Движение Кенесары Касымова: исторические аспекты исследования.

Тема национально-освободительной борьбы казахского народа за свою политическую независимость и государственный суверенитет является одной из приоритетных в отечественной истории. В контексте истории Республики Казахстан личность последнего казахского хана Кенесары Касымова и возглавленное им национально-освободительное движение казахского народа 1837-1847 гг. имеют непреходящее значение как символ и воплощение идеи национальной государственности.

Методология и методика изучения национально-освободительного движения казахского народа менялась неоднократно со времен их возникновения. Одним из таких сложных и еще пока малоизученных проблем в отечественной истории является движение 1837-1847 годов под предводительством Кенесары Касымова.

До времени начала 90-х годов проблема истории национально-освободительных движений основывалась преимущественно на подходах, определявшихся официальными концепциями. Это характерно как для периода до 1917 г., так и советской эпохи. В советский период было принято выделять в дореволюционной историографии два направления: официальное – дворянское и буржуазное. Первый из них охватывал период до 60-х годов Х1Х века, второй с 60-70-х гг. Дворянская историография была представлена преимущественно исследованиями, оправдывавшими действия официальных российских властей по колониальному захвату казахской территории. В то же время положительной стороной этих исследований было присутствие в них большого фактологического, этнографического, географического материала, а также сведений экономического характера. Кроме того, национальные движения в колониальном крае ими рассматривались отчасти попутно, отчасти поверхностно. Для «дворянской» историографии было характерным применение термина «движение протеста» при определении характера национально-освободительного движения казахского народа в ХУ111-первой половине Х1Х вв. Труды представителей буржуазного направления писались также с позиций оправдания «цивилизаторской» деятельности царской колониальной администрации в национальных окраинах России. На сегодняшний день деления на подобные направления – дворянское и буржуазное – потеряло актуальность.

Этапным в исследовании проблем национально-освободительных движений можно считать труды военных историков, являвшихся офицерами генерального штаба Российской империи. Основным объектом исследовательского поиска военных историков была история, быт, традиции, образ жизни и места дислокации казахов. Последние были вызваны установками и потребностями завоевательной политики России.

В советской исторической науке изучение национально-освободительных движений основывалось на формационном подходе, согласно которому в оценке освободительной борьбы казахского народа применялись следующие критерии: социальная база движения, руководящая социальная группа или класс, цели движения. Объяснение логики исторических событий и поведение руководителей восстаний классовыми интересами в конечном итоге привело к умалению их роли и неоправданному сближению национально-освободительных движений в Казахстане с крестьянскими войнами в России. Особую роль среди вопросов методологического характера играет вопрос о соотношении внешних и внутренних факторов в процессе возникновения социальных движений. Специфика их взаимодействия, детерминированности в историческом контексте эпохи крайне важна для определения истинных причин выступлений казахского народа, разрешения проблемы социальной базы, вопроса о характере движений. Уже в дореволюционной литературе осознавалось наличие как внешних, так и внутренних факторов, в процессе возникновения как освободительных движений, так и движений сопротивления. Согласно предположениям сторонников евразийства источником кризисных явлений в кочевом обществе могли быть циклические колебания в природно-климатических условиях среды обитания, любые экстремальные изменения, аномальные по отношению к обычному течению естественных процессов. Прямая зависимость кочевника от природных условий делала этот фактор одним из наиболее значимых. Но многовековое функционирование в соответствующей экологической системе создавало естественные саморегулирующие механизмы в кочевом обществе казахов и содействовало, по их мнению, смягчению негативных процессов, устраняя тем самым настроения недовольства.

Другим фактором, влияющим на функционирование кочевого социума, могла быть политическая нестабильность, которая определялась постоянной неустойчивостью ханской власти, зависимостью прочности этого института от личных качеств хана, поддержкой со стороны аристократии, полноправностью занимаемой должности и справедливостью принимаемых им решений.

Наконец, фактором нестабильности могли стать этнические и социальные противоречия. Последние в этом смысле имеют определенную специфику, которая заключается в том, что в условиях аридной зоны степей и дисперсного состояния кочевников невозможно было безгранично накапливать скот, установить частную собственность на землю, и на этой основе создать такие коллективы как классы. Значительная концентрация скота в руках отдельных членов общества приводила бы к нарушению динамического равновесия природного потенциала среды обитания и социально-экономических процессов, что, в свою очередь, вызывало бы разрушение всей системы номадизма. Это вполне закономерно могло привести к усилению народного недовольства. Однако, в условиях самостоятельно развивающегося общества кочевников-казахов существовали саморегулирующие механизмы, способные предотвратить развитие таких движений (помощь обнищавшему общиннику, суд биев, основанный на адате, поддержка и защита рода и проч.) [1, с.26].

В условиях второй половины ХV111 первой половины Х1Х вв. решающим фактором в возникновении народных движений был именно не внутренний, а внешний фактор. Уже исследователи Х1Х в. понимали под внешним фактором вмешательство российской политической системы и ее институтов в традиционный уклад жизни казахов, объективно подразумевая под этим следующее: вмешательство в систему наследования ханской власти и в выборы ханов, попытки введения новой системы управления по российскому и вообще европейскому образцу, притеснения со стороны казачества, воинские поиски русских отрядов, строительство военных укреплений, неприятие казахами русского законодательства и системы судопроизводства, земельный вопрос, налогообложение.

Советская историография выдвинула на первый план факторы внутреннего порядка социально-классовые противоречия и антагонизмы. Основанные на формационном подходе, работы М.И.Вяткина, В.Ф.Шахматова, Е.Б.Бекмаханова начинались, как правило, с анализа социально-экономического и политического устройства казахского общества в данный период.[2] Социальные и классовые противоречия действительно играют важную роль в развитии общества, но они не всегда являются определяющими. Тем более, когда речь идет о кочевом социуме, члены которого, все без исключения были заинтересованы в сохранении его стабильности. Именно это явилось одной из причин массового участия казахов в движениях за сохранение традиционных устоев и порядка, нарушаемых нововведениями российской администрации.

Вторгаясь в привычную для кочевников общественную структуру (политическую, правовую, социальную, экономическую) российская система разрушила ее. Созданные российской властью новые юридические институты уже не поддавались естественно-регулирующим механизмам казахского общества, но и не полностью подвергались контролирующим и регулирующим функциям российских законов.

Необходимо подчеркнуть, что с течением времени внутренние и внешние факторы оказались настолько взаимосвязаны, что соотношение степени их влияния определить становится все труднее. В поисках социальной опоры в казахском обществе российская система находила отдельные группы, наделяла их властью, усиливала военно-казачьими подразделениями. В результате разрушалась привычная структура социальных связей, а это и порождало кризисные явления в организме кочевого общества, вызывало естественное чувство ущемленности со стороны самых разных социальных слоев. Поэтому движения включают в свой состав широкий спектр социальных элементов, недовольных нарушением внутреннего равновесия. Настроения некоторых из них обоснованно направлялись не только против представителей российской администрации, но и против ее ставленников из среды самих казахов. Именно такие выступления в литературе более раннего периода квалифицируются как антифеодальные, то есть направленные против собственной знати, баев, султанов и т. д.

При изучении вопросов методологии изучения национально-освободительной борьбы, необходимо обратить внимание на формирование соответствующего категориального аппарата при ее оценке. Так, например, термин, применяемый для обозначения движений сопротивления в западной историографии, не употребляется в досоветской литературе. В трудах зарубежных авторов, как правило, используются термины «сопротивление», «протест», «реакция», «национализм». В этом плане вопросы формирования понятийного аппарата требуют дальнейшего исследования на основе новых методов познания и в соответствии с требованиями цивилизационного подхода.

Изучение национально-освободительной борьбы казахского народа претерпело сложную и противоречивую эволюцию. Во многом это было связано с тем, что выступления казахского народа в период установления колониального режима, рассматривались с позиции проблемы присоединения Казахстана к России. Сегодня, когда сам по себе факт присоединения оценивается в исторической литературе как завоевание, вхождение, мирная и военная колонизация, подчинение, захват, необходимы новые подходы и к исследованию национальных форм борьбы с метрополией. Будь это восстание, выступление, движение, война, революция, в конечном счете, это есть форма выражения протеста, и в то же время средство, посредством которого казахский этнос стремился сохранить свою самостоятельность и государственную независимость. Следовательно, национально-освободительная борьба народа это прежде всего объективное явление, пусть даже если оно вызвано внешними воздействиями. Отсюда следует вывод о неправомерности изучения истории национально-освободительной борьбы казахского народа с точки зрения того, было ли присоединение Казахстана к России прогрессивным, т.е. «наименьшим злом» или негативным, что по концепциям советских историков означало «наибольшее зло». В подобных условиях и происходит политизация и идеологизация проблемы, что не способствует объективному ее освещению.

Значительное влияние на необъективное изучение национально-освободительного движения Кенесары Касымова оказало то, что в период тоталитаризма советской эпохи негативную окраску придавали термину «национализм». Отсюда вытекало, что если движение сопротивления народа национально-освободительное, то оно непременно «националистическое», а ее лидеры – «националисты».

В настоящее время, появилась реальная возможность по-новому осмыслить исторический опыт прошлого. Одним из главных принципов цивилизационного подхода в концептуальном отношении является признание многовариантности общественно-исторического развития различных стран, народов, государств, раскрытие исторического содержания эпохи через человеческое измерение, через деятельность личнойстей.

Современное состояние изучения национально-освободительной борьбы казахского народа требует создания фундаментальных, обобщающихисследований. В то же время нового осмысления требуют личности руководителейдвижений.

Современнаяисторическаянаука Казахстананасегодняшнийденьрасполагаетлишьотдельными публикациями о личности Кенесары Касымова и его движении, основанными на методологических основах, сформировавшихся еще в начальный период независимости Республики Казахстан. В издаваемых на сегодняшний день учебниках и учебных пособиях, в том числе пятитомном издании «История Казахстана с древнейших времен до наших дней»» Института истории и этнологии им. Ч.Ч.Валиханова и Института археологии им. А.Х.Маргулана, представлена историография проблемы, фактологический материал по движению, характеристика движения в логической связи с национальноосвободительным движением казахского народа за независимость, описание деятельности Кенесары, его характеристика как национального героя [1, с.26]..

Говоря в целом о личности Кенесары Касымова, и, возглавленного им движения казахского народа, следует заметить, что их судьба ровно таким же образом отразилась на историографическом осмыслении. Историография движения К.Касымова претерпела сложный и неоднозначный путь длиною в полтора столетия. Она вобрала в себя моменты подъема и спада, признания и отрицания и этим напоминает судьбу всех, кто боролся за независимость Казахстана. Следовательно, история и историография борьбы за свободу и самостоятельное развитие Казахстана несут на себе важную миссию – воспитание будущих защитников независимого Отечества.

 

Литература

  1. Сыздыкова Е.С. История и историография национально-освободительных движений в Казахстане (вторая половина ХV111-Х1Х вв.). – Астана, Евразийский университет, 1998.
  2. Бекмаханов Е.Б. Казахстан в 20-40 годы Х1Х века. Алматы, Казак университеті,
  3. «История Казахстана с древнейших времен до наших дней» Алматы. 2010 г. Т.3.;
  4. Кан Г.В. История Казахстана. Учебник для ВУЗов. Алматы. 2009.;
  5. Кузембайулы А.К., Абиль Е. «История Казахстана». Учебник для вузов. Костанай. 2006 г.;
  6. Артыкбаев Ж.О. «История Казахстана». Учебник для вузов. Астана. 2007 г.
Журнал: Без журнала
Год: 2016
Город: Астана
Категория: История
loading...