Проблематика казахстанской историографии советского периода (1920-1990)

Необходимость углубленного историографического анализа казахстанских исследований советского периода связана с перспективой развития национальной историографии в новых условиях. Становление независимой казахстанской исторической науки требует критического осмысления прежней историографической традиции, учета опыта и знаний, накопленных предшествующими поколениями историков, поиска новых путей познания для преодоления негативных последствий марксисткой методологии в освещении проблем прошлой и современной истории Казахстана.

Казахстанская историческая наука была предметом усиленной фальсификации и политизации. Анализ проблематики диссертационных исследований, вошедших в Библиографический указатель докторских и кандидатских диссертаций по историческим наукам, позволяет выявить ведущие тенденции развития казахстанской исторической науки в 1935-1990 годах. Общее количество казахстанских исследований за 55 лет – 796 диссертаций[1], из них по специальности «история КПСС»169 ( 24 докторские, 145 кандидатские) и 627по другим направлениям, в т.ч. 77 докторских, 550 кандидатских (соотношение 1:7). Таким образом ежегодно защищалось не более 14 диссертаций.

Из общего числа диссертаций (627) 53,8% , т.е. большая часть диссертаций выполнялась по советскому периоду (с учетом специальности «история КПСС» до 1983 года). В докторских исследований советская проблематика занимает 45,5 %, кандидатских –62,2 %. Если рассмотреть этот процесс в динамике, то наибольшее количество исследований по советскому периоду приходится на 60-е и 80-е гг. ХХ в.

Ограниченная в количественном и тематическом ракусах, национальная история занимала периферийное положение в системе советской исторической науки. Ее достижения и недостатки обосновывались слабой профессиональной подготовленностью национальных кадров, недостаточным овладением ими марксистско-ленинской методологией. Сказывалось отсутствие традиций всеобщей истории, востоковедения, их научные центры находились в Москве и Ленинграде. В казахстанской историографии почти не было, кроме 3 докторских, и несколько кандидатских работ, серьезных исследований по всеобщей истории[2,10-11бб.].

Замыкаясь на региональных проблемах, казахстаника , в то же время, не занималась проблемами по истории доколониального периода. История казахского народа изучалась сначала в контексте российской ( с ХVIII в.), а затем и советской истории. Из-за ограниченности методологического инстументария исторической науки ХІХ –ХХ веков не была научно разработана проблема феномена кочевничества казахов. При советской власти кочевничество также не вписалось в каноны марксисткой методологии, основанной на формационной концепции исторического развития. Уникальное кочевое общество с особой своеобразной и самобытной культурой ассоциировалось с обществом периода распада общинного строя. В этой связи история становления казахской нации и государственности напрямую связывалось с советской властью[3].

Анализ данных вышеуказанного источника показывает, что тематика по дореволюционной истории казахов составляет – 22 % от всего количества кандидатских, 37,6 % докторских работ. Хронологически все они охватывают период со второй половины ХVІІІ века до начала ХХ века, т.е. период колонизации Казахстана Россией. Более древний промежуток времени истории Казахстана (каменный, бронзовый века) нашли отражение в археологических исследованиях и составило 10,7% всех диссертаций.

На начальном этапе становления советской истории (1918–1937 гг. ) согласно «интернационалистской» революционной концепции М.Н. Покровского, Российская империя изображалась «тюрьмой народов». Поэтому в 1920-1936 гг. наряду с приоритетными разработками по революционной тематике, было выпущено много этнографических и исторических работ по дореволюционной истории казахов, выполненые представителями национальной интеллигенции А.Бөкейхановым[4], М. Тынышпаевым[5], Х.Досмухамедовым [6], С.Асфендияровым[7], Т.Рыскуловым[8] и советским историком А. Рязановым[9], др. К разработке истории казахов они подошли объективно, с учетом национальных особенностей, и будучи непрофессионалами они, пытались придать своим исследованиям научный характер, творчески перерабатывая выводы и заключения русских ориенталистов, также устных, письменных традиционных источников.

Особо нужно отметить работы С.Асфендиярова, партийного и государственного деятеля Советского Казахстана и РСФСР, первого историка-марксиста. Затрагивая вопросы этногенеза и общественного строя казахов, национально-освободительного и революционного движений в крае, он попытался с марксистско-ленинских позиций осмыслить и обобщить процесс становления феодальной формации на территории Казахстана[10,с.38-39.]. Его исследования отразили противоречивость марксистской методологии: несоответствие принципов объективности и партийности, объективности и субъективности. Выводы и положения С.Д. Асфендиярова порой выходили за рамки марксистских схем объяснения истории, порой допуская вольные интерпретации по поводу кочевого общества и этногенеза, он не разделял мнение об отсутствии государственности у казахов, за что поплатился жизнью.

Предпринятые в 1934-1936 гг. постановления партии по подготовке школьных учебников истории СССР, и «Замечания Сталина, Жданова и Кирова» стали предпосылкой установления диктата власти над исторической наукой. Утверждение сталинского тоталитарного режима был начат с репрессией, целенаправленной на уничтожение национальной интеллигенции в 1937–1938 гг. Именно тогда уникальные работы по доколониальной истории казахов подверглись к критике и объявлялись националистическими искажениями прошлого, затем были запрещены и уничтожены. Весь цвет казахской интеллигенции был репрессирован. В 1936-1937 гг. в республике из партии была исключена половина ее состава, из них, как «враги народа» 17 % всех коммунистов[11,72].

В период 1937-1953 гг. в исторической науке утвердилась новая парадигма концепция « советского патриотизма», завуалированная форма советской имперской политики в области истории. Ее двойные стандарты, переход на позицию прославления российского прошлого, застали историков врасплох. Первый обобщающий труд по истории казахов «История Казахской ССР с древнейших времен до наших дней», подготовленный московскими и казахстанскими учеными в 1943 году в Алма-Ате под руководством видного советского историка А.М. Панкратовой, был признан антипартийной и опасной из-за негативной оценки колонизаторской политики царизма[12].

Продолжение этого обвинительного процесса (1948-1952 гг.) был направлено против Е.Бекмаханова за его монографию по теме: «Казахстан 20-40 годы ХІХ века» [13]. Исследование было посвящено одному из массовых национально-освободительных движений казахов под руководством Кенесары Касымова, правнука хана Аблая , который в целях восстановления казахской государственности, т.е. ханской власти, встал на путь борьбы с русским царизмом. Именно этот лейтмотив массовость движения против царизма, несоответствовал к таким положениям концепции «советского патриотизма», как нерусские народы не завоевывались и не покорялись, а «объединялись» или «воссоединялись» с Российской империей; присоединение Россией территорий соседних нерусских народов было благом для последних в плане экономического,культурного развития, или « меньшим злом»[14].

Двоякий смысл концепции «советского патриотизма» предполагал разные подходы российских и национальных историков к дореволюционной тематике. Если российские историки в разработке исследований от ХVІІІ века и глубже были более свободны от идеологического диктата власти, то для историков национальных окраин, «патриотизация» истории означала либо отказаться отразработки таких тем, либо критически, необъективно,т.е., в угоду власти оценивать прошлое своего народа. В 50-годы к пересмотру и критике подверглись все работы казахстанских историков, посвященные национально-освободительной и дореволюционной тематике. В 1952 году все народные движения ХVІІ-ХІХ веков казахов за освобождение, за исключением движений Срыма Датова, Исатая-Махамбета объявлены реакционными[15,148б.].

Даже, такие прорусски настроенные просветители казахов ХІХ века, как Ч. Валиханов, И. Алтынсарин, Абай были причислены к феодально-байским элементам, идеализирующим отсталые уклады истории, культуры и быта казахского общества. По утверждению историка Гурьевича Л.Я., это явление можно охарактеризовать идеологическим террором, когда из общественного пользования и книготорговой сети изымались учебная, научная литература по дореволюционному культурному наследию казахов[15,с.166-170].

В результате в 1951-1960 гг., большая часть исследований посвящается событиям советского периода. Из 10 докторских, 85 кандидатских диссертаций, выполненных в эти годы только в 16,8 % освещается дореволюционная история с ХVІІІ –ХХ вв., в 52,6 % советская проблематика. Если эти данные сравнить с предыдущим десятилетием, то в 1941-1950 гг. эти показатели приблизительно равны: т. е. 40 % дореволюционная (ХVІІІ-ХХвв.), 42,8 % советская проблематика.

Исследования следующего десятилетия(1961-1970 гг.) имеют динамику роста в количественном отношении : докторские по сравнению с предыдущим периодом увеличиваются в 2 раза: от 10 до 21; кандидатские – от 85 до 135; также исследования по дореволюционной тематике – 25:47. Советская проблематика занимает 50% докторских, 55,6% кандидатских исследований. В годы «оттепели» сохраняется сталинская интерпретация истории. История Казахстана рассматривается через доктрину «российского старшинства», в которой «великий русский народ выполнял цивилизаторскую миссию, неся более высокую культуру, передовые социально-экономические на смену патриархальным устоям и вековой отсталости»[16, 14б.].

В 1971-1980 годы количество диссертационных исследований по сравнением с предыдущим десятилетием несколько уменьшается: (21/ 135 : 20/125), зато советская проблематика доходит до 60 %. На 80-е гг., приходится наибольшее число защищенных кандидатских диссертаций – 171. соотношение исследований по дореволюционной и советской проблематике приравнивается в связи с перестройкой и деидеологизацией истории: 47,8% и 48,1%. В последнее советское деятилетие (80-е гг.) разрабатывается рекордное количество исследований по истории Компартии Казахстана: 24 докторских,145 кандидатских диссертаций( итого-169), тогда как все другие диссертации этого десятилетия по непартийной тематике составляет 190(171 кандидатская и 19 докторских).

Преобладание исследований по советской тематике и их отсутствие подоколониальному периоду, мизерное количество диссертаций: по этнографии(8,5%), историографии и источниковедению(4,7%), историческим личностям(0,9%), антропологии(0,4%), истории некоренного населения республики(2,5%), истории казахской диаспоры за рубежом(0,2%) свидетельствуют о чрезвычайно высоком уровне политизации казахстанской истории .

Нет будущего без прошлого. Говоря словами великого русского историка – Н.Карамзина, «народ, презиравший свою историю, презрителен, ибо легкомысленен – предки были не хуже его». Актуальные проблемы исторического прошлого казахского народа и современности, волнующие нынешнее поколение историков, неизбежно отражают их интересы и тревоги. Но они налагают на них и огромную ответственность. Только научный и объективный, беспристрастный подходы к исследованию, активное усвоение новых методологий, позволят казахстанцам восстановить утраченные страницы истории.

 

Список литературы:

  1. Библиографический указатель докторских и кандидатских диссертаций по историческим наукам. Алматы. 2003.-168 с.
  2. Ирмуханов Б.Б. Исторические воззрения мыслителей ХХ века. Алматы: Ғылым. 1999.136 с.
  3. Исаков П. О национальной консолидации казахского народа.// Большевик Казахстана. 1937. № 4-5. С.69-78.
  4. Букейхан А.Н., Баранов С.Ф., Руденко С. И. Казахи (Казахи Адаевского уезда). Антропологические исследования . Сборник І,ІІ. Ленинград. , Материалы к истории султана Кенесары Касымова. Под редакцией професс. Поливанова и доктора Х. Досмухамедова. Ташкент. 1923.
  5. 5.Тынышпаев М. Материалы киргиз-казакского народа. Ташкент. Восточное отделение Кир. Гос. изд.1925.
  6. Досмухамедов Х. Роды Младшего Жуза.Ташкент. 1921.; Краткие сведения об акыне Мурат. Ташкент. 1924.; О казахских батырах: Исатай, Махамбет // Сауле(журнал) . №3. Б.1-15.; Краткие сведения о движении Исатая Тайманова// Терме. №1. Ташкент . 1925.; Уш киян.Слово поэта Мурата//Сауле. 1924. №6. Б.12-17.
  7. Асфендияров С.Д. История Казахстана (с древнейших времен). Т. 1. Алма-Ата; М. 1935; Очерки истории казахов. Кзыл-Орда, 1935 (на казах. яз.);Прошлое Казахстана в источниках и материалах. Алма-Ата, 1935. Сб. 1; Сб. 2 совм. с П. А. Кунте; Историческое прошлое Казахстана // Казахстан. М., 1936. Национально-освободительное восстание 1916 г. в Казахстане. Алма-Ата; М. 1936.
  8. Рыскулов Т.Восстание туземцев в Средней Азии. Ч. 1-2. Кзыл-Орда.1927; Революция и коренное население Туркестана. Ч.1. Ташкент. 1925.
  9. Рязанов А.Ф. Пугачевское восстание и хан Малой Орды Нуралы//Советская Киргизия. № 8-9.; Батыр Срым Датов// Советская Киргизия. 1924.№ 7.;40 лет борьбы за национальную независимость казахского народа(1797-1838). Кзыл-Орда. 1926.; Восстание Исатая Тайманова . Кзыл-Орда. 1927.
  10. Дахшлейгер Г.Ф. Историография Советского Казахстана.Очерк. Издательство «Наука» Казахской ССР. Алма-Ата. с.191
  11. Панкратова А.М., Абдыкалыков М. История Казахской ССР с древнейших времен до наших дней. Алма-Ата. 1943.
  12. 13.Бекмаханов Е.Казахстан 20-40 годы ХІХ века. Алма-Ата.1946. 782 с.
  13. Правда. 22 августа. С.1.
  14. Гурьевич Л.Я. . Интеллигенция Казахстана иполитика тоталитарного государства в сфере науки и высшего образования(1946-1985). Дис.доктор.ист.наук. Алматы. 1993..
  15. Рахимбекова Б.К. Проблемы истории Казахстана второй половины ХІХ , начала ХХ века в современной историографии(1985-2000) .Дисс.... канд. истор. наук. Алматы. 2001.
Журнал: Без журнала
Год: 2016
Город: Астана
Категория: История
loading...