К вопросу о понятии парламентаризма

В юридической литературе часто констатируется, что пока не сложилось достаточно четкого, развернутого, общепринятого и вполне устоявшегося представления о парламентаризме как существующей во многих странах государственно-правовой реальности и не сформировалась единая точка зрения относительно истолкования, содержательного наполнения, определения данного понятия [1, с.46-50; 2, с.25-33].

«Парламентаризм – это система правления, характеризующаяся четким распределением законодательной и исполнительной функций при формальном верховенстве представительного законодательного органа – парламента по отношению к другим органам государственной власти» [3, с.473].

Парламентаризм – это особая система государственного руководства обществом, характеризующаяся разделением труда, законодательного и исполнительного, при привилегированном положении парламента [4, с.174].

Российский исследователь Д.А. Керимов подчеркивает, что «парламентаризм не предполагает приоритетной роли высшего законодательного органа, и предлагает следующее определение парламентаризма: парламентаризм есть принимаемая властью и обществом система взаимодействия, определенным образом сформированного, структурированного и реально работающего парламента с другими государственными органами, обеспечивающая его адекватное положение в государственном механизме и выступающая в качестве основного способа организации и функционирования представительной демократии.Содержание этого понятия включает в себя и некий чрезвычайно значимый идеолого-мировоззренческий аспект, систему представлений и убеждений, аксиологических установок, ценностных ориентаций относительно должной организации и должного функционирования государственного механизма» [2, с.47].

Парламентаризм, по мысли казахстанской ученой Ж.А. Жансугуровой, есть режим, при котором «единственно демократичным, законным институтом является парламент, а власть правительства находится в полной зависимости от парламентского вотума недоверия» [5, с.188].

Н. Калиев отмечает, что парламентаризм – это представительное правление. Основным критерием, отличающим его от любого иного вида государственного устройства, как он считает, является верховенство парламента [6, с.126].

По мнению З. Абдукаримовой, парламентаризм есть «система правления, характеризующаяся четким распределением законодательной и исполнительной функции при формальном верховенстве представительного законодательного органа – парламента по отношению к другим государственным органам» [7, с.214].

Представляется необходимым обратить внимание и остановиться на таком положении действующей Конституции РК, как закрепление того, что народ является единственным источником государственной власти. Такое же положение зафиксировано во многих современных конституциях зарубежных государств. Парламент же олицетворяет собой представительную, законодательную власть, осуществляя которую, народ способен существенным образом влиять на положение дел в государстве. Народ осуществляет свою власть посредствам непосредственной и представительной форм демократии [8, 15 с.].

Впервые идеи о народе, как носителе суверенитета, были высказаны Дж. Локком и Ж.-Ж. Руссо. С точки зрения Руссо единственным носителем суверенной власти является народ. Применительно к парламентаризму, наиболее полезными следует признать рассуждения Ж.-Ж. Руссо относительно средств осуществления народного суверенитета.

«Суверен, - считал Ж.-Ж. Руссо, - может действовать лишь тогда, когда народ в собрании». Причем недостаточно, чтобы народ, собравшись, один раз установил государственный строй, санкционировал свод законов или установил постоянное правительство. Необходима определенная периодичность собраний: чтобы в определенный день народ был созван, в соответствии с законом, и чтобы на то не было никаких формальностей. Как только народ собирается в качестве суверенного органа, всякая юрисдикция правительства прекращается. В целях предотвращения узурпации суверенной власти со стороны правительства такое собрание начинается с голосования по двум вопросам: «Угодно ли суверену сохранить существующую форму правительства?... Угодно ли народу оставить управление в руках тех, на которых оно теперь возложено?» [9, с.227].

Руссо являлся ярким сторонником непосредственного осуществления властных функций народом, то есть сторонником непосредственной демократии. Но в больших государствах, особенно в современном многоплановом, сложном мире осуществлять власть народом только через прямую демократию невозможно. И здесь четко поднимается проблема представительства, которая возникла отнюдь не сегодня. В принципе не отрицая идеальной конструкции (когда законодательная власть принадлежит всему народу), Ш.-Л. Монтескье отмечал, что в больших государствах это невозможно, и констатирует дальше, что и в маленьких государствах это представляет большие неудобства, поэтому необходимо, «чтобы народ делал посредством представителей то, что он не может сделать сам» [10, с.292-293].

Говоря о сегодняшних проблемах представительства, о невозможности отразить мысли и нужды всех отдельных личностей, в совокупности составляющих народ, на наш взгляд, представляют значительный интерес мысли Л.А. Тихомирова по этому поводу.

Л.А. Тихомиров рассматривает представителя народа как носителя воли верховной власти, а не воли конкретного избирателя, ибо «чужую волюнельзя представлять, потому что она даже не известна заранее. Никто не может и сам знать заранее, какова будет его воля. Тем более не может этого знать представитель» [11, с.57].

Также четкопо этому поводу высказывался Г. Еллинек, отмечая, что представительный орган государственной власти должен иметь единую волю независимо от того, является ли этот орган собранием единомышленников или просто коллективом; ибо воля отдельных избирательных союзов и, вместе с тем, всей совокупности избирателей направлена не только на избрание отдельных депутатов, но и на создание самой системы представительного правления, поскольку выборы представителей верховной власти являются единым волевым актом всего народа [12, с.433].

Представительство может приобретать весьма разнообразные формы. Так, известный русский ученый-юрист Н.М. Коркунов сводил все различные формы представительства к трем основным типам: представительство по личному праву, представительство по назначению правительства и, наконец, выборное представительство. Наиболее распространенной и, без сомнения, лучшей является система выборного представительства, которое дает реальную возможность отражаться на составе государственных учреждений всем изменениям общественных интересов и настроений общества. Оно лучше всего соответствует главному назначению представительства: периодически ратировать класс управленцев и подчинять представительство жизненным интересам общества. Лишь выборное народное представительство может полностью гарантировать, чтобы право, создаваемое государством (закон), всегда находилось в соответствии с народным правосознанием - источником всякого права [13, с.4-5].

Представляется, что именно выборное представительство находится в основе современных парламентских систем, и именно парламенты являются органами, отражающими в той или иной степени интересы народа. Парламент Республики Казахстан это тот орган, который выражает интересы всех слоев населения Казахстана, всех наций и народностей, проживающих на его территории, всех партий и массовых общественных движений [8, 16 с.].

Возвращаясь к мысли об отождествлении парламентаризма и парламента, следует отметить, что это – разные, хотя и очень близко связанные понятия, но их смешивать неверно. В данном контексте абсолютно прав А.А. Мишин, утверждавший, что парламент и парламентаризм - понятия взаимосвязанные и взаимообусловленные, но отнюдь не равнозначные. Парламентаризм не может существовать без парламента, его основой является именно сильный и полновластный парламент. Но парламентаризм есть в то же время высшее качество парламента, которое может им утратиться. Парламент может существовать без существенных элементов парламентаризма, что характерно для авторитарных режимов [4, с.174].

Некоторые исследователи трактуют парламентаризм как учение о парламенте. Российский автор О.Н. Буланов называет парламентаризм идейно-теоретической концепцией, служащей научным обоснованием необходимости парламента как института и его общественных функций [14, с.9]. Другой российский исследователь Р.М. Романов определяет парламентаризм как теорию и практику деятельности парламента [15, с.116]. Такой подход представляется несколько однобоким, так как парламентаризм значительно шире только учения о парламенте, включая также принципы парламентаризма, практику деятельности парламентов, влияния различных факторов на успешное функционирование парламента и др.

Как уже отмечалось выше, большинство авторов, давая определение парламентаризма, подчеркивают верховенство парламента по отношению к другим органам государственной власти. Известный казахстанский политик А. Айталы понимает под парламентаризмом верховенство, привилегированное положение Парламента, ответственность перед ним Правительства [16, с.19].

А.П. Асылбеков утверждает, что парламентаризм «есть демократически- легитимированный порядок организации и функционирования высшей представительной власти в системе разделения властей с прерогативой законодательных полномочий» [17, с.577]. Нам представляется, что более предпочтительны позиции таких известных конституционалистов, как С.А. Авакьян, О.Е. Кутафин, Н.А. Богданова В частности, О.Е. Кутафин отмечает, что парламентаризм – это особая система государственного руководства обществом, которая характеризуется разделением труда законодательного и исполнительного при существенной политической и идеологической роли парламента. При этом он вполне справедливо отмечает, что парламентаризм не может существовать без парламента, но в то же время парламент может существовать без важнейших элементов парламентаризма, к числу которых, прежде всего, относятся разделение властей, представительность и законностью [18, с.318].

Авторы Энциклопедического словаря по конституционному праву считают, что парламентаризм - это одна из особенностей организации государственной жизни, характеризующаяся существованием постоянно действующего, избираемого населением парламента, его авторитетом и влиянием на государственные дела, политическую жизнь общества, а также специфическими формами работы и отношениями членов парламента и избирателей [19, с.417-418].

На наш взгляд, следует отметить правильность точки зрения Н.А. Богдановой, которая характеризует парламентаризм как совокупность идей и опыта представительного осуществления власти народа посредством парламента. При этом высший законодательный орган представляет и реально отражает интересы различных социальных и политических сил общества и, как власть законодательная, является действенным противовесом исполнительной, обеспечивая баланс властей и гражданское согласие [20, с.29-30].

Наиболее верно отражающей специфику современного этапа развития суверенного Казахстана, является точка зрения академика С.С. Сартаева, который, анализируя мнения, существующие в литературе, подчеркивает свое видение парламентаризма с учетом требований сегодняшнего дня. Так, С. Сартаев в книге «Мы живем в конституционном пространстве», изданной в 2010 г. подчеркивает, что «в условиях постсоветских государств, считаем, становление парламентаризма следует понимать более широко: как динамичный процесс постепенного формирования у высшего представительного органа качеств и функций, присущих Парламентам современных демократических стран. Парламент, прежде всего, это высший представительный орган, основное предназначение которого заключается в выражении интересов различных социальных сил, это своеобразная «арена» поиска компромисса между ними, «клапан», через который должен «выпускаться пар» существующих в обществе противоречий. Парламент как высшийорган представительства народа, выражает его суверенную волю и призван регулировать наиболее важные вопросы жизни общества, главным образом, путем принятия законов» [21, с.185].

Как было отмечено выше, существуют разные мнения относительно определения парламентаризма. Эти мнения можно объединись в разные подходы. Первый подход – системный – эту позиция занимает большинство современных исследователей. Здесь внимание акцентируется на особой роли и месте парламента в системе ветвей единой государственной власти. Авторы предлагают рассматривать парламентаризм как систему правления, характеризующуюся распределением законодательной и исполнительной функций при формальном верховенстве парламента по отношению к другим органам [8, 22 с.]. Парламентаризм рассматривается как особая система государственного руководства обществом, которая характеризуется разделением труда законодательного и исполнительного при существенной политической и идеологической роли парламента [4, с.216].

Существует и иная точка зрения, согласно которой «…все три ветви власти занимают в системе власти свои ниши, а возможности воздействия друг на друга никак не могут использовать для того, чтобы поставить себя выше других. В демократических странах законодательная, исполнительная и судебная власти равнозначны и равноправны, что позволяет им с достаточной степенью эффективности взаимно сдерживать, уравновешивать и контролировать друг друга» [22, с.33].

При функциональном подходе парламентаризм можно определить сквозь призму представительной демократии и функции парламента. При этом парламентаризм рассматривается как теория, обосновывающая деятельность законодательной власти. В частности, указывается, что парламентаризм представляет собой уходящую корнями в средневековье форму представительства народа в виде избираемого собрания, которое обладает определенными правами и полномочиями при принятии решений в рамках конкретной системы власти или государственного строя [23], а также, что «это режим обязательной полной солидарности между правительством и органом или органами, которые признаются авторитетными выразителями народного мнения» [23].

Существует и аксиологический подход. В его основе лежит идея, определяющая парламентаризм как ценность, в свете укрепления демократии, в целом прогрессивного общественного и государственного развития, как одно из важных стратегических направлений. Такая позиция является одной из распространенных [8, 23 с.]. Так, парламентаризм рассматривается как сложный и многогранный феномен, составляющая шкалы ценностей, «где гражданское общество характеризуется демократизмом и высокой политико-правовой культурой» [12, с.100-101];

По нашему мнению парламентаризм -особенный способ организации власти в государстве, обладающее масштабными полномочиями, характеризующееся развитием принципа разделения на ветви властей с наличием парламента.

 

Список использованных источников: 

  1. Бегазян А.О. О понятии парламентаризма // Право и жизнь. – 2003. – №61(9). - С.46-50.
  2. Керимов Д.А. Понимание парламентаризма и перспективы его развития в России // Гражданин и право. – 2002. – №7/8. - С.25-33.
  3. Большой юридический словарь / под ред. А.Я. Сухарева. – М.: Инфра-М., 1999. – С.473.
  4. Мишин А.А. Конституционное (государственное) право зарубежных стран – М.: "Юстицинформ", 2003. – 344 С.
  5. Жансугурова Ж.А. Эволюция института парламента в контексте становления президентской республики в Казахстане: дис. … канд. полит.наук: 23.00.02. – Алматы, 1996. – 205 с.
  6. Калиев Н. Казахстанский парламентаризм: политологический анализ: дис. … докт. полит.наук: 23.00.02. – Алматы, 2005. – 357 с.
  7. Абдукаримова З. Парламент и парламентаризм // Поиск. Серия гуманитарных наук. – 2002. –№2. – С.214.
  8. Устинов Д.Е. Конституционно-правовые основы развития парламентаризма в Республике Казахстан: дис. … канд. юрид. наук: 12.00.02. – Бишкек, 2011. – 122 с.
  9. Руссо Ж.-Ж. Трактаты. – М., 1969. – С.227.
  10. Монтескье Ш.-Л. Избранные произведения. – М., 1995. – С.292-293.
  11. Тихомиров Л.А. Монархическая государственность. – М., 1998. – С.57.
  12. Еллинек Г. Общее учение о государстве. – СПб., 1908. – С.433.
  13. Мижуев П.Г. Парламентаризм и представительная форма правления в главных странах современной Европы. – СПб., 1906. – С.4-6.
  14. Буланов О.Н. Двухпалатный парламент Российской Федерации. – СПб., 2003. – С.9.
  15. Романов Р.М. Парламентаризм: теория, история и современность – М., – С.276.
  16. Айталы А. Казахстанский парламентаризм // Саясат–Policy. – 2001.- №4. – С.19.
  17. Асылбеков А.П. Парламентаризм в Республике Казахстан и правовые меры по его обеспечению в условиях президентской формы правления // Парламентаризм в независимом Казахстане: состояние и проблемы. – Алматы, 2003. - С.577.
  18. Козлова Е.И., Кутафин О.Е. Конституционное право России. – М., 2003. - С.417.
  19. Конституционное право. Энциклопедический словарь / отв. ред. С.А. Авакьян. – М., 2000. – С.417-418.
  20. Богданова Н.А. Парламентское право в системе конституционного права // Парламентские процедуры: проблемы России и зарубежный опыт. – М., 2003. – С.29-30.
  21. Сартаев С.С. Мы живем в конституционном пространстве. – Алматы, 2011. – 456 с.
  22. Федотова З.Л. Современный парламентаризм: состояние и резервы возможностей // Қазақстандағы парламентаризм. – 2008. – №2. – С.33-35.
  23. Горылев А.И. Парламентаризм: теория и практика // www.gduma.ru
Год: 2012
Город: Алматы
Категория: Юриспруденция
loading...