, глобального порядка, то настало время пересмотра государством своих подходов в разрешении конфликтов с гражданским обществом, с целью сближения взаимных партнерских интересов. Примером может служить проведенный 6 ноября 2013 года мирный митинг жителей городов Караганды, Экибастуза, Балхаша, Павлодара и Астаны, организованный Коммунистической народной партией и санкционированный властями, по поводу предстоящего повышения цен и тарифов на проезд в общественном транспорте, коммунальных и других социальных услуг. Реакция властей города на данное мероприятие, в которой сквозило общее понимание ситуации, оказалась неожиданно привлекательной, одобряемой и уместной. В связи с чем, свойственная прежняя запретительная позиция казахстанской власти нуждается в корректировке, для чего следует придать правовым нормам действующего законодательства в области прав и свобод человека, относительно реализации конституционного права на мирные собрания и митинги институтов гражданского общества, уведомительный характер. Данное предложение при кажущейся своей оппозиционности, или же его оценки некоторыми доморощенными «дворцовыми экспертами» как ересь, смею заверить, что в конечном пункте своего развития оно может стать догмой. Именно таков путь утверждения истины, зарождения и эволюции любой новой идеи.

«Степень воздействия общества на государство, так же как и государства на общество, может быть различной. Это во многом зависит от государственного (конституционного) строя, от политического режима, установленного в стране»12 . «В демократическом децентрализованном государстве, когда нет прямого монопольного вмешательства во все сферы жизни общества, его функции выполняет гражданское общество»13. Государство и его законы порой могут вступить в противоречие с интересами общества. Особенно это приходится на периоды трансформационных преобразований, транзитного этапа развития государств и обществ. Именно тогда закономерно обостряется острота вопроса о сути и предназначении государства, переоценки идеалов, ценностей, от которых во многом зависят взаимоотношения человека, гражданина, институтов гражданского общества и государства. «Конституция как «общественный договор», который заключен между гражданином и государством, регламентирующий их деятельность, явный признак конституционного государства. Правда, наличие конституции еще не означает, что в стране построено конституционное государство. Конституция свидетельствует, что государство вступило на этап перехода от традиционного государства к формированию конституционного государства»14. В силу того, что независимый Казахстан, согласно своему Основному закону, утверждает себя демократическим и правовым государством, то функция внутреннего управления обществом посредством подавления, характерной для прошлого классового советского государства, должна обязательно поменяться на функцию внутреннего управления страной методом убеждения. Только лишь в крайних случаях прибегая к первой функции, если иначе поступить невозможно. Именно

такой подход к согласованию интересов государства и институтов гражданского общества, особенно в части мирных шествий, митингов и демонстраций граждан, через которые доводятся до власти чаяния общества, будет означать коренной переворот, радикальное, глубинное изменение, революционное развитие функций государства15. Независимый Казахстан ставит перед собой амбициозные задачи и хочет войти в число 30 преуспевающих, конкурентоспособных государств мира, для которого высокие идеалы демократии и общечеловеческих ценностей не пустой звук и бравада. Именно о таком государстве говорится в Послании: «Казахстан 2050 года это Общество Всеобщего труда. Это государство с сильной экономикой, где все делается для человека. Где лучшее образование, лучшее здравоохранение. Где царят мир и спокойствие. Где граждане свободны и равны, а власть справедлива. Там верховенство закона».16

 

ЛИТЕРАТУРА
  1. 1.Макаров В.Л. Государственный аудит и проектирование будущего. Вместо предисловия. В кн.: Степашин С.В. Государственный аудит и экономика будущего. Москва: Наука, 2008. С. 7.
  2. 2.Послание Президента Республики Казахстан – Лидера нации Нурсултана Назарбаева народу Казахстана «Казахстан – 2050»: новый стратегический курс состоявшегося государства». Астана. 14 декабря 2012 г.
  3. 3.Выступление при представлении ежегодного Послания Президента Российской Федерации Федеральному Собранию Российской Федерации. 8 июля 2000 года. Официальный текст. М. 2000. С. 9.
  4. 4.Афоризмы: По иностранным источникам. Сост. П.П. Петров, Я.В Берлин. Предисл. Н.М. Грибачева. 3-е изд., перераб., доп. М.: Прогресс, 1985. С. 20.
  5. 5.Антология мудрости. Сост. В.Ю. Шойхер. М.: Вече, 2007. С. 415.
  6. 6.Фукуяма Ф. Сильное государство. Управление и мировой порядок в XXI веке: (пер. с англ.). Москва: Хранитель, 2006. С. 6, 8.
  7. 7.Керимов А.Д. Сильное государство – ответ на вызов современной эпохи. М.: NOTA BENE, 2009. С.11-26.
  8. 8.Взаимодействие гражданского общества и государства в России: правовое измерение / кол. Авт.; под ред. О. И. Цыбулевской. Саратов: Поволжский институт управления им. П. А. Столыпина, 2013. С. 66.
  9. 9.Функции государства в условиях современного мира (на материалах независимого Казахстана). Коллектив авторов/ Ответственный редактор академик НАН РК М.Т. Баймаханов. Алматы: Издательский дом КазГЮУ, 2005. С. 15.
  10. 10.Послание Президента Республики Казахстан – Лидера нации Нурсултана Назарбаева народу Казахстана «Казахстан – 2050»: новый стратегический курс состоявшегося государства». Астана. 14 декабря 2012 года.
  11. 11.Шакенов М.А. Научная конструкция правового, социального, демократического государства // Право и государство, 2013. № 1. – С. 17-19.
  12. Бусурманов Ж.Д. Евразийская концепция прав человека. Монография. – Алматы: КазГЮУ., 2006. 481 с.
Год: 2014
Город: Костанай
Категория: Философия
loading...