Проблема созависимости в наркологической практике и психотерапевтические подходы в её решении

В последние десятилетия в большинстве стран мира, особенно в высокоразвитых, отмечается непрерывный рост заболеваемости психическими и поведенческими расстройствами, вследствие употребления психоактивных веществ (ПАВ). Тревожным фактом в статистических сведениях является рост женского наркотизма, тенденция к снижению возраста наркозависимых, возрастание преступности, несчастных случаев, интеркуррентных заболеваний и смертности от последствий данной проблемы. Значимость алкоголизма и наркомании приобрела грандиозные масштабы и статус государственной проблемы, поскольку имеет тенденцию к быстрому распространению. В последние годы особенно угрожающими стали факты производства в мире новых наркотических средств, ещё официально не включенных в список наркотических веществ (GVH-18, GVH-50), имеющих порой безобидные названия («легалка», «соль», «спайс»).

Одним из последствий болезней зависимости от ПАВ и вместе с тем препятствием к их излечению является проблема созависимости родственников и близких больного, которые страдают сами и препятствуют выздоровлению зависимого. Единой дефиниции созависмости не разработано, но ряд исследователей представляет определения, которые отражают различные её грани. По мнению Смоли, «созависимость это паттерн усвоенных форм поведения, чувств и верований, делающих жизнь болезненной. К данному определению можно добавить, что это «зависимость от людей и явлений внешнего мира, сопровождающаяся невниманием к себе до такой степени, что мало остаётся возможностей для самоидентификации» (цит. по Whitefeld C.Z., 1989).

Согласно Уэкшайдер-Круз, созависимость это «постоянная концентрация мысли на ком-то или на чёмто и зависимость (эмоциональная, социальная, иногда и физическая) от человека или объекта. Иногда эта зависимость от другого человека становится патологическим состоянием, влияющим на все другие взаимоотношения (цит. по Whitefeld C.Z., 1989). Young E. (1987) считает, что созависимость это «плохое здоровье, нарушение адаптации и проблемы поведения, связанные с совместным проживанием с больным алкоголизмом».

Schaef A.W. (1986) заключает, что созависимость это «болезнь, имеющая множество форм и выражений и вырастающая из основного процесса», который он называет процессом развития зависимости. По мнению Чемрак, созависимость это «нарушение личности, основанное на необходимости контроля ситуации во избежание неблагоприятных последствий; невнимание к своим собственным нуждам, нарушение границ в области интимных и духовных взаимоотношений; слиянии всех интересов с дисфункциональным лицом». Другими проявлениями созависимости указанный автор считает отрицание, депрессию и соматические заболевания (цит. по Whitefeld C.Z., 1989).

Subby R. дополняет, что созависимость это эмоциональное, психологическое и поведенческое состояние, развившееся в результате подверженности длительному стрессу и использования набора подавляющих правил правил, которые не позволяют открыто выражать свои чувства, а также прямо обсуждать личностные и межличностные проблемы» (цит. По Schaef A.W., 1986). В конечном итоге,созависимость, являясь «вызванной стрессом концентрацией мысли на чьей-либо жизни, приводит к нарушению адаптации» (Mendenhall W.1989).

Созависимыми часто становятся матери, жёны, братья, сёстры, дети, внуки и даже друзья (у подростков). Основные устремления созависимых направлены на то, чтобы изменить пьющего члена семьи, контролировать употребление им алкоголя (либо других ПАВ), спасать из различных неприятных ситуаций и лечить. Но эти попытки в большинстве случаев бывают безуспешными, вызывая у созависимого родственника снижение самооценки, психосоматические проблемы, тревожнодепрессивные состояния, а в крайних случаях развитие зависимости. Сами пациенты до болезни тоже характеризуются признаками созависмости и повторяют неблагоприятные жизненные сценарии своих родителей. В то время как созависимый родственник пытается изменить, контролировать, исправлять, спасать и лечить, человек, зависимый от психоактивных веществ обычно ожесточенно защищается. И сила его противодействия обычно превышает настойчивость и упорство созависимых родственников.

В первое время у созависимых возникает иллюзия разрешения проблемы, когда страдающие алкоголизмом, наркоманией временно прекращают употребление ПАВ, либо делают это скрытно. Несмотря на неудачные попытки помочь больному, многие созависимые люди продолжают делать одно и то же (надеяться, контролировать, просить, спасать, лечить) и «посвящают» себя зависимым родственникам, забывая о себе, пуская свою жизнь на самотёк. Неудавшиеся добрые устремления вызывают у родных алкоголика или наркомана комплекс негативных эмоциональных состояний чувство безысходности, тревогу, беспокойство, раздражение, злость, стыд, обиду и в конечном счёте вызывает такие психические расстройства как астения, тревожно-депрессивные,неврозоподобные, психосоматические расстройства, порой сопровождающиеся суицидальными мыслями.

Созависимые люди сосредотачивают все свое внимание на больном, не умеют четко определять свои психологические границы, склонны воспринимать чужие проблемы как свои собственные, зависимы от чужого мнения, доверчивы.

Семьи с созависимыми отношениями формируют свои ригидные правила, диктующие дисфункциональное поведение и неконструктивное решение проблем, ограничивающие самостоятельность ее членов. В таких семьях умалчивается проблема алкоголизма (наркомании) родителя, родственника, не высказываются неприятные чувства, перестают обсуждаться важные проблемы (правило «не говори»), что создаёт почву для дисфункциональных взаимоотношений в будущем, к изоляции и распаду семьи. Созависимые отрицают как свои негативные, так и позитивные чувства: «я никогда не злюсь», «я хорошо себя чувствую», «я не обижаюсь». Что приводит к алекситимии у трезвых членов семьи и детей и, в свою очередь, созданию почвы для развития психосоматических болезней (правило «не чувствуй»). У созависимых детей нарушается доверие к другим, восприятие реальности, возникают проблемы в выражении своих чувств и осознании своих потребностей, что в дальнейшем может привести к снижению самооценки, закреплению стереотипов деструктивных взаимоотношений, выбору партнёра с проблемами зависимости, либо уходу в зависимость.

С годами у созависимых членов семьи нарастает отчуждённость, неуверенность, нерешительность, тревога, вечное ожидание неприятного или трагического, болезненное чувство вины и различные страхи (страх прослыть плохой женой, матерью, страх вызвать гнев зависимого человека, лишиться финансовой поддержки, остаться в одиночестве).

После периода тщетных попыток договориться, уговоров, спасательных актов, неудавшихся стараний контролировать, требований, просьб, возникает чувство злости, направленное на зависимого члена семьи (угрозы, скандалы, конфликты, драки), имеющее тенденцию к обращению вовнутрь (аутоагрессия, суицидальное поведение).

Из-за провалившихся усилий изменить поведение зависимого члена семьи в конечном итоге, созависимые испытывают беспомощность перед жизненными трудностями, отчаяние, безысходность, депрессию нарушения сна. Основными клиническими феноменами при созависимости являются астенический, агрипнический, астено-депрессивный, невротический, вегетососудистый, тревожный, тревожно-депрессивный, депрессивный синдромы, квалифицируемые преимущественно в рамках невротических расстройств (неврастения), психосоматического заболевания (язвенная болезнь желудка, артериальная гипертензия и т.д.). Нередко созависимые женщины попадают в поле зрения врачей общей практики, так как нарушения их психического функционирования проявляются соматическими жалобами, которые манифестируют при очередном «срыве ремиссии» зависимого члена семьи.

Психотерапевтические подходы к решению проблемы созависимости.

Согласно теории транзактного анализа Э.Берна, члены семьи, в которых имеется пациент с зависимостью от ПАВ, выполняют определённые роли в сценарии игры («Спасатель Жертва Преследователь»), втягивая друг друга в психологические ловушки. Такие игры носят деструктивный характер и отличаются двумя основными характеристиками: 1) скрытыми мотивами; 2) наличием выигрыша. Выйти из игры и отказаться от роли бывает очень непросто.

В игре «спасатель жертва преследователь», зависимый человек чаще всего играет роль «жертвы», созависимый член семьи «спасателя» (обычно это жена, мать, врач), правоохранительные органы роль «преследователя».

Роль «жертв» играют люди, которые перекладывают ответственность на чужие плечи. Роль «спасателей» выбирают люди, которые испытывает потребность в превосходстве при осуществлении заботы о ком-то, потребность во внимании, любви и благодарности окружающих . Поэтому «спасатели» в качестве партнеров выбирают «жертв», тем самым реализуя свои потребности, связанные с неудовлетворенной жаждой любви. Из-за того, что любовь «спасателя» не может быть удовлетворена, он выматывается и устает, а впоследствии наполняется гневом, который приводит к эмоциональному срыву, депрессии или различным психосоматическим заболеваниям.

Эрик Берн полагает, что отказаться от деструктивных игр возможно, если человек способен (при помощи психотерапевта) принять на себя ответственность («жертва»), либо не перекладывать на свои плечи чужую ответственность («спасатель»).

С точки зрения психоанализа, созависимые отношения рассматриваются как «фиксация» на стадии «симбиоза». Поэтому, психоаналитическая психотерапия призвана помочь самоопределению каждого члена семьи, обратившегося за лечением, и переходу его через стадию «сепарации-индивидуации» к дальнейшей психологической зрелости.

С точки зрения семейной психотерапии, проблема семьи, в которой есть зависимый, осмысливается в понятиях неконгруэнтности организационной семейной иерархии. Решение проблемы и главная цель терапии восстановить в семье конгруэнтную иерархию, где родителям принадлежит главная роль, чтобы родители объединились в заботе о своем сыне или дочери (Haley J. 1980). Ребенок не должен доминировать над родителями ни посредством своей беспомощности, ни посредством произвола. (К.Маданес, 1981).

Таким образом, созависимость тесно сопряжена с проблемой зависимости от ПАВ и является не только её следствием, но и причиной. Психопатологические проявления данного феномена представлены широким спектром расстройств невротического уровня и могут привести к дезадаптации созависимого, к деструктивным семейным взаимоотношениям, развитию зависимости у детей. В лечении созависимости основная роль принадлежит психотерапевтическим методам работы.

СПИСОК ЛИТЕРАТУРЫ

  1. Whitefeld C.Z. Codependence: our most common addiction some physical, mental, emotional and spiritual perspectives //Alcohol. Treat. Quart. 1989. Vol.6, №1. P 19-36.
  2. Young E. Coalcogolism as a disease: implications for psychotherapy//J.Psychoactive Drugs. 1987. Vol.19. №3. P.257-268.
  3. Schaef A.W. Codependence: misunderstoodmistreated. Harper and Row, Publishers. San-Francisco. 1986. 105 p.
  4. Mendenhall W. Codependency definitions and dynamics//Alcohol. Treat. Quart. 1989. Vol.6, №1. P 3-17.
  5. Э.Берн. Люди, которые играют в игры и игры, в которые играют люди, 1994.
  6. Haley, J. Leaving Home. New York: McGraw-Hill, 1980.
  7. Маданес К. Стратегическая семейная терапия. М.: 1981. С.23.
Год: 2012
Город: Алматы
Категория: Медицина
loading...