Международные средства защиты прав человека в конституционном праве стран СНГ

В данной статье рассматриваются международные средства и механизмы защиты прав человека в конституционном праве стран СНГ. Автор отмечает, что международно-правовая норма применяется к соответствующим отношениям только в результате ее трансформации, то есть преобразования в норму внутригосударственного права.

Страны-участницы Содружества Независимых Государств как самостоятельные субъекты международного права вправе и обязаны руководствоваться международными средствами защиты прав человека, основы которой были заложены в Уставе ООН. В п.4 ст.1 говорится, что ООН «призвана быть центром для согласованных действий наций в осуществлении международного сотрудничества по правам человека» [1].

На сегодняшний день одной из важных уставных задач ООН является содействие обеспечению и защите прав человека. Уставом ООН не предусмотрены нормы, гарантирующие человеку возможность реализации конкретных основных прав и свобод. Тем не менее, он стал одним из важнейших документов, в котором поставлен вопрос о необходимости универсального обеспечения прав личности, закреплен принцип всеобщего уважения прав и свобод человека. Начиная с преамбулы, в Уставе говорится о решимости ООН утвердить веру в основные права человека, в достоинство и ценность человеческой личности. В статье 1 Устава, наряду с такими задачами, как поддержание международного мира и безопасности, провозглашены такие важные принципы, как уважение достоинства личности, защита основных прав и свобод человека. Статьи 55,56 Устава также оговаривают необходимость коллективных и индивидуальных действий государств в сфере международной защиты прав человека и обязанность содействовать «обеспечению всеобщего уважения и соблюдения прав человека и основных свобод для всех без исключения, вне зависимости от расовой принадлежности, пола, языка и религии». Таким образом, Устав возлагает на государства члены ООН юридическое обязательство соблюдать основные права личности, не допуская при этом какой-либо дискриминации [2, с.78-81].

В структуре ООН функционирует ряд органов, призванных защищать права и свободы человека. Это:

  • Генеральная ассамблея ООН – основной орган, который «организует исследования и содействует осуществлению прав человека и основных свобод для всех, без различия расы, пола, языка и религии» (ст.13).
  • Экономический и социальный совет (ЭКОСОС), главная цель которого – координация работы в области прав человека. В структуре ЭКОСОС работает Комиссия по правам человека.

Несмотря на неопределенность положений Устава ООН о правах человека, необходимо признать, что принятие Устава ознаменовало начало процесса интернационализации в области прав и свобод человека. Кроме этого, обязательства государств в рамках ООН по сотрудничеству в содействии развитию прав человека позволило этой организации предпринять усилия по определению основных прав и свобод человека и дальнейшей конкретизации норм о защите прав и свобод. В результате был принят целый ряд документов: декларация, пакты и протоколы к ним, составившие Международный билль о правах человека.

Международная защита прав человека не ограничивается деятельностью главных и вспомогательных органов ООН. Ряд институтов сложился вне их системы и носит договорный (конвенциональный) характер. Основной задачей, поставленной перед главным и вспомогательным органом ООН – контроль за исполнением государствами конкретных международных конвенций в области прав человека [3, с.102].

Следует также признать, что существенную часть универсальной формулы демократизации составляют общепризнанные международные стандарты по основным правам и свободам человека. По мнению ученых, базовую роль играет, конечно, Всеобщая декларация прав человека, принятая в рамках ООН. «Значение и авторитет этого документа огромны. Многие идеи, содержащиеся в ней, не получили развернутого обоснования, хотя в той или иной мере они раскрыты более основательно в последующих международных актах» [4, с.21]. Всеобщая Декларация прав человека является первым в мире документом универсального характера, который установил минимальный стандарт прав человека. Декларация, воплотившая демократические идеалы свободной личности, состоит из преамбулы и 30 статей, в которых все основные права человека классифицированы в три группы: личные права и свободы, гражданско-политические права, а также социально-экономические и культурные права. При этом между вышеназванными группами прав не устанавливаются никакой иерархии [2, с.78].

Группу личных прав составляют:

  • право на жизнь, свободу, личную неприкосновенность;
  • запрет рабства и работорговли;
  • запрет пыток и негуманного обращения;
  • охрана личной и семейной жизни;
  • неприкосновенность жилища;
  • право на свободу передвижения;
  • гарантии защиты прав личности,
  • право на брак.

В 1966 г. Генеральная Ассамблея ООН приняла новые важные акты - Международный пакт об экономических, социальных и культурных правах и Международный пакт о гражданских и политических правах. В этих актах дается более детализированный перечень прав человека и гражданина, а, кроме того, Пактом о гражданских и политических правах предусматривается создание Комитета по правам человека, ответственного за соблюдение и принятие мер по претворению в жизнь прав, признаваемых в этом Пакте. В 1984 г. аналогичный Комитет был создан по экономическим, социальным и культурным правам. Оба пакта составили своеобразный международный кодекс прав человека и гражданина, а государства- участники взяли на себя обязательство принять необходимые законодательные меры по обеспечению предусмотренных в пактах прав и свобод. Пакт о гражданских и политических правах вместе с детализацией основных прав и свобод расширяет их перечень. Например, в Пакте предусмотрена «свобода от тюремного заключения за неуплату долга, право всех лиц, лишенных свободы, на гуманное обращение и уважение достоинства, присущего человеческой личности».

Кроме этого, Пакт предусматривает возможность частичной отмены действия основных прав, за исключением самых важных, во время чрезвычайного положения и возможность ограничения некоторых прав, которые должны быть установлены законом для охраны общественного порядка, безопасности, здоровья и морали, основных прав и свобод других лиц. Юрисдикционный характер Пакта подтверждается п.1 ст.2: «Каждое участвующее в настоящем Пакте государство обязуется уважать и обеспечивать всем лицам, находящимся на его территории и под их юрисдикцией, права, признаваемые в настоящем Пакте…»; п.2 ст.2, в котором предусмотрены требования от государств-участников Пакта «принимать такие законодательные и другие меры, которые могут оказаться необходимыми для осуществления прав»; кроме этого, Пакт предусматривает немедленное выполнение обязательств [5].

Важное значение в системе защиты прав и свобод человека имеют факультативные протоколы к Пакту. Первый протокол, принятый в 1976 г., предоставил частным лицам возможность обращения с индивидуальными жалобами в Комитет по правам человека. Второй протокол, принятый в 1989 г., направлен на отмену смертной казни. В Дополнение к Биллю о правах в рамках ООН принято большое количество конвенций, направленных на защиту основных прав и свобод человека. Почти все страны-члены ООН, в том числе и страны СНГ, подписали эти конвенции. Например, Республика Казахстан к настоящему времени присоединилась к 14 международным конвенциям, Азербайджан к 19 конвенциям и договорам, в том числе к основным конвенциям ООН - Конвенции о правах ребенка, Конвенции о ликвидации всех форм дискриминации в отношении женщин, Конвенции о предупреждении преступлений геноцида и наказания за него, Конвенции о ликвидации всех форм расовой дискриминации и Конвенции против пыток и других жестоких, бесчеловечных или унижающих достоинство видов обращения и наказания.

«В системе ООН был разработан большой объем конвенций относительно прав человека. Эти документы затрагивают широкий спектр прав человека. В основе этих документов очень важная мысль о том, что отдельный человек, как правило, слабее, чем государство, и, следовательно, будет несправедливо, если государства будут «истиной в последней инстанции». Вместо этого должны существовать международные нормы, к которым люди могут прибегнуть и которые применяются ко всем. В ряде случаев люди могут обратиться со своими жалобами в международные комитеты» [6, с.50].

Мы живем в эпоху больших перемен, когда бывшие авторитарные государства постепенно переходят к плюрализму, демократии. Это время характеризуется ещё и быстротечностью: стремительно меняются общественно-политические, социальные условия развития постсоветских государств. Порой нормы вновь принятых законов утверждают уже сложившиеся общественные отношения. Постановка вопроса о соответствии действующего законодательства стран СНГ нормам международных стандартов по правам человека необходима и даже неизбежна как в силу общего про- цесса интеграции, участником которого становятся постсоветские государства, так и в силу их стремлений стать полноправными членами мирового сообщества. Любые интеграционные процессы сопровождаются в области права двумя параллельными потоками: во-первых, формируется система общего для стран-участников законодательства (право сообщества); во-вторых, происходит «выравнивание»сближение законодательства и правоприменительной практики разных стран на основе их непротиворечивости праву сообщества. Нас интересует этот второй процесс применительно к законодательству стран СНГ и нормам международных документов в области прав человека.

В условиях происходящих в мире процессов глобализации все более тесным становится взаимодействие и взаимовлияние государств. А это значит, что более тесно взаимодействуют внутригосударственное и международное право. При продолжающейся интеграции стран СНГ в мировое сообщество проблема соотношения норм внутригосударственного и международного права становится всё более актуальной. Конституционные нормы, определяющие соотношение внутригосударственного и международного права, вызвали неоднозначную оценку среди специалистов в области как международного, так и внутригосударственного права стран СНГ и послужили причиной многочисленных дискуссий.

Во-первых, закрепление конституционного положения о том, что общепризнанные принципы и нормы международного права являются составной частью правовой системы страны (ст.12 Конституции Кыргызской Республики, ст. 9 Конституции Украины, ст.15 Конституции Российской Федерации и др.), с одной стороны, стало неоспоримым свидетельством концептуальной направленности государственной политики этих стран на всестороннее восприятие общечеловеческих ценностей, признание прав и свобод человека и гражданина в качестве высшей ценности.

С другой стороны, первые попытки реализации данного положения обнажили весьма существенное отставание теоретического осмысления проблемы от реальной ситуации и ее практического разрешения в данной сфере. Так, остро встал вопрос о приведении законодательства этих стран и правоприменительной практики в соответствие с международными стандартами. При этом надо учитывать, что безоговорочное принятие европейских и иных международных конвенций без учета системного единства внутреннего законодательства чревато неблагоприятными последствиями, так как за принятием обязательств следует более трудный этап их выполнения. Кроме этого, вопросы взаимодействия внутригосударственного и международного права крайне необходимы для решения сложных проблем формирования и совершенствования внутригосударственного законодательства, приведения его в соответствие с международными стандартами в области личных прав и свобод человека.

В отношении механизмов внедрения международных стандартов во внутригосударственное законодательство существуют различные точки зрения. Согласно господствующему в российской науке мнению, международно-правовая норма применяется к соответствующим отношениям только в результате ее трансформации, то есть преобразования в норму внутригосударственного права. Такая трансформация осуществляется путем ратификации, издания акта о применении международного договора или издания иного внутригосударственного акта. Однако и после их трансформации эти нормы сохраняют автономный характер по отношению ко всей системе права данной страны в целом [7]. Вместе с тем нормы самой Конституции РФ (ч.1 ст.17) устанавливают: «В Российской Федерации признаются и гарантируются права и свободы человека и гражданина согласно общепризнанным принципам и нормам международного права и в соответствии с настоящей Конституцией» [7]. Данная формулировка означает, что права человека, закрепленные в международно-правовых актах, действуют в России только в том случае, если они зафиксированы в Конституции. Но, если учитывать, что в нормах, определяющих основы конституционного строя (ч.4 ст.15), действует правило о том, что общепризнанные принципы и нормы международного права являются составной частью правовой системы Российской Федерации, выявляется противоречие. Учитывая, что статус норм, являющихся основами конституционного строя, выше, чем статус других норм Конституции, следует признать, что общепризнанные принципы и нормы международного права в области прав человека имеют в России прямое действие, не требуют механизма имплементации [8].

Поскольку страны СНГ стремятся к построению правового демократического государства, постольку общепризнанные международные стандарты в области личных прав и свобод должны реализовываться во внутреннем, в первую очередь, в конституционном законодательстве [9, с.20-27].

Соглашаясь с последним мнением, необходимо уточнить, что международно- правовые нормы становятся частью правовой системы стран СНГ в результате имплементации их во внутригосударственном праве или ратификации международных договоров.

Конкретное воплощение международных стандартов по правам человека в Конституциях стран СНГ выразилось в следующих примерах: в девяти статьях второго раздела Конституции Республики Казахстан и в ст.ст. 1, 3, 4, 8 нашли адекватное отражение международно-правовые стандарты по личным правам человека. В них закреплены также такие международные стандарты, как принципы естественного права, общечеловеческого характера прав и свобод, обеспечения полноты их закрепления и реализации, ограничения их только в строго определенных случаях, в соответствии с законом и т.д.

Статья 12 Конституции Республики Казахстан провозглашает, что права и свободы человека принадлежат каждому от рождения, признаются абсолютными и неотчуждаемыми и определяют содержание и применение законов и иных норма- тивных правовых актов. «Тем самым в соответствии с данной нормой главным критерием правотворчества и правоприменения является степень их соответствия естественным правам и свободам человека. Данный пункт официально закрепляет приоритет персоницентризма над системоцентризмом в политике государства» [3, с.97]. Пункт 5 данной статьи закрепляет, что осуществление прав и свобод человека и гражданина не должно нарушать прав и свобод других лиц, посягать на конституционный строй и общественную нравственность. Тем самым, здесь мы наблюдаем границы реализации прав и свобод личности, нарушение которых может привести к негативным последствиям. Это, к примеру, права и свободы других лиц, конституционный строй и общественная нравственность. Данные ограничения являются общепринятыми в мировой правовой практике.

Россия, следуя курсом реформ, тоже провозгласила права человека как приоритетные и наиболее значимые ценности, признала необходимость придерживаться в данной области общепринятых международных стандартов, закрепленных в таких широко известных актах, как Всеобщая декларация прав человека (1948); Международный пакт о гражданских и политических правах (1966); Европейская конвенция о защите прав и основных свобод (1950) и др. Подтверждением приверженности российской демократии этим хартиям служит принятая в ноябре 1991 г. Декларация прав человека и гражданина, ставшая органичной частью новой Конституции РФ, базой всего текущего законодательства, касающегося личности [10, с.5-29].

Конкретизация общих положений применительно к правам человека дана в разделе втором Конституции Украины, посвященном правам, свободам и обязанностям человека. Значение положений, закрепленных в этом разделе, определяется как общими нормами, объявляющими человека, его жизнь и достоинство, права и свободы наивысшей ценностью, так и местом расположения этого раздела в тексте Основного закона Украины. Конституцией Украины воспринята общая концепция прав и свобод человека, признанная мировым сообществом и получившая свое отражение не только во Всеобщей Декларации прав человека 1948 г., но и в подписанных и ратифицированных Украиной международных пактах о гражданских и политических правах. В полной мере согласуются положения Конституции Украины и с Европейской Конвенцией о защите прав и основных свобод человека.

По мнению украинского ученого В. Речицкого, «мы едва ли не первыми написали европейскую конституцию и едва ли не последними принимаем её как независимая и свободная держава» [11, с.118].

Исходным в определении прав и свобод человека в Конституции Украины является признание всех людей равными в своем достоинстве и правах. При этом права и свободы человека объявляются неотчуждаемыми и нерушимыми. Они принадлежат каждому с момента рождения и на протяжении всей жизни, не зависят от воли государства, не даруются им и не могут быть им отменены. Никто не может и отказаться от своих прав. Их неотчуждаемость означает, что какие-либо соглашения или сделки, направленные на ограничение прав человека, признаются недействительными. Провозглашение прав и свобод человека неотчуждаемыми и нерушимыми, признание тем самым их естественного происхождения - новое положение для конституционного права Украины. В условиях тоталитарного государства, претендовавшего на всеобщий контроль над личной жизнью каждого члена общества, признание неотчуждаемости и нерушимости прав и свобод человека было немыслимым. Поэтому включение такой нормы стало поистине шагом революционным, открывающим возможность самоутверждения личности, способной реализовывать себя, полагаясь на собственные силы и возможности.

Конституция Украины признает за каждым человеком право на свободное развитие своей личности, если при этом не нарушаются права и свободы других. Не менее важным является установленное положение, в соответствии с которым права и свободы человека, закрепленные в ней, не являются исчерпывающими, поскольку Основной закон не охватывает и не может охватывать всех естественных прав, принадлежащих человеку и получающих все более широкое отражение в международных нормах о правах человека. Вместе с тем Конституция устанавливает, что они не могут быть отменены, а содержание и объем существующих прав и свобод не могут быть сужены.

Конституция Кыргызстана закрепляет личные права и свободы человека в той же последовательности, что и Всеобщая Декларация, чего ранее не было. Это свидетельствует о приоритетности личных прав человека. Согласно конституционным нормам, в Кыргызской Республике личные права и свободы носят абсолютный характер и подлежат ограничению «лишь в целях обеспечения прав и свобод других лиц, общественной безопасности, защиты конституционного строя. При этом существо конституционных прав и свобод не может быть затронуто» (п.2. ст.17). Особенности личных прав и свобод состоят в том, что они не увязаны напрямую с гражданством, они неотчуждаемы и носят естественный характер.

Сравнительный анализ норм Всеобщей Декларации прав человека, Международного Пакта о гражданских и политических правах и других международно-правовых актов с нормами Конституции стран СНГ подтверждает, что в Конституциях стран СНГ нашли отражение практически все основные положения Всеобщей декларации прав человека 1948 года.

Так, ст.25 Всеобщей Декларации прав человека и ст.12 Международного Пакта об экономических, социальных и культурных правах предусматривают: 1) право на жизнь. Этой норме соответствуют содержание ст.ст.20 Конституции РФ и Конституции Туркменистана, ст.18 Конституции Республики Таджикистан, ст.24 Конституции Республики Беларусь; 2) право на благоприятную окружающую среду, предусматривается также ст.42 Конституции РФ, ст.46 Конституции Республики Беларусь, ст.39 Конституции Азербайджана; 3) запрет пыток и насилия, соответственно, отражен в ст.21 Конституции Республики Таджикистан, ст.46 Конституции Азербайджана; 4) право на охрану здоровья и медицинскую помощь, корреспондирующая к ст.41 Конституции РФ, ст.38 Конституции Республики Таджикистан, ст.41 Конституции Азербайджана.

Право на жизнь защищается и отраслевым законодательством. Уголовные Кодексы стран СНГ содержат ряд норм, направленных на охрану жизни, путем установления уголовной ответственности за убийство, доведение до самоубийства. Кроме этого в качестве способов охраны жизни допускается необходимая оборона. Также на защиту жизни направлена отмена смертной казни.

В Конституциях РФ, Казахстана, Азербайджана предусматривалось применение смертной казни до полной её отмены в качестве исключительной меры наказания за преступления против государства, против жизни и здоровья человека. Азербайджан, не внося изменений в Конституцию, установил в Уголовном кодексе (изменения 1998 года) в качестве исключительной меры наказания пожизненное заключение. Казахстан в 2007 году внес изменения в Конституцию: «Смертная казнь устанавливается законом как исключительная мера наказания за террористические преступления, сопряженные с гибелью людей, а также за особо тяжкие преступления, совершенные в военное время, с предоставлением приговоренному права ходатайствовать о помиловании» (ст.15, п.2).

Российская Федерация ещё не отменила применение смертной казни. Конституцией Украины не предусмотрена возможность лишения жизни в качестве меры наказания. Следует обратить внимание на то, что, несмотря на приверженность Таджикистана международно-правовым актам (ст.14), конституцией данного государства устанавливается применение смертной казни за особо тяжкие преступления (ст.18) и не предусматривается возможности отмены смертной казни. Конституцией Туркменистана также устанавливается применение смертной казни за тягчайшие преступления (ст.20). Особое внимание привлекает ст.31 Конституции Азербайджана, предусматривающая право на безопасное проживание. То есть, статья признает возможность каждого человека требовать от государства создания условий, обеспечивающих безопасное проживание. Данная норма не предусмотрена ни одной страной-участницей СНГ.

 

СПИСОК ЛИТЕРАТУРЫ:

  1. Бюргенталь Т. Международные права человека: Краткий обзор. /Пер. с англ. - Алматы: Гылым, 1999. - 352 с.
  2. Ахметолла А. Основные международно-правовые акты в сфере защиты прав человека //Вестн. КазНУ. Сер. междунар. отношения и междунар. право – 2004. - №1. – С.78-81.
  3. Байкенжеев А.С. Обеспечение прав человека в РК: проблемы теории и практики //Вестник Каз. Академии Труда и соц. отношений – 2002. - №1. – С.96-103.
  4. Ким В.А., Ахметов М.М. Некоторые проблемы внедрения международных стандартов основных прав и свобод человека в Республике Казахстан //Вестник КазНУ. Сер. юрид. – 2001. - №1. – С.17-22.
  5. Права человека. Сборник международных документов /Сост. Шестаков Л.Н. - М., 1990. - 202с.
  6. Коллинз Э. ОБСЕ и международные стандарты в области прав человека //Вестник КазНУ. Сер. юрид. – 2001. - №1. – С.49-51.
  7. Богуславский М.М. Международное частное право: Учебник. - М.: Юристъ, 2002.- 462с.
  8. Действующее международное право. В 3-х т. /Сост. Ю.М. Колосов, Э.С. Кривченкова. – М., 1997. – 864с.
  9. Искакова Г.К. Политика в области прав человека в постсовеских государствах //Казахстан-спектр. – 2003.- №3. – С.20-27.
  10. Михайловская И.Б. Юридические гарантии прав и свобод личности //Права человека: Новое российское законодательство и международно-правовые нормы. - М.,1992. - С.5-29.
  11. Речицкий В. Конституционализм. Украинский опыт. – Харьков, 1998. – С.118, 119.
Год: 2013
Город: Алматы
Категория: Юриспруденция
loading...