Показатели иммунологической реактивности у женщин с воспалительными заболеваниями органов малого таза

Воспалительные заболевания органов малого таза (ВЗОМТ) ввиду чрезвычайно широкого распространения и опасности для репродуктивного здоровья женщин представляют значительную медико-социальную и экономическую проблему. В настоящее время ВЗОМТ определяют как группу самостоятельных нозологических заболеваний верхних отделов репродуктивного тракта, как изолированных, так и включающих в себя любую комбинацию кольпита, эндометрита, сальпингита, оофорита, тубоовариального абсцесса и тазового перитонита также параметрит, пиосальпинкс и даже экстрагенитальные проявления (перигепатит) [3,4].

К наиболее серьезным осложнениям ВЗОМТ, помимо тубоовариального абсцесса и пельвиоперитонита, относятся трубное бесплодие, привычное невынашивание беременности и внематочная беременность.

Отмеченный в последнее время во всем мире, в т.ч. и странах СНГ рост заболеваемости населения воспалительными заболеваниями репродуктивных органов связывают с возросшей миграцией населения, процессами урбанизации, изменением норм морали и проституцией [5,6,7,8].

Многие современные исследователи рассматривают ВЗОМТ как дебют большинства гинекологических заболеваний. Так, по мнению Серова В.Н. [9], хронический воспалительный процесс в половых органах способствует развитию эндометриоза, миомы матки, гиперпластических процессов, бесплодия, привычного невынашивания беременности, неопластических заболеваний шейки матки.

Как известно, в основе развития любого воспалительного процесса лежит взаимодействие этиологического фактора (микроорганизм) и иммунологической реактивности человека (макроорганизм). Инфекционный агент попадает изначально в вульву и влагалище преимущественно половым путем, далее поднимается восходящим путем и поражает матку и ее придатки.

До недавнего времени считалось, что ведущую роль в развитии ВЗОМТ играют представители семейства Enterobacteriaceae (в основном E.coli) и стафилококки, реже – бактероиды, клостридии, пептосрептококки и др. [10]. Согласно результатам последних исследований, при наличии хронического воспалительного процесса в различных отделах половой системы женщин основным этиологическим фактором являются возбудители инфекций, передаваемых половым путем (ИППП). Так, по данным некоторых авторов, у женщин с ВЗОМТ в 70% случаев были отмечены хламидийная и уреаплазменная инфекции, а в случае бесплодного брака в половых путях супругов практически всегда можно обнаружить хламидии и/или уреаплазмы [11].

Актуальной остается проблема урогенитального трихомониаза, который зачастую представляет собой смешанный протозойнобактериально-грибковый процесс. Трихомонады способны фагоцитировать, но не всегда переваривать практически все возбудители инфекций, передаваемых половым путем. Таким образом, возникает их интратрихомонадная персистенция, облегчается транспорт инфекции вверх и вглубь, в т.ч. и лимфогенным путем, что представляет определенные трудности как в плане диагностики, так и в плане лечения ИППП.

Наряду с микробным фактором в распространениии воспалительного процесса имеют значение и провоцирующие факторы. К ним относятся физиологические (менструации, роды), искусственные (аборты, внутриматочная конрацепция, гистероскопия, гистеросальпингография, операции, ЭКО), ослабление барьерных механизмов шейки матки и общего состояни организма (анемия, ожирение, сахарный диабет, метаболический синдром и др.).

В последнее время в распространении ВЗОМТ играют роль также социальные и поведенческие факторы, отрицательно отражающиеся на состоянии иммунной системы женщин. К социальным факторам можно отнести хронический стресс, низкий уровень жизни, хронический алкоголизм, табакокурение, наркоманию. К поведенческим факторам относятся ранее начало половой жизни, случайные половые связи, нетрадиционные формы половых контактов (орогенитальный, анальный), половые отношения во время менструаций и др.

Цель исследования изучение иммунологической реактивности у женщин репродуктивного возраста, страдающих воспалительными заболеваниями органов малого таза.

Материал и методы

Было обследовано 112 женщин с ВЗОМТ в возрасте от 20 до 43 лет. Общеклиническое обследование включало данные анамнеза, результаты объективного осмотра. С целью уточнения субъективной симптоматики проводилось анкетирование.

У всех обследованных были взяты мазки из половых путей с последующей микроскопией мазков, окрашенных по Граму.

Для диагностики урогенитального хламидиоза использовали твердофазный ИФА («Вектор-Бест», Новосибирск), метод полимеразной цепной реакции («Амплисенс», Москва). Трихомониаз, гарднереллез диагностировали ИФА-методом («Вектор-Бест», Новосибирск) и ПЦР («Амплисенс», Москва). Для определения Ureaplasma urealyticum и Mycoplasma hominis использовался культуральный экспресс-метод «Микоплазма Дуо» («Bio-Rad», Франция-США), позволяющий идентифицировать U. urealyticum по ее способности метаболизировать мочевину и M. hominis – по способности метабилизировать аргинин. Забор материала производился с помощью гистологического тампона (соскобы из уретры, эндоцервикального канала и влагалища). Тампон погружался в транспортную среду и тщательно ополаскивался.

Учитывая широкую распространенность антибиотикорезистентных штаммов U. urealyticum и M. hominis, при положительных результатах теста проводился дополнительный тест «Микоплазма СИР» («Bio-Rad», ФранцияСША), позволяющий определять чувствительность урогенитальных микоплазм к 8 антибиотикам из групп фторхинолонов, макролидов, тетрациклинов.

Всем женщинам с ВЗОМТ (основная группа, n=112) и практически здоровым женщинам-донорам аналогичного возраста (контрольная группа, n=50) проводилось комплексное иммунологическое обследование, включающее определение следующих показателей: фагоцитарной активности нейтрофилов, фагоцитарного числа и индекса завершенности фагоцитоза, концентрации циркулирующих иммунных комплексов, исследование субпопуляционного состава лимфоцитов (проточная цитофлуориметрия, «Fax Calibur», Becton Dikinson, Бельгия), определение концентрации сывороточных иммуноглобулинов класса A,M,G (нефелометрия, «Cоbas Integra», Швейцария).

Статистическая обработка осуществлялась с помощью пакета прикладных программ «Statistica 5.0». Различия считались достоверными при p0,05.

Результаты и обсуждение

Жалобы на периодические тянущие боли внизу живота предъявляли 85 женщин (75,9%), дискомфорт в уретре испытывали 36 женщин (32,1%), учащенное мочеиспускание отмечали 32 женщины (28,6%), обильные выделения беспокоили 29 женщин (25,9%).

Число половых партнеров за время половой жизни не более 4 у всех обследованных. В гинекологическом статусе отмечены патология шейки матки (цервицит, эрозия) у 92 женщин (82,1%), хронический сальпингоофорит у 101 женщины (90,1%), эндометрит у 36 женщин (32,1%), дисфункция яичников у 24 женщин (21,4%).

Результаты микроскопического исследования мазков на степень чистоты влагалища показали, что у всех 112 женщин, принявших участие в обследовании, имели место нарушения микрофлоры, причем в большинстве случаев отмечались микст-инфекции. Так, бактериальный вагиноз (гарднереллез) сочетался с кандидозом у 31,2% обследуемых женщин, у 8,8% имело место сочетание Candida albicans с Leptotryx.

Как видно из вышеизложенного, микроскопия мазков неинформативна в отношении большинства возбудителей классических ИППП. Это связано, прежде всего, с колебаниями pH среды и последствиями нерациональной антибиотикотерапии, в результате которой микроорганизмы утрачивают свои типичные морфологические признаки [12,13,14]. Так, типичные формы урогенитальных трихомонад (грушевидная, амебоидная и округлая) встречаются в настоящее время довольно редко. Например, Клименко Б.В. и соавторы в выделениях из уретры у мужчин и из влагалища у женщин наблюдали округлые, неподвижные образования без жгутиков и ундулирующей мембраны, по внешнему виду неотличимые от эпителиальных клеток хозяина [15].

Такой широко распространенный возбудитель, как Chlamydia trachomatis, идентифицировать микроскопически практически невозможно вследствие ее внутриклеточного существования. Урогенитальные микоплазмы также недоступны для диагностики при помощи микроскопического исследования т.к. они не имеют типичной клеточной стенки [16].

Самой частой инфекцией, диагностированной у женщин с ВЗОМТ, был кандидоз (59,8%). Хламидиоз был диагностирован методом ИФА у 21,3% женщин, в то же время результаты ПЦРтеста в этой группе были положительными только у 17,4% женщин. Аналогичная ситуация наблюдалась при диагностике трихомониаза: в то время, когда диагностические титры антител к Trichomonas vaginalis определялись у 30,3% обследованных, ПЦР-анализ выявил наличие возбудителя только в 4,6% случаев. Бактериальный вагиноз также определялся значительно чаще методом ИФА (19,3%). Микроскопически гарднереллы обнаруживались в 17,9% случаев, ПЦР-методом только в 10,3% случаев.

Снижение эффективности выявления возбудителей ИППП при помощи полимеразной цепной реакции, по всей видимости, обусловлено широким распространением генитального кандидоза, месторасположением возбудителей в подслизистом слое (забор материала осуществляется посредством соскоба слизистых оболочек уретры и цервикального канала), распространением инфекции восходящим путем.

Обращает на себя внимание довольно высокий удельный вес микст-инфекции – у 54,6% обследованных женщин.

Набор для культивирования, идентификации и количественной оценки урогенитальных микоплазм «Миколплазма Дуо» и набор для определения чувствительности урогенитальных микоплазм к антибиотикам «Микоплазма СИР» можно считать «золотым стандартом» в диагностике урогенитальных микоплазмозов. M. hominis по результатам данного теста была выявлена в 12,3% случаев, U. urealyticum встречалась гораздо чаще (28,4%). Наиболее эффективными в плане лечения урогенитальных микоплазмозов, по данным теста «Микоплазма СИР» были препараты доксициклин (90,4%), тетрациклин (86,2%), офлоксацин (82,6%). Большинство штаммов U. urealyticum и M. hominis оказались резистентными к воздействию эритромицина и клиндамицина.

Определение иммунологических показателей у женщин с ВЗОМТ выявило достоверное снижение фагоцитарной активности нейтрофилов (ФАН), т.е. удельный вес нейтрофилов, участвовавших в фагоцитозе, составил 36,84±2,31%, в то время, как у практически здоровых женщин этот показатель равнялся 65,30±4,80 (p<0,01).

Такой показатель, как фагоцитарное число (ФЧ), т.е. среднее количество микробов, поглощенное одним нейтрофилом, также было снижено у лиц основной группы. Значительные изменения претерпевает не только поглотительная фаза фагоцитоза, которую характеризуют вышеозначенные показатели (ФАН и ФЧ), но и переваривающая фаза фагоцитоза, т.н. индекс завершенности фагоцитоза (ИЗФ). У женщин с хроническими воспалительными заболеваниями половых органов ИЗФ был меньше единицы, т.е. фагоцитарная реакция была незавершенной, что создавало условия для внутриклеточного персистирования возбудителей инфекции. При этом степень достоверности различий от показателя лиц контрольной группы была достаточно высокой (p<0,01).

Был также исследован субпопуляционный состав лимфоцитов периферической крови больных ВЗОМТ и лиц контрольной группы.

Сравнительный анализ абсолютного количества зрелых Тлимфоцитов (CD 3+) выявил статистически значимое снижение их количества у больных ВЗОМТ (1130,40±80,61 тыс. кл./мкл) по сравнению с лицами контрольной группы (1681,36±90,26 тыс. кл./мкл). Снижение количества зрелых Т-лимфоцитов у больных с ВЗОМТ реализовывалось, в основном, за счет популяции, имеющей хелперный фенотип (CD 4+), абсолютное число которых у лиц основной группы было достоверно ниже, чем у лиц контрольной группы (p<0,001).

Исследование субпопуляционного состава по фенотипическим маркерам лимфоцитов позволило выявить также уменьшение количества CD8+ у больных с ВЗОМТ (391,54±20,16 тыс. кл./мкл), что было значительно ниже (p<0,01), аналогичного показателя практически здоровых женщин (631,85±82,60 тыс. кл./мкл).

Определение уровня NK-клеток (CD 16+) натуральных киллеров, относящихся к клеткам врожденного иммунитета, не выявило статистически значимых различий у обследуемых лиц обеих групп.

Исследование гуморального иммунитета включало определение циркулирующих иммунных комплексов (ЦИК) и концентрации сывороточных иммуноглобулинов класса A, M, G. У практически здоровых женщин уровень ЦИК составил 1,02±0,03 ед. У женщин с хроническими воспалительными заболеваниями органов малого таза этот показатель был значительно выше (3,85±0,04), что отражает выявленные у них дефекты фагоцитоза, одного из инструментов элиминации ЦИК, и активность воспалительной реакции. У больных с ВЗОМТ было также отмечено достоверное повышение концентрации сывороточного IgA (p<0,05) по сравнению с аналогичным показателем лиц контрольной группы. Концентрация сывороточных иммуноглобулинов M, G в обеих группах была практически идентичной.

Заключение

Уровень заболеваемости ИППП среди женщин, страдающих воспалительными заболеваниями органов малого таза, оказался довольно высоким, причем более чем у половины обследованных отмечены смешанные протозойнобактериальные и грибковые инфекции. В большинстве случаев микроскопическое исследование гинекологических мазков отражает лишь степень активности воспаления, но не позволяет идентифицировать вид возбудителя, что может быть связано с изменением pH среды, последствиями нерациональной антибиотикотерапии, воздействием других повреждающих факторов.

Лабораторная диагностика ИППП должна осуществляться комплексно с использованием различных методов исследования (ИФА, ПЦР, культурального метода).

Ввиду широкого распространения антибиотикорезистентных штаммов возбудителей ИППП, по возможности, необходимо использовать тесты для определения чувствительности возбудителей к антибиотикам.

Для женщин с воспалительными заболеваниями органов малого таза были характерны следующие изменения иммунологической реактивности: нарушение поглотительной и переваривающей фаз фагоцитоза, способствующие внутриклеточному персистированию возбудителей ИППП; депрессия реакций клеточного типа снижение количества зрелых Т-лимфоцитов, сопровождающееся дефицитом лимфоцитов с хелперным фенотипом, высокий уровень ЦИК и незначительная гиперпродукция IgA. Данные нарушения иммунологической реактивности способствуют длительному торпидному течению воспалительных заболеваний органов малого таза у женщин и нуждаются в адекватной иммунокорригирующей терапии.

 

Литература

  1. Gardo S. Inflammatory of the pelvis minor // Orv. Hetil. – 1998: 139: 36: 2115-2120
  2. Qwentin R.Lanscas J. Pelvic inflammatory disease: medical treatment // Eur. J. Obstet Gynecol. Reprod. Biol. 2000: 92.2:189192
  3. Mann S.N., Smith J. R., Barton S.E. Pelvic inflammatory disease // Intern. J. STD AIDS. – 1996: 7. 315-321
  4. Ault K.A., Faro S. Pelvic inflammatory disease. Current diagnostic criteria and treatment guidelines // Portugal Med. – 1993: 93; 2: 85-86, 89-91.
  5. Краснопольский В.И., Буянова С.Н., Щукин Н.А. Гнойные воспалительные заболевания придатков матки. – М. – 1999. – 324 с.
  6. Тихонова Л.И. О состоянии заболеваемости болезнями, передаваемыми половым путем и мерах по их предупреждению в России // Заболевания, передаваемые половым путем. – 1997. №4. – с. 22-26.
  7. Mcllhaney J. Sexually transmitted infection and teenage sexuality // Am. J. Obstet. Gynecd. – 2000. – Vol. 183. №1. – P. 334-339.
  8. Simms I.Stephenson J.M. Pelric inflammatory disease Epidemiology: what do we know and what do we need to know // Sex. Transs. Inf. – 2000. Vol. 76. – P. 80-87.
  9. Серов В.Н. Современные подходы к лечению воспалительных заболеваний женских половых органов // Методич. материалы. – М. – 2003. – 48 с.
  10. Савельева Г.М. Современные аспекты этиопатогенеза, диагностики и лечения хронических воспалительных заболеваний внутренних половых органов // Акуш. и гин. – 1999. №3. – с. 57-65.
  11. Стрижаков А.Н., Давыдов А.И., Каграманов Ж.А. Патогенетическое обоснование иммунокоррегирующей терапии больных острым воспалением придатков матки // Вопр. гин. акуш. и перинатол. – 2005. – Т.4, №2. – с. 34-37.
  12. Адаскевич В.П. Заболевания, передающиеся половым путем. – Витебск. – 1997. – 302 с.
  13. Анчупане И.С. Урогенитальный трихомониаз и смешанная трихомонадно-гонококко-хламидийные инфекции // Автореф. дисс. канд. мед. наук. – М. – 1992. – 17 с.
  14. Pindak F.F., Da Pindak M.M., Hyde B.M., Gardner W.A. Acquistion and retention of viruses by Trichomonas vaginalis Genetourin. – Med. – 1989. – Vol. 63. №6. – p. 366-371.
  15. Клименко Б.В., Авазов Э.Р., Барановская В.Б., Степанова М.С. Трихомониаз мужчин, женщин и детей. – Русская графика. – СПб. – 2001. – 184 с.
  16. Долгушина В.Ф. Диагностика, лечение воспалительных заболеваний нижнего отдела половых органов, прогнозирование и профилактика их осложнений у беременных // Автореф. дисс. д-ра мед. наук. – Харьков. – 2000. – 42 с.
Год: 2012
Город: Алматы
Категория: Медицина
loading...