Некоторые вопросы квалификации нападения на лиц или учреждения, пользующиеся международной защитой

Вопрос о правильной квалификации нападения на лиц или учреждения, пользующихся международной защитой, представляется одним из самых проблемных в теории и возможной правоприменительной практике. Сложность отграничения этого преступления от смежных составов состоит в том, что изначально оно двухобъектно: наряду с основным непосредственным объектом (интересы международного мира) в нем существует ряд дополнительных - жизнь и здоровье защищаемых лиц, интересы неприкосновенности собственности, принадлежащей этим лицам или находящейся в их ведении и т.п. Попытаемся обосновать правила отграничения изучаемого преступления от смежных, а также возможные варианты квалификации по совокупности преступлений. При этом основное внимание уделим вопросам такого разграничения по объекту, объективной стороне и субъективной стороне посягательства.

Разграничение по объекту

Группируя преступления по главам, Уголовный закон учитывает лишь основную направленность данного преступления, наиболее важную часть общественных интересов, на которые оно посягает, выделяет «главный объект» [1, с. 130-132].

Так, несомненно, что изучаемое преступление посягает на интересы личной неприкосновенности лиц, пользующихся международной защитой - об этом прямо свидетельствует насильственный характер совершаемого нападения. Но в УК РК посягательства на жизнь и здоровье человека предусмотрены чуть ли не во всех главах Особенной части. При этом применительно к каждой главе они имеют специфические особенности, зависящие от других общественных интересов, которые также нарушаются при этом посягательстве.

Как отмечал Н.И. Загородников, «преступное посягательство на жизнь человека может осуществляться не только при тех преступлениях против личности, которые непосредственно направлены на жизнь и образуют тот или иной состав убийства... В целях охраны жизни и здоровья граждан государство издает целый ряд правил, соблюдение которых обеспечивает безопасность людей... При этом законодатель, определяя ответственность за нарушение соответствующих правил, имеет целью ог- радить от преступных посягательств не только установленный правопорядок, но и создать тем самым дополнительные средства охраны личности» [2, с. 30].

В реальной жизни разнообразные общественные интересы тесно переплетаются. Посягательство на одну их группу почти всегда влечет нарушение смежных общественных интересов. Так, например, посягательство на лицо, пользующееся международной защитой, может посеять чувство страха и неуверенности у жителей страны в преддверии возможного военного конфликта, оказать определенное давление на органы власти - то есть причинить вред интересам общественной безопасности. Поэтому для разграничения преступления, предусмотренного ст. 360 УК РК, необходимо хорошо представлять себе весь круг норм, охраняющих одни и те же общественные интересы, и знать разницу между ними.

Ведущим основанием разграничения нападения на лиц или учреждения, пользующиеся международной защитой, является установление основного объекта, с учетом которого законодатель сконструировал соответствующую статью закона: содержание интересов поддержания международного мира, поставленных под охрану уголовного закона, определяет остальные признаки состава.

По основному объекту посягательства нападение на лиц или учреждения, пользующихся международной защитой, отличается, например, от преступлений террористической направленности. Подчеркнем: в данном случае цель причинить вред интересам общественной безопасности не существует самостоятельно, она является составной частью основной цели виновного, а причинение вреда общественной безопасности происходит «подспудно», как своеобразное следствие нарушенных интересов сохранения международного мира.

Следовательно, если наличествует сам факт нападения, но не установлено, что оно было совершено для причинения ущерба указанному интересу, то будет отсутствовать основное условие квалификации содеянного по ст. 163 УК РК. Представляется, что наличие основного объекта нападения на лиц или учреждения, пользующихся международной защитой, может быть доказано через установление целей такого нападения.

Тем не менее, допустимы ситуации, когда нападение, наряду с целями провокации войны или осложнения международных отношений, параллельно преследует и другую цель (цели).

Например, нападение в целях провокации войны или осложнения международных отношений изначально совершено с целью причинения смерти лицу, пользующемуся международной защитой. В данном случае возможна квалификация содеянного по совокупности (в случае, если посягательство на жизнь совершено в отношении защищаемого лица, подпадающего под определение «государственный деятель», например глава иностранного государства, находящийся с визитом в стране пребывания).

Однако такого рода нападения могут также изначально преследовать цели нарушения общественной безопасности - и в этом случае появляется возможность квалифицировать содеянное по правилам идеальной совокупности.

Например, 22 марта 2001 года Московским городским судом был вынесен приговор по делу А. Сусликова, обстрелявшего посольство США в Москве в марте 1999 года. Он осужден по ст.ст. 166, 222, 205 и 360 УК РФ за совершение следующих действий. 29 марта 1999 года два человека в камуфляжной форме и в масках угнали джип «Опель Фронтера», принадлежащий столичному ГУВД. Затем они подъехали к посольству США на Новинском бульваре, где проходил пикет москвичей против начала натовских бомбардировок Югославии, и попытались выстрелить по нему из РПГ-18 «Муха». Однако гранатомет отказал, и тогда злоумышленники выпустили по посольству две автоматные очереди и скрылись с места преступления. Одним из стрелявших был Сусликов. Несмотря на то, что адвокат заявил о показательном мотиве преступления, суд вынес обвинительный приговор, указав, что обвиняемый предпринял эту акцию с целями устрашения населения, оказания воздействия на принятие решений органами власти и осложнения международных отношений [3].

Как видно из примера, суд счел возможным применить идеальную совокупность преступлений, предусмотренных ст. ст. 205 и 360 УК РФ, исходя из того, что в данном нападении нарушение общественной безопасности не охватывалось (не являлось составной частью) нарушения интересов сохранения международного мира.

Следовательно, если при совершении нападения на лицо или учреждение, пользующиеся международной защитой, другой объект посягательства можно признать в качестве сосуществующего основного, то имеются юридические основания квалифицировать содеянное по правилам идеальной совокупности.

Разграничение по объективной стороне

Объективная сторона преступления — элемент, обычно наиболее полно отраженный в диспозиции статьи УК. Однако наличие ошибок при применении закона в большей степени объясняется тем, что при разграничении преступлений признаки, характеризующие объективную сторону, встречаются чаще, чем остальные.

Признаки объективной стороны «дают гораздо больше комбинаций, чем признаки других элементов преступления; они разнообразнее, нередко состоят из сложных образований, имеют альтернативный или оценочный характер. Правильное установление признаков объективной стороны важно по многим причинам. Оно нередко дает возможность определить признаки объекта преступного посягательства» [4, с. 138-139].

Как отметил Б.С. Никифоров, «нарушение охраняемого законом объекта может быть совершено не любыми, а только определенными действиями, характер которых определяется в первую очередь свойствами самого объекта» [5, с. 170].

Действительно, сам факт нападения на лицо заставляет обратиться к статьям Уголовного кодекса о преступлениях против личности, хулиганстве, разбое, бандитизме и т.п. Характер же нападения с большей или меньшей точностью определяет круг тех общественных интересов, на которые могло быть совершено преступное посягательство, и в некоторых случаях предопределяет содержание субъективной стороны.

Наиболее важен вопрос о том, какая степень насилия охватывается содержанием нападения на лицо, пользующееся международной защитой. Понятно, что акт насилия может не привести ни к каким реальным последствиям для здоровья потерпевшего, будучи оконченным преступлением с момента начала осуществления.

Однако «финал» нападения может заключаться в причинении того или иного вреда здоровью лица, пользующегося международной защитой, и даже к его гибели.

Нападение на лицо, пользующееся международной защитой, является, по существу, способом причинения вреда интересам международного мира. Жизнь и здоровье такого лица не становятся от этого благами, в меньшей степени охраняемыми Уголовным законом. Поэтому вопрос о максимально допустимом объеме реально причиненного вреда здоровью и жизни потерпевшего от нападения, предусмотренного ст. 163 УК РК, представляется одним из самых важных при вменении данной нормы.

Результаты насилия, учиненного в отношении лица, пользующегося международной защитой, могут быть различны: смерть, вред здоровью различной степени тяжести и т.п. При этом каждое из этих последствий является самостоятельным преступлением против жизни и здоровья личности.

Учитывая специфику законодательной конструкции двухобъектных преступлений, к которым относится предусмотренный в ст. 163 УК РК состав, вопрос о том, перерастает ли причиненное насилие в самостоятельный состав преступления или охватывается соответствующим двух-объектным преступлением, следует решать в зависимости от законодательной оценки степени тяжести составного преступления в целом и каждого из общественно опасных деяний, образующих двухобъектное преступление, в отдельности. В соответствии с этим правилом, совокупность преступлений будет налицо в тех случаях, когда санкция уголовно-правовой нормы, предусматривающей ответственность за совершение одного из этих преступлений, образующих двухобъектное преступление, превышает санкцию, установленную законодателем за совершение двух-объектного преступления. При совпадении санкций вопрос должен решаться аналогично: двухобъектное слагается из посягательств на два и более основных объекта, каждый из которых подлежит самостоятельной уголовно-правовой охране [6, с. 63-64].

Если результатом насильственного нападения стало причинение смерти или тяжкого вреда здоровью лицу, пользующемуся международной защитой, то содеянное требует дополнительной квалификации, так как верхняя граница санкции за убийство превышает, а за умышленное причинение тяжкого вреда здоровью совпадает с верхней границей санкции ст. 163 УК РК (8 лет лишения свободы).

Таким образом, максимально допустимый объем насилия, не требующий дополнительной квалификации со ст. 163 УК РК, может быть выражен в реальном причинении лицу, пользующемуся международной защитой, вреда здоровью средней тяжести. И, конечно, не требует дополнительной квалификации причинение легкого вреда здоровью или побоев, охваченных пониманием нападения, подпадающего под объективные признаки ст. 163 УК РК.

Что касается возможного вреда, причиняемого нападением на учреждения и иные предметы, пользующиеся международной защитой (служебные или жилые помещения, транспортные средства и пр.), то даже их умышленное уничтожение или повреждение не требует дополнительной квалификации, т.к. максимальная санкция за квалифицированный вид умышленного уничтожения или повреждения имущества предусматривает 5 лет лишения свободы. Следовательно, нападение на учреждение или иные предметы, пользующиеся международной защитой, охватывает все возможные в их отношении последствия.

Разграничение по субъективной стороне

Как уже неоднократно отмечалось, именно через целеполагания виновного в нападении устанавливается основной объект самого нападения. Таким образом, цель (провокация войны или осложнение международных отношений) становится одним из главных оснований отграничения преступления, предусмотренного ст. 163 УК РК, от иных составов преступлений, чья объективная сторона также характеризуется актом насильственного нападения.

Нападение на лицо или учреждение, пользующиеся международной защитой, может происходить по самым разным целям. Позволим себе утверждение о том, что наиболее частыми в отечественной практике являются хулиганские цели, а также цели хищения имущества, принадлежащего этим лицам.

Так, например, 24 мая 2003 года на второго секретаря российского посольства в Колумбии А.В. Садикова и его супругу было совершено вооруженное нападение с целью ограбления. По информации Министерства иностранных дел Российской Федерации РФ, оба получили огнестрельные ранения в ноги [7].

Ранее мы приводили примеры нападений на лиц, пользующихся международной защитой, совершенные с корыстными или хулиганскими целями, ни в одном из этих случаев уголовное дело не возбуждалось по ст. 163 УК РК, что представляется вполне обоснованным.

В мировой практике встречаются ситуации, когда нападения на защищаемых международным правом лиц совершаются с целью личной мести.

Так, например, 1 июня 2002 года в Эфиопии погибла швейцарский дипломат К. Сиегритс. Ей дважды выстрелил в голову подсобный рабочий Б. Кабеде, который после этого покончил жизнь самоубийством. По факту убийства дипломата начато расследование. Как сообщили в полиции, в феврале 2002 года швейцарское посольство прервало контракт с Кабеде в связи с его некачественной работой, что стало мотивом совершенного убийства [8].

А 6 июля 2003 года в Москве неизвестные злоумышленники напали на атташе посольства Бразилии. Как сообщает агентство ИТАР-ТАСС со ссылкой на источники в ГУВД столицы, 7 июля 2003 года утром в милицию обратилась 46-летняя С. Коузак, атташе посольства Бразилии в России. Она сообщила, что ночью на Арбате на нее напали двое неизвестных. По неофициальны данным, нападение произошло после полуночи. Дипломат решила прогуляться по Москве и одна покинула территорию посольства на Большой Никитской улице, где живет. На Арбате к ней пристали двое молодых мужчин. Атташе не захотела с ними разговаривать и разозленные злоумышленники, схватив ее за волосы, потащили на неохраняемую автостоянку. Там они открыто похитили у женщины деньги и мобильный телефон [9].

Таким образом, установление любой из целей нападения, указанных в диспозиции ст. 163 УК РК, является условием правильной квалификации содеянного и основанием ограничения данного состава от иных преступлений, объективно выраженных в факте нападения на лиц или учреждения, пользующиеся международной защитой.

Отметим, что вопросы правильной квалификации содеянного по ст. 163 УК РК и отграничения этого состава от смежных должны решаться комплексно - через анализ всех элементов состава, а не отдельно взятых.

 

Список использованных источников:

  1.  1.Кудрявцев В.Н. Общая теория квалификации преступлений. 2-е изд. - М., 1999.
  2. 2.Загородников Н.И. Преступления против жизни по советскому уголовному праву. - М., 1961.
  3. 3.Сообщение ИТАР-ТАСС от 23 марта 2001 года.
  4. 6.Наумов А.В. Уголовно-правовое значение насилия // Насильственная преступность.- М., 1997.
  5. 7.Сообщение ИТАР-ТАСС от 25 мая 2003 года 8.Reuters. - 1 June 2002.
  6. 9.Сообщение ИТАР-ТАСС от 12 июля 2003 года
Год: 2012
Город: Алматы
Категория: Юриспруденция
loading...