Вирусные гепатиты в и с в донорской крови в казахстане: эпидемиологические аспекты

Введение. Донорство крови спасает миллионы жизней, однако, небезопасная практика переливания крови подвергает миллионы людей риску заражения гемотрансмиссивными инфекциями (ГТИ), главным образом вирусами гепатитаВ (ВГВ) и С (ВГС), вирусом иммунодефицита человека и сифилисом*1+.

Сегодня ВГВ является наиболее распространенной инфекцией. В мире зарегистрировано около 400 миллионов хронически инфицированных случаев ВГВ, и более 50 миллионов человек заражаются ежегодно *2, 3+. ВГС также является распространенной хронической инфекцией, поразившей 2-3% населения или 170 миллионов человек *4,5+.

Несмотря на значительное снижение риска передачи инфекций в последние 20 лет, особенно в тех странах, где реализованы эффективные программы скрининга донорской крови *6, 7+, риск заражения ГТИ по-прежнему остается серьезной проблемой *8+.

Одним из главных способов обеспечения безопасности крови является выявление и удержание здоровых доноров крови *9+, особенно добровольных безвозмездных с низким уровнем риска *10+. Во многих странах мира, включая Казахстан,служба крови до настоящего времени зависима от доноров родственников и платных кроводач, которые являются важными источниками компонентов крови при переливании *11+. Но, как известно, возможность заражения гепатитами намного выше среди доноров- родственников *12-14+и платныхдоноров *15, 16+, нежели среди добровольных безвозмездных доноров крови *9+.

Таким образом, целью исследования была оценка эпидемиологической ситуации о распространенности гемотрансмиссивных инфекций среди доноров крови с 2000 по 2011 годы.

Материалы и методы

Материалом исследования послужили данные сводных отчетов Республиканского центра крови (форма 39) о донорстве крови и ее компонентов. Исследование ретроспективное (2000-2011 гг.). В таблицах и рисунках использованы следующие сокращения: ВГВ+ – положительное исследование на антиген гепатита В, ВГС+ –положительное исследование на антитела к гепатиту С.

Результаты

C 2000 по 2011 год общее число доноров крови снизилось с 252 048 до 208 184.Доля безвозмездных доноров снизилась с 97,9% в 2000 г. до87,7% в 2011 г. Увеличилась доля платных доноров с 2,1% в 2000 г. до 12,3% в 2011 г.

В динамике наблюдался ростдоноров плазмы с 8 252 в 2000 г. до 17 150 в 2011 г, и числа плазмодач с 21 031 (2000 г.) до 50 939 (2011 г.). При этом доля безвозмездных плазмодачза 12 лет снизилась с 60,1% до 29,8%.

C 2000 по 2011 годы в республике было собрано1 925 024 л крови, из них 1 567 345 л (81,4%) былополученоот добровольных доноров крови и 357 679 л (18,6%) от платных доноров.За исследуемый период отмечается увеличение объемов заготовки донорской кровис 140 584 л до 179 085 л. При этом заготовка крови от безвозмездных доноров снизилась с 92,6% (2000 г.) до 69,1% (2011 г.). Вместе с тем, увеличилась доля брака крови с 8,3% в 2000 г. до 8,7% в 2011 г.

В динамике доля ВГВ среди всех причин брака крови снизилась с 29,9% до 15,3%, ВГС – с 33,5% до 9,9% (рисунок 1). Удельный вес ВГВ за 12 летравнялся 25,0±2,0 (95% ДИ=21,0-29,0), ВГС– 21,3±2,6 (95% ДИ=16,2-26,5).

За исследуемый период среднегодовой экстенсивный показатель распространения ВГВ при расчете на общее количество заготовленной кровисоставил 2,1±0,2%(95% ДИ=1,8-2,4),ВГС -1,8±0,2%(95% ДИ=1,2-2,2). Показатель распространенияВГВ снизился с 2,5% до 1,3%, ВГС - с 2,8% до 0,9%.Темпы убыли равнялись Туб=-5,4% и Туб=-10,0% соответственно.

Рассмотрим долю брака крови по причине ВГВ и ВГС отдельно в цельной консервированной крови, в плазме и эритроцитарной массе в соответствии с отчетной формой 39 МЗ РК *19+.

Вконсервированнойкровидолягепатитовна общее количество заготовленной крови заизученныйпериодснизилась с 1,14% до 0,02% (ВГВ) и с 1,25% до 0,02% (ВГС) (рисунок2). Среднегодовая доля ВГВ составила 0,80%±0,17%(95% ДИ=0,46-1,14).

Среднегодоваядоля ВГС была равна 0,68%±0,15%(95% ДИ=0,38-0,98). Темпы убыли составили Туб=-31,62% (ВГВ) и Туб=-31,48%(ВГС). Темпыубыли выравненных показателей были равныТуб=-29,74% и Туб=-36,30% соответственно.

В плазме доля ВГВ среди всех причин брака крови увеличилась с 0,59% до 0,65%, ВГС - снизилась с 0,69% до 0,42% (рисунок 3). Среднегодовой экстенсивныйпоказатель ВГВ составил 0,61%±0,02%(95% ДИ=0,57-0,65). Среднегодовой экстенсивныйпоказатель ВГС был равен 0,52%±0,02%(95% ДИ=0,48-0,57). Темп прироста ВГВ равнялсяТпр=0,81%, темп убыли ВГС был равен Туб=-4,39%. Темп прироста выравненных показателей ВГВсоставилТпр=1,91%, темп убыли ВГС равнялся Туб=-3,54%.

В эритроцитарной массе доля ВГВ снизилась с 0,73% до0,67%, ВГС - с 0,82% до 4).Среднегодоваядоля ВГВ 0,71%±0,02%(95% ДИ=0,66-0,75). экстенсивный показатель ВГС 0,43% (рисунок составил Среднегодовой был равен 0,60%±0,04%(95% ДИ=0,52-0,67).Темпы убыли составили Туб=-0,78%,Туб=-5,76% соответственно.При определении выравненных показателей был отмечен незначительный темп роста ВГВравный Тпр=0,03%, темп убыли ВГС был равен Туб=-5,46%.

Обсуждение и заключение

Основываясь на литературныхи эпидемиологических данных в данной области, можно утверждать, что, как развитые, так и развивающиеся страны имеют некоторые трудности в системе менеджмента добровольного безвозмездного донорства крови *20+. В Казахстане за изученный период также наблюдалась отрицательная динамика донорства крови, а именно, снизилась доля безвозмездных доноров крови и плазмы, зафиксирован рост платного донорства крови. И, несмотря на то, что платные и заместительные доноры чаще всего являются переносчиками ГТИ, более 50 процентов доноров крови в странах Восточной Европы до сих пор являются представителями приведенных выше социальных групп [21].

В Казахстане среднегодовой экстенсивный показатель распространенности ВГВ составил2,1%, и оказался немного ниже 2,58% найденного Fessehaye и соавт. *22+ в Эритрее, 4% случаях у кенийских доноров *23+ ив 4,3% случаях у египетских доноров *24+.Но эта цифра выше1,1% найденного Ejele и соавт. *25+ в Нигерии.

Среднегодовой показатель распространенности ВГС равный 1,8% намного выше 0,57% найденного в Эритрее *22+, 0,2% в Кении *23+. Но эта цифра ниже по сравнению 2,7%, приведенных в Египте *26+.

За исследуемый период выравненные экстенсивные показатели распространения ВГВи ВГС в консервированной крови имели выраженную тенденцию к снижению, что положительно сказывается на решении вопроса по данной проблеме. В эритроцитарной массе доля ВГВ за 12-летний период увеличилась незначительно с 0,707% до 0,709%, а в плазме наблюдался рост ВГВ. Тренды распространения ВГС снижались как в эритроцитарной массе, так и в плазме.

Выраженное снижение доли гепатитов в цельной консервированной крови и незначительные изменения в плазме и эритроцитарной массе, вероятно, объясняется тем, что в последние годы при использовании крови в медицине отдается предпочтение компонентой терапии, компонентам и препаратам крови, нежели цельной крови, что продиктовано рекомендациями ВОЗ и законодательством РК.

Таким образом, эпидемиологические исследования необходимы для наличия достоверной информации о состоянии здоровья как кадровых, так и разовых доноров. С целью дальнейшего мониторинга и оценки ГТИ в донорской крови необходимо углубленное направленное эпидемиологическое исследование по данной проблематике. 

 

 

СПИСОК ЛИТЕРАТУРЫ

  1. Diro E, Alemu S, G/Yohannes A (2008) Blood safety & prevalence of transfusion transmissible viral infections among donors at the Red Cross Blood Bank in Gondar University Hospital. Ethiop Med J 46. – P. 7-13.
  2. Kirk G.D., Astemborski J., Mehta S.H. et al. Assessment of liver fibrosis by transient eleastography in person with hepatitis C virus infection or HIV-hepatitis C virus coinfection. Clin Infect Dis. - 2009. -48:963-72.
  3. Chisari, F.V. Rous-Whipple Award Lecture. Viruses, Immunity, and Cancer: Lessons from Hepatitis B. Am. J. Pathol. – 2000. – 159. – P. 1117-1131
  4. Kleinman SH, Kuhns MC, Todd DS, Glynn SA, McNamara A, DiMarco A, Busch MP. Frequency of HBV DNA detection in US blood donors testing positive for the presence of anti-HBc: implications for transfusion transmission and donor screening. Transfusion. – PubMed , 2003. – 43. – P. 696-704
  5. Lavanchy D. The global burden of hepatitis C.Liver Int. – 2009. -29 Suppl 1. ~P. 74-81.
  6. Dodd RY. Current risk for transfusion-transmitted infections. Current Opinion in Hematology. – Review, 2007. - 14(6). – P. 671– 676.
  7. Maresch C, et al. Residual infectious disease risk in screened blood transfusion from a high-prevalence population: Santa Catarina, Brazil. Transfusion. – 2008. - 48(2). – P. 273–281.
  8. Kaur P and Basu S (2005) Transfusion-transmitted infections: Existing and emerging pathogens. J Postgrad Med. – 51. ~P. 146 - 151.
  9. Blood supply and demand. Lancet. 2005;365:2151. [PubMed]; Gilcher RO, McCombs S. Seasonal blood shortages can be eliminated. CurrOpinHematol. 2005. -12:503–8. [PubMed]
  10. World Health Organization. Global Database on Blood safety Summary report 2001-2 [www document]. URL http://www.who.int./bloodsafety/GDBS Report 2001-2002.pdf. 2004.
  11. EnosoleaseME, ImarengiayeCO, AwoduOA. Donor blood procurement and utilization at the University of Benin Teaching Hospital, Benin City. Afr J Reprod Health 2004;8:59–63. [CrossRef] [Pubmed]
  12. WHO Global Database on Blood Safety, 2004–2005 report. Geneva, World Health Organization,. - 2008.
  13. Matee MI, Magesa PM, Lyamuya EF. Seroprevalence of human immunodeficiency virus, hepatitis B and C viruses and syphilis infections among blood donors at the Muhimbili National Hospital in Dar Es Salaam, Tanzania. BMC Public Health,2006. –P. 6:21.
  1. Panda M, Kar K. HIV, hepatitis B and C infection status of the blood donors in a blood bank of a tertiary health care centre of Orissa. Indian Journal of Public Health, 2008. - 52(1). – P .43–44.
  2. Dhingra N, Lloyd SE, Fordam J, Abu Amin N: Challenges in globalblood safety. World Hospitals and Health Servises 2000. - 40(1). – P. 45-48.
  3. van der Poel CL, Seifried E, Schaasberg WP. Paying for blood donations: still a risk? VoxSanguinis, 2002, 83(4):285–293.
  4. СтентонГланц. Медико-биологическая статистика. - М.: – 1999. – 460 с.
  5. Мерков А.М., Поляков Л.Е. Санитарная статистика. - Л.: Медицина, 1974. – 384 с.
  6. Приказ и.о. Министра здравоохранения Республики Казахстан от 12 сентября 2011 года № 616 «Об утверждении форм, предназначенных для сбора административных данных субъектов здравоохранения».
  7. Hollingsworth B, Wildman J: What population factors influencethe decision to donate blood? TransfusionMedicine, 2004. – 14. – P. 9-12.
  8. Global Database on Blood Safety: A Summary Report 1998–1999 Geneva,World Health Organization. - 2001.
  9. NahomFessehaye, DurgadasNaik, TesfayFessehaye. Transfusion transmitted infections – A retrospective analysis from the National Blood Transfusion Service in Eritrea. PanAfrican Medical Journal. – 2011. – 9. -40 p. This article is available online at: http://www.panafrican-med-iournal.com/content/article/9/40/full/
  10. Abdalla F, MwandaFO,Rana W. Comparing walk-in and call-responsive donors in a national and a private hospital in Nairobi. East Afr Med J. – 2005. - Oct;82(10):531-5. This article on PubMed
  11. Alavian SM and Fallahian F. Epidemiology of Hepatitis C in Iran and the world. ShirazE-MedicalJournal.Oct-2009;10(4).
  12. Ejele OA, Erhabor O, Nwauche CA. The risk of transfusion-transmissible viral infections in the Niger-Delta area of Nigeria. Sahel Medical Journal. 2005;8(1):16-19.
  13. EL-Gilany AH and EL-Fedawy. Blood borne infections among student voluntary blood donors in Mansoura University, Egypt. East Mediterr Health J. 2006 Nov;12(6):742-8. This article on PubMed
Год: 2013
Город: Алматы
Категория: Медицина
loading...