Значение изучения типологии женщин-наркопреступниц для проведения профилактических мероприятий

Личность преступника и преступное поведение всегда тесно связаны с проблемами типологии. Поскольку более детализированный подход к анализу преступности часто создает необходимость разработки и использования различных типологий (классификаций) лиц, совершающих преступления, которые могут в дальнейшем послужить основой для дифференциации планирования и организации целенаправленной борьбы, научно обоснованного определения профилактических и уголовно-правовых средств.

Идея типологии (типизации) женщин, совершивших преступление в сфере незаконного оборота наркотических средств, исходит из необходимости сведения этих преступлений в однородные (однотипные) группы. Для того чтобы более глубоко изучить личность преступника и её структуру, надо познать типичное в такой личности. [1, с.262] Важным вопросом в криминологии является вопрос, связанный с классификацией и типологией личности преступника, женщин- преступниц вообще, и женщин-наркопреступниц, в частности.

В специальной литературе такие понятия как «типология» и «классификация» рассматриваются как самостоятельные методы, всегда связанные с содержательным характером соответствующего распределения совокупности на группы, с определенным уровнем познание. [2; 3; 4] При этом, если типология выступает как дифференция сложных явлений, дающая выделять более или менее однородные единицы и отбирать индивидуальные величины одного и того же вида, то классификация представляет собой распределение статистической совокупности на определенные классы, разряды, категории. [5, с.152]

Наряду с этим, типология включает в себя те свойства, определяющие характер развития исследуемого явления, тем самым находится на более высоком уровне абстракции по сравнению с классификацией, представляющей собой распределение статистической совокупности на определенные составляющие.

В отличие от классификации, типология позволяет рассмотреть личность преступника в динамике. В этом состоит прогностический характер классификации (с помощью включенных в нее отдельных типов она показывает, что было свойственно личности преступницы на первоначальных стадиях криминализации, что характеризует ее в момент совершения преступления, какой будет эта личность после реализации предупредительных и исправительных мер воздействия).

Практическое значение типологического изучения наркопреступниц мы видим в том, что оно позволяет раскрыть природу, причины, закономерности зарождения и развития поведения женщин-наркопреступниц, и в зависимости от типологических особенностей конкретных наркопреступниц, их принадлежности к определенной модели, дифференцированно строить профилактическую работу.

Изучение личности женщин-наркопреступниц позволило выявить два ведущих типа, включающих в себя шесть подтипов. Все они отражают совокупность черт, свойств и качеств, определяющих сущность и направленность преступного поведения.

  1. Антисоциальный тип характеризуется наибольшей преступной активностью в ситуации совершения преступления, наличием антиобщественных взглядов и привычек и, самое главное, осознанной готовностью к общественно опасным проявлениям. При изучении социально психологических особенностей личности наркопреступниц рассматриваемого типа можно отметить, что им свойственно потребительское отношение к собственности, цинизм в отношении к жизни, окружающим, пренебрежительное отношение к общественному порядку.
  2. Асоциальный тип характеризуется антиобщественной направленностью, в отличие от антисоциального типа, однако в более пассивной форме. Это — морально, психически, психологически и физиологически «надломленные» люди, в определенной мере деградировавшие в социальном плане личности. Такие женщины, как правило, сами употребляют наркотики, перебиваются случайными заработками, не имеют постоянного места жительства.

Рассматриваемые типы личности наркопреступниц можно классифицировать на дополнительные типы по следующим основаниям: [6, с.80]

По устойчивости криминальной направленности:

  • случайный тип, характеризующийся общей позитивной направленностью деятельности (те наркопреступницы, у которых наблюдается в их системе нравственно-психологических свойств отсутствие способности придерживаться в своих действиях твердых принципов);
  • ситуативный тип (у этих наркопреступниц наблюдается нравственно психологическая деформация отдельных сфер жизнедеятельности);
  • привычный тип (в нравственно-психологические особенности этого типа наркопреступниц входят эмоциональная неустойчивость, эгоцентризм, противопоставление себя обществу).

По характеру и содержанию:

  • корыстный (жизненно важные ориентиры этого типа сосредоточены исключительно на материальной выгоде от добычи наркотиков);
  • дезадаптивный (им присуще пассивное отношение к различным предписаниям, установленным в обществе; сами являются активными потребителями наркотиков).

Для того чтобы эффективно воздействовать на наркопреступниц, необходимо знать, изучить, что именно в ее личности вызывает такое поведение. Ответ на этот вопрос сложен, а его решение всегда связано с трудностями. Дело даже не в малоизученности личности наркопреступниц, отсутствии специальных исследовании по данной проблеме, хотя в ряде диссертаций и других монографических работах по вопросам наркомании на данный фактор указывают как один их криминогенных (К.Ш. Курманов, К.М. Осмоналиев, Б.Б. Ногойбаев, В.М.Алиев, Ю.А. Алферов, А.А. Габиани, Ш.Н. Галиуллин, О.В. Колесник, Л.П. Николаев, П.Н. Сбирунов, СВ. Фирсаков и др.), проблема в том, что пока не определены основные теоретические научно обоснованные подходы к изучению личности наркопреступниц

Результаты проведенного анализа различных источников позволяют выделить две основные группы осужденных среди женщин, совершивших преступление в сфере незаконного оборота наркотиков:

  • лица женского пола, занимающиеся незаконным оборотам наркотиков, не являющиеся их потребителями;
  • лица женского пола, занимающиеся незаконным оборотом наркотиков, являющиеся постоянными потребителями наркотиков.

Анализ полученных данных показал, что среди лиц женского пола, вовлеченных в незаконный оборот наркотиков, наиболее активными в криминогенном отношении, в первой группе, являются лица в возрасте от 26-30 лет, 31-40 лет и 41-55 лет.

Во второй же группе активность приходится на возраст 21-25 лет, 26-30 лет и 31-40 лет. Вместе с тем, количество женщин старшего возраста (41-55 лет и старше) в данной группе (5,7%), т.к. средняя продолжительность жизни лиц, потребляющих наркотики, не превышает 40 лет.

Таким образом, наибольшее число лиц, совершивших преступления в сфере незаконного оборота наркотиков, составляют женщины, у которых уже сложился определенный стереотип мышления, устоявшихся привычек, взглядов, ценностных ориентации. Отсюда следует, что незаконный оборот наркотиков распространен не только в молодежной среде, но и среди женщин зрелого возраста. Выраженная криминогенная активность женщин старших возрастов связана с расширением сферы их трудовой и общественной деятельности, расширением социальных контактов; женщины в своей общей массе позднее становятся на преступный путь, правоохранительные органы и суды чаще проявляют гуманность к женщинам и не лишают их свободы за преступление, совершенное впервые, кроме наиболее тяжких, а последующие преступления совершаются спустя определенное время, когда женщина становится старше.

Наркопреступницы в основной своей массе характеризуются несколько более низким образовательным уровнем, чем остальная часть законопослушного населения, что, впрочем, характерно и для женщин преступниц вообще. Но при этом уровень образования у наркопреступниц значительно выше, чем у лиц женского пола совершивших корыстно-насильственные преступления.

Так, проведенное исследование С.В. Газазяна показало, что при обязтельном всеобщем среднем образовании в стране в первой группе 36,7% имеют неполное среднее образование, а во второй - 27,8% от общего числа обследованных в этих группах [6, с.82].

Среднее образование имеют 26,8% в первой группе и 30,8% во второй группе. Профессионально-техническое и среднее специальное образование в группах имеют соответственно 29,8% и 33,7%. Незаконченное высшее и высшее образование соответственно имеют 4,8% и 6,7%. И не имеют образования в первой группе 1,9% и 1% во второй. Представляется, что различие в образовательном уровне женщин, вовлеченных в незаконный оборот наркотиков, между первой и второй группой напрямую зависит от возраста. Среди потребляющих наркотики основную массу составляют лица молодого возраста, которые имеют более высокий образовательный уровень, чем люди старшего поколения. Следовательно, наличие относительно высокого образовательного уровня отнюдь не препятствует к приобщению к незаконному обороту наркотиков. Таким образом, можно сделать вывод о том, что образование не препятствует наркотизации и наркопреступности, независимо от этого, приобщение к наркотикам происходит в подростковом возрасте.

Важным компонентом социально-демографической характеристики личности являются данные о семейном положении наркопреступниц.

П.Н. Сбирунов по этому поводу писал: «... интересы семьи можно рассматривать в качестве одного из нейтрализующих факторов незаконного распространения наркотиков. Особенно интенсивно формирование и упрочение антиобщественных взглядов и поведения происходит в условиях отсутствия или ослабления семейных связей» [7, с.46]. Отсюда можно констатировать, что большинство женщин-наркопреступниц, по тем или иным причинам, зависящим или не зависящим от них, не сумело устроить свою семейную жизнь, что явилось одной из причин или следствий того, что они оказались вовлеченными в наркобизнес.

Для изучения личности преступниц значение имеет место ее проживания до ареста. Так наблюдается довольно большое различие между «городской» и «сельской» наркопреступностью женщин. Подавляющее большинство лиц, вовлеченных в незаконный оборот наркотиков – горожане. Более высокий уровень горожан и менее низкий жителей сельской местности характеризуется тем, что наркотизм не нашел широкого распространения среди сельских жителей. Причинами сложившейся ситуации является, во-первых, более жесткий социальный контроль, устойчивость здоровых традиций на селе, уровень занятости подростков и молодежи в личном подсобном хозяйстве.

Также были изучены вопросы, касающиеся бытовых и материальных условий жизни женщин, занимающихся незаконным оборотом наркотиков. И, как оказалось, многие из них имеют нормальные жилищные условия. Так, большая часть наркопреступниц имеют хорошее благоустроенное жилье, в группах этот показатель составляет 61,5% и 72%. Остальные же испытывают те или иные трудности бытового характера. Не имеют собственного жилья, либо живут в общежитии, подвальном помещении, бараке или снимают комнату, квартиру, соответственно в группах 15,7% и 8,8%. Проживающих в коммунальных или изолированных не благоустроенных квартирах 16,8% и 18,2%, что также связанно с разного рода бытовыми неудобствами. Показателен тот факт, что многие из женщин, входящих в первую группу, тратили деньги, полученные с незаконного оборота наркотиков, на улучшение своего жилищно-бытового положения и на нужды семьи 60-70% от дохода. Во второй же группе полученный доход тратился, в первую очередь, на приобретение следующей партии наркотиков в 50-90% случаев, а потом уже, что оставалось - на семью и социально-бытовую сферы жизнедеятельности.

В результате проведенного анализа источников была выяснена среда формирования, обусловленная семейным благополучием женщин, совершивших преступления в сфере незаконного оборота наркотиков. Так, интересным на наш взгляд является результаты анкетирования, которые были проведены Е.Л. Харьковским, согласно которым воспитывались в полной семье- 60,8%, отсутствовал один из родителей у 20,3% опрошенных, 19,9% воспитывались опекунами и попечителями либо содержались в образовательных учреждениях для детей сирот [8, с.20].

Причины того, что опрошенные росли без родителей различны: развод родителей, смерть отца или матери, переезд родителей на длительное время по делам службы или работы в другой город, страну и т.д, в результате чего ребенка оставляли на попечение у родственников или отправляли в интернат, тем самым лишая ребенка самого необходимого (родительской любви и ласки) именно в тот период, когда это было ему так необходимо. И, как следствие этого, у ребенка появляется ощущение беспокойства и незащищенности, и эти ощущения способны прогрессировать, что приводит к постоянной неуверенности и тревожности и, в конечном итоге, к криминогенным последствиям [8, с.22].

Таким образом, изучение имеющихся статистических данных, а также анализ других источников позволяет представить портрет среднестатистической преступницы, совершившей преступление в сфере незаконного оборота наркотических средств и психотропных веществ: женщина, имеющая неполное среднее или общее среднее образование (свыше 90%), ранее не судимая (до 80%), не имеющая в момент совершения преступления постоянного источника дохода (65%), имеющая малолетнего ребенка (30%). Значительная доля женщин совершала преступления по месту своего постоянного жительства. До 60% преступниц, совершили преступления в составе организованной преступной группы (однако участники которой, как правило, полностью не разоблачены и не установлены, вследствие чего рассматриваются в приговорах как неустановленные следствием лица).

Изучение личности женщин-наркопреступниц позволило сделать вывод о том, что подавляющее число женщин, совершивших преступления в сфере незаконного оборота наркотиков по своим личностным характеристикам относятся к антисоциальному типу и характеризуются осознанной готовность к общественно опасным проявлениям в сфере незаконного оборота наркотиков. При изучении социально-психологических особенностей личности наркопреступниц рассматриваемого типа можно отметить, что им свойственно потребительское отношение к собственности, цинизм в отношении к жизни, окружающим, пренебрежительное отношение к общественному порядку.

Женщины асоциального типа характеризуются антиобщественной направленностью, в отличие от антисоциального типа, в более пассивной форме. Это - морально, психически, психологически и физиологически «надломленные» люди, в определенной мере деградировавшие в социальном плане личности. Такие женщины, как правило, сами употребляют наркотики, перебиваются случайными заработками, не имеют постоянного места жительства.

Проведенный анализ позволило нам также выявить внешние социальные факторы, которые привели к формированию тех негативных черт, которые становятся непосредственной причиной преступного поведения, взаимодействуя с конкретными жизненными ситуациями. Однако рассмотрение свойств личности в комплексе, позволяет установить определенный набор черт и особенностей, присущих отдельным категориям преступников, в том числе и женщинам, совершившим преступления, в сфере незаконного оборота наркотиков. Их обязательно следует учитывать при индивидуальном прогнозировании и осуществлении мер, направленных на предупреждение преступлений, так как это может способствовать повышению эффективности профилактической деятельности в отношении женщин, совершивших преступления в сфере незаконного оборота наркотиков.

В этой связи представленные данные позволяют сделать вывод о том, что среди профилактических мероприятий наиболее актуальными являются мероприятия, направленные на своевременное выявление женщин, склонных к совершению преступлений в сфере незаконного оборота наркотических средств, с последующей постановкой их на профилактический и оперативные учеты в органы внутренних дел, ГСКН КР и других информационных систем оперативно-розыскного, криминологического, профилактического и справочного назначения, а также устранение тех условий, которые способствуют совершению преступлений изучаемой группы.

 

Список использованных источников:

  1. Криминология. Учебник / Аванесов Г.А. - 2-е изд., перераб. и доп. - М.: Изд-во Акад. МВД СССР, 1984. - 500
  2. Миненок М.Г. Личность расхитителя. Криминологическая характеристика и типология. Калининград, 1980. – 288с.
  3. Бышевский Ю.В., Марцев А.И. Криминологическая характеристика личности вора. Омск, 1973. - 40 с
  4. Меликишвили Л.А. Роль личностного фактора в преступном поведении женщин. Тбилиси, 1993. – с.194
  5. Криминология: Учебник. Под ред. д. ю. н. В. Н. Бурлакова, д. ю. н. Н. М. Кропачева. — СПб.: Санкт-Петербургский государственный университет, Питер, 2002. — 432 с.
  6. Газазян С.В. Женская преступность в сфере незаконного оборота наркотиков: дис. канд. юрид.наук. Москва 2010. – с.80
  7. Сбирунов П.Н. Криминологические проблемы борьбы с незаконным оборотом наркотиков в России. М., ВНИИ МВД РФ. 1998. – 112с.
  8. Харьковский Е.Л. Уголовная ответственность за незаконный оборот наркотических средств и психотропных веществ. М.: Юрлитинформ, 2003 - 216с.
Год: 2012
Город: Алматы
Категория: Юриспруденция
loading...