Использование кластерного подхода в промышленной политике

В работе анализируется развитие кластерного подхода в промышленной политике Российской Федерации. Приводятся аргументы и критика позиции правительства России и региональных властей в данном вопросе. Анализируются позиции представителей крупного бизнеса и экспертного сообщества. Автором выявлены проблемы реализации в России кластерного подхода в федеральной промышленной и региональной экономической политике, которые могут являться основой для сближения позиций заинтересованных сторон и (при условии нахождения путей решения проблем) улучшения качества государственного управления. 

Основные направления развития кластерного подхода и политики содействия развитию кластеров в Российской Федерации

Задача развития кластерной политики в Российской Федерации была объявлена на правительственном уровне в период 2005– 2006 годов (см. Концепцию Стратегии социально-экономического развития регионов РФ, а также Программу социально экономического развития РФ на среднесрочную перспективу (2006–2008 годы)). В документах было указано на необходимость определить направления развития территориальнопроизводственных кластеров, а также провести эксперименты по реализации мер кластерной политики на региональном и муниципальном уровнях. К числу основных направлений развития кластерного подхода были определены:

  • долевое финансирование аналитических исследований структуры кластера, определение целей и направлений развития кластера;
  • создание в кластерах центров по обмену знаниями, привлечение заинтересованных организаций к совместным действиям в рамках кластера;
  • реализация программ содействия выходу предприятий кластера на внешние рынки, проведение совместных маркетинговых исследований;
  • повышение эффективности программ профессиональной подготовки кадров, в том числе путем корректировки учебных планов учреждений профессионального образования, совместной организации программ переподготовки и повышения квалификации кадров, стажировок;
  • содействие коммерциализации результатов исследовательской деятельности.

Первое направление – содействие институциональному становлению и развитию кластеров. Оно включает: 1) формирование специализированных организаций развития кластеров, организаций, основной задачей которых было бы развитие эффективной производственной цепочки, эффективного взаимодействия всех участников «кластера»1 ;

2) разработку стратегии, что является хорошим поводом для вовлечения всех заинтересованных сторон с целью повышения эффективности коммуникации между ними; 3) содействие в эффективном информационном взаимодействии всех участников «кластера».

Второе направление – реализация конкретных проектов, связанных с повышением эффективности и конкурентоспособности предприятия. Острый вопрос здесь – повышение качества менеджмента на предприятиях, переход на стандарты ISO 9000. Необходимые для поддержки меры предусмотрены в программе по малому предпринимательству. В рамках этой программы можно получить финансирование из федерального бюджета в соотношении 50/50 на субсидирование расходов бизнеса, связанных с переходом на стандарты качества ISO 9000. Если ранее эта программа распространялась только на малые предприятия с количеством занятых до 100 человек, то в связи с принятием закона «О поддержке малого и среднего предпринимательства», который вводит понятие среднего предприятия при количестве занятых 250 человек, в эту программу могут быть вовлечен и класс этих предприятий.

Благоприятные возможности для развития кластерных проектов открывает использование потенциала особых экономических зон технико-внедренческого, промышленнопроизводственного и туристско рекреационного типа, создаваемых в соответствии с Федеральным законом «Об особых экономических зонах» от 22 июля 2005 г. №116-ФЗ, а также технопарков, создание которых осуществляется в рамках реализации государственной программы «Создание в Российской Федерации технопарков в сфере высоких технологий», одобренной распоряжением Правительства Российской Федерации от 10 марта 2006 г. № 328-р.

Предпосылки для образования новых территориально-производственных кластеров создаются также в рамках реализации проектов «промышленной сборки», осуществляемых в соответствии с постановлением Правительства Российской Федерации от 13 декабря 2005 г. № 757.

Еще одно направление госполитики – поддержка развития сферы образования, в особенности, направленная на решение проблемы начального и среднего профессионального образования. Здесь также очень важно привлечение бизнеса, в том числе и для финансирования определенных расходов по поддержке техникумов, колледжей и ПТУ. Одним из приоритетных направлений нацпроекта «Образование» является финансирование из федерального бюджета расходов бизнеса на обновление материальной базы техникумов и ПТУ.

Еще один инструмент – президентская программа подготовки управленческих кадров. В 2007 году была принято решение правительства о новом цикле этой программы, по которой до 2012 года в стране около 5000 человек проходили переподготовку и получили квалификацию менеджера среднего и высокого уровней. Из них 20 % проходили стажировку за рубежом на фирмах Германии, Великобритании, Франции. Действие программы распространялось не только для подготовки управленческих кадров, но и для подготовки технических и инженерных работников.

У ряда регионов есть полномочия по определению предприятий, сотрудники которых могут получать повышение квалификации в рамках государственных программ по повышению квалификации управленческих кадров. Выявив «узкие места» в кластерах, можно рекомендовать повышение квалификации в первую очередь сотрудников именно этих предприятий.

Регионы имеют также возможность использования налоговых инструментов. Речь идет о льготах по налогу на прибыль в размере четырех процентов, которые, в соответствии с налоговым законодательством находятся в компетенции регионов и могут варьироваться ими от максимальной до минимальной ставки. Одна из возможностей – установление на предприятиях, вовлеченных в кластеры, и чьё опережающее развитие выглядит приоритетным, таких налоговых льгот.

Кроме налога на прибыль можно найти возможность варьировать налогом на имущество. Так, например, местные органы Липецкой области создали региональные особые экономические зоны, внутри которых инвесторам предоставлялись льготы по пакету налогов, в частности, налогов на прибыль и имущество.

Для развития кластеров острым вопросом является проблема высоких издержек предприятий, связанных с преодолением различного рода барьеров: согласование проектной документации, документации, связанной с реализацией инвестиционных проектов. Фокусирование усилий региональных правительств на ключевых направлениях по снижению издержек предприятий в этих «узких местах» также является фактором развития «кластера». Эффективные механизмы финансирова-

ния проектов развития кластеров могут формироваться в результате образования и деятельности ряда институтов развития, включая Инвестиционный фонд Российской Федерации, государственную корпорацию «Банк развития и внешнеэкономической деятельности (Внешэкономбанк)», ОАО «Российская венчурная компания», Фонд содействия развитию малых форм предприятий в научнотехнической сфере.

Реальными механизмами государственной поддержки инициатив по развитию кластеров на начало 2008 года являлись:2

  • программа «Поддержки малого предпринимательства». В соответствии с Правилами предоставления средств федерального бюджета, предусмотренных на государственную поддержку малого предпринимательства, утвержденными постановлением Правительства Российской Федерации от 22 апреля 2005 г. № 249, на конкурсной основе осуществлялось предоставление субсидий субъектам Российской Федерации на финансирование мероприятий, предусмотренных в соответствующей региональной программе. Данный механизм создавал возможности для максимально гибкого использования финансовой поддержки субъектов Российской Федерации в целях реализации широкого спектра кластерных проектов. Данная программа интересна тем, что кроме заранее объявленного набора категорий соинвестиций из федерального бюджета (расходы по созданию бизнесинкубаторов, софинансирование расходов малых предприятий – экспортёров на маркетинг, связанный с выходом на внешний рынок, и сертификацию товаров согласно ISO 9000, оплата расходов, связанных с закреплением прав на патенты, участие в зарубежных выставках и ярмарках) есть открытый пункт. Согласно содержанию данного пункта при подаче субъектом Федерации на конкурс «Программы по поддержке малого предпринимательства» в целом и последующем ее одобрении Министерством экономики субъект получал возможность включить в программу любое мероприятие, связанное с поддержкой малого бизнеса, даже если это мероприятие не упомянуто в постановлении правительства № 249 (расходы предприятия, связанные с формированием бренда, с участием в выставках для внутреннего или внешнего рынка, с управленческим консалтингом этого предприятия и т.д.).
  • Федеральная целевая программа «Исследования и разработки по приоритетным направлениям научно-технического комплекса России». Она включала в себя два направления, основанные на конкурсных механизмах – поддержку центров эффективного пользования научным оборудованием и поддержку проектов по выполнению научно-исследовательских работ по тематике, предлагаемой бизнес-сообществом. Речь шла о софинансировании расходов по разработке инновационных технологий, интересных для бизнеса.
  • фонд Бортника (фонд поддержки малых форм предпринимательства). Инструмент предполагал софинансирование из средств фонда нескольких направлений расходов бизнеса. Первое – создание новых малых инновационных предприятий. Второе направление – ведение прикладных исследовательских проектов, которые бизнес заказывает в университетах.
  • Инвестиционный фонд, который связан с реализацией крупных инфраструктурных проектов от 5 млрд. руб. Это инструмент прямого, безвозвратного софинансирования инвестиций, разработок проектной документации, реализации проекта из федерального бюджета. Функции по управлению Инвестфондом были переданы в Минрегион.
  • Банк развития – фонд, нацеленный на преодоление инфраструктурных барьеров развития. Финансируемые проекты – от 2 млрд. руб.
  • Федеральная целевая программа «Жилище». В рамках программы предоставляются субсидии на оборудование земельных участков коммунальной инфраструктурой для жилищного строительства.

Анализ позиции регионов в вопросе стимулирования развития кластеров – более сложная задача. С одной стороны, можно заметить, что правительства субъектов федерации достаточно быстро откликнулись на сигнал из федерального центра, включив кластеры в число декларируемых инструментов своей политики. Это отразилось в некоторых региональных программах, а также в долгосрочных Стратегиях развития. 

В заключение отметим, что позиция региональных правительств не всегда четко проговаривается, так что остается сделать вывод о том, что данные игроки предпочтут скорее пассивную и крайне осторожную позицию в использовании данного инструмента. Одновременно наблюдается плохое понимание формата кластеров, способов использования кластеров как инструмента экономической политики в некоторых документах, отражающих позицию региональных правительств. 

Позиция экспертного и научного сообщества, бизнес-структур относительно кластерного направления в государственной и региональной политике

Своя позиция в дискуссии о кластерах присуща представителям экспертных групп и научным работникам. Ее характерная особенность изначально состоит в том, что они дают описание кластеров с точки зрения преимуществ, которые последние приносят там, где они уже созданы. В меньшей степени они анализируют проблему практического внедрения данного инструмента. Некоторым авторам также свойственно излишне нестрогое толкование понятия «кластер».

Нечеткое представление о способах его разработки, внедрения и развития в регионах, способах стимулирования субъектов экономической деятельности к созданию кластероподобных форматов самоорганизации – таков общий вывод анализа региональных действий в данном вопросе. Этот вывод, в частности, подтверждается на основе анализа материалов «круглого стола», состоявшегося в марте 2008 года в Екатеринбурге. Так, формулируя задачи «круглого стола», заместитель председателя правительства Свердловской области И. Максимов подчеркнул, что, в первую очередь, он бы хотел найти ответы на вопросы, как институт территориально-производственных кластеров может использовать регион, что требуется от правительства области в направлении реализации соответствующей политики (анализ дискуссии по данному вопросу приведен ниже).

некоторой степени формальный нальную сеть партнеров-субконтракторов либо подменять понятие отрасли понятием кластера. Примером такого заблуждения является утверждение, что в Свердловской области возникли или формируются кластеры в традиционных отраслях – металлургии, машиностроении, приборостроении, кластеры на базе новых отраслей – производства медтехники, автомобилестроения, кластер в отрасли переработки сельскохозяйственного сырья.3 На наш взгляд, ни концентрация, ни промышленная кооперация, ни диверсификация производства как таковые не являются достаточными условиями и тем более критериями образования кластеров.

Несколько искусственным поэтому следует признать попытку описания типов региональных «кластеров» в России. Утверждения, что наличие экспортно-ориентированных производств (в частности, титанового производства) обусловливают возможность формирования кластеров по типу «сверху вниз»4, а быстрый рост сектора мелких предприятий обуславливает возможность формирования региональных кластеров по типу «снизу вверх», не содержат сколько-нибудь достаточного обоснования, чтобы считать, что эти кластеры действительно имеют шанс возникнуть.

В частности, развертывание в Свердловской области (Новоуральск) автосборочного производства с целевым ориентиром 30-ти процентной (от стоимости автомобиля) доли производства автокомпонентов преподносится как создание «Уральского автомобильного кластера». Вопрос возникает по самому главному критерию – наличию конкурентного на мировом рынке продукта. Сборка дженериков с целью развертывания продаж на внутреннем рынке – не самый подходящий случай для формирования кластера. Спорны также и остальные доводы группы, защищающей данный проект.5 Инжиниринг, развитие качества, подготовка персонала, маркетинг, создание единого информационного пространства, создание Новоуральского автомобильного технопарка как желаемые (и может быть уже частично пройденные шаги) не являются достаточным (исчерпывающим) условием для формирования кластера. Предложения по созданию координационного совета, в рамках которого кроме прочего предполагается осуществлять взаимодействие с государственными, муниципальными органами, бизне с ассоциациями внутри кластера, вовсе видятся преждевременными и несовместимыми с современным типом взаимодействия данных субъектов действия с точки зрения тех задач, которые требуется решить для создания конкурентной среды и осуществления модернизации экономики.

Стыковать предложения по распространению режима таможенной сборки на автосборочное производство для компании «Амур» с созданием «Уральского автомобильного кластера» для получения в такой форме господдержки со стороны федерации не имеет большого смысла. Выгоды для государства от предоставления таких специальных мер не очевидны. Точно так же нет достаточного обоснования для осуществления содействия со стороны региональных и муниципальных органов власти в части создания инновационно-производственной инфраструктуры, введения налоговых льгот, долевого финансирования капитальных вложений для данного проекта.

Развивая подобное производство, головное предприятие, стремящееся извлечь установленную выгоду из создаваемых субконтрактных отношений, испытывает довольно существенные проблемы именно на стадии отыскания субконтрактора. Практика работы предприятия «АМУР» показала, что региональным предприятиям-субконтракторам часто невыгодно по экономическим соображениям размещать у себя производство автокомпонентов.

Это наблюдение оказывается весьма важным. Действительно, среди предпосылок создания кластеров указываются развитие аутсорсинга, вынос иностранными производителями производства промежуточных узлов и модулей за свои границы и даже перемещение сборочных производств (производства конечного изделия) в другие страны. Однако, как выясняется, в России (и, возможно, других принимающих странах) эту предпосылку нельзя рассматривать как самостоятельный (автономный) фактор. Прежде всего, на наш взгляд, это объясняется узостью и низкой емкостью рынков для продукта (или линейки продуктов) потенциальных предприятийсубконтракторов.

Анализируя аргументы сторон дискуссии, отметим, что не убедительны также звучащие аргументы о том, что фирмыпроизводители конечного продукта не стремятся осуществлять прямые инвестиции, а их интересуют более «мягкие» отношения, откуда следует вывод, что кластерная модель – один из потенциально востребованных вариантов фирменной (или межфирменной) организации. Такие связи могут быть установлены как внутри кластера, так и с требуемым успехом вне кластерных моделей. Поэтому гораздо более часто мы имеем дело с более «жесткими» моделями – холдингового или конгломеративного типа.

По мнению части экспертов и признанию менеджеров самих компаний, автомобильное производство и Титановая долина развиваются по холдинговой схеме, втягивая значительную часть производственных цепочек внутрь фирмы. Справедливости ради, следует признать, что эти компании занимаются серьезным поиском более выгодной схемы бизнеса, за чем может последовать возможность эндогенного формирования условий возникновения кластеров.

Приведем еще одну позицию по поводу особенностей и возможностей формирования кластеров в России.6 По мнению Д.Е. Толмачева, подходящая для России логика формирования кластера такова: в регион приходит крупное предприятие и формулирует своим поставщикам очень жесткие условия относительно качества, системы сертификации, обучения персонала, ценовой политики и т.д. в обмен на возможность заключения очень выгодного и большого заказа. Как только двусторонние контракты с такой фирмой подписаны, и начинается цепочка от маркетинга и производства до сбыта, формируется кластер.

Возникает вопрос, может ли, например «Амур», делать то же самое, чем он может заинтересовать потенциальных поставщиков? То, что описывается экспертами как доказательство существования, по крайней мере, предпосылок для образования «кластера», будь то – на базе автосборочного или титанового производства в Свердловской области, на самом деле является свободным прочтением исходной информации и не требует никаких дополнительных эпитетов для придания естественному ходу вещей некой запланированной, но не существующей в действительности формы. Выясняется, что многие объекты, которые попадают в поле зрения экспертов, возникли эндогенно, не являются кластерами и не могут быть использованы как примеры практик, анализ которых может быть использован для формирования государственной (промышленной) политики по созданию или управлению кластерами.

Анализируя иной опыт развития автомобильной отрасли в России, можно найти следующие заключения. В России не сложились условия для формирования автомобильных кластеров по типу вхождения крупного зарубежного автопроизводителя и последующего формирования сети предприятий-поставщиков комплектующих, так как в России наблюдается острая нехватка производителей соответствующего уровня (в частности, отвечающих требованиям по сертификации). Сегодняшнее вхождение в этот сектор, например, «Тойоты» это ловкий трюк. Задача, которую, как просматривается, решает при этом данная компания – зайти на рынок по демпинговым ценам, получив систему льгот, и, тем самым захватить свой кусок рынка. Можно при этом ожидать, что через три года компания скажет, что в России так и не оказалось адекватных поставщиков для поставки компонентов. Таким образом, в конечном счете «Тойота» не будет покупать в России автокомпоненты, но рынок конечной продукции расширит.7

Сформулируем некоторые проблемы и требования, которые проговариваются российскими производителями по вопросам создания современных форм межфирменных взаимосвязей. Основная сложность, с которой сталкивается производитель, который претендует на получение заказа по поставке автокомпонентов на конвейер, это подготовка производства. Затраты на подготовку производства достаточно существенные, и скорой отдачи от них не будет. Каков выход? Система финансирования тех производителей, которые сталкиваются с данной проблемой (и потенциально могли бы войти в кластер) с использованием инструментов экономической политики, которая может быть реализована на региональном уровне.

Позиция власти в данном вопросе (и, соответственно, взгляд на проблему) иная. Для власти более характерно усматривать главным форму. В частности, И. Максимов обращал внимание, что формирование кластеров не начинается с поддержки каких-то групп агентов. Акцент делается на существовании трехэтапной модели. Первый этап – создание специализированной организации, второй – формирование стратегии, третий – эффективное информационное взаимодействие. Система финансирования, как указывает госменеджер, стоит на пятом месте. Подчеркивается, что если идти каким-то другим путем, то выстроить кластер не получится.

Однако бизнес однозначно апеллирует как к финансовой, так и к организационной составляющей совместно определяющим. Как утверждал П. Чернавин, «если кто-то заинтересован в создании кластера, значит он должен что-то в кластер внести. Мы выделяем 150-й цех для создания технопарка. Область должна взять на себя контакты и предпринять шаги для получения поддержки федерального уровня».

Предлагаемый представителями бизнеса механизм участия государства на региональном уровне в решении проблемы формирования кластера таков: правительство региона участвует в решения проблемы финансирования подготовки производства, выступая гарантом при получении предприятиемсубконтрактором трехлетнего кредита с двухлетним мораторием по уплате процентов или с компенсацией затрат на процентные платежи. Предприятие при этом должно показать контракт с компанией, составляющей ядро кластера, и контракт-заказ на изготовление оснастки с Инструментальным заводом.8 Вовлечение кредитного рынка в данную схему в отсутствие гарантирующей стороны невозможно, так как согласно Инструкции 254-П банки, которые согласятся кредитовать эти предприятия, будут вынуждены создавать стопроцентные резервы. Таким образом, правительством региона вначале должен быть создан прецедент. Это могут быть 1–2 примера, когда предприятие, вошедшее в кластер, получает либо гарантию, либо льготу, либо софинансирование и начинает производить и поставлять соответствующий компонент.

Основные аргументы представителя «Титановой долины» в пользу развития кластера можно разделить на три категории: позитивные предпосылки, угрозы и открывающиеся возможности. В числе аргументов, отнесенных нами к первой категории:

– высокий уровень технологий и потенциал головного предприятия (за последние 15 лет модернизированы или построены вновь все виды производств);

  • значительная инвестиционная программа (порядка 1 млрд. долларов на период 2006–2012 гг.);
  • положительная динамика в конкурентном соперничестве (на мировом рынке по объемам производства предприятие 5 лет является лидером);
  • высокие темпы развития мировой титановой промышленности (беспрецедентно высокий спрос в авиастроении; двукратный прогнозируемый рост выпуска в титановой отрасли в ближайшие 5 лет);
  • высокая потребность рынка (со стороны компаний «Боинг» и «Эйрбас») в поставках наукоемкой продукции;
  • соответствие предприятия международным стандартам качества, наличие 300 международных сертификатов качества, предприятие сертифицировано практически всеми производителями авиационной техники мира).

Угрозы:

  • в случае ограничения объема заказов от основных зарубежных партнеров предприятие резко потеряет в эффективности и не сможет обеспечивать производство для российских заказчиков, а также утратит возможности для обновления технологий;
  • вертикальный холдинг не позволит осуществить такую стратегию вследствие ограниченности средств на развитие производства.

Открывающиеся возможности:

  • в случае создания кластера возможно более глубокое использование сырья, использование всех отходов;
  • ограниченность возможностей предприятия на осуществление инвестиций в дополняющие производства. Повышение уровня риска вследствие расширения спектра инвестиционных программ (на расширение плавильного, кузнечного, прокатного производства, развитие механической обработки, развитие производства полуфабрикатов, полуготовых деталей);
  • потенциальная возможность выхода на рынок готовой продукции, готовых деталей в сборке.

Еще один пример, описывающий попытку сформировать кластер в Уральском регионе взаимодействие компаний «Синара» и «Газпром». «Газпром» выработал внутренние стандарты. Для того чтобы стать участником поставок, нужно соответствовать этим стандартам. Соответственно, формируется единая техническая политика для фирм-поставщиков «Газпрома», и хотя будут продолжаться тендерные закупки, в порядке организации тендеров «Газпром» предусмотрел, что если предприятие будущий поставщик, заранее аттестовало свое производство, свою технологию, то «Газпром» гарантирует этому предприятию тендер на поставку продукции. Таким образом, здесь возникают кластерные принципы взаимодействия, когда определять подбор того или иного предприятия и налаживание долгосрочных связей будет не конкуренция, а готовность поставщика работать под продуктовые и технические требования покупателя.

Высокую оценку возможности формирования полноценного территориальнопроизводственного кластера в Свердловской области эксперты и производственники выставляют сектору предприятий по производству медицинской техники и фармпродукции. Именно здесь есть шанс для создания политически управляемого кластера. Однако, как отмечают представители бизнеса, здесь необходимо четко обозначенное намерение регионального руководства. Также важно добиться максимальной локализации производства этой высокотехнологичной продукции. В случае с производством медтехники острая потребность наблюдается в части создания технопарка (или производственного парка). Здесь наблюдается острая потребность в производственных площадях, на которых можно было бы сконцентрировать 15–20 предприятий, которые сегодня разбросаны территориально и располагаются в недостаточно приспособленных помещениях и при этом создают достаточно уникальную продукцию. Именно в такой помощи остро нуждается бизнес. Именно это – прямой вопрос в адрес регионального правительства.

При этом при изложении принципов, по которым должен создаваться кластер в данном секторе, можно наблюдать несоответствие мировой практике. В частности речь идет о том, что предполагается, что для данной группы предприятий будет единый заказчик в лице государства, который будет покупать и фармпродукцию и медицинскую технику. Такая схема не позволяет увидеть с самого начала – проектирования кластера – то, каким образом продукция, производимая представляющими его предприятиями будет отвечать высшим требованиям конкурентоспособности и будет ли обеспечен сколь-нибудь значимый внешний, межрегиональный или экспортный поток? Безусловно, контракты с государством могут в определенной мере обеспечить соблюдение технических и ценовых стандартов. Однако обеспечение наивысшего, отвечающего мировым стандартам и вызовам конкуренции качественного уровня производимой продукции, – гораздо более сложное требование.

Показателен пример разработки электровоза группой «Синара». Как указывают менеджеры компании, производителисубконтракторы, которые были специально привлечены в проект для разработки определенных компонентов, осуществления научнотехнических разработок, пытаются компенсировать свои расходы на эти разработки как можно быстрее, и выставляют цены на комплектующие существенно выше, чем если бы это было серийное производство. Данные предприятия, учитывая высокие контрактные и макроэкономические риски, не проявляют готовность окупать свои расходы в трасакционно-специфические активы постепенно. В результате конечный продукт становится слишком дорогим и значительно проигрывает по параметру цены своим зарубежным конкурентам. Однако именно эти фирмы (представляющие регион) правительство Свердловской области стремится включить в данный кластер.

Дополнительный сдерживающий фактор, определяющий на сегодня одну из проблемы создания кластеров с инновационной составляющей таков. Еще в 2003–2004 годах (и тем более ранее этого периода), предприятия, о которых идет речь, испытывали острые проблемы вследствие недогрузки (отсутствие оборонзаказов). К началу совместного проекта по производству локомотивов такие заказы появились, и, более того, обнаружился дефицит производственных мощностей и человеческого капитала. При этом на рынке гражданской продукции такие компаниисубконтракторы стали стремиться получить не худшие условия, чем они получали в рамках финансирования государственного оборонзаказа.

В заключение очертим некоторый круг основных проблем реализации в России кластерного подхода в промышленной и региональной политике:

  • разное понимание проблемы и путей ее решения представителями государственной власти и бизнеса;9
  • слабая методическая, информационно-консультационная и образовательная поддержка развития кластеров;
  • отсутствие необходимой координации деятельности федеральных органов исполнительной власти, органов исполнительной власти субъектов Российской Федерации и органов местного самоуправления, объединений предпринимателей по реализации промышленной политики;
  • ограниченность набора инструментов финансовой поддержки кластерных проектов из бюджетных источников;
  • высокий моральный риск, возникающий в случае оказания государством финансовой поддержки бизнесу;
  • высокий риск «распада» кластера в модели, предполагающей вхождение на территорию и рынки крупного зарубежного производителя (пример с автопромом);
  • недостаточный организационный опыт управления межфирменными взаимодействиями, недостаточный уровень развития кооперационных связей и механизмов субконтратации, характеризуемый относительно низкой долей комплектующих, производимых внешними поставщиками;10
  • отсутствие благоприятной среды для развития межфирменного взаимодействия, роста предпринимательской инициативы как главного фактора создания конкурентоспособного продукта;
  • низкий уровень операционной конкурентоспособности большинства сборочных предприятий: высокие сроки освоения новой продукции, неоправданные накладные расходы, высокий уровень брака, низкий уровень технологической оснащенности и организации производства;
  • недостаточный уровень конкурентоспособности внешних поставщиков, включая качество и технологический уровень поставляемой ими продукции и услуг;
  • недостаточное качество и доступность транспортной и инженерной инфраструктуры;
  • недостаток специализированной производственной и офисной недвижимости для поставщиков;
  • ¨низкая восприимчивость предприятий к инновациям, крайне медленные темпы обновления модельного ряда выпускаемой продукции, недостаточный уровень ее потребительских качеств;11
  • отсутствие у регионального бизнеса и региональных властей опыта участия в федеральных целевых программах (при этом условия для роста предпринимательской инициативы все же не за госпрограммами, а за средой);
  • проблема отсутствия координации отраслевых программ;
  • дефицит человеческого капитала;
  • слабое взаимодействие бизнеса с научно-исследовательской инфраструктурой, институтами поддержки инноваций.
  • Промышленники ожидают решение проблемы дефицита ресурсов, власть предлагает преимущественно организационные мероприятия.
  • Сколько-нибудь регулярное обсуждение возникающих проблем или предложений, затрагивающих соответствующие интересы и требующих концентрации или перераспределения ресурсов, в регионах почти не ведется (исключение – работа немногочисленных ассоциаций). Следовательно, отсутствуют и не создаются предпосылки для создания кластеров, которые формируются вследствие интенсификации контактов между компаниями, разработки и совместного обсуждения новых проектов, раскрытия новых возможностей для эффективной совместной работы.
  • Также для развития инновационных кластеров характерны такие проблемы: низкая интенсивность научно-исследовательской деятельности по ключевым направлениям развития кластеров, включая образовательную компоненту; низкая эффективность процесса коммерциализации технологий; проблемы с доступом к финансовым ресурсам для развития новых технологических компаний; низкий уровень доступности специализированных услуг для развития начинающих технологических компаний; неэффективное отраслевое регулирование.

 

 

ЛИТЕРАТУРА

  1. 1.Афанасьев М., Мясникова Л. Мировая конкуренция и кластеризация экономики // Вопросы экономики, 2005. – № 4. – С. 75–86.
  2. 2.Коновалов А., Степанова В. Программа, по которой приходят деньги // Эксперт Урал, 2008. № 19.
  3. 3.Концепция кластерной политики в Российской Федерации. Министерство экономического развития и торговли Российской Федерации в проекте, 2008.
  4. 4.Концепция Стратегии социальноэкономического развития регионов Российской Федерации. Министерство регионального развития Российской Федерации, 2005.
  5. 5.Меморандум о финансовой политике государственной корпорации «Банк развития и внешнеэкономиче ской деятельности (Внешэкономбанк)». Утв. распоряжением Правительства Российской Федерации от 27 июля 2007 г. № 1007□р.
  6. Положение об Инвестиционном фонде Российской Федерации. Утв. постановлением Правительства Российской Федерации от 23 ноября 2005 г., №
  7. П р о г р а м м а с о ц и а л ь н о экономического развития Российской Федерации на среднесрочную перспективу (2006– 2008 годы). Утв. распоряжением Правительства Российской Федерации от 19 января 2006 г.№ 38-р.
  8. Проект Концепции кластерной политики в РФ. МЭРТ, С.25.
  9. Стенограмма «Круглого стола» «Кластерная политика как фактор повышения конкурентоспособности региона». Екатеринбург, март 2008.
  10. Федеральный закон «О развитии малого и среднего предпринимательства в Российской Федерации» от 24 июля 2007 г. № 209-ФЗ.
  11. Федеральный закон «Об особых экономических зонах» от 22 июля 2005 г. №116ФЗ.
  12. Федеральный закон «О статусе наукограда Российской Федерации» от 7 апреля 1999 г. № 70-ФЗ.
  13. Ф илиппов П. Кластеры конкурентоспособности// Эксперт. СевероЗапад, 2003. № 43. С. 16–19.
Год: 2013
Город: Костанай
Категория: Экономика
loading...