Причины отказа от новорожденных детей в г. Семей

Введение. В Республике Казахстан более 75 000 детей находятся на воспитании в государственных учреждениях и растут вне семьи - это самый высокий показатель на душу населения по всему региону ЦВЕ/СНГ *1+. Согласно данным ЮНИСЕФ, ежегодно около 2000 детей в Республике Казахстан лишаются родительской опеки и помещаются в государственные учреждения *2+. Многочисленные исследования, направленные на изучение особенностей развития детей вне семьи, доказывают негативный эффект институционализации как на физическое, так и на психическое развитие детей [3-7+. В то же время расходы на содержание одного ребенка в детском доме в течение года сопоставимы с затратами на успешное предотвращение почти девяти случаев отказа *8+. В связи с этим сохранения биологической семьи не только в интересах ребенка и его родителей, но и государства в целом.

Цель исследования: изучить причины отказа от новорожденных детей в г. Семей.

Материалы и методы исследования. Это исследование качественных показателей проведено в родовспомогательных учреждениях города Семей в период с сентября 2011 г. по сентябрь 2012 г. В исследовании приняли участие 17 женщин 17-33 лет, отказавшихся от своих новорожденных детей, с условием письменного информированного согласия и соблюдения правил конфиденциальности. Интервьюирование проводилось в первые 3 дня после родов наедине с женщиной. Полуструктурированное интервью включало следующие вопросы:

—почему женщина решила отказаться от ребенка; —когда и как женщина приняла такое решение; —смогла бы женщина изменить свое решение;

—при каких обстоятельствах женщина могла бы вырастить своего ребенка сама.

Результаты. Среди причин отказа от ребенка женщинами были указаны в 52,9% случаев - отсутствие достаточного дохода, в 29,4% - отсутствие постоянного места жительства, 23,5% - чувство стыда от родителей, в 17,6% - нездоровье ребенка; принуждение со стороны третьих лиц (родителей, мужа, родственников, полового партнера); внебрачный ребенок; 5,9% - нездоровье женщины (туберкулез легких). Каждый случай индивидуален, поэтому необходимо учитывать сочетание факторов, указанных в качестве причины отказа от ребенка. Так, 3 женщин указали, как единственную причину отказа, нездоровье ребенка - у детей был врожденный порок развития с умственной отсталостью. У одной из этих женщин хромосомная патология ребенка была прогнозирована по кариотипу на 22 неделе, но они с мужем «до последнего надеялись на ложный результат и не делали аборт», а после рождения ребенка с ВПР решили отказаться от ребенка, это решение поддерживали и родители супружеской пары. Две женщины, родившие детей с ВПР, отметили, что «патология была выявлена внутриутробно, но было уже поздно делать аборт». Одна из них указала, что «ей больно принимать такое решение, но она не может постоянно ухаживать за больным ребенком, и ее муж предупредил ее, что именно ей придется присматривать за ребенком и она должна решить, готова ли она к этому». Каждая из женщин, которая отказалась от больного ребенка, отмечала, что «врачи сказали, дети с такой патологией не выживают», оправдывая свое решение обреченностью на неблагоприятный исход.

Одна женщина указала в качестве причины отказа от ребенка отсутствие постоянного места жительства, еще одна - отсутствие постоянного места жительства и достаточного дохода, другая - отсутствие постоянного места жительства и чувство стыда от родителей, три женщины указали на отсутствие достаточного дохода, одна женщина на отсутствие достаточного дохода и принуждение со стороны матери, еще одна - на отсутствие достаточного дохода и внебрачное рождения ребенка, другая на чувство стыда от родителей и внебрачное рождение ребенка (женщина разведена, есть еще 2 детей, скрывала свою беременность от родственников и знакомых, затягивая живот), одна женщина указала на принуждение со стороны родителей (на воспитании у родителей находится старший ребенок женщины), еще одна женщина в качестве причины отказа указала на свое нездоровье (туберкулез легких), двое на отсутствие постоянного места жительства и достаточного дохода, принуждение со стороны матери (матери около 40 лет, у одной она не работает), одна женщина указала на отсутствие постоянного места жительства, чувство стыда от родителей и внебрачное рождение ребенка (у сестры воспитывается старшая трехгодовалая дочь женщины, женщина встречалась с женатым мужчиной). Как видно из ответов женщин, часто их старшие дети находятся на иждивении дедушек и бабушек, либо других родственников, что свидетельствует о нежелании брать ответственность за воспитание ребенка самой женщиной, это еще одна из форм отказа от воспитания ребенка, но не оформленная официально.

Чтобы повысить эффективность программ, направленных на снижение отказов от детей, необходимо знать, когда именно женщина принимает окончательное решение отказаться от своего ребенка. Среди женщин, участвовавших в исследовании, 5 (29,4%) приняли решение об отказе, когда узнали, что беременны, из них одна «решила подарить ребенку жизнь», у другой - «беременность была первая, тетя отправила в город, пытаясь скрыть от сельчан беременность, в городе без прописки она затянула с визитом к врачу, потом было поздно, просили деньги за криминальный аборт на большом сроке, но денег не было», еще одна женщина - замужняя, ребенок - внебрачный, другая - узнала о своей беременности лишь на 3 месяце. Три женщины (17,6%) приняли решение об отказе после разговора с отцом ребенка и родителями, не найдя от них поддержки. Еще три женщины (17,6%) приняли это решение когда узнали, что ребенок болен. Другие три женщины (17,6%) приняли решение об отказе после родов из-за тяжелых материальных условий, еще одна женщина (5,9%) - после разговора с отцом ребенка. Другая женщина (5,9%) приняла решение на 5 месяце после гибели отца ребенка, посоветовавшись с мамой, которая сетовала на тяжелые материальные условия. Еще одна женщина (5,9%) приняла решение, когда у женщины обнаружили туберкулез легких, и у нее не было достаточных условий для содержания и ухода за новорожденным ребенком.

Как видно из полученных данных, реакция и мнение отца ребенка относительно беременности и рождения ребенка имеет не маловажное значение в принятии женщиной решения об отказе от ребенка. Так в 88,2% (15) случаях женщины информировали отцов детей о беременности, не информировали - 11,8% (2), из них одна затягивала живот, вторая - замужняя с внебрачным ребенком, обе женщины объясняли свои действия тем, что «они были уверены о негативном, даже безразличном отношении к беременности со стороны отца ребенка». реди отцов знали, но не одобряли - 47,1% (8), 3 мужчин вообще «исчезли» после информирования. Знали и одобряли - 41,2% (7), из них у троих дети с ВПР, у двоих низкое материальное положение, один - погиб в автокатастрофе, у одного - «родители были против женитьбы, желая лучшую пару для сына».

При интервьюировании было видно, что женщинам нелегко принимать решение об отказе от ребенка, в то же время они пытались не привязываться к ребенку, беря ребенка на руки лишь для кормления, некоторые оправдывали свое решение тем, что желают лучшую жизнь для ребенка, и надеются на благополучное усыновление другими людьми. На вопрос «Могли бы Вы забрать ребенка и воспитать его сами» 70,6% (12) женщин ответили утвердительно, 29,4% (5) -

отрицательно (из них у 3-х - дети с ВПР, 1 - незамужняя, живет в селе с тетей, воспитывалась матерью без отца, имеет только школьное образование, в жизни ценит душевное спокойствие и здоровье, работает продавцом, имеет низкий доход, 1 - незамужняя, 18 лет, переехала в столицу на заработки с матерью и братишкой, работает на рынке, чтобы избежать огласки приехала рожать в г. Семей, сама родом из этого города, в столице живут на квартире у двоюродной сестры матери).

На вопрос «При каких обстоятельствах Вы могли бы вырастить ребенка сами» были указаны следующие сочетания обстоятельств: если бы у меня был постоянный доход - 29,4% (5); если бы ребенок был здоров - 17,6% (3); если бы родители приняли моего ребенка и помогли мне, и у меня был муж - 11,8% (2); если бы у меня был муж - 17,6% (3); если бы родители приняли моего ребенка и помогли мне, и у меня был муж и постоянный доход - 11,8% (2); если бы у меня был муж и постоянный доход - 11,8% (2); если бы я была здорова - 5,8% (1). При ранжировании полученных ответов на первом месте оказалось наличие постоянного дохода (9 из 17 женщин указали этот ответ), на втором наличие мужа (8 из 17), на третьем - помощь родителей (4 из 17), на четвертом - здоровье ребенка (3 из 17), на пятом здоровье женщины (1 из 17).

Обсуждение и заключение. Качественные исследования позволяют описать факты наиболее подробно, что очень важно, когда необходим индивидуальный подход к каждому случаю. Результаты, полученные в ходе данного исследования, которые описывают случаи отказа от новорожденных детей в г. Семей, находят поддержку и в результатах других исследованиях. Так, в исследованиях, проведенных в Карагандинской области Республики Казахстан, а также в г. Иваново Российской Федерации, отмечается, что у женщин, отказывающихся от воспитания ребенка, есть и другие дети, характерен низкий уровень дохода, отсутствие мужа и отдельной жилой площади *9, 10+. Но при этом 64,7% женщин указывают на возможность изменения решения об отказе при условии оказания им материальной, психологической помощи, изменения жилищных и социальных условий *10+.

В другом качественном исследовании, проведенном О.Г. Исуповой в четырех городах России (Москве, Нижнем Новгороде, Самаре и Сывтывкаре) *11+, отмечается, что «две трети женщин, отказывающихся от ребенка, одинокие, у остальных мужья/сожители не состоятельны в экономическом отношении и/или страдают алкоголизмом/наркоманией. Часто женщины инфантильны в психологическом плане и предпочитают полагаться на других людей и «плыть по течению», для них характерны безответственность, повышенная тревожность*11, 12, 13+. В своих исследованиях А.Я. Варга и Брутман с соавторами делают выводы, что «отказницы» отвергались своими матерями с детства, и эта материнская депривация не дает им возможности в дальнейшем осуществить естественный процесс идентификации с матерью на уровне психологического пола и при формировании материнской роли *14, 15+. А для формирования нормального материнского поведения необходима идентификация с матерью, что, как известно, происходит до пяти лет, затем на ее основе - эмоциональная сепарация» *14+. Возможно, этим можно объяснить то, что женщины имеют старших детей, воспитанием которых они также не занимаются, перекладывая ответственность на других людей. Это в свою очередь может оказать негативное влияние на детей, так как в этом случае они тоже испытывают депривацию со стороны своей биологической матери.

В условиях, когда причиной отказа является врожденная патология ребенка, чаще опасения родителей связаны со стигматизацией в обществе и трудностью ухода за больным ребенком *11, 12+, что имело отражение и в настоящем исследовании. Для женщин, которые вынашивают нежеланную беременность, характерно искаженное восприятие своего состояния, и они часто отрицают свою беременность или же обнаруживают ее на поздних сроках *16, 17+, упуская тем самым время,когда можно сделать аборт, чем объясняется случай женщины в настоящем исследовании, которая обнаружила свою беременность лишь на 3 месяце.

На основе полученных данных можно сделать заключение, что чаще всего женщины, которые отказываются от своих новорожденных детей, - это женщины в самом рассвете своих репродуктивных возможностей, которые по определенным причинам не желают или не могут взять на себя ответственность за ребенка и воспитать его в семье. В момент обнаружения беременности решение об отказе принимают женщины, у которых беременность не желанна, на более поздних сроках – женщины, родившие ребенка с врожденной патологией, а также при тяжелых материальных условиях. Принятию такого решения способствуют отсутствие поддержки со стороны отца ребенка и близкого окружения женщины, родственников. Среди причин в числе первых были указаны: отсутствие достаточного дохода (52,9%), отсутствие постоянного места жительства (29,4%), чувство стыда от родителей (23,5%) и нездоровье ребенка (17,6%). Большинство женщин (70,6%) допускают возможность изменить свое решение и забрать своего ребенка при создании для этого условий. В качестве таких условий женщинами были указаны: наличие постоянного дохода (9 из 17 женщин), замужество (8 из 17), оказание помощи со стороны родителей (4 из 17), здоровье ребенка (3 из 17), здоровье женщины (1 из 17).

Выводы. Таким образом, ранняя профилактика социального сиротства должна начинаться еще до рождения ребенка. Необходима пропаганда семейных ценностей в обществе в целом, особенно среди подрастающего поколения. Статистические факты свидетельствуют о низкой культуре контрацепции в казахстанском обществе, что выражается в высоком количестве абортов среди женщин *18-21+. Жизненная практика показывает, что часто за незапланированную беременность нести ответственность приходится женщине, но не всегда женщина предпринимает надлежащие действия по предотвращению незапланированной беременности, это говорит о важности активного консультирования по методам профилактики нежелательной беременности как среди женщин, так и среди мужчин в равной степени.

Часто женщины, планирующие отказ от ребенка тщательно скрывают свое положение от окружающих, в связи, с чем участковые врачи должны быть более бдительными и своевременно замечать изменения в поведении женщины для дальнейшего консультирования и работы совместно с социальными службами в оказании необходимой помощи для создания условий воспитания ребенка в семье. Необходимо усиление службы психологического консультирования женщин, как до беременности, так и в течение беременности, а также осуществлять профилактику послеродовой депрессии у родильниц. Так в каждом родовспомогательном учреждении не только должен быть штат психологов, но и должен надлежащим образом функционировать. Приоритетными направлениями профилактики социального сиротства должны быть профилактика нежелательной беременности, а также поддержка биологической семьи ребенка.

 

СПИСОК ЛИТЕРАТУРЫ

  1. Статистические данные по учреждениям для детей-сирот и детей,оставшихся без попечения родителей. Данные Комитета по охране прав детей Министерства образования и науки Республики Казахстан. Взято из ссылки: http://www.bala-kkk.kz/ru/
  2. ЮНИСЕФ в Казахстане фактическая справка. Второй Форум по защите прав детей «Создание и реформирование системы ухода за детьми в Центральной Азии, Азербайджане и Турции», 2009г, Бишкек. Доступно по ссылке: http://www.unicef.org/ceecis/KA fact sheet eng.pdf
  3. O'Connor T.G., & Rutter M. (2000). Attachment disorder behavior following early severe deprivation: Extension and longitudinal follow-up. English and Romania Adopttes Study Team. Journal of the American Academy of Child and Adolescent Psychiatry, 39, 703–712.
  4. Spitz R. Hospitalism: a follow-up report. Psychoanal Stud Child 1945;2:113–8.
  5. Spitz R. Hospitalism: an inquiry into the genesis of psychiatric conditions in early childhood. Psychoanal Study Child 1945Ь;1:53– 74.
  6. MacLean K. The impact of institutionalization on child development. Dev Psychopathol. – 2003. -15:853–84.
  7. Pluye P, Lehinge Y, Aussiloux C, et al. Mental and behavior disorders in children placed in long term care institutions in Hunedoara, Cluj and Timis, Romania. Sante: 2001. - 11:5–12.
  8. Prevention of child abandonment at birth. Materials for professionals and managers of health and social protection, guardianship authorities. - M.: UN Children's Fund (UNICEF). – 2011. – 99 p.
  9. Голомолзина Т.В., Волкова С.В. Исследование причин отказа от ребенка 0-3 лет в Карагандинской области //, Детский фонд ООН ЮНИСЕФ в Республике Казахстан, Общественное объединение «Центр «СемьЯ», г. Караганда. - 2011. - 111с.
  10. Филькина О.М., Кочерова О.Ю., Воробьева Е.А., Шанина Т.Г., Пыхтина Л.А., Абросимова Т.С. Социальный портрет матерей, отказавшихся от воспитания ребенка // Вопросы психического здоровья детей и подростков. - 2007 (7). - № 2. - C.111-112.
  11. Исупова О.Г. Отказ от новорожденного и репродуктивные права женщины. // Социологические исследования. – 2002. - №11
  12. Ярская‐Смирнова Е.Р., Тепер Г.А., Грек Н.В. Брошенные дети: проблемы профилактики раннего социального сиротства // Женщина в российском обществе. – 2008. - №3 (48). - C. 31-48
  13. Ибрагимов А.И. Состояние здоровья и пути оптимизации медико-социального обеспечения детей, оставшихся без попечения родителей.//Автореферат диссертации на соискание ученой степени доктора медицинских наук. – М.: 2006. – 14 c.
  14. Варга А.Я. Влияние семейных факторов на формирование девиантного поведения матери // Журнал практической психологии и психоанализа. – 2002. - № 3.
  15. Брутман В.И., Панкратова М.Г., Ениколопов С.Н. Некоторые результаты обследования женщин, отказавшихся от своих новорожденных детей // Вопросы психологии. - 1994. - № 4. - 34 c.
  16. Брутман В.И. Формирование привязанности матери к ребенку в период беременности // Вопросы психологии. - 1997. - № 6. - 38 c.
  17. Jens Wessel, Annett Gauruder-Burmester & Christoph Gerlinger Denial of pregnancy - characteristics of women at risk // Acta Obstetricia et Gynecologica. - 2007. - 86. - P. 542-546
  18. Отчет «Совершенствование услуг в области охраны здоровья матери и ребенка в Казахстане: оценка равенства и социально-экономических детерминант здоровья». Детский фонд ООН (ЮНИСЕФ). - 2012. - 42 c., со ссылкой на http://www.statinfo.biz/Geomap.aspx?region=world&act=7790&lang=2
  19. Отчет «Совершенствование услуг в области охраны здоровья матери и ребенка в Казахстане: оценка равенства и социально-экономических детерминант здоровья». Детский фонд ООН (ЮНИСЕФ), 2012, с. 43, со ссылкой на WHO, Health for All Database, 2010
  20. Данные Всемирной организации здравоохранения, 2011г.
  21. Отчет «Совершенствование услуг в области охраны здоровья матери и ребенка в Казахстане: оценка равенства и социально-экономических детерминант здоровья». Детский фонд ООН (ЮНИСЕФ). - 2012. - 44 с.
Год: 2013
Город: Алматы
Категория: Медицина