Экономический рост и знания в условиях посткризисного развития общества

Экономический рост – долгосрочная тенденция роста потенциального уровня выпуска. Он измеряется показателем абсолютного прироста (темпов прироста реального ВВП (ВНД)) или прироста ВВП (ВНД) на душу населения. Существуют множество самых разных моделей роста и поведения роста в разных странах, в разные периоды, которые не сводятся только к различию устойчивых и переходных траекторий. Рассмотрим базовые и перспективные для Казахстана модели роста. Основные современные модели экономического роста, как и любые модели представляют собой абстрактное, упрощенное выражение реального экономического процесса в форме уравнений или графиков. Поэтому многочисленные допущения, предваряющих каждую модель, уже изначально отодвигает результат от реальности, но, тем не менее, дает возможность проанализировать отдельные стороны и закономерности экономического роста.

Большинство моделей роста исходят из того, что увеличение реального объема выпуска происходит, прежде всего, под влиянием роста основных факторов производства труда (L) и капитала (К). Фактор «труд» обычно слабо поддается воздействию извне, тогда как величина капитала может быть скорректирована определенной инвестиционной политикой. Как известно, запас капитала в экономике со временем сокращается на величину выбытия (амортизации) и увеличивается за счет роста чистых инвестиций. Поскольку экономический рост ценен не сам по себе, а в качестве основы повышения благосостояния населения, поэтому качественная оценка роста часто дается через оценку динамики потребления.

Современные модели экономического роста сформировались на основах классического и кейнсианского подхода. Кейнсианская модель экономического роста делает упор на исследование национального хозяйства в целом. Центральная проблема макроэкономики для кейнсианской теории факторы, определяющие уровень и динамику национального дохода, его распределение. Эти факторы кейнсианство рассматривает с позиции формирования эффективного спроса [1]. Кейнсианский подход рассматривал краткосрочные периоды и ситуацию депрессивной экономики.

Последователи Кейнса расширили его подход на долгосрочный период. Развитием кейнсианской теории роста кроме самого Дж. М. Кейнса, занимались Э. Хансен, Р. Харрод, Е. Домар, Дж. Робинсон, Р. Солоу, Н. Калдор, Дж. Мид и другие. Джон Кейнс не расширял свою теорию равновесия в теорию роста, но именно его "Общая теория занятости, процента и денег" легла в основу всех последующих теорий.

Теоретической основой неокейнсианских концепций экономического роста являются, в частности положение о том, что стихийный механизм рыночной экономики не в состоянии обеспечить равновесие между спросом и предложением, в результате чего возникает неполная занятость людей и материальных ресурсов; что решающее значение для достижения устойчивости рыночной экономики имеет проблема эффективного спроса; что государственное регулирование экономики, воздействуя на факторы, составляющие эффективный спрос, в состоянии обеспечить стабильность экономики. Неокейнсианство исследовало проблемы динамики эффективного спроса, использования инвестиций, понятие мультипликатора. Центральной проблемой является проблема реализации, если движение спроса способствует полному использованию производственных ресурсов, то экономика будет находиться в состоянии динамического равновесия с оптимальным темпом роста. Изменения эффективного спроса определяют фактический уровень производства и его отклонения в ту или иную сторону от потенциально возможного уровня. Важное место занимает рассмотрение количественных взаимосвязей между накоплением и потреблением, принцип мультипликатора-акселератора. Если Кейнс признавал важность денег и их особые пути воздействия на экономические процессы, то в неокеинсианских теориях деньги остались за пределами анализа. Главным фактором экономического роста считаются инвестиции, которые рассматриваются в связи со сбережениями.

Исходя из этих установок, неокейнсианцы дают объяснение существующим темпам роста. Например, Э.Хансен замедление темпов роста производства в США в послевоенный период объясняет ослаблением действия автономных сил, влияющих на частные инвестиции и на потребительский спрос. По его мнению, вся система США способствует росту сбережений, тогда как инвестиционные возможности расширяются медленно. Причину этого он видит в недостатке потребительского спроса, в результате чего существуют недоиспользованные мощности, в снижении капиталоемкости, в расширении сферы услуг, где капиталоемкость ниже, чем в сфере материального производства [2].

На основе сочетания мультипликатора и акселератора были разработаны модели, которые рассматривают экономический рост преимущественно с точки зрения факторов спроса. Первые представители неокейнсианских теорий экономического роста Э.Домар и Р.Харрод рассматривали экономический рост в зависимости лишь от одного фактора – от накопления капитала, т.е. это была чрезмерно упрощенная модель [3, 4]. Вывод фундаментального уравнения Р.Харрода: темп роста прямо пропорционален доле сбережений и обратно пропорционален капиталовооруженности. Модели Харрода и Домара неплохо описывали реальные процессы экономического роста 1920 – 1950 гг., но для более поздних наблюдений (1950 – 1970 гг.) наиболее успешно использовалась неоклассическая модель Р. Солоу [5, 6].

Рассматривая экономический рост преимущественно с точки зрения факторов спроса, неокейнсианцы разработали ряд мер по регулированию рыночной экономики, направленных на повышение уровня совокупных расходов [7, 8].

Важным фактором достижения устойчивости экономики американские кейнсианцы считают регулирование государственных расходов. Главная роль при этом отводится государственному бюджету, регулированию ставок налогов, выплатам по социальному страхованию. Использование этих факторов они считают встроенными стабилизаторами, которые призваны автоматически поддерживать необходимые размеры эффективного спроса. Реализация неокейнсианских моделей экономического роста на практике привела к ряду отрицательных последствий: росту государственных расходов, дефициту госбюджета, усилению инфляции. Не были ликвидированы циклическое развитие экономики, безработица. Немало западных экономистов признали ограниченность встроенных стабилизаторов, серьезным недостатком которых является то, что они действуют со значительным лагом.

Экономический кризис 1973 - 1975гг. способствовал формированию нового течения – посткейнсианства, лидером которого является представительница кембриджской школы Джоан Робинсон. Оригинальность посткейнсианства как самостоятельного течения проявилась в разработке теории экономического роста и распределения продукта, в основу которой положена идея, что темпы роста общественного производства зависят от распределения национального дохода, которое является функцией накопления капитала. Именно скорость накопления капитала определяет норму прибыли и, следовательно, долю прибыли в национальном доходе. Даже зарплата определяется как остаточная величина. В посткейнсианской теории была предпринята попытка увязать пропорции распределения с пропорцией воспроизводства.

В центре неоклассической модели экономического роста стоит идея оптимальности рыночной системы, рассматриваемой как совершенный, саморегулирующийся механизм, позволяющий наилучшим образом использовать все производственные факторы не только каждому экономическому субъекту, но и экономике в целом. Свободная конкуренция через рыночные цены обеспечивает общее равновесие, или состояние оптимальности, создав условия для получения максимальной полезности. В соответствии с этим моделировались системы оптимального роста совершенной конкуренции, в которые в дальнейшем был введен ряд предпосылок: необходимость полной информированности хозяйственных субъектов об условиях в области предложения и спроса, о технических возможностях производства на всех рынках. При анализе экономического роста неоклассики исходят из следующих посылок:

  • стоимость продукции создается всеми производственными факторами;
  • каждый фактор вносит свой вклад в создание стоимости продукции в соответствии со всеми предельными продуктами и получает доход, равный этому предельному продукту;
  • существует количественная зависимость между выпуском продукции и ресурсами, необходимыми для ее производства, а также зависимость между самими ресурсами;
  • существует независимость факторов производства, их взаимозаменяемость.

НТР дала мощный импульс для новых исследований в области теории экономического роста. Переход к интенсивному типу экономического роста потребовал осмысления вклада НТР в темпы и качество экономического роста. Отметим работы и модели Роберта Мертона Солоу [6], производственные возможности экономики представлены функцией Кобба-Дугласа, нейтральный технический прогресс Харрода [9], роль инноваций подробнее и значение предпринимателя ввел Йозеф Алоиз Шумпетер [10].

Потому мы подтверждаем мнением, что развитие – это построение новых комбинаций из имеющихся в распоряжении предпринимателя производственных ресурсов. «Осуществление новых комбинаций» охватывает пять случаев:

  1. Создание нового продукта («потребительского блага»);
  2. Внедрение нового метода производства;
  3. Освоение нового рынка сбыта;
  4. Получение доступа к новому источнику сырья;
  5. Создание новой формы организации фирмы (в том числе обеспечивающей монопольное положение фирмы на рынке или подрыв чужой монополии) [11].

На макроуровне развитие имеет место в случае массового осуществления новых комбинаций. Необходимым условием экономического развития является развитость кредитного рынка и доступность кредита. Наличие кредита позволяет отказаться от накопления первоначального капитала и облегчает доступ на рынок для практической реализации идей. Долгосрочные факторы роста зависят от социально-культурных изменений, при этом:

  • рост предприятия приводит к замене предпринимательских функций менеджерскими, т.е. скорее к администрированию, чем к творчеству. Менеджеры, в свою очередь, менее склонны к новациям;
  • рост производства не успевает за ростом в целом, как следствие, постоянно высокая индустриальная концентрация и высокая прибыль ослабляют стимулы к новациям;
  • развитие капитализма приводит к краху общественных и семейных отношений и по мере развития становится обузой для интеллигенции и в дальнейшем приводит к изменению в семейных отношениях и снижению доли предпринимателей;
  • в конечном счете, поток идей иссякает, что ведет к цикличности экономического развития, снижению темпов роста и кризисам.

В целом такая последовательная стадия сменяющих друг друга циклов эффективной монополии и эффективной конкуренции и обеспечивает экономический рост на новой спирали развития. Относительно недавно экономисты заговорили о явлении, которое получило название "новая экономика", "экономика знаний". Существует два наиболее распространенных определения «новой экономики»:

во-первых, под «новой экономикой» понимают ту часть экономики, которая включает в себя высокотехнологичные отрасли: новые технологии, информационные и коммуникационные технологии (ИКТ). В этом определении она приобретает скорее отраслевое значение как новый сегмент обычной, традиционной экономики. Когда стремятся показать принципиальные отличия

«новой экономики» от «старой» именно с этой точки зрения, как правило, приводят в качестве доказательства резкий рост индекса NASDAQ в 1990-е годы, когда рыночная капитализация компаний, акции которых можно приобрести в системе NASDAQ, возросли.

во-вторых, под «новой экономикой» понимают макроэкономическую среду, сформировавшуюся под влиянием новых технологий, которая качественно отличается по основным принципам функционирования и возможностям ее дальнейшего развития. В "новой экономике" информационный ресурс принципиально отличается от обычного, он обладает универсальной делимостью, воспроизводимостью, неограниченной рамками национальной территории, информация не исчезает при потреблении. Потому что информация существуют независимо от пространства, т.е. она может находиться одновременно в различных частях пространства, не препятствуя возможности их использования. Продажа знания действует односторонне: знание нельзя забрать назад, выкупить, зато можно продавать неоднократно. Более того, проданные знания остаются в собственности лицензиара. В тоже время знания резко обесцениваются во времени, при этом информационный продукт в отличие от материального продукта подвержен только одному виду износа – моральному износу. Наконец, структура издержек при производстве наукоемких благ отличается от обычных благ: основная часть издержек приходится на начальный период производства, из чего следует, что издержки изготовления первого экземпляра непропорционально велики по отношению к издержкам последующих экземпляров. Меняется сложившаяся за многие века модель рынка. Современные средства ИКТ делают информацию доступной всем заинтересованным субъектам, сглаживается асимметричность информации, неопределенность, и рынок приближается к модели совершенной конкуренции.

Монополии, действующие, в новых условиях, также отличаются от тех монополий, которые мы привыкли анализировать. В традиционной экономике деятельность нерегулируемых монополий приводит к завышению цен и снижению количества производимой продукции. В "новой экономике" монополии увеличивают объемы производства и снижают цены (например, ситуация с тарифами на услуги мобильной связи). Это становится возможным благодаря существенному снижению издержек вследствие использования новых технологий, которые дешевеют гораздо быстрее, чем это наблюдалось во время предыдущих НТР. Наглядным примером является скорость удешевления ПК. Так, за последние четыре десятилетия реальная стоимость компьютеров снизилась на несколько порядков, при этом средний темп ее снижения составил 35% в год.

В "новой экономике" возникает еще одна разновидность внешних эффектов. Принято считать, что нарастание количества пользователей на рынке частных благ уменьшает полезность, получаемым каждым, поскольку все тот же объем благ приходится на большее количество потребителей. В "новой экономике" возникают "сетевые внешние эффекты", когда полезность блага для одного человека зависит от количества других людей, участвующих в потреблении данного блага. Например, каждому отдельному человеку имеет смысл пользоваться услугами электронной почты только в том случае, если и у других людей есть доступ к ним.

Можно сказать, что в целом происходит смещение первостепенной значимости для экономики страны от материально–вещественных и энергетических ресурсов к ресурсам интеллектуального и информационного характера. Информация начинает играть основополагающую роль, появляется тенденция выделять ее как пятый фактор производства наряду с трудом, капиталом, земельными ресурсами и предпринимательством. Производственная функция начинает включать в себя и этот фактор производства, что отражается в новых моделях экономического роста. Нанотехнологии меняют не только экономические параметры, но также влияют на политические, социальные и правовые аспекты жизни общества. Достаточно упомянуть электронное правительство, электронно – цифровую подпись и другие. Таким образом, "новая экономика" меняет традиционные представления об источниках экономического роста и побуждает исследователей обращаться к социально- экономическим последствиям ИКТ. Важнейшим источником роста становится человеческий капитал [12].

Под «новой экономикой» подразумеваем качественные изменения, происходящие с конца прошлого века в экономической жизни страны, ее технологических основах, институтах и т.п. и которые по большому счету связаны с качественными изменениями в технологических основах жизни общества. Важнейшим компонентом модели «новой экономики» является фактор геополитического и геоэкономического позиционирования. Его оценка предполагает анализ перспектив изменения внешней среды для формирования организационно-экономических инструментов управления взаимодействием между ключевыми экономическими агентами.

Исследуя особенности «новой экономики» можно отметить инвестиционно-инновационные параметры, не актуализируя стратегического фактора формирования и развития «новой экономики»

  • системы образования. Однако, данный фактор «новой экономики» является существенным и качественно новым. Таким образом, «экономика знаний» является продолжением развития «новой экономики», одной из составляющих ее парадигмы. «Экономика знаний» – это база знаний из возрастающего количества информации и знаний. Ну а инновационной экономику делают именно информация, знания, технологии, а не другие факторы производства.

Таким образом, в посткризисной системе хозяйствования на «новую экономику» и «экономику знаний» будет возложено решение таких сложнейших стратегических задач, как:

  • стимулирование поиска, нахождения и использования новых эффективных технологий производственных процессов с низкими ресурсными затратами, и в особенности энергозатратами, обеспечение процессов равноценного воспроизводства и восполнения затрачиваемых природных ресурсов;
  • подготовка кадров, отвечающих требованиям новой эпохи; не только удовлетворение финансового обеспечения сферы образования, но и требование от нее революционных преобразований, смещения акцентов в сторону практичности обучения и функциональности получаемых знаний;
  • смещение акцента с «краткосрочной» экономики, обеспечивающей сиюминутные интересы обществ и государств, на разработку скоординированных многими странами долгосрочных экономических программ развития, имеющих перспективу как минимум на несколько десятилетий вперед;
  • выработка валидных оценок, общепринятых критериев экономических показателей, надежных индикаторов, сигнализирующих о тех или иных изменениях в экономической сфере;
  • разработка новых принципов и методов экономических исследований и технологий бизнес- процессов, в том числе системное использование информационных технологий и т.д.

Для обеспечения инновационной модели развития государству и компаниям, выступающим агентами глобального рынка, необходимы не только специалисты, хорошо знающие какую-то узкую производственную схему, но и люди, обладающие творческими способностями, решающие любые задачи нестандартно, находя при этом способы минимизации ресурсных затрат.

Образовательная политика в «экономике знаний» должна складываться, опираясь на требования высокой интенсивности знаний, высокой их концентрации и возможности динамичного их обновления и пополнения. Вместе с тем, образование обязано способствовать жизненному успеху личности, ориентировать ее на реализацию практических задач и творческое многообразие жизни. Недостаток разработок теоретических основ и практических методов ускорения достижения и поддержания мирового уровня конкурентоспособности на основе управления организациями нового типа, раскрепощения и развития рабочей силы сдерживает становление неоэкономического типа развития, решение многих технико-экономических проблем страны. Что касается Республики Казахстан, то наша страна оказалась в очень сложном положении с точки зрения продвижения по траектории развития «новой экономики». С одной стороны, в нашей стране развивается рыночный сектор преимущественно в традиционных отраслях «старой» экономики – добыче и переработке сырья, металлургии, пищевой промышленности, торговле и т.п. С другой стороны, в наследство национальной экономике достались развитая фундаментальная наука, система высшего образования, достаточно мощный военно-промышленный комплекс со значимым сектором высоких технологий и другие предпосылки перехода к новому типу экономики. За годы кризиса и восстановительного роста большая часть этого потенциала была потеряна, но в последние годы происходит постепенное восстановление прежних позиций, намечаются новые точки роста. Все это создает определенные предпосылки для включения отечественной хозяйственной системы в «новую экономику». Будут ли реализованы эти предпосылки, сегодня зависит не только от экономической конъюнктуры, но и от подхода к подготовке национальных специалистов, ориентированных на использование инновационных инструментов и формирование качественно новой системы управления человеческими ресурсами на всех уровнях принятия управленческих решений.

 

Список литературы

  1. Кейнс Дж. Общая теория занятости, процента и денег. - М.: Прогресс, 1978. - 495с.
  2. Hansen , Prescott E. Malus to Solow: NBER Working Paper. 1998. N 6858.
  3. Харрод Р., Хансен Э. Классики кейнсианства: В 2 т. / Сост. А.Г. Худокормов. М.: Экономика, 
  4. Худокормов А.Г. Неокейнсианство // Харрод Р., Хансен Э. Классики кейнсианства: В 2 т. / Сост. А.Г. Худокормов. М.: Экономика, 1997. с.5-21
  5. Solow R. A Contribution to the Theory of Economic Growth // Quarterly Journal of Economics. 1956. Vol. 70. P. 65-94.,
  6. Solow R.M. Growth theory: an exposition. New York Oxford.Oxford University Press, 2000 . Р.118-122
  7. Харрод Р., Хансен Э. Классики кейнсианства: В 2 т. / Сост. А.Г. Худокормов. М.: Экономика,1997.,
  8. Solow A Contribution to the Theory of Economic Growth // Quarterly Journal of Economics.
  9. Vol. 70. P. 65-94.
  10. Гальперин В.М., Гребенников П.И. Леусский А.И., Тарасевич Л.С. Макроэкономика/Общ. ред. Л.С. Тарасевича. СПб.: Экономическая школа, 1994. С. 360–366
  11. Гальперин В.М., Гребенников П.И. Леусский А.И., Тарасевич Л.С. Макроэкономика / Общ. ред. Л.С. Тарасевича. СПб.: Экономическая школа, 1994. С. 360–366., С.159
  12. Шумпетер Й. Теория экономического развития. М.: Прогресс, С. 159.
  13. Нестеров Л. Национальное богатство и человеческий капитал / Л. Нестеров, Г. Аширова // ВЭ. – 2003.- № 2. – С.
Журнал: Без журнала
Год: 2016
Город: Астана
Категория: Экономика
loading...