Развитие института вины в уголовном праве

Для того чтобы возникло преступное деяние, виновный должен стать в известное отношение к правовой норме, отношение, являющееся в виде посягательства на реальное бытие этой нормы.

Но требование виновности как условие наказуемости далеко не всегда признавалось уголовным законодательством. В истории права мы встречаем на это различные ответы, стоящие в зависимости от культуры народа, от свойств его юридического мышления.

Так в древнейшем праве мы по всюду встречаемся с периодом так называемого физического вменения: не различалось умышленное и неосторожное причинение вреда, к ним приравнивались и случайные повреждения.

Но мало-помалу на смену этого взгляда является иной: к фактическому вменению присоединяется как его дополнение вменение моральное.

Во внешнем вреде ищут проявления внутренней виновности действующего.

В праве первые зачатки вменения внутреннего встречаются еще в Русской Правде, различавшей, например, убийство злоумышленное, в разбое от убийства «на пиру явлено», в ссоре. Еще сильнее выдвигается этот внутренний элемент в эпоху уставных грамот и судебников: по уставной книге разбойного приказа в случае учинения убийства указывается обвиняемого пытать: каким обычаем учинялось убийство, умышленном или пьяным делом, не умышленном, и сообразно этому устанавливается ответственность [1].

Уложение царя Алексея Михайловича подробно останавливается на различии видов виновности, хотя даже и оно не могло отрешиться от укоренившегося принципа объективного вменения, относя, например, нередко к вине неосторожной и случайное причинения вреда; да и в позднейшем праве мы найдем несомненные следы ответственности за факт, а не выразившуюся в нем преступную волю [2].

Вина является субъективной стороной преступления, его психологическим содержанием. Всякое преступление по советскому праву представляло собой или конкретное действие или бездействие, либо определенную деятельность. Так же как для уголовного права чуждо объективное вменение, так для него чужды ответственность «за мысли», «за опасное состояние личности» [3].

В монографии Хвостова М. «Вина в советском трудовом праве» мы находим следующие строки: «...проблема вины, субъективной стороны преступления является одной из центральных проблем советского уголовного права. От ее правильного решения зависит построение важнейших институтов уголовного права, конструкции составов конкретных преступлений, укрепление законности в деятельности органов, ведущих борьбу с преступностью»[4].

Проблема вины являлась ареной острой идеологической борьбы с проявлениями буржуазной правовой идеологии. Задачей правоведов являлось разоблачение антиправовых измышлений «знатоков» права, в частности, и по вопросу о вине как необходимом условии уголовной ответственности.

Думается, что проблема вины выходит за рамки уголовного права и права вообще. Вина является не только правовой, но и философско-этической категорией, используемой при обосновании всех видов ответственности, существующих в обществе политической ответственности, моральной ответственности, ответственности перед общественной организацией ее члена, правовой ответственности. Поэтому изучение вины - задача не только правовых наук, но и философии, этики и психологии.

Вина представляла собой сложный и многогранный институт советского уголовного права. “Чтобы действительно знать предмет, - учил В. И. Ленин, - надо охватить, изучить все его стороны, все связи и “опосредования” [5].

Вина в уголовном праве:

а) составляет субъективную сторону преступления;

б) представляет собой психическое отношение лица к своему деянию и его последствиям;

в) выступает в двух основных формах - в умысле и неосторожности;

г) является выражением отрицательного отношения личности к интересам общества;

д) является проявлением общественной опасности личности преступника;

е) является непосредственной психологической причиной совершенного лицом преступления;

ж) представляет собой элемент состава преступления;

з) является необходимым условием уголовной ответственности и в то же время ее мерой.

Совокупность этих признаков, этих граней и сторон и определяет вину в уголовном праве.

Причем приведенные моменты предоставляют собой не разные понятия вины, а разные стороны и связи единого понятия вины. Они должны изучаться без отрыва их друг от друга, без преувеличения каждой из них, с правильным пониманием их места и значения в общей проблеме.

Каждая отрасль права, включая и уголовное право, строилась на основе системы правовых принципов, основных руководящих начал, пронизывающих всю систему норм данной отрасли права и определяющих содержание ее важнейших институтов и норм.

Принцип ответственности только при наличии вины (принцип вины) являлся одним из важнейших принципов уголовного права.

Применяемая к невиновным лицам, уголовная ответственность бесцельна и вредна. Именно поэтому правосознание считало применение уголовной ответственности без вины несправедливым.

Принцип вины в уголовном праве означал следующее:

а) уголовная ответственность может быть возложена лишь на лицо, виновное в совершении преступления, т. е. умышленно или по неосторожности совершившее предусмотренное уголовным законом общественно опасное деяние;

б) с другой стороны, лицо, виновное в совершении преступления, подлежит уголовной ответственности и может быть освобождено от нее лишь в случаях и в порядке, предусмотренном законом;

в) любые объективные обстоятельства преступления могут влиять на ответственность субъекта - в качестве признака состава преступления или обстоятельства, отягчающего ответственность - лишь в том случае, если они охватывались умыслом или неосторожностью виновного, т. е. могут быть поставлены ему в вину;

г) мера уголовной ответственности определяется, наряду с тугими обстоятельствами, степенью вины лица, совершившего преступление.7

В силу тесной связи уголовного и уголовно-процессуального права принцип вины нашел свое отражение и закрепление и в уголовно-процессуальном законодательстве, прежде всего, в установлении процессуальных гарантий соблюдения этого принципа [7].

Уголовно-процессуальное законодательство требует «чтобы каждый, совершивший преступление, был, подвергнут справедливому наказанию, и ни один невиновный не был привлечен к уголовной ответственности и осужден» [8].

Важной процессуальной гарантией осуществления на практике принципа вины является презумпция невиновности, вытекающая из ст. 19 УПК РК.

Она означает, что лицо считается по закону невиновным в совершении преступления до тех пор, пока его вина не будет установлена компетентным органом в предусмотренном законом порядке.

Характеризуя правовое положение лица, обвиненного или заподозренного в преступлении, презумпция невиновности определяет ряд конкретных правил уголовнопроцессуального права, призванных гарантировать реальное воплощение в жизнь принципа вины.

В силу указанной презумпции виновность лица может иметь юридическое значение и влечь для лица правовые последствия лишь тогда, когда она доказана и признана в установленном законом порядке.

Но нельзя смешивать два разных вопроса:

а) когда человек становится виновным — в момент совершения преступления, т. к. виновность это не оценочная категория, а реальный факт объективной действительности, существующий независимо от его познания и установления и

б) когда человек может быть признан виновнымт. е. когда и в каком порядке объективный факт виновности устанавливается.

Смешение этих двух вопросов, лежащих в разных плоскостях, приводит к тому, что иногда утверждается, что виновным человек делается в силу судебного приговора. А это превращает виновность из факта объективной действительности, подлежащего отражению в судебном приговоре, в оценочное суждение суда, в факт, порождаемый этим приговором [9].

Таково, в общих чертах, законодательное закрепление принципа вины в советском уголовном праве. Советское законодательство являлось важным этапом в развитии советского права и отражением достижений уголовно-правовой науки, в частности, по проблеме вины.

Можно сделать вывод, что актуальность комплексного исследования вины присутствует во все времена. На сегодняшний день, в процессе построения демократического общества, повышается роль нравственных начал в регулировании жизни общества, повышения значения моральной ответственности и, следовательно, значения категории вины.

 

Литература

  1. Таганцев Н.С. Русское уголовное право. Общая часть. Том 1. - СПб., Нева. 1994. - С.54.
  2. Таганцев Н.С. Указ. соч. - С.55.
  3. Иванов В.Д., Мазуков С.Х. Субъективная сторона преступления. - Ростов-на- Дону, Феникс. 1999. - С.40.
  4. Хвостов М. Вина в советском трудовом праве. - Минск, Былина. 1970. - С.12.
  5. Ленин В. И. Полн. собр. соч., т. 33. М., Юридическая литература. 1977.- С.19.
  6. Рарог А.и. Вина в советском уголовном праве / Науч. ред. Здравомыслов Б.В. - Саратов: Изд-во Саратовского ун-та, 1997. - С.52.
  7. Хвостов М. Указ. раб. - С.71.
  8. Рарог А.и. Указ. соч. - С.55.
Год: 2017
Город: Костанай
Категория: Юриспруденция