Реабилитированное имя – Темирбек Караевич Жургенов

Успехи культурной революции достигались ценой огромных, поистине героических усилий трудового народа, в упорной и длительной борьбе. Культурная революция выдвинула на историческую арену немало талантливых организаторов, призванных объединять и направлять общие усилия масс и интеллигенции в борьбе за новую культуру, против косных и вредных традиций, невежества и бескультурья. К ним, бесспорно, принадлежал и Т.К.Жургенов.

Темирбек Караевич Жургенов (1898-1938) - учёный, публицист, знаток казахской культуры, активный участник культурной революции, талантливый организатор, видный советский партийный и государственный деятель СССР, коммунист с 1920 года.

Родился он в местности Баскаракопа Иргизского уезда Тургайской области в семье состоятельного кочевника. Родители благосклонно отнеслись к образованию детей. Примечателен тот факт, что его первым учителем в ауле стал выпускник Бухарского медресе, будущий акын - Турмагамбет Изтлеуов. В 1913 году окончил двухклассное русско-казахское мужское училище в п.Аламесек. В 1917 году завершил учёбу в русско- казахском училище имени Суханского в г.Перовске. В том же году поступил в Уфимское землемерное училище, но события гражданской войны помешали доучиться. Будучи студентом, впервые участвует в революционном движении. Первым боевым крещением стала организация в 1918 году восстания в урочище Кзыл-Кум против алаш-ордынской власти. По рекомендации Алиби Джангильдина в том же году назначается секретарём организационного бюро по созыву Тургайского съезда Советов. Через некоторое время Темирбека выбирают в редколлегию местной газеты «Қазақ мұны» («Думы казахов»). В 1919 году Тургай и Иргиз оказались во власти белогвардейцев и алаш-ордынцев. Жургенов принимает участие в разгроме белых банд. В освобождённой Кенжегаринской волости становится председателем ревкома, во главе отряда милиции нейтрализует выступления байско-кулацких элементов, ликвидирует остатки контрреволюции. В 1920 году Жургенова принимают в ряды Коммунистической партии, избирают председателем Иргизского уездного ревкома и председателем исполкома Советов рабочих, солдатских и крестьянских депутатов уезда. В 1921 году партия направляет его на учёбу в Оренбургский рабфак на журналистский факультет. В 1923 году, как один из лучших рабфаковцев, Темирбек направлен на факультет права Среднеазиатского государственного университета. Университетские годы оказались периодом активной практической политической деятельности. На первом курсе, без отрыва от учёбы, занял ответственный пост - полномочного представителя Казахской ССР и Туркреспублики. Избирается членом ЦИКа Казахстана и Туркестана, делегируется на конференции и пленумы областных, краевых и республиканских партийных организаций. Выступает с остропублицистическими статьями и очерками, поднимает жизненно важные вопросы. Написал цикл очерков под общим названием «Положение казахов Средней Азии», дискуссионную статью «Город и аул в восстании 1916 года». В 1926 году стал по назначению первым ректором Казахского педагогического института в Ташкенте до 1929 года. В 1927 году с отличием заканчивает университет. Дипломная работа публикуется отдельной книгой. Его оставляют научным сотрудником по государственному праву. В эти годы он много занимается переводом произведений классиков марксизма-ленинизма,вузовских пособий и учебников по политической экономии и правоведению, увлечён научной работой.

В 1929 году Средазбюро ЦК ВКП(б), учитывая знание им языков и положения дел, принимает о его назначении народным комиссаром финансов Таджикистана, с 1930 по 1933 годы - народным комиссаром просвещения Узбекской ССР. Т.К.Жургенов, решая вопросы наиболее трудной и специфической сферы - культуры и просвещения, - приобрёл ценный опыт масштабной государственной деятельности. К этому времени в Казахстане доля неграмотных людей составляла 38%, а среди казахов - 43%; начальным всеобучем в казахских аулах было охвачено лишь 50-60% детей; в республике ощущалась острая нехватка образованных учителей. В 1933 году Т.К.Жургенов приглашён для работы в Казахстан, возглавил народный комиссариат просвещения республики до 1937 года. Вскоре он был избран членом бюро Казкрайкома партии. На VI пленуме Краевого комитета партии первый секретарь Казкрайкома ВКП(б) Л.И.Мирзоян выразил надежду на то, что Жургенов после обновления и укрепления руководства сумеет наладить эту работу и с помощью краевых организаций превратит Наркомпрос в настоящий штаб по руководству строительством национальной культуры.

Главное внимание штаба Т.К.Жургенов сосредотачивает на проблемах народного образования. Глубокий анализ недостатков сочетался у него с поиском позитивных путей их устранения с привлечением учительства, общественности, всех трудящихся республики. Он колесит по городам и аулам, посещая школы и техникумы, рабфаки и вузы. Вскоре Наркомпрос Казахской ССР внес на рассмотрение правительства и Краевого Комитета партии постановление «Об упорядочении структуры школ Казахстана и выращивании казахской средней школы», сыгравшее историческое значение для успешного развития новой культуры казахского народа. Воодушевленный заботой партии и Советского государства, Т.К.Жургенов энергично и постоянно осуществляя личный контроль за ходом строительства и вводом в действие новых учебных зданий и других культурных сооружений в городах и селах. В поле зрения наркома были и многие другие вопросы обеспечения школ и ВУЗов республики. Как говорил и писал он в те годы, теперь на передний план должны быть поставлены вопросы качества обучения, всемерное улучшение учебной и воспитательной работы, подготовки и переподготовки учителя. Добиваясь расширения и упорядочения сети педагогических учебных заведений, совершенствования системы переподготовки учительских кадров, Темирбек Караевич Жургенов вёл воспитательную работу среди учительства. Часто выступал с лекциями и докладами на конференциях, совещаниях и съездах, публиковал статьи и беседы по вопросам учебной работы и на мировоззренческие темы, нацеливающие учителей на активную идеологическую борьбу с религиозными и феодально-родовыми взглядами и традициями.

Штаб культурной революции республики и его руководитель с самого начала своей деятельности остро, по-партийному ставили и решали задачи ликвидации неграмотности, подготовки квалифицированных специалистов в высших и средних специальных учебных заведениях Казахстана и других братских республик. Подчеркивая большие и бесспорные достижения на этом пути, Т.К.Жургенов основной упор делал на нерешенные проблемы, имевшиеся ошибки и недостатки. Суровой принципиальной критике в своих выступлениях и статьях он неизменно подвергал факты безответственности, использования не по назначению средств, выделяемых на ликбез и культурнопросветительную работу; бюрократического отношения и равнодушия к культурным нуждам и запросам рабочих и колхозников; отсутствия заботы о материальном положении культармейцев и учителей. С искренним возмущением коммунист Жургенов публично осудил одного из секретарей сельских райкомов партии, жена которого, лишенная возможности учиться в ликбезе, оставалась неграмотной. «И не удивительно, что руководимый им район, - подчеркивал нарком просвещения, -остается в числе наиболее отстающих в культурном отношении».

Человек высокой культуры, обладавший глубокими и обширными знаниями, Т.К.Жургенов в своей критике никогда не нисходил до командного окрика и грубого разноса. Ему свойственен был мягкий юмор: свои замечания он нередко облекал в шутливую форму. Но он вел острую бескомпромиссную полемику против неверных концепций и взглядов.

Актуальны и в наши дни его статьи по вопросам письменности и нового казахского алфавита, особенно его критика консервативных националистических тенденций в языковом строительстве. Последнее выражалось в отрицании процесса взаимодействия и возможности включения в национальные языки международных терминов, иноязычных слов и понятий, органического восприятия лучших прогрессивных традиций инонациональной лексики и опыта структурно-грамматического построения. Жургенов не был сторонником огульного и бездумного введения в казахский язык иноязычных слов, понятий и терминов. «Нужно искать соответствующие адекваты в родном языке, –призывал он. Только тогда мы дадим возможность свободно подбирать из запаса казахских слов более образные слова, могущие вполне выразить отсутствовавшие до сих пор понятия, и путем свободного и умелого подбора слов отдельными авторами создавать… новые термины...».

Общепризнана исключительно плодотворная роль Т.К.Жургенова в подъеме литературы и искусства Казахстана 30-х годов. Об этом писали и пишут в своих воспоминаниях, статьях и монографиях многие видные деятели художественной культуры Казахстана – Г.Мусрепов, С.Муканов, А.Тажибаев, Ж.Арыстанов, С.Кожамкулов, К.Байсеитова, Е.Брусиловский, К.Байсеитов, К.Джандарбеков, А.Жубанов, М.Каратаев, А.Кастеев и другие. Многих из них удивляла и восхищала исключительная компетентность, большая заинтересованность, партийная принципиальность и идейная целеустремленность наркома, всегда готового поддержать ценное начинание, важную инициативу, от кого бы она ни исходила.

Темирбек Жургенов был большим знатоком народного искусства, сам являлся весьма одаренной личностью; сочинял стихи, виртуозно играл на домбре. В репертуар выступлений С.Кожамкулова долгие годы входили стихи Жургенова, особым успехом пользовалось сатирическое стихотворение «Переводчик при начальнике», в котором был выведен гнусный образ дореволюционного толмача-сутяги и взяточника. Заботливое отношение Жургенов проявлял к художественному наследию прошлого. Высоко ценил и всячески поддерживал Т.К.Жургенов замечательный поисковый труд выдающихся музыкантов и хореографов А.В.Затаевича, Али Ардабуса, И.В.Коцыка и других в деле изучения и творческого освоения произведений казахского народного музыкального искусства. «Казахский эпос, почти неизвестный до Великой Октябрьской социалистической революции, – писал Жургенов, – представляет собой богатейшую сокровищницу народного творчества. Домбра, получившая при Советской власти права гражданства, в руках выросших мастеров казахского искусства подымается до высот виртуозной музыкальности». В книге А.В.Затаевича «1000 песен казахского народа» он назван «основательнейшим знатоком Сыр-Дарьинских песен». В 1924 г. им был составлен и издан сборник песен и поэм акынов Казахстана под названием «Терме» («Сборник») с его большой вступительной статьей. Дополненный и доработанный текст сборника был переиздан в 1936 году на русском и казахском языках к первой декаде казахской литературы и искусства в Москве.

Он выступал за творческое использование и развитие лучших традиций народного эпоса, богатейшего фольклора, горячо поддерживал Мухтара Ауэзова и молодой коллектив музыкальной студии республики в их работе над имеющей фольклорную основу первой казахской музыкально-драматической пьесой «Айман-Шолпан». Он был организатором I Всеказахстанского слета деятелей народного искусства (1934 г.), который дал возможность пополнить молодые театры Казахстана талантливыми самородками,наряду с Джамбулом и Нурпеисом Байганиным открыть ряд новых даровитых акынов, народных композиторов и инструменталистов.

В работах Жургенова нашли отражение проблемы истории дореволюционной культуры Казахстана. В его трудах впервые правильную оценку получило творчество ряда народных акынов и композиторов прошлого, таких, как Мухит, Ахан-серэ, Биржан, Курмангазы. Очень любил и ценил он поэтическое наследие легендарного акына- философа XIV века Асана-Кайгы, описавшего в поэтической форме свои безуспешные поиски «Жеруйык» (обетованной земли).

Т.К.Жургенов всегда последовательно боролся за партийность и подлинную народность в искусстве и науке. При этом он не уставал повторять ленинские слова о том, что мы наследуем все лучшие традиции в культуре прошлого, вовсе не собираемся ограничиваться лишь их бережным хранением. Его друг Арбап Сарынов в своих воспоминаниях подчёркивал неутомимость Темирбека при поиске живых носителей народного искусства прошлого, что многих современников удивляла глубина и необычайная широта охвата интересов и знания им разнообразных местных оттенков в обычаях, художественных традициях, специфических чертах быта, одежды, музыкальных и языковых нюансов многих районов республики.

Нарком много внимания уделял вопросам культурных контактов и обменов, подготовке новых кадров для национального искусства в вузах Москвы, Ленинграда, Киева. Он был страстным пропагандистом системы Станиславского, русского сценического искусства, русской живописи. Большую поддержку он оказал одному из последователей Станиславского - казахскому режиссеру Жумату Шанину. Жургенов искал народные таланты, всячески поддерживал, создавая им необходимые условия для учёбы и работы. По его совету ездил учиться в Москву казахский живописец Абылхан Кастеев. Будущий первый народный художник Казахской ССР А. Кастеев по его рекомендации был принят в мастерскую старейшего художника-этнографа Н.Г.Хлудова.

Жургенов своим талантом организатора, способствовал громадному развитию казахской национальной оперы (в том числе Казахскому музыкальному театру), киноискусства, казахской драматургии. Он принял активное участие в созыве I Всеказахстанского слета деятелей народного искусства (июнь 1934 года). В 1936 году по инициативе Жургенова в Алма-Ате состоялась конференция работников культуры уйгурского народа. По-настоящему раскрылся в нём талант организатора в период подготовки и проведения первой декады литературы и искусства в Москве (май, 1936 г.). По итогам декады Т.Жургенов, К.Байсеитова, С.Сейфуллин и Джамбул были награждены орденами Трудового Красного Знамени. «Декада, - писал после ее окончания сам Т.Жургенов, - явилась прежде всего новой формой интернационального общения, творческой учебы». Дальнейший прогресс художественной культуры он видел в углублении и интенсификации культурного взаимодействия, интернационального духовного общения казахского народа со всеми народами СССР.

Т.К.Жургенов деятельно поддерживал широкое освоение достижений русской и мировой культуры, стремился практически решать вопросы о расширении и улучшении переводческого дела в республике. Например, оказывал помощь и содействие акыну Т.Изтлеуову в его работе над переводом творения великого персидско-таджикского поэта Фирдоуси «Шах-Намэ».

Деятельность одного из талантливых организаторов культурной революции в Казахстане, честного и принципиального коммуниста, человека большого обаяния и доброты, каким был и до последних дней оставался Темирбек Караевич Жургенов, снискала ему всеобщее уважение и авторитет среди трудящихся, коммунистов Казахстана, выражением чего было то, что на I съезде Компартии Казахстана он был избран членом ЦК КП(б) Казахстана, а на первом организационном пленуме ЦК - членом бюро ЦК.

Жизнь и деятельность Темирбека Караевича трагически оборвалась в самом расцвете лет, он не достиг даже своего сорокалетия. Т.К.Жургенов 2 августа 1937 годабыл арестован: ложно обвинили в национал-фашизме, заклеймили как «врага народа». Его 3 января 1938 года включили в «сталинские списки» лиц, подлежавших суду Военной Коллегии Верховного Суда СССР от Казахской ССР. К высшей мере наказания был приговорён 25 февраля 1938 года и расстрелян. Согласно решению бюро ЦК КП (б) Казахской ССР, осуществлённых путём опроса, от 28 июня 1938 года «Об изъятии враждебной литературы» были изъяты 97 книг, брошюр на казахском, русском языках. В основном авторы: С.Асфендиаров, А.Алибаев, О.Беков, А.Байдальдин, И.Джансугуров, М.Жолдыбаев, Т.Жургенов, А.Конратпаев, Н.Нурмаков, У.Кулумбетов, И.Курамысов, Б.Майлин, Г.Мусрепов, Ж.Сарымулдаев, С.Сейфуллин, Ж.Сыздыков, Г.Тогжанов, Т.Шонанов. Решением Военной Коллегии Верховного Суда СССР 18 апреля 1957 года Темирбек Караевич Жургенов за отсутствием состава преступления был реабилитирован полностью.

Т.К.Жургенов оставил благодатный след в душах многих деятелей культуры и искусства Казахстана. Народная артистка СССР Куляш Байсеитова, композиторы Ахмет Жубанов и Евгений Брусиловский, в своих статьях и воспоминаниях говорят о большом авторитете и уважении, которыми пользовался Жургенов в среде творческой интеллигенции Казахстана. Этот авторитет он заслужил своей высокой и разносторонней культурой, тонким пониманием искусства, истинной заботой о его развитии. «ТемирбекЖургенов – интеллигентный и серьёзный молодой казах, основательнейший знаток сыр-дарьинских песен, давший мне чрезвычайно ценные сообщения песен Конратовского рода, происходящего из Хивы. К сожалению, несмотря на все мои старания, мне не довелось более исчерпывающе использовать широкую осведомленность этого лица в старинном песенном творчестве его родины!» [1, с.511].

Воспоминания Канабека Байсеитова, народного артиста КазССР, одного из основоположников казахского театра: «Создать оперу «Кыз-Жибек» Брусиловскому предложил нарком просвещения Казахстана Темирбек Жургенов. Вызвал его к себе и долго, с увлечением рассказывал содержание этой любимой в степи легенды. Потом сказал, что назначает его редактором только что созданного Казахского государственного музыкального театра, и дал «добро» на высокотворческую, незамедлительную работу. «Используйте для будущей оперы сборник собранных Затаевичем «1000 песен казахского народа». Кроме того, у нас много много певцов, в репертуаре которых по 10-12 неизвестных ещё песен, все их желательно прослушать. Что вам нужно, то и выбирайте. Только напишите нам хорошую оперу!» – закончил он разговор, подошел к телефону, позвонил режиссёру театра Жумату Шанину, объявил, что музыку «Кыз-Жибек» будет писать Брусиловский, и попросил через три дня подготовить ему либретто на русском языке.» [3, с.2].

Казахская национальная академия искусств имени Темирбека Караевича Жургенова (КазНАИ) ведет свою предысторию с 1955 года, когда народный артист КазССР А.Т.Токпанов открыл при Алма-Атинской государственной консерватории им. Курмангазы театральный факультет. В 1977 году на его базе был создан Алма-Атинский театрально-художественный институт. Первый набор студентов на театральный и художественный факультеты был осуществлен в 1978 году. По Постановлению Совета Министров Казахской ССР28 января 1989 года государственному театральнохудожественному институту было присвоено имя Темирбека Караевича Жургенова первого народного комиссара просвещения Казахстана, внесшего огромный вклад в развитие отечественной культуры и искусства. В 1993 году Алма-Атинский государственный театрально-художественный институт имени Т.Жургенова был преобразован в Казахский государственный институт театра и кино им. Т.Жургенова. В этом же году был организован факультет «Кино и телевидение». 22 июня 1994 года была основана Высшая школа хореографии при КазГИТиК им. Т.Жургенова, впоследствии преобразованная в факультет хореографии. В 2000 году на базе слияния Казахского государственного института театра и кино им. Т.Жургенова и Казахской государственнойхудожественной академии была создана Казахская государственная академия искусств имени Т.Жургенова. Особый статус предоставлен КазНАИ им. Т.Жургенова Указом Президента РК от 5 июля 2001 г.

Его труды и выступления правдиво и живо отражают огромную созидательную работу государства и трудящихся в области культурного строительства, глубокого преобразования духовной жизни народа. Он явился замечательным исследователем и летописцем трудного этапа культурной революции в Казахстане 1930-х годов.

 

Литература

  1. Александр Затаевич. 1000 песен казахского народа (песни и кюйи). Изд. второе. М., 1963 г.
  2. История Казахстана: белые пятна: Сб. Ст./Сост. Ж.Б.Абылхожин. – Алма- Ата: Казахстан, 1991 г.
  3. Людмила Варшавская, Ильяс Самигулин «Известия-Казахстан», 11 ноября, 2005 г. 
Год: 2017
Город: Костанай
Категория: История