О некоторых актуальных проблемах религиозно-политического экстремизма и терроризма в Казахстане

В свете современных политических реалий, вызванных процессами глобализации и экономическим кризисом, возникают такие угрозы безопасности государствам и отдельному человеку, как проявления терроризма в различных формах. В связи с этим разработка мер противодействия современным формам проявления различных угроз безопасности государству является безусловно актуальной. Динамика развития проявлений терроризма в историческом аспекте и в настоящее время свидетельстует о существенных эволюционных изменениях форм и содержания данного явления, которые требует адекватных мер реагирования.

Проблемы религиозно-политического экстремизма и терроризма в психологической науке Казахстана не изучены по некоторымобъективным историческим причинам.

Если в ряде стран, например, в Индии, Пакистане, Израиле и других, терроризм имеет длительную историю существования, то для Казахстана, имевшего репутацию безопасного с этой точки зрения государства, это новое явление. Об этом свидетельствует хотя бы тот факт, что Закон «О внесении изменений и дополнений в некоторые законодательные акты Республики Казахстан по вопросам противодействия организованной преступности, террористической и экстремистской деятельности» был подписан в 2011 году. Под терроризмом в праве Казахстана понимается идеология насилия и практика воздействия на общественное сознание, на принятие решений органами государственной власти, органами местного самоуправления или международными организациями, связанные с устрашением населения или иными формами противоправных насильственных действий. Потребности правоприменительной практики впервые обнаружили необходимость в разработке теоретико-научных основ терроризма, позволяющих аппелировать к критериям терроризма, его отличия от других видов преступлений и насилия. На постсоветском пространстве сегодня фундаментальные исследования терроризма ведутся в основном в России, которая раньше получила негативный опыт столкновения с этим опасным явлением. Будучи в начале исследовательского пути, они испытывают типичные для этого этапа поиска трудности, порождаемые различием в подходах к пониманию и изучению этого явления. В Казахстане, пусть и немногочисленные исследования по проблеме терроризма, ведутся преимущественно в юриспруденции и политологии, освещая такие вопросы, как: политологический подход к терроризму в контексте национальной безопасности, превентивные меры, международные правовые средства борьбы против терроризма в Центральной Азии и т.п.

А между тем эта проблема актуализирует ряд сложных вопросов, выходящих за рамки права и отражающих дефицит научно-теоретической базы. Об этом свидетельствуют острые дискуссии в СМИ и Интернете экспертов (политологов, религиоведов и других) о сущности терроризма, области определения понятия «терроризм», его отличия от насилия и экстремизма и т.д. С их решением связывают расширение возможностей организации мер практического и идеологического противодействия терроризму. В силу низкой разработанности этой проблемы в отечественной науке, практикующие специалисты обращаются к опыту зарубежных и российских коллег и, в том числе, психологов. Однако их опыт невозможно механически перенести на «казахстанскую почву», поскольку личность террориста социализируется и формируется в условиях конкретного социума со свойственными ему социальноэкономическими условиями, этнокультурной спецификой и ментальностью, оказывающих влияние на мотивы перерождения «обычного казахстанца» в экстремиста или террориста. С этой точки зрения выявляется отсутствие в отечественной науке знаний о психологии терроризма, научную значимость которой трудно переоценить по следующим причинам.

Во-первых, вся применяемая террористами практика воздействия на общественное сознание и давления на принятие нужного решения государственными органами основана сугубо на психологических механизмах, вызывающих страх, панику, дезорганизацию и, как следствие, снижение доверия к органам власти. Вне этого терроризм вообще не существует по определению. Во-вторых, поскольку террористический акт рассчитан на информационный эффект, то успешность противодействия зависит и от таких психологических факторов, как: «поведение толпы», характер освещения акции средствами массовой информации и других.

В-третьих, специфическое сочетание в поведении террориста рационального и иррационального создает значительные трудности для работы правоохранительных органов, например, в понимании психологического склада его личности и мотивов, 52 прогноза линии поведения и в целом вопроса о том, «как становятся террористом». Таким образом, необходимы исследования, которые способствуют противодействию терроризму не только в правовой, но и психологической плоскости этой проблемы. Теоретическая значимость такого исследования состоит в обобщении мирового опыта психологической теории и практики, приращении знаний о психологической сущности религиознополитического экстремизма, терроризма и мер противодействия на основе собственных исследований в Казахстане.

Практической значимостью данной проблемы является разработка мер противодействия гуманитарным, социальным, политическим и экономическим последствиям, которые несет угроза распространения религиозно-политического экстремизма и терроризма, как для отдельной личности, так и для государства в целом.

Терроризм называют сущностным явлением ХХI века, духовным заболеванием мирового сообщества, девиантным поведением, социально-политическим и криминологическим феноменом и т.д. Пройдя в своем развитии от средства решения обычных социальных конфликтов до средства принуждения целых государств по принятию определенных политических решений или отказа от проводимой политики, он стал глобальной и самой опасной проблемой человечества. Стремительно эволюционируют, дегуманизируются и тактические приемы – похищение, захват заложников, взрывы, устранение неугодных политических и религиозных лидеров, смена конституционного строя. Казахстан можно было назвать государством, свободным от угрозы терроризма, до недавних событий в Атырау, Алматы, Боралдае, Таразе, Актобе. Политолог Е.Карин отмечает, что проявления терроризма нарастали в Казахстане еще с конца 1990-х годов. Приведенная им статистика по численности осужденных за терроризм с 2003 по 2011 годы показывает динамику роста экстремизма и терроризма в Казахстане: в 2003 году осуждено 16, в 2006 году — 33, в 2010 году — 31 человек.

Кроме того, нельзя не учитывать ряд факторов, в силу которых увеличивается вероятность распространения радикальной идеологии в Казахстане:

  1. Последствия мирового экономического кризиса – снижение уровня жизни и соответственно рост социальной напряженности могут создать условия для восприимчивости населения к идеологии и основанной на ней практике насилия.
  2. Существует внешняя поддержка третьих лиц – казахстанских эмигрантов – заинтересованных в дестабилизации общественно-политической обстановки в Казахстане, дискредитации проводимой государственной органами политики. Объектом этой поддержки может стать часть населения республики, не нашедшая конструктивного разрешения насущных проблем.
  3. Существуют зарубежные государства, преследующие геополитические цели и поэтому заинтересованные в дестабилизации внутренней обстановки в республике путем распространения идей религиозного политического экстремизма (выливающихся в террористические акции) в силу выгодного географического положения Казахстана и наличия богатых природных ресурсов, включая нефть.
  4. Внутренняя стабильность Казахстана является одним из главных условий инвестиционной привлекательности и стратегического развития. Кроме того, дестабилизация силами экстремистских, террористических группировок может резко ослабить его позиции на рынке нефти.
  5. По мнению ряда экспертов, географическое положение Казахстана способствует тому, что он служит тыловой базой и транзитной зоной для экстремистов, террористов по пути следования из других республик Средней Азии в Россию (в частности, на Северный Кавказ).
  6. В связи с выводом Международных сил содействия безопасности из Афганистана в 2014 году возможно возвращение казахстанских граждан, воспринявших радикальную идеологию и имеющих опыт боевой и «подрывной» работы.
  7. Как показывает развитие внутренней ситуации в Казахстане, хотя экстремизм и терроризм являются самостоятельными формами борьбы, все произошедшие террористические акции исходили от лиц, усвоивших идеологию религиозного политического экстремизма. Исключение составляет подготовка террористических акций в Алматы, имеющая сугубо политическую мотивацию. Таким образом, террористические акции в республике тесно переплетаются с политическим религиозным экстремизмом, поэтому казахстанские специалисты часто используют понятия «религиознополитический экстремизм» и «терроризм» как синонимы. Их взаимосвязанность некоторые зарубежные и российские специалисты называют «терроризм с исламистским уклоном – глобальный джихад», «религиозный терроризм», «исламский терроризм», с чем нельзя вполне согласиться.
  8. Казахстан в силу географического положения находится среди республик с неблагополучной обстановкой, где действует сеть активных политических религиозных экстремистских организаций (среднеазиатская сеть), практикующих террористические акты.

В связи с перечисленными факторами необходимо не только понимание сущности терроризма, но и научная обоснованность антитеррористической деятельности.

На наш взгляд исследование данной проблемы должны осуществляться на нескольких этапах:

  1. Политический религиозный экстремизм и терроризм как объект научного экспериментально-психологического исследования в психологической науке Казахстана, в которой нет даже задела в отличие, например, от юриспруденции, политологии и религиоведения.
  2. Разработка нового методологического подхода к изучению психологии религиозно-политического экстремизма и терроризма в республике, а именно в комплексном подходе. Одной из важных моментов организации исследования в данном направлении является применение новых методов измерения, применения инструментов оценки, которые дают объективные результаты. На наш взгляд, наиболее продуктивным является применение метода анализа иерархии (МАИ). Предварительные результаты применения данной методики указывают его перспективность и объективность в оценке общественно-политической ситуации в Казахстане. Во-первых, метод анализа иерархии (МАИ), весьма широко используется за рубежом и получает широкое распространение в России. Он создан американским ученым Т.Саати как математический инструмент для поддержки системного принятия решения по проблемам, которые представляют собой плохо формализованные задачи, т.е. не поддающиеся количественному измерению. МАИ возник на стыке математики и психологии (психофизики Вебера и Фехнера) и является психометрической процедурой субъективного шкалирования методом парных сравнений, позволяющей измерить психологические, социальные, политические явления и процессы, которые невозможно измерить в метрической системе мер. Результаты, полученные средствами МАИ, позволяют согласно установленным с его помощью весовым нагрузкам, определить приоритеты влияния всех факторов на уровень распространения религиознополитического экстремизма, приоритеты эффективности мер идеологического противодействия и т.д.
  3. Зарубежные психологи накопили достаточно богатый опыт по созданию психологического портрета преступников (серийных убийц, террористов и других), участвуют в расследовании преступления, разрабатывают методику ведения допроса и получения объективной информации картины преступления. Поэтому одной из важных проблем в современной юридической психологии и криминологии является разработка и модернизация техники интервьюирования как метода психологического анализа личности преступника и психологического профиля лиц, причастных к радикальным религиозным идеям и террористической деятельности, с учетом казахстанских реалий.
  4. Практическим результатом подобных научных исследований является психологические рекомендации, направленные на совершенствование организации антитеррористической деятельности на основе результатов исследования в Казахстане и оказываемом социально-политическом эффекте.

 

Литература

  1. Религиозные объединения. Свобода совести и вероисповедания: нормативные акты. Судебная практика. – М., 2001. – С. 23-25.
  2. О национальной безопасности Республики Казахстан: Закон Республики Казахстан от 26 июня 1998 г. // online.zakon.kz.
  3. О национальной безопасности Республики Казахстан: Закон Республики Казахстан от 26 июня 1998 г. // online.zakon.kz.
  4. Абдрахманов С.Т., Абдрашев Р.М. Предупреждение терроризма в Казахстане. – Алматы, 2008. – С.341.
  5. Закон «О внесении изменений и дополнений в некоторые законодательные акты Республики Казахстан по вопросам противодействия организованной преступности, террористической и экстремистской деятельности».
  6. Абдиров Н.М. О некоторых проблемах законодательного регулирования деятельности религиозных объединений в Казахстане // Предупреждение проявлений экстремизма в странах Центральной Азии: Сборник материалов международной научнопрактической конференции. - Алматы: Институт национальных исследований, Институт по освещению войны и мира. Фонд им.Ф. Эберта, 2004. – С. 10.
Год: 2017
Город: Костанай
Категория: Политология