Эпидемиология менингококковой инфекции

Менингококковая инфекция все еще остается актуальной проблемой во всем мире. Из всех инвазивных бактериальных инфекций генерализованные формы менингококковой инфекции преДставляют наибольшую опасность Для жизни и зДоровья с высоким риском развития сепсиса и гипертоксических форм, показатели летальности при которых сохраняются неДопустимо высокими во всем мире.

Актуальность. Несмотря на значительные успехи последних десятилетий в диагностике, лечении и профилактике бактериальных инфекций, инвазивные формы этих инфекций остаются ведущей причиной детской смертности, вызывая более 4,5 млн смертей ежегодно [1].

В Европе и Северной Америке менингококковая инфекция (МИ) протекает в виде спорадических случаев, поражая преимущественно детей первых 5 лет жизни, смертность от менингита составляет 0,2-4,7 на 100 тыс. населения, а в Африке в очагах вспышек менингита смертность достигает от 100 до 1000 случаев на 100 тыс. населения [2,3].

Целью данной статьи является изучение особенностей эпидемиологической ситуации менингококковой инфекции в мире и в Казахстане.

Хотя МИ чаще проявляется в виде разбросанных, отдельных случаев или небольших вспышек, опыт показывает, что в разных регионах мира подобная эндемическая ситуация выливалась в непредсказуемые эпидемии. В 1996 г. эпидемия, охватившая несколько стран Западной Африки, вызвала 250 000 случаев заболевания и 25 000 смертельных исходов. Еще одна эпидемия в этом регионе имела место в 2000-2001 гг. Каждый год в мире регистрируется около 500 000 случаев генерализованной формы менингококковой инфекции (ГФМИ) и 50 000 смертей (WHO, 2016).

Эндемичная форма МИ встречается по всему миру и, в основном, вызывается менингококками серогрупп А, В или С, хотя в последние годы серогруппа Y становится все более заметной, по крайней мере, в некоторых регионах США. Менингококки группы А всегда были преобладающей этиологией больших эпидемий, особенно в так называемом Африканском «менингитном поясе», где эпидемии происходят с интервалом в 7-14 лет, и причиной высокой заболеваемости и смертности среди детей и молодых людей. Эпидемии такого характера чаще всего вызывались одним штаммом возбудителя. В Европе большая часть случаев генерализованной формы менингококковой инфекции (ГФМИ) вызывается N. meningitidis серогрупп B и C. В последние 20 лет эпидемии менингита группы В имели место в Европе, Латинской Америке и Новой Зеландии. В ряде европейских стран отмечен высокий уровень заболеваемости, связанной с менингококками группы C (ЕТ- 37, ЕТ-15). Непредсказуемость эпидемиологии МИ в полной мере проявила себя и в отношении циркуляции серогруппы С в Африканском «поясе менингита». С 1 января по 28 июня 2015 г. Министерством здравоохранения Нигера (Африка) зарегистрировано 8500 случаев предполагаемого менингококкового менингита, 573 из которых закончились смертельным исходом. Эта крупнейшая вспышка ГФМИ (менингита) была вызвана менингококком серогруппы C. Число случаев заболевания возрастало очень быстро, еженедельно утраиваясь за период с 1 по 15 мая. В пяти районах Ниамея, столицы и крупнейшего города Нигера, было зарегистрировано 5267 случаев заболевания и 260 случаев смерти. Пик вспышки пришелся на период с 4 по 10 мая 2015 г., когда было зарегистрировано 2182 случая заболевания, включая 132 случая со смертельным исходом. В период с января по май 2016 г. в общей сложности 14 650 случаев заболевания менингитом, в том числе 1227 смертельных исходов было зарегистрировано в 19 странах «менингитного пояса». Наиболее высокие показатели заболеваемости отмечены в Конго (3359 случаев заболевания, 322 летальных исхода), Гане (2354/212), Буркина-Фасо (2037/222), Нигере, Того (1828/118). Более 50% менингитов вызваны Neisseria meningitidis серогрупп С и W135. В большинстве регионов мира серогруппы Y и W135 долго оставались относительно редкой причиной МИ. Однако недавние отчеты об эндемии МИ группы Y в США и вспышек заболевания, вызванных штаммами группы W135 в Саудовской Аравии и странах суб-Сахары в Африке, особенно в Буркина-Фасо, указывают на то, что эти серогруппы, может быть, становятся более значимыми, по крайней мере, среди молодых людей [4,5].

Ситуация в Казахстане. Цикличность заболеваемости менингококковой инфекцией в Казахстане был следующим: 2011год - 44 случая, 2012 год - 23 случая, 2013 год - 49 случаев, 2014 год - 36 случаев, 2015 год - 66 случаев, 2016 год - 16 случаев, с пиками заболеваемости менингококковой инфекций в г.Алматы в 2013, 2015, 2018 годах. В стране с начала 2018 года зарегистрировано 58 случаев менингококковой инфекции, в том числе среди детей до 14 лет - 21 случаев. Из них 13 случаев с летальным исходом: г.Алматы - 6 случаев, Алматинской области - 4 случая, Южно-Казахстанской - 2 случая и Кызылординской - 1 случай.

В Республике Казахстан в течение мая месяца текущего года зарегистрирован рост заболеваемости менингококковой инфекцией. За период с 30 апреля по 5 июня 2018 года зарегистрированы случаи заболевания в г.Алматы, Астана, Алматинской и Кызылординской областях. В городе Алматы с 30 апреля по 5 июня 2018 года за медицинской помощью с подозрением на менингококковую инфекцию обратилось 92 человек, из них 44 пациентам после обследования диагноз снят на другие заболевания, 32 больным установлен окончательный диагноз менингококковой инфекция [6].

Заключение. Таким образом, основной группой риска ГФМИ остаются дети до 14 лет и прежде всего дети первых 2 лет жизни. Основными серогруппами МИ являются A, В, C, W-135 и Y. В последние годы крупнейшие вспышки менингококковой инфекции наблюдались в «менингитном поясе» в 2015 г. Отмечается непредсказуемость региональной характеристики определенных серогрупп ,что отрицательно влияет на прогнозирование вспышек и тактику ведения пациентов.

 

СПИСОК ЛИТЕРАТУРЫ

  1. Schlapbach L.J., Straney L., AlexanderJ., MacLaren G. Mortality related to invasive infections, sepsis, and septic shock in critically ill children in Australia and New Zealand, 2002- 13: a multicentre retrospective cohort study // Lancet Infect Dis. - 2015. - №15. - Р. 4654.
  2. Малый В.П., Винникова Н.В. Полимеразная цепная реакция в диагностика менингококкового менингита // Международный медицинский журнал. - 2010. - №1. - С. 51-56.
  3. Веска С.М., Chacon-Cruz E. Meningococcal Disease // J Infect Dis Ther. - 2015. - №3. - Р. 235-247. doi:10.4172/2332-0877.1000235
  4. ЬҮа. Izvekova, E.I. Krasnova Epidemiology of invasive meningococcal disease in Novosibirsk region during 1992-2015 // Журнал Инфектологии. - 2016. - Т.8, №3. - С. 99 - 106.
  5. Heo J. Y. Meningococcal Disease in Korea: an Epidemiologic Study of the Underestimated Infectious Disease // Infect Chemother. - 2016. - №48(1). - Р. 51-53. http://dx.doi.org/10.3947/ ic.2016.48.1.51
  6. Официальные данные Министерства здравоохранения, 06.06.2018г.
Год: 2018
Город: Алматы
Категория: Медицина