Косинор анализ суточной (циркадианной) динамики электрических показателей биоактивных точек и гормонов надпочечников у животных в норме и при стрессе

В данной работе рассмотрена организация клетки как системы внутриклеточных микроструктур и метаболических процессов по сложности не уступает организации организма человека как системы органов, тканей и клеток. Однако изучать жизнедеятельность клетки по ее биоритмам проще, потому что процессы на клеточном уровне происходят быстрее. Биоритмы клетки по сравнению с биоритмами организма имеют более короткие периоды, постоянные времени обратных связей в контурах регуляции, а переходные процессы смены режимов функционирования короче, что важно для постановки серий опытов. Изучение временной динамики процессов в клетке может использоваться для диагностики заболеваний организма человека и их лечения. Механизмы развития болезней связаны с нарушением обмена веществ и микроструктуры клеток. Судить о них и оценивать эффективность используемого метода лечения возможно по виду, степени и характеру изменений биоритмов клетки, т. е. возникающих рассогласований во времени внутриклеточных процессов.

Введение. Сегодня накопленные хронобиологией факты позволили наполнить конкретным содержанием многие предположения о происхождении и эволюции жизни, понять и обьяснить явление адаптации организмов к меняющейся внешней среде, выявить закономерности взаимосвязанной деятельности систем внутренней среды организма, определить принципиально новые пути в понимании нормы и патологии. Хронобиология открыла неизвестные ранее подходы к диагностике, лечению и профилактике болезней. Ибо биологические объекты, как открытая термодинамическая система, в своем развитии впитали в себя все закономерности ритмически колеблющегося внешнего мира и взаимодействуют с ним при помощи этих колебаний.

До настоящего времени многие понятия в биологии и медицине исходят из стационарности физиологических процессов, осуществляющихся на одном (нормальном, нативном) уровне или изменяющихся линейно. Формирование биолога или врача в ВУЗ-е часто идёт на основе представлений о физиологических константах, которых никогда не бывает в действительности. И это факт,что в классической биологии общеприняты незыблемые постоянства тех или иных функциональных проявлений, а всеобщность ритмического феномена в физиологических процессах и сейчас многими игнорируется.

Междутем только через периодические колебания всех жизненных функций - от энергетических и молекулярных превращений до изменения численности популяций, - связанные с колебательными контурами ближней и дальней внешней средой, осуществляется нормальная жизнедеятельность [1-3].

Поэтому на современном этапе развития хронобиологии любые исследования, заполняющие, как кирпичиками, ещё пустующие ниши нового знания, отражают передовые рубежи естествознания и включаются в создание будущей общей теории биологии. Подтвержением этому являются ряд открытии ученых в области физики, физиологии и медицине.

Так, лауреатами Нобелевской премии в области физики в 2017 году стали группа ученых за открытие гравитационных волн, а в области физиологии и медицины лауреатами Нобелевской премии стали ряд ученых (Холл, Росбали, Янг) за цикл работ по теме: «Изучение механизмов суточной (циркадианной) динамики организма».

Сегодня хронобиология может охарактеризовать периодические колебания, пожалуй, всех органов, всех систем организма. Накоплено огромное количество данных о суточных и других ритмах органов пищеварения и мочевыделения, дыхательной и сердечно- сосудистой систем, головного мозга и т.д. [ 4-10].

Как ни странно, но вне достаточного внимания ученых, занимающихся проблемами хронобиологии, оказались биологически активные точки (БАТ) кожи, хотя, казалось бы, именно они должны были бы в первую очередь стать объектом хронобиологических исследований, актуальность которых несомненна. Такую же актуальность имеет вырос временной организации гормонов при различных функциональных состояниях организма.

Актуальность исследований в этих направлениях несомненна, ибо возможно получать значительную информацию не только о самом нарушенном процессе, но и дополнить имеющиеся представления о биоактивных точках и гормонах как о биоритмологических показателях состояния внутренних систем организма.

Целью исследования, является установление хроноструктурных параметров суточной (циркадианной) динамики электрических свойств биоактивных точек коже и гормонов надпочечников у животных в норме и при стрессе. 

Материалы и методы. В качестве объектов исследования использовали самцов лабораторных белых крыс с массой тела 250 - 270 гр. И кроликов породы шиншилла, обоегопола, массой 1000-1300 гр.

Были сформированы 4 группы животных, каждая из которых была подразделена на 3 подгруппы. В эксперименте были задействованы 90 крыс и 15 кроликов. Параметры статических электрических потенциалов (СЭП) измеряли на коже в области расположения аурикулярных БАТ №№ 1,2 и 3, расположенных симметрично на обоих ушных раковинах и проецирующих миндалины [11].

Экспериментальную модель ангины у кроликов вызывали по известной методике [12] Измерение СЭП производили с помощью известной методики [13-15]

Гипокинетический стресс моделировали помещением крыс в клетки - пеналы. Размер клеток составлял 7х 12 см, сверху натягивалась металлическая сетка.

Гормоны надпочечников определяли при помощи флюорометрического метода [16,17] и спектрофотометра Hitachi - 650- 60.

Все экспериментальные данные подвергались статистической обработка с нахождением критерия достоверности различий, а хроноструктурные параметры суточных биоритмов выявляли и анализировали с помощью «Косинор» анализа[18-20].

Результаты и их обсуждение. Результаты исследований суточной динамики статических электрических потенциалов (СЭП) биоактивных точек (БАТ) кроликов в норме и при стрессе представлены на рисунок 1 и 2.

 

№№

БАТ

Среднесуточная величина (мезор) (доверит. интервал)

Амплитуда (А) ± от М (доверит. интервал)

Акрофаза в ч и мин (доверит. интервал)

Период

(Р), ч |

1

2

3

4

5

N° 1

50,8 ± 1,9 (44,9 ± 0,8 ÷ 56,7 ± 2,5)

5,9 (5,9 ÷ 6,0)

00 ч 30 мин

(23 ч 24 мин ÷ 01 ч 30 мин)

24

№ 1'

50,6 ±1,8 (43,3 ± 1,0 ÷ 60,1 ± 2,4)

8,4 (7,3 ÷ 9,5)

00 ч 28 мин

(23 ч 20 мин ÷01 ч 26 мин)

24

№2

52,5 ±2,2 (46,4 ±2,0 ÷ 60,0 ± 2,9)

I 6,8 (6,1 ÷7,5)

00 ч 18 мин

(23 ч 30 мин ÷ 01 ч 06 мин)

24

№ 2'

52,9 ±2,1 (45,5 ± 2,2 ÷ 64,0 ± 2,5)

9,2 (7,4 ÷ 11,1)

00 ч 22 мин

(23 ч 34 мин ÷ 01 ч 10 мин)

24

№3

56,1 ±2,0 (50,8 ± 1,2 ÷ 66,8 ± 2,0)

8,0

(5,2 ÷ 10,8)

23 ч 42 мин

(23 ч 30 мин ÷ 00 ч 00 мин)

24

№3'

54,7 ±2,0 (46,0±2,7 ÷ 67,1 ± 1,9)

10,1 (7,8 ÷12,4)

23 ч 40 мин

(23 ч 30 мин ÷ 00 ч 06 мин)

24

Таблица 1 - Косинор-анализ суточного ритма статических электрических потенциалов (в мВ) аурикулярных биоактивных точек: №№1,2,3 И 1'2'3' кожи кроликов в норме

Судя по усредненным показателям (рисунок 1), уровень СЭП всех измеренных БАТ в норме синхронно колебался по типу одновершинной кривой с максимумом в 22- 24 ч. и сравнительно низкими значениями в утренне - дневные часы. Так, величины СЭП БАТ № 1 (правая) в течении суток варьировали от 44,9± 0,8 до 56,8 ± 2,5 мВ, БАТ № 1′(левая )- от 43,3 ± 1,0 до 60,1 ± 2,4 мВ, БАТ № 2 – от 46,4± 2,0 до 60,0 ± 2,9 мВ, БАТ № 2' – от 45,5± 2,2 до 64,0 ± 2,5 мВ, БАТ № 3 – от 50,8 ± 1,2 до 66,8 ± 2,0 мВ и БАТ №3 ' 46,9 ± 2,7 до 67,1 ± 1,9 мВ. Полученные данные отчетливо показали, что форма волны и уровни фиксированных на шкале времени величин СЭП при измерении в течение 2,5 суток были одинаковыми, а левые части суточных кривых были аналогичны таковой первый половина треьих суток. При этом величины СЭП симметричных БАТ левого и правого уха совпадали как по направленности суточных изменений, так и по абсолютных значениям в фиксированные часы суток.

Таким образом, уже визуальный анализ динамики СЭП аурикулярных БАТ кожи на протяжении более 2-х суток даёт основание считать, что выявленные колебания СЭП являются четким суточным ритмом с наивысшими показателями в первый половине ночи.

Достаточно веским подтверждением наличие хорошо выраженного суточного ритма СЭП доказывают расчёты и анализы, проведенные по программе – методике «Косинор» (таблица 1): акрофаза во всех случаях располагалась в пределах полуночи; мезор СЭП в симметричных БАТ совпадали, а его значения в несимметричных БАТ были близки; в большей степени различались амплитуды всегда превышали значения правой.

колебаний СЭП, которые в БАТ левой ушной раковины

Таблица 2 - Косинор -анализ суточного ритма статических электрических потенциалов (в мВ) аурикулярных биоактивных точек №№ 1, 2, З и 1", 2 3' кожи кроликов при стрессе

№№

БАТ

Среднесуточная величина (мезор) (доверит. интервал)

Амплитуда (А) ± от М (доверит. интервал)

Акрофаза в ч и мин (доверит. интервал)

Период

(Р), ч |

1

2

3

4

5

№ 1

69.5 ±2,5 (60.8 ±2,3÷79,1 ±2,8)

9,1 (8,7 ÷ 9,6)

02 ч 42 мин

(00ч 24мин ÷ 04ч 54мин)

24

№ 1

69,5 ±2,5 (60,8±2,3÷79,1 ± 2,8)

7,2 (6,4÷ 8,0)

03 ч 30 мин

(01ч 42мин ÷ 05ч 24мин)

11 ч 30 мин

(09ч 42мин ÷ 13ч24мин)

19 ч 30 мин

17 ч 42 мин÷ 21 ч 24 мин)

08

№ 1’

76,5 ±2,6 (66,4 ± 2,9 ÷ 85,9 ±2,4)

9,8 (9,2 ÷ 10,3)

02 ч 38 мин

(00ч ЗОмин ÷ 04ч 50мин)

24

№ 1’

76,5 ±2,6 (66,4 ± 2,9÷ 85,9 ±2,4)

7,6 (6,7÷ 8,5)

03 ч 26 мин

(01Ч36ИН÷ 05Ч 20МИН)

11 ч 26 мин

(09 ч 36 мин ÷13 ч 20 мин)

19 ч 26 мин

08

№ 2

68,5 ±2,7 (57,1 ±2,8÷ 78,8 ±2,5)

10,8 (10,3 ÷11,4)

01 ч 48 мин (21ч12мин÷ 05ч 54мин)

24

№ 2’

68,5 ±2,7

(57,1 ±2,8÷ 78,8±2.5)

9,7 (9,1 ÷10,3)

03 ч 18мин

(02ч З6 мин ÷ 04ч Обмин)

11 ч 18 мин

(10 ч 36 мин ÷12 ч 06 мин)

19 ч 18 мин

08

№ 2’

77,5 ±2,5

(69,3 ± 2,4 ÷ 89,9 ±2,4)

10,3 (8,2 ÷ 12,4)

01 ч 56 мин

(21ч 18мин ÷ 05ч 58мин)

24

Таким образом, у здоровых кроликов выявлен хорошо выраженный синфазный одновершинный суточный ритм СЭП БАТ обеих ушных раковин (Р ≤0,001) изначения хроноструктурных параметров биоритмов (период, амплитуда, мезор, акрофаза), так с акрофазой приходящейся на полночь и минимумом в утреннее - дневное время, амплитудой от 5,9 до 10,1 мВ, мезором от 50,6 до 56,1 мВ и периодом в 24 час.

Также нами были изучены и установлены суточные (циркадианные) ритмы СЭП БАТ кроликов при стрессе (ангине).

При стрессе установлены исчезновение одновершинности суточных колебаний СЭП, они приобретали полифазный характер. Обращало внимание существенное увеличение разброса абсолютных значений СЭП и возрастание в 1,3 раза вольтажа БАТ (рисунок 2). Кроме этого, была обмечена потеря симметричности показателей СЭП правой и левой ушной раковины, столь характерной для суточного ритма СЭП у здоровых кроликов, также было показано, что величины СЭП в ночное время снижались и повышались днем.

Таблица 2 (Продолжение)

№№

БАТ

Среднесуточная величина (мезор) (доверит. интервал)

Амплитуда (А) ± от М (доверит. интервал)

Акрофаза в ч и мин (доверит. интервал)

Период

(Р), ч |

1

2

3

4

5

№2

77,5 ±2,5

(69.3 ±2,4÷ 89.9 ±2.4)

9,1 (8,1 ÷ 1 0,1)

03 ч 26 мин

(02ч 40ин ÷04ч 12мин)

11 ч 26 мин

(10 ч 40 мин ÷12ч 12 мин)

19 ч 26 мин

08

№3

68.8 ±2,4 (55,1 ±2,6 ÷ 78.4 ±2.2)

11.6 (9,6 ÷ 13,7)

21 ч 12 мин (17Ч36МИН÷ 23ч 54МИН)

24

№3

68.8 ±2.4

(55.1 ± 2.6 ÷78.4 ±2.2)

10,2 (9,0 ÷11,4)

03 ч 12мин

(01ч54мин ÷04ч З6мин)

11 ч 12 мин

(09 ч 54 мин ÷12 ч 36 мин)

19 ч 12 мин

(17 ч 54 мин 4- 20 ч 36 мин)

08

№3’

78,4 ±2.7 (67,4 ±2.9 ÷89.3 ±2.9)

10.9

(10.9÷11,0)

21 ч 14 мин

(17ч38мин 4- 23ч 56мин)

24

№3’

78,4 ±2,7

(67.4 ±2.9 ÷89.3 ±2.9)

9,5 (8.5 ÷10,5)

03 ч16мин

(01ч 58мин 4- 04ч 40мин)

11 ч 16 мин

(09 ч 58 мин 4- 12 ч 40 мин) 19 ч 16 мин

08

Расчеты и анализы по программе «Косинор» позволили найти, что акрофазы 24-часовой периодичности колебаний СЭП в БАТ № 1 и 2 сместились в сторону ночных часов и регистрировались в 02 час 42 мин. в первом случае и 01 час 48 мин. – во втором (таблица 2). Мезор СЭП у кроликов при стрессе в БАТ № 1 и 2 возрос почти на 35 %, при таком же усилении амплитуд. Полностью были установлены значения хроноструктурных параметров биоритмов при стрессе (таблица 2).

Таким образом, моделирование у кроликов состояния стресса, которое возникало при развитии у животных ангины, приводило к расслоению суточного ритма СЭП БАТ на непосредственно 24-часовой и 08-часовой периоды. Этот 8-часовой период на протяжении суток формировал три акрофазы, что отражало резкое изменение суточного ритма СЭП при стрессе.

Все эти изменения ритма СЭП можно отценить однозначно: воспалительный процесс, являясь мощным стрессовым фактором, дезорганизует облаженную суточную биоритмику в БАТ, что отражает возникновение выраженного внутренного десинхроноза.

Таблица 3 - Суточная динамика адреналина в плазме крови крыс в норме и при стрессе

Время суток, ч

Адреналин, нг/мл

Контроль, n = 21

опыт, n =21

10

0,054±0,017

0,019±0,005

11

0,045±0,002

0,030±0,005

12

0,065±0,002

0,067±0,012

13

0,007±0,001

0,032±0,012

14

0,045±0,009

0,029±0,006

15

0,034±0,010

0,083±0,029

16

0,045±0,002

0,093±0,027

17

0,035±0,006

0,027±0,003

18

0,085±0,006

0,027±0,002

19

0,060±0,015

0,019±0,005

20

0,045±0,006

0,049±0,011

21

0,050±0,004

0,030±0,005

22

0,051±0,001

0,040±0,006

23

0,070±0,001

0,015±0,004

24

0,065±0,002

0,033±0,007

01

0,040±0,008

0,047±0,013

02

0,085±0,002

0,043±0,002

03

0,032±0,002

0,018±0,004

04

0,035±0,002

0,037±0,004

05

0,030±0,004

0,020±0,001

06

0,045±0,009

0,038±0,001

07

0,045±0,002

0,020±0,001

08

0,014±0,002

0,027±0,002

09

0,035±0,002

0,030±0,001

Судя по усредненным показателям (таблице 3), уровень адреналина в контрольных крыс в течение суток подвергался колебательным изменениям в максимумами и минимумами в разные часы суток.

Среднесуточное содержание адреналина в плазме крови интактных крыс составляет около 0,047 нг/мл (см таблицу 3). Разброс значений в течение суток значителен: индивидуальные значения варьируют от 0,005 нг/ мл до 0,1 нг/мл.

Усредненные значения концентрации адреналина в норме варьировалиот 0,007±0,001 нг/ мл до 0,085 ± 0,006 нг/ мл. Минимальные показатели адреналина фиксировались в 13 час, максимальные в 18 час и 02 час.А усредненные показатели адреналина у подопытных (при стрессе) животных в течение суток варьировали от 0,015± 0,004 нг/ мл до 0,093±0,027 нг/мл и значительно отличали от таковых в норме как по конфигурации биоритмов, так и по концентрации гормона.

Концентрация норадреналина, также, как и адреналина, подвержены суточным колебаниям как в норме, так и при стрессе (таблица 4).У контрольных групп животных содержание норадреналина в течение суток варьирует от 0,025± 0,002 нг/мл до 0,250±0,019 нг/мл. Общее содержание норадреналина, как адреналина у опытных групп животных меньше, чем у интактныхгрупп крыс. Максимальные значения норадреналина у животных в норме приходятся на 03 часа ночи, минимальные показатели определены в 17 часов, при стресс максимальные значения концентрации норадреналина приходятся на 10 – 12 часов, а минимальные на 03 и 06 часов.

Таблица 4 - Суточная динамика нороадреналина в плазме крови крыс в норме и при стрессе

Время суток, ч

Норадреналин, нг/мл

Контроль, n = 21

Опыт, n = 21

10

0.130±0.026

0.127±0.019

11

0,135±0,029

0,083±0,008

12

0.105±0,036

0,167±0,017

13

0,120±0,030

0,067±0,007

14

0,075±0,009

0,093±0,002

15

0,095±0,002

0,097±0,002

16

0,090±0,004

0,077±0,012

17

0,025±0,002

0,067±0,010

18

0,100±0,002

0,063±0,004

19

0,150±0,019

0,053±0,008

20

0,100±0,001

0,090±0,005

21

0,150±0,019

0,060±0,010

22

0,200±0,001

0,060±0,010

23

0,150±0,019

0,050±0,018

24

0,085±0,006

0,073±0,007

01

0,120±0,030

0,050±0,005

02

0,090±0,004

0,083±0,008

03

0,250±0,019

0,039±0,009

04

0,200±0,001

0,063±0,014

05

0,101±0,001

0,060±0,010

06

0,125±0,028

0,035±0,009

07

0.090±0.004

0,080±0,008

08

0,150±0,019

0,057±0,004

09

0,045±0,006

0,087±0,004

Таблица 5 -

Варианты опыта

Мезор, нг/мл

Амплитуда

(пределы),нг/мл

Акрофаза в часах и

минутах(доверительный интервал)

Перио

д, ч

Адреналин, норма

0,047±0,003

0,013

(0,007÷0,020)

21 ч 30 мин

(19 ч 24 мин ÷01ч.06 мин)

24*

Адреналин, стресс

0,036±0,004

0,016

(0,002÷0,31)

16ч 42мин

(13 ч 06 мин ÷23 ч.42 мин)

25*

0,017 (0,006 ÷ 0,031)

01ч 36 мин

(01 ч 06 мин ÷03 ч.24 мин),

14 ч 36 мин

(14 ч 06 мин ÷16 ч.24 мин),

13*

Норадреналин, норма

0,120±0,007

0,033

(0,020 ч- 0,042)

02 ч 00 мин

(00 ч 00 мин ÷ 03 ч 42мин)

24*

Норадреналин, стресс

0,074±0,005

0,023

(0,010 ÷0,035

12 ч 36 мин

(12 ч 00 мин ÷13 ч.30мин)

24*

0,019

(0,010 ÷0,039)

11 ч 36 мин

(8 ч 12 мин ÷12 ч 48.мин)

23 ч 36 мин

(20 ч 12 мин ÷ 24 ч 48мин)

12*

Примечание: * р < 0,05

Результаты Косинор – анализа суточной динамика катехоламинов в плазме крови крыс в норме и при стресс представлены в таблице 5.Из табл. 5 видно, что акрофаза 24 – часового ритма норадреналина также, как и адреналина, приходится на ночное время, в 02 часа ночи. Содержание катехоламинов в плазме крови, измеренное разные часы суток, показывает разнонаправленность их изменения при стрессе (см. табл. 3 и 4).

Так, содержание адреналина повышается в 13 часов, в 15- 16 часов и в 08 часов утра, содержание норадреналина повышается в 12 часов и в 14 часов, в остальное же время содержание этих гормонов в плазме крови крыс сохраняется на прежнем уровне либо значительно понижается. Мезор адреналина (см. табл. 5) в плазме крови крыс на вторые сутки гипокинезии снижается относительно нормы, также как и норадреналин. При стрессе наблюдается расщепление 24 – х часового периода на ультрадианные ритмы, т.е. на 12- ти и 13- ти часовые периоды.

Таким образом, нами впервые вычеслены значения хроноструктурных параметров (период, амплитуда, мезор, акрофаза) суточной динамики адреналина и норадреналина у крыс в норме и при стрессе и установлена отличительные особенности между ними.

Выводы:

  1. У здоровых кроликов существует хорошо выраженный синфазный одновершинный суточный (циркадианный ритм СЭП аурикулярных биоактивных точек кожи с акрофазой в полночь и минимумом в утренне – дневное время.
  2. Стресс, создаваемый экспериментальной острой ангиной, приводит к полифазности колебаний, увеличению мезора и амплетуды, возрастанию вариабельности, смещению значений на суточной шкале, потере однозначности показателей, расщеплению суточной динамики, СЭП на собственно 24- часовой и 08- часовой периоды.
  3. Концентрация гормонов надпочечников у интактных крыс имеет максимальное значение в ночное время, минимальное – в дневное время. Период суточного ритма составляет 24 часа. При гипокинезии (стрессе)у опытных крыс изменения суточных ритмов проходят несколько стадий. Суточный ритм удлиняется и составляет 24 часов,наблюдается снижение мезора и смещение акрофазы по шкале времени, расщепление суточных ритмовна ультрадианныес периодом 12-013 часов.
  4. Показано, что устойчивость организма животных к воздействию стрессовых факторов зависит от хроноструктурных параметров биоритмов. Стресс сопровождается резкими сдвигамисуточной (циркадианный) организации и хроноструктурных показателейэлектрических показателей биоактивных точек кожи и гормонов надпочечников у кроликов и крыс.

 

СПИСОК ЛИТЕРАТУРЫ

  1. Алякринский Б.С., Степанова С.И. По закону ритма. - М: Наука, 1985. – 174 с.
  2. Тулеуханов С.Т. Временная организация биологических систем.- Алматы: Қазақ университеті, 1999. – 157с.
  3. Тулеуханов С.Т., Ефимов М. Л. Хронобиологияи хрономедицина.- Алматы: Қазақ университеті, 1996.- 2003 с.
  4. Аблайханова Н.Т., Тулеуханов С.Т. Исследование хроноструктурных параметров временной организации электропроводности биоактивных точек кожи кроликов в норме и при адаптации к условиям гипоксии // Физиологические проблемы адаптации межрегион. конф. посв. 85-летию засл.деят. науки РФ, д.м.н., проф. Држевской И.А. – Ставрополь: 2008. - С. 190-192.
  5. Аблайханова Н.Т., Тулеуханов С.Т. Сравнительный анализ хроноструктурных параметров электрофизиологических показателей аурикулярных БАТ у животных в норме и после гипоксии // Фундаментальные исследования в биологии и медицине Сборник научных трудов. – Ставрополь: 2009. - С.-3-9.
  6. Aronson Doron. Impaired modulation of circadian rhythms in patients with diabetes mellitus: A risk faktor for cardiac thrombotic events // Chronobiol.Int. – 2001. – Vol.186, №1. – P. 109-121.
  7. Kawano Yuhei. Biorhythm and hypertension //Asion Med.J. - 2000. - Vol.436, №5. - C.207-213.
  8. Hermida Ramon C., Fernandes Jose R., Ayala Diana E., MojonArtemio,Al-onsoJgnacio, Smolensky Michael. Circadian rhythm of double (rate - pressure) product in healthy normotensive young subjects // Chonobiol. Jnt. – 2001.- №3(18). – Р. 475 - 489.
  9. Acuna-Goycolea C., Obrietan K., van den Pol A. N. 2010. Cannabinoids excite circadian clock neurons // J. Neurosis. – 2010. - №30. – Р. 10061-10066.
  10. Aguilar E. 2012. Kisspeptins and reproduction: physiological roles and regulatory mechanisms // Physiol. Rev. – 2012. - №92. – Р. 1235—1316.
  11. Тулеуханов С. Т., Ургалиев Ж. Ш., Бабашев А. Биологически активные точки наруженой ушный раковины кроликов и динамика их суточной активности // Генетические и биоэнергетические исследования организма. – Алма–Ата: КазГУ. 1982. – С.138-149.
  12. Тулеуханов С. Т. Некоторые вопросы исследования электрических свойстов «точки акупунктуры» кожи человека и животных в норме и патологии // Биологические науки. – Алма–Ата: КазГУ, 1974. - Вып. 7. – С. 120-124.
  13. Коган А. Б. Потенциалы кожи // Электрофизиология. - М.: 1969. - С. 141- 150.
  14. Лакомкин А. И., Мягков И. Ф. Электрофизиология. – М.: Высшая школа. 1997. - 232 с.
  15. Слынько П.П. Основы низкочастотной кондуктометрии в биологии. - М.:Наука,1972. – 132 с.
  16. Матлина Э. Ш. Флюорометрические методы определения адреналина и нораадреналина в крови и мочеlВКН // Адреналин и норадреналин. – М.: Наука, 1964. – С. 268- 276.
  17. ×åðíûøåâà M. Ï., Íîçäðà÷åâ À. Ä. 2006. Ãîðìîíàëüíûé ôàêòîð ïðîñòðàíñòâà è âðåìåíè âíóòðåííåé ñðåäû îðãàíèçìà. - ÑÏá.:Íàóêà. - 246 ñ.
  18. Ершов В.Ш., Сорокин А.А. Пакет прикладных программ Косинор – анализа и методические указания по его использованию // Информ.бюл. ГФАП СССР. – 1980. - №5.- С.38-45.
  19. Багриновский К. А., Багинская Н. В.,Баженова А. Ф., Колпаков М.Г., Романюха А. А., Маркель А. Л. Математический анализ циркадных систем организма на основаним процедуры «Косинор» // Кибернет. подходы к биологии. – Новосибирск: 1973. - С.196-209.
  20. Кривощеков С. Г., Матюхин В. А., Разумов А. Н., Труфакин В.А. Профилактика и прогнозирование десинхронозов: учеб. пособие. - М.: Новосибирск: СО РАМН, 2001. – 56 с.
Год: 2018
Город: Алматы
Категория: Медицина
loading...