Проблемы и перспективы развития учреждений минимальной безопасности уголовно-исполнительной системы МВД Республики Казахстан

Учреждение минимальной безопасности один из важных учреждений уголовно-исполнительной системы Республик Казахстан (далее – УИС РК), имеющее определенную специфику. В учреждениях минимальной безопасности, как правило, отбывают наказание твердо вставшие на путь исправления, переведенные из учреждений УИС закрытого типа (прим. автора) (п. 2 ч. 1 ст. 96 УИК РК), осужденные к лишению свободы за преступления, совершенные по неосторожности, и лица, впервые осужденные за совершение умышленного преступления к лишению свободы на срок до одного года, с отбыванием наказания в колониях-поселениях, а также осужденные, переведенные из учреждений средней и максимальной безопасности в соответствии с частью первой статьи 96 УИК РК [1].

Роль данных учреждений минимальной безопасности в иерархии учреждений УИС, несомненно, велика. С одной стороны, учреждения минимальной безопасности это учреждения УИС, в которых отбывают наказание в виде лишения свободы (ч. 1 ст. 48 УК РК), с другой стороны, учреждение исключает негативные проявления лишения свободы закрытых типов учреждений УИС. Законодатель не зря уделил особый статус данных учреждений: так, в части 1 статьи 48 УК РК указал, что лишение свободы состоит в изоляции осужденного от общества путем направления его в колонию-поселение или помещения в исправительную колонию общего, строгого, особого режима или в тюрьму [2]. В учреждения минимальной безопасности осужденные направляются, а в другие виды учреждений УИС помещаются, тем самым это означает, что осужденные в колонии- поселении отбывают наказание добровольно.

Более того, данный вид учреждений реально дает возможность проверить осужденного, ведь по сути, учреждения подобного рода являются переходным этапом между реальной изоляцией от общества и без такового.

Небезынтересным является мнение ученых Ф.Т. Кузнецова, П.Е. Подымова и И.В. Шмарова, которые по этому поводу в одной из своих работ отмечали, что колонии- поселения дают возможность проверить, насколько прочно каждый осужденный встал на путь исправления, порвал с преступным прошлым и сможет ли он жить в условиях освобождения. Особенно это важно для лиц, совершивших наиболее тяжкиепреступления, длительное время содержащихся в местах заключения и в значительной степени утративших социальные связи с обществом[3].

Мы согласны со многими авторами научных трудов пенитенциаристов А.Е. Наташева, Д.С. Чукмаитова, Н.Ж. Хасенова и другими исследователями, что учреждения минимальной безопасности фактически не лишает свободы. К примеру, осужденные, согласно распорядку дня, в дневное время находятся на рабочих объектах находящихся в основном за пределами учреждения (абз. 2 ч. 8 ст. 143 УИК РК), а осужденные отбывающие наказания в облегченных условиях и вовсе имеют право проживать вне учреждения на арендованной или собственной жилой площади в пределах населенного пункта, где находится учреждение (п. 2 ч. 5 ст. 143 УИК РК).

Казахстанский пенитенциарист Д.С. Чукмаитов в своих трудах обозначил что «…в случаях отбывания наказания в колониях-поселениях задача изоляции осужденного от общества не достигается, и, следовательно, нельзя признать данное наказание лишением свободы»[4].

Деятельность учреждения минимальной безопасности во многом конкурирует с другими видами наказаний, таких как ограничения свободы, в некоторых моментах с условным наказанием. Осужденные, отбывающие наказание в учреждениях средней и максимальной безопасности стоят в большинстве случаях перед выбором - освободиться по условно-досрочному освобождению или отбывать наказание в учреждениях минимальной безопасности либо наоборот, либо замены неотбытого срока наказания штрафом. Помимо указанной конкуренции между собой конкурируют ограничения свободы и условное осуждение. Имеются ряд проблем между одинаковыми видами наказания ограничения свободы как видом наказания и замены более мягким видом наказания, то есть на ограничением свободы.

Пунктом 12 Нормативного постановления Верховного Суда Республики Казахстан «Об условно-досрочном освобождении от наказания и замене неотбытой части наказания более мягким видом наказания» от 25 декабря 2007 года № 10, предусмотрено, что в отличие от условно-досрочного освобождения, наказание в виде замены неотбытой части лишения свободы более мягким видом наказания (тем, кому лишение свободы заменено на ограничение свободы), не может быть отменено за ненадлежащее поведение осужденного и суд не может вернуть их в учреждения. В связи с этим, при нарушении порядка и условий отбывания наказания, к вышеуказанному лицу, ни у службы пробации, ни у суда не имеются правовых рычагов воздействия.

Между тем, в 2014 году 75% повторных преступлений совершены лицами, отбывающими наказание в виде ограничения свободы.

К примеру, только в Западно-Казахстанской области суды, ссылаясь на это постановление, отказали в удовлетворении 15 представлений о замене ограничения на лишение свободы. В последующем эти осужденные совершили повторные преступления.[5]

Согласно статьи 89 УИК РК, в уголовно-исполнительной системе не считая учреждения средней безопасности для несовершеннолетних, имеются 5 видов учреждений исполняющих наказание в виде лишения свободы. Ясно, что созданий колоний-поселений преследовало цели внедрения в уголовно-исполнительную систему прогрессивную систему исполнения наказаний в виде лишения свободы, по примеру ирландской и бельгийской прогрессивной системе. Нейтрализации негативных последствий долгой изоляции от общества, восстановления социальных связей и адаптации к жизни на свободе. Здесь на последнем этапе осужденные переводились в другую «переходную» тюрьму, где уже был «полусвободный» режим.[6]

Прообразом учреждений минимальной безопасности (колоний-поселения) стали исправительно-трудовых колоний-поселений открытые Указом Президиума Верховного Совета РСФСР от 26 июня 1963 г. "Об организации исправительно-трудовых колоний-поселений и о порядке перевода в них осужденных к лишению свободы, твердо вставших на путь исправления"

Однако нельзя забывать, что само по себе институтисправительно-трудовых колоний-поселенийне явился принципиально новым и стал предшественником наказания в виде «ссылки» и «ссылки на поселение». По этому поводу известный ученый пенетенциарист в одной из своих работ отметил, что «колонии-поселения являются местами лишения свободы с правилами режима, внешне во многом напоминающими ссылку».

Экскурс по истории нашей системы наказаний показал, что ссыльные поселения преследовали цели колонизации отдаленных участков Царской Россий, а в дальнейшем экономические цели, где осужденные поселенцы использовались как дешевая рабочая сила на производственных и сельскохозяйственных объектах, при этом государство предоставляло объемы работ.

Несомненно, имеющиеся проблемы в данном институте возникли из-за не состыковок при реформировании института колоний-поселений, которые в разное время преследовали различные цели.

На наш взгляд для оптимизации уголовных наказаний, уголовно-исполнительной системы, уменьшения тюремного населения и института уголовных наказаний не связанных с лишением свободы, мы предлагаем реформировать учреждение минимальной безопасности и перевести его в разряд учреждений УИС, не лишающих свободы, а ограничивающих свободу. Учреждения переквалифицировать в исправительные центры (переходные дома) для лиц, отбывающих наказание в виде ограничения свободы и подготовки осужденных к освобождению из мест лишения свободы до полугода или года до окончания срока лишения свободы, с передачей данных учреждений службам пробации. Более того модельным уголовно-исполнительным кодексом принятого Постановлением межпарламентской ассамблеи государств-участников содружества независимых государств о модельном уголовно-исполнительном кодексе для государств участников СНГ в статье 51 указано, что осужденные к ограничению свободы, отбывают наказание в колониях поселениях [7]. Данный вопрос рассматривался Комитетом уголовно -исполнительной системы Министерства Юстиции Республики Казахстан, но получил негативную реакцию со стороны (заметьте!) персонала и руководства колоний- поселений (прим.автора). Немаловажным остается тот факт, что многие осужденные, будучи трудоустроенными, получая заработную плату, отбывая наказания в виде лишения свободы, при этом, не находясь, основное время срока лишения свободы в изоляции, государством тратятся огромные бюджетные средства на их содержание. К примеру, по итогам 2016 года, на содержание РГУ "Учреждения ГМ -172/8" КУИС МВД РК (учреждение минимальной безопасности) где среднесписочное численность не превышала 50 осужденных, затрачено более 157 миллионов тенге.

При реформировании по вышеуказанной схеме по нашему мнению частично решаться проблемы связанные с отбыванием наказания в виде ограничения свободы, так как в данных учреждениях (учреждениях минимальной безопасности – исправительных центрах) имеются реальные механизмы по выявлению, пресечению и недопущению преступлении, в том числе повторных преступлений. Самоустраняться проблемы связанные с деятельностью учреждения минимальной безопасности, одновременно с этим ожидается уменьшение тюремного населения, а также развития пенитенциарной и постпенитенциарной пробации.

Несмотря, что данный вид учреждения имеет богатую историю, в системе остались нерешенными многие проблемы касающиеся надзора и режима отбывания наказания. Многочисленные реформы и модернизации не решили основные проблемы в деятельности учреждений минимальной безопасности.

На основании анализа деятельности учреждении минимальной безопасности Республики Казахстан в период с 2014 по 2016 годы, результатов проведенного опросапрактических работников учреждений минимальной безопасности, а также департамента УИС по Мангистауской области, автором настоящей статьи установлены ряд основных проблем, которые требуют незамедлительного решения уже сегодня:

  • организация надлежащего надзора за осужденными;
  • организация воспитательного процесса с осужденными (осужденные основное время находятся вне учреждения, за исключением выходных и праздничных дней, сотрудники воспитательного режимного, отдела специального учета и другие службы остаются в учреждении по окончании рабочего дня);
  • употребления осужденными наркотических (психотропных и др.) веществ, алкогольных напитков;
  • проблемы трудоустройства осужденных;
  • совершение осужденными уголовных правонарушений, преступлений, в том числе уклонений от отбывания наказания в виде лишения свободы, связанные с ними проблемы предотвращения, выявления и раскрытия данных преступлений, а также организация и проведение розыскных мероприятий;
  • ряд правовых пробелов, так или иначе способствующих появлению вышеуказанных проблем и требующих дополнений в уголовное, уголовно - исполнительное законодательство Республики Казахстан;
  • ряд правовых пробелов (коллизий) в уголовно-исполнительном законодательстве.

Автором предлагается ряд предложений, которые частично или в полной мере помогут в разрешении выше нами обозначенных проблемных вопросов:

Для обеспечения законодательной поддержки администрациям учреждений минимальной безопасности при организации деятельности отделов и групп трудоустройства осужденных необходимо внести дополнения в пункт 2 статьи 18 УИК РК (Полномочия местных исполнительных органов) и изложить ее в следующей редакции: «устанавливают квоты рабочих мест для лиц, состоящих на учете службы пробации и отбывающих наказание в учреждениях минимальной безопасности, а также лиц освобожденных из учреждений». Так, согласно этой норме местные исполнительные органы могут установить рабочие места на проводимые ими конкурсы по очистке и благоустройству города и другие объемы, предоставляемые местными исполнительными органами. В модельном уголовно-исполнительном кодексе для стран СНГ предусмотрено частью 4 статьи 51 органы местного самоуправления обязаны содействовать в трудовом и бытовом устройстве лиц отбывающих наказание в виде ограничения свободы отбывающих наказание в колониях-поселения.[8]

В связи с тем, что в территориальных органах внутренних дел имеются специализированные подразделения занимающиеся розыском, необходимо конкретизировать положения пункта 3 части 1 статьи 100 УИК РК (Оперативно-розыскная деятельность в учреждениях) и изложить ее в следующей редакции: «Организуют первоначальные розыскные мероприятия по поиску и установлению осужденных, совершивших побег из учреждений, а также осужденных, уклоняющихся от отбывания наказания до объявления их в розыск по постановления органа дознания или суда, а также оказывают дальнейшее содействии в розыске».

В практической деятельности учреждения минимальной безопасности установлена проблема предоставления права выезда осужденным за пределы населенного пункта в связи с прохождением планового и внепланового лечения, не направление которого может привести к тяжким последствиям. В связи с этим, необходимо внести дополнительную часть в статью 113 УИК РК (Выезды за пределы учреждения) изложить ее в следующей редакции: «Осужденным отбывающим наказание в учреждении минимальной безопасности предоставляются выезды за пределы населенного пункта для прохождения планового и внепланового лечения, а также соответствующего обследования на срок соответствующего квоте уполномоченного органа в сфере здравоохранения». В данный момент такие выезды предоставляются согласно указанию уполномоченного органа всфере уголовно-исполнительной деятельности, то есть Комитета УИС МВД РК, а также с согласия прокурора по надзору за деятельностью уголовно-исполнительной системы, в разрез действующего уголовно-исполнительного законодательства.

В части 2 статьи 118 УИК РК (Материальная ответственность) предусмотрено возмещение ущерба причиненного государству, учреждению, дополнительные затраты, связанные с пресечением его побега, однако не указано о возмещении затрат на проведение розыска осужденных, совершивших уклонения от отбывания наказания в виде лишения свободы. В связи с этим необходимо внести в соответствующую часть дополнения и изложить ее в следующей редакции: «Осужденный должен возмещать ущерб, причиненный государству, учреждению, дополнительные затраты, связанные с пресечением его побега, розыска осужденного совершившего уклонения от отбывания наказания в виде лишения свободы, а также его лечением в случае умышленного причинения вреда своему здоровью в случаях, предусмотренных подпунктом 2) части второй статьи 130 УИК РК».

Проблемным вопросом деятельности учреждения минимальной безопасности, связанное непосредственно с привлечением осужденного к дисциплинарной ответственности за совершения уголовного правонарушения является ч. 1 ст. 68 УК РК освобождение от уголовной ответственности в связи с примирением, согласно которой: «Лицо, совершившее уголовный проступок или преступление небольшой или средней тяжести, не связанное с причинением смерти, подлежит освобождению от уголовной ответственности, если оно примирилось с потерпевшим, заявителем, в том числе в порядке медиации, и загладило причиненный вред». Согласно данной норме, даже если лицо является осужденным отбывающим наказание в виде лишения свободы, независимо от вида исправительного учреждения, в частности учреждения минимальной безопасности, при соблюдении вышеуказанных условий он подлежит освобождению от уголовной ответственности.

Отсюда возникает проблема при определении наказания дисциплинарного характера или иного реагирования администрацией учреждения УИС. К примеру, осужденный, совершенным уголовным правонарушением показал администрации учреждения свое недостаточное исправление, и это должно отразиться при определении степени поведения и изменении условий содержания в учреждении.

Таким образом, учитывая сложившуюся ситуацию в целях объективного и адекватного реагирования администрацией учреждения, достижения целей и задач уголовно, уголовно-исполнительного законодательства, необходимо внести дополнения в статью 96 УИК РК:

3.1. Осужденные, отбывающие наказание в учреждении минимальной безопасности, совершившие вновь уголовное правонарушение и освобожденные от уголовной ответственности по не реабилитирующим основаниям, в суд вносятся представление о переводе из учреждения с признанием его третьей отрицательной степени поведения:

  • в учреждение, вид которого был ранее определен судом;
  • в которое они были направлены по приговору суда – в учреждение средней безопасности.

Абзац второй п. 3 ч. 4 ст. 95 УИК РК изложить в следующей редакции: третья отрицательная степень поведения – при признании злостным нарушителем установленного порядка отбывания наказания или совершения уголовного правонарушения и освобожденного от уголовной ответственности по не реабилитирующим основаниям.

В части 10 статьи 142 УИК РК (Учреждение минимальной безопасности) осужденные, совершившие преступления в соучастии, отбывают наказания в разных учреждениях минимальной безопасности. Данная норма в практической деятельности не соблюдается и во многих областях осужденные за соучастие содержатся в одномучреждении. К примеру, в учреждении ГМ-172/8 ДУИС МВД РК по Мангистауской области по итогам анализа статистических данных в период с 2013 по 2017 год установлены многочисленные факты содержания в данном учреждении осужденных в соучастии. Более того, данная норма противоречит части 3 статьи 88 УИК РК (места исполнения наказания в виде лишения свободы). «Направление осужденного для отбывания наказания в учреждение соответствующего вида режима другой области допускается по решению уполномоченного органа уголовно-исполнительной системы в случаях: 1) отсутствия по месту жительства осужденного учреждения соответствующего вида; 2) превышения лимита мест отбывания наказания, предусмотренного частью второй статьи 115 УИК РК». В связи с этим предлагается исключить данную норму из УИК РК.

В части 1 статьи 143 УИК РК (Условия отбывания наказания в учреждениях минимальной безопасности) отмечено что осужденные, отбывающие наказание в учреждениях минимальной безопасности, содержатся без охраны, но под контролем и надзором администрации учреждения, однако, в пункте 2 части 4, части 5, пункта 4 части 6 статьи 143 УИК РК с разрешения администрации учреждения им разрешается передвигаться без надзора в пределах границ территории, прилегающей к учреждению, если это необходимо по характеру выполняемой ими работы, в связи с обучением, для приобретения предметов первой необходимости, посещения бани или парикмахерской от одного до четырех раз в месяц в зависимости от условий содержания. Возникает проблема определения понятия «надзора». По сути, надзор должен осуществляться всегда,даже если осужденные находятся на рабочих объектах за пределами учреждения или проживает за пределами учреждения. В диспозиции статьи 427 УК РК при совершении осужденным уклонения от отбывания наказания в виде лишения свободы термин «надзор» составляет основополагающим специфическим термином определяющий, что осужденный совершил уклонение от отбывания наказание именно из учреждения минимальной безопасности.

В связи с указанными фактами возникает проблема квалификации преступления, так как диспозиция статьи гласит «невозвращение осужденного в места лишения свободы которому разрешен кратковременный выезд за пределы исправительного учреждения (ст. 113 УИК РК), а равно осужденного, пользующегося правом передвижения без конвоя либо находящегося под надзором». Диспозицией статьи 427 УК РК не определено, что если осужденный самовольно покинул прилегающую территорию учреждения, где находился без надзора с разрешения администрации учреждения согласно положениям статьи 143 УИК РК.

В связи с этим для устранения противоречий необходимо исключить из пункта 2 части 4, части 5, пункта 4 части 6 статьи 143 УИК слова «без надзора».

Также предлагается внести дополнения в статью 427 УК РК (Уклонение от отбывание наказания в виде лишения свободы в виде лишения свободы) примечание о том, что если осужденный совершил уклонения от отбывания наказания в виде лишение свободы, но добровольно возвратился в учреждение в установленный законодательством срок, если оно не совершило иного нового уголовного правонарушения, то подлежит освобождению от уголовной ответственности. Вносимые предложения актуальны по принципу назначения наказания с учетом характера и степени общественной опасности. Исходя из санкций статьи 426 УК РК (Побег из мест лишения свободы), максимальный срок лишения свободы по части первой три года, а по пункту один части второй – до шести лет лишения. За совершения уголовного правонарушения предусмотренного статьей 427 УК РК предусмотрено лишение свободы до двух лет, то есть преступление предусмотренного данной статьей представляется меньшей степени общественной опасности, однако законодатель предусмотрел за более тяжкое преступление возможность вернуться осужденному совершившему побег, а осужденному, совершившему уклонения от отбывания наказания в виде лишения свободы не предусмотрел такой возможности. Указанные предложения Министерством внутренних дел Республики Казахстанвносились на рассмотрение Отделу правоохранительной системы Администрации Президента Республики Казахстан (№1-14-3-42/1490//52-14.111 от 12.06.2015года).

Социологический опрос сотрудников учреждений минимальной безопасности, а также оперативных сотрудников УИС по поводу предлагаемых изменений показал, что данные изменения могли бы устранить проблемы розыска осужденных, так как большинство осужденных совершивших уклонение от отбывания наказания, по их мнению, не имели цели совершить уклонение от отбывания наказания, причины не возвращения многих осужденных объяснялись решением семейно-бытовых проблем, употребление алкоголя и других причин связанных с человеческим фактором.

Вышеуказанные предложения во многом получены в результате опроса практических работников, изучения деятельности учреждений и анализа уголовноисполнительного законодательства, регламентирующего деятельность учреждений минимальной безопасности, были обсуждены на семинаре, проведенного на базе учреждения минимальной безопасности и получили положительные отклики.

Таким образом, предлагаемые автором новшества прошли успешную апробацию в учреждениях минимальной безопасности, стали результатами диссертационного исследования по данной тематике и требуют скорого решения обозначенных автором проблем, которые будут способствовать искоренению некоторых коллизий в уголовном, уголовно - исполнительном законодательстве страны.

 

Литература

  1. Уголовно-исполнительный кодекс Республики Казахстан от 5 июля 2014 № 234V ЗРК // http://adilet.zan.kz/rus/search/docs/fulltext.
  2. Уголовный кодекс Республики Казахстан от 5 июля 2014 № 226-V ЗРК // http://adilet.zan.kz/rus/search/docs/fulltext.
  3. Кузнецов Ф.Т., Подымов П.Е., Шмаров И.В. Эффективность деятельности исправительно-трудовых учреждений. М., 1988. С. 153
  4. Д.С. Чукмаитов Теоретические основы системы исполнения наказаний по законодательству Республики Казахстан. Алматы, 1999. С.78.
  5. Анализ практики применения норм нового Уголовно-исполнительного кодекса Республики Казахстан. Письмо Министерства внутренних дел Республики Казахстан в Отдел правоохранительной системы Администрации Президента Республики Казахстан №1-14-3-42/1490//52-14.111 от 12.06.2015 года.
  6. Прогрессивная система исполнения наказания в виде лишения свободы http://www.adhdportal.com
  7. И.В.Слепцов Сборник международных документов. Костанай: Академия КУИС МВД РК, 2012.
  8. См. там же.
Год: 2017
Город: Костанай
Категория: Юриспруденция