Лихорадка западного Нила: клинико-эпидемиологические проявления

Лихорадка Западного Нила (ЛЗН) природно-очаговое трансмиссивное заболевание, вызываемое арбовирусом рода Flaviviridae, характеризующееся лихорадкой, серозным воспалением мозговых оболочек (крайне редко менингоэнцефалитом), системным поражением слизистых оболочек, лимфоаденопатией и, реже, сыпью [1].

Возбудитель вирус Западного Нила (ВЗН) впервые был изолирован в 1937 году в провинции Западный Нил в Уганде от лихорадящей больной. В 1953 г. вирус выявлен у птиц (ворон и голубеобразных) в районе дельты Нила [2]. В России вирус впервые был выделен в 1963 г. из клещей в Астраханской области. Ранее считалось, что этот вирус распространен только в Африке и он не способен вызвать вспышки заболевания у человека. В дальнейшем было научно доказано, что вирус широко распространен не только в Африке, но и на юге Европы и в Азии. В 1999 году ВЗН был занесен в Нью-Йорк, вызвал крупную вспышку и быстро распространился по всей территории Соединенных Штатов Америки и южных районов Канады, а в 2006-2007 гг. стал регистрироваться уже в странах Южной Америки [2]. Вспышка ВЗН в США (1999-2010 гг.) показала, что ввоз и закрепление трансмиссивных патогенных микроорганизмов за пределами их нынешней среды обитания представляют серьезную опасность для мира.

Заболевание широко распространено в Африке, Азии, в странах Средиземноморья (Израиль, Египет, Франция) [3]. Описаны природные очаги заболевания в Армении, Туркмении, Таджикистане, Азербайджане, Казахстане, Молдавии, Украине, Белоруссии [1]. В последние два десятилетия нозоареал ЛЗН непрерывно расширяется, в том числе и на территории России [4].

Основными переносчиками вируса Западного Нила (ВЗН) являются комары Culex pipiens, из которых вирус или РНК ВЗН были выделены на юге Российской Федерации [5, 6], в Западной и Центральной Европе [3], США и Канаде [2], а также в других странах. В формировании эндемичных очагов участвуют также мышевидные грызуны и клещи.

Для заболевания характерна сезонность с июля по октябрь, когда условия для комаров особенно благоприятны. ВЗН передается между птицами и комарами. Приобретать инфекцию могут люди, лошади и другие млекопитающие.

Распространению и укоренению вируса Западного Нила способствуют различные климатические (высокая, чем обычно, температура, обилие дождей, разливы рек) и экологические факторы (сезонная миграция перелетных птиц, высокая численность синантропных птиц в населенных пунктах, высокая численность переносчиков вируса) [7].

В 2018 г.по сравнению с предыдущими четырьмя годами, наблюдался резкий рост числа случаев ЛЗН в странах Европы. Рост случаев инфицирования был связан с высокими температурами и продолжительными дождливыми периодами, на смену которым пришла засушливая погода. Такие погодные условия способствовали размножению и распространению комаров [8].

По данным Европейского центра профилактики и контроля заболеваний (ECDC), по состоянию на 16 августа 2018 г. в европейских странах был зарегистрирован 401 автохтонный случай инфицирования людей вирусом Западного Нила, 22 из которых имели летальный исход. Случаи ЛЗН были зарегистрированы в Сербии (126 случаев), Италии (123 случая), Греции (75 случаев), Венгрии (39 случаев) и в Румынии (31 случай).

В 1999г. была установлена первая эпидемическая вспышка ЛЗН в южном регионе Европейской части России (в Астраханской, Волгоградской областях и Краснодарском крае), когда было зарегистрировано 560 лабораторно подтвержденных случаев. Следующая вспышка (510 больных) наблюдалась в 2010 г. в этих же регионах [9, 10]. За 14 летний период (с 1999 по 2013 гг.) установлено расширение границ распространения ЛЗН, всего выявлено 2316 случаев ЛЗН, в том числе 1253 в Волгоградской области, 544 в Астраханской, 212 в Ростовской, 104 в Краснодарском крае, 103 в Воронежской области, 39 в Липецкой, 39 в Саратовской, 18 в Самарской, 5 в Белгородской области [11].

Проведенные многолетние мониторинговые исследования птиц на наличие антигена вируса Западного Нила в Волгоградской области свидетельствуют о заносе вируса от перелетных птиц (лысухи, кряквы, бакланы, цапли, чайки) и вовлечении в его циркуляцию немигрирующих птиц (вороны, грачи, галки, скворцы, сизари, кукушки) [10]. Врановые птицы (вороны, грачи, галки) в Волгоградской области являются активными распространителями ВЗН.

В Волгоградской области были проведены исследования по изучению генотипов ВЗН, в результате чего выявили циркуляцию в различные годы I, II и IV генотипов. В 2007г. произошла смена генотипа ВЗН с I генотипа на II [10]. Установлена стабильность очага по длительному по времени существованию II генотипа, поддерживающийся перелетными птицами [10].

Многолетними исследованиями было установлено, что первые случаи ЛЗН в Астраханской области появляются в конце июня и регистрируются до октября месяца, а пик заболеваемости приходится на август-сентябрь[12].

Индикатором укоренения ЛЗН является регистрация высокой заболеваемости нейроинфекциями. Данный факт наблюдался до установления вспышки ЛЗН в вышеперечисленных регионах [12].

Необходимо отметить, что в последние годы в г.Алматы (по отчетам о пролеченных больных в городской клинической больнице имени И.С.Жекеновой) в летний период отмечается повышение заболеваемости серозным менингитом. Так, в 2014г. было 25 больных, в 2015г. 47, в 2016г. 59, в 2017г. 62. Этиологический фактор данных серозных менингитов не установлен.

Для заболевания характерно острое начало, лихорадка, выраженные явления общей интоксикации, иногда может наблюдаться пятнисто-папулезная сыпь (5%), у 20% больных обнаруживается синдром серозного менингита.

Так, по результатам изучения клинической картины ЛЗН в Воронежской области, были диагностированы гриппоподобная (75,8% пациентов) и менингеальная (24,2%) формы. В начальной стадии наблюдались катаральные явления у 63,9% больных (из них тонзиллит описан у 49,8% больных, фарингит у 35,6%, ринит у 31,2%, конъюнктивит и склерит по 4,5%). Гепатомегалия представлена у 63,2% пациентов, полилимфаденопатия у 27,6%, розеолезная сыпь у 13,4%, спленомегалия у 18,2%, желтуха у 13,8%, диарея у 8,6%. В общем анализе крови у больных с гриппоподобной формой ЛЗН в 50% случаев наблюдалось увеличение скорости оседания эритроцитов (СОЭ), в 23% случаев выявлена гипохромная анемия, тромбоцитопения в 4,5% случаев, лейкопения у 9% больных. В периферической крови при менингеальной форме в 6% случаев отмечался лейкоцитоз, в 6% лейкопения, увеличение СОЭ у 31% больного. Наблюдались гипербилирубинемия в 13,4% случаев, увеличение уровней креатинина и глюкозы в 6% [13]. Учитывая, что серозный менингит при ЛЗН характеризуется диссоциацией между слабовырженными оболочечными симптомами и отчетливыми воспалительными изменениями в ликворе при наличии настойчивой головной боли на фоне лихорадки, необходимо выполнение люмбальной пункции даже при отсутствии менингеального синдрома [14].

Диагностика ЛЗН основана на выявлении антител к вирусу Западного Нила класса Ig M, lg G методом ИФА и обнаружении РНК вируса Западного Нила методом ОТ-ПЦР. Лечение. Специфического лечения нет. Проводят патогенетическую и симптоматическую терапию.

Исследования ЛЗН в Казахстане проводятся в ЗападноКазахстанской области и в основном направлены на изучение переносчиков вируса ЛЗН, обследование здорового населения на антитела IgG к ВЗН. Исследованы сыворотки жителей районов приграничных с Волгоградской областью. Определены антитела класса lg G методом ИФА в 2012г. у 10,9% лиц, в 2013г. 5,7%, в 2014г. 2,5%, 2015г. 5,9%. В 2016г. исследовано 25065 комаров, в 3пулах выявлена РНК ВЗН [15,16].

С учетом расширения границ распространения ЛЗН, регистрации крупных вспышек на приграничных территориях с Россией (Волгоградская, Астраханская, Саратовская области), отсутствия санитарноэпидемиологического надзора за ЛЗН в Казахстане назрела необходимость научного исследования в различных регионах, широкого обследования больных с лихорадкой, менингитом на ВЗН.

 

СПИСОК ЛИТЕРАТУРЫ

  1. Ю.В. Лобзин Руководство по инфекционным болезням. СПб.: 2000. 936 с.
  2. Andreadis T.G. The contribution of Culexpipiens complex mosquitoes to Transmission and persistence of West Nile virus in North Атегіса // J. Am. Mosq.Control. Assoc. 2008. Vol.28. P. 137-151.
  3. Galistri P.,Giovannin iA., ^Ьакк Z., Ionescu A., Monaco F., Savini G., Lelli R. Epidemiology of West Nile in Europe and in the mediterranean basin // Open Virol.J. 2010. Vol.22, №4. P. 29-37.
  4. Г.Г.Онищенко Сборник материалов по вспышке лихорадки Западного Нилав Российской Федерации в 2010 году. Волгоград: 2011. 244 с.
  5. Fyodorova M.V., Savage H.M., Lopatina J.V., ВЫда^ѵа T.A., ^nits^ A.V., Platonova O.V., Ptatonov A.E. Evaluation of potentol West Nile virus vectors in Volgograd region, Russia, 2003 (Diptera: Culicidae): species composition, bloodmeal host utilization, andvirus infection rates of mosquitoes // J. Med. Entomol. 2006. Vol. 43, №3. P. 552-563.
  6. Федорова М.В., Бородай Н.В., Шайкевич Е.В. Особенности пространственного распределения и зараженность вирусом Западного Нила комаров Culex pipiensL. в Волгоградской области // Медицинская паразитология и паразитарные болезни. 2015. №1. С.14-19.
  7. Путенцева Е.В., Липницкий А.В., Алексеев В.в. и др. Распространение Лихорадки Западного Нила в мире и Российской Федерации в 2010г. // Проблемы особо опасных инфекций. 2011. №107. С. 38-41.
  8. Платонов А.Е. Влияние погодных условий на эпидемиологию трансмиссивных инфекций (на примере лихорадки Западного Нила в России) // Вестник Российской академии медицинских наук. 2006. №2. С. 25-29.
  9. Монастырский М.В., Шестопалов Н.В., Акимкин В.Г., Демина Ю.В. Организация и проведение эпидемиологического надзора за лихорадкой Западного Нила на примере Волгоградской области // Медицинская паразитология и паразитарные болезни. 2015. №1. С. 20-25.
  10. Онищенко Г.Г., Демина Ю.В., Пакскина Н.Д. и др. Сборник материалов по вспышке лихорадки Западного Нила в Российской Федерации в 2010. Волгоград: 2011. С. 244-249.
  11. Бутенко А.М., Козлова А.А., Ларичев В.Ф., Дзагурова Т.К., Пантюхова Р.А., Важненкова Н.С., Карлова В.М., Василькова О.И. Лихорадка Западного Нила в Тульской области / / Эпидемиология и инфекционные болезни. 2014. №2. С. 20-25.
  12. Азарян А.Р., Гришанова А.П., Иващенко Е.И. и др. Опыт применения ИФА тест-систем для серологической диагностики лихорадки Западного Нила // Эпидемиология и инфекционные болезни. 2014. №2. С . 59-62.
  13. Притулина Ю.Г., Криворучко И.В., Целиковский А.В., Саломахин Г.Г., Пегусов С.М. Клинико-лабораторные особенности Лаймборрелиоза и лихорадки Западного Нила в Воронежской области // Инфекционные болезни: новости, мнения, обучение. -
  14. №4(9). С. 35-39.
  15. Царева Т.Д., Кадура А.А. Клинический случай лихорадки Западного Нила. Бюллетень медицинской интернет-конференций. -
  16. Т.5.№5. 390 с.
  17. Майканов Н.С. Видовой состав Culicidae Западно-Казахстанской области вероятных переносчиков малярии и лихорадни Западного Нила // Мат. Международной научно-практической конференции «Актуал. пробл. биол., биотехнол., экологии и ББ». Гвардейский, 2015. С. 201-205.
  18. Майканов Н.С., Аязбаев Т.З. Эпидемиологическое значение и видовой состав (Culicidae) Западного Казахстана // Мат. нпк с м.уч «Актуальные проблемы эпидемиологии, микробиологии, природной очаговости болезней человека». Омск: 2016. №4(22). С. 45-48.
Год: 2019
Город: Алматы
Категория: Медицина
loading...