Педофилия – это болезнь XXI века

И вновь мы возвращаемся к злободневной теме борьбы с педофилами, которая не теряет своей актуальности вот уже более века. Чиновники всех мастей и рангов со всех трибун заявляли о необходимости защиты детей от этих преступников, вносились законопроекты, предусматривающие ужесточение наказаний за педофилию, однако они долгое время отклонялись по непонятным причинам. Между тем «любители» детей продолжали совершать свои преступления, оставаясь при этом практически безнаказанными.

Однако при этом нельзя не отметить, что в целом с 2008 года в три раза выросло количество регистрируемых преступлений по статьям 122 («Половое сношение и иные действия сексуального характера с лицом, не достигшим 16-летнего возраста») и 124 («Развращение малолетних») УК РК. Разумеется, такая динамика может быть сформирована за счет большей активности жертв и их родственников. Если раньше такие факты часто замалчивались, то сейчас, вероятно, при том же, собственно, количестве фактов, жертвы смелее обращаются в правоохранительные органы.

Есть и другая небольшая странность в статистике, касающейся сексуальных преступлений против несовершеннолетних. Так, при активном росте зарегистрированных случаев педофилии, число направленных в суд дел по 122-й статье с 2008 года почти не изменилось (2008 – 37, 2009 – 40, 2010 – 43, 2011 – 44, 2012 – 43). Увеличение в 2 раза направленных в суд дел произошло по 124-й статье (с 15 в 2008 году – до 30 в 2012 году), но и это гораздо меньше динамики роста зарегистрированных фактов развращения малолетних.

Еще интереснее цифры по, собственно, итогам судебных процессов – осужденных по 122-й статье в 2012 году было в два раза меньше, нежели в 2008-м. Каждый год осуждалось примерно одинаковое число лиц за педофилию - 16. Лишь в 2010 году их было 14, а в 2012 всего 8. За развращение малолетних число приговоров росло и уменьшалось в пределах 6-12. Но опять же это не пропорционально статистике регистрируемых преступлений. Причин несоответствия статистики довольно много.

Значительное количество уголовных дел ежегодно прекращается по нереабилитирующим обстоятельствам, среди которых примирение сторон, деятельное раскаяние или истечение сроков давности. Кроме этого, правоохранительные органы нередко прекращают уголовное делопроизводство в связи с отсутствием состава и события преступления. Часть уголовных дел попросту не доходит до суда: расследование приостанавливается – главным образом, по причине неустановленного лица, подлежащего привлечению в качестве обвиняемого.

Надо сказать, что проблема педофилии обычно обсуждается и осуждается с точки зрения насилия и причинения вреда соматическому или психическому здоровью ребенка, но такая постановка вопроса слишком поверхностна. Насилие действительно всегда травматично, оказывает мощнейшее влияние на психику ребенка. Нами установлено, что инцест даже при условиях добровольности (или видимости добровольности) оказывает виктимизирующее влияние на психику инцестуозов, ведет к расширению диапазона сексуальной приемлемости, вплоть до включения в него патологических форм сексуального поведения. Именно такие жертвы и попадают в поле зрения клиницистов и общественности. Клинические же данные (большинство исследований проводится в клиниках, при наличии у жертв или преступников явной патологии психики) нельзя механистично переносить на все общество в целом.

При обоюдном согласии и при предварительной информированности ребенка в сценарии хотя бы начала сексуальных действий, при отсутствии попыток жесткого психологического давления на него, и без физического насилия со стороны взрослого, ребенок способен ощущать партнерское равноправие, получать удовлетворение и положительные эмоции от такой связи. Немаловажна и смена обстановки, особенно с убогой на комфортную, пробуждение интеллектуальной деятельности, а во многих случаях не только дружеская, но и материальная поддержка. Как бы прагматично это не звучало, но для некоторых детей материальная и духовная поддержка со стороны старшего любовника важнее, чем непонятные для них запреты на эротизацию дружбы с взрослым. Многие мальчики, став взрослыми, ретроспективно положительно оценивают подобные подростковые сексуальные опыты.

Любовь, возникающая в педофильных, особенно гомосексуальных отношениях, сталкивается с серьезными проблемами и испытаниями, с открытой стигматизацией со стороны общества. Влияние сурового закона, враждебность родителей ребенка, возрастные неравенства некоторых интересов осложняют жизнь взрослого любовника и, зачастую, рано или поздно такая любовь терпит крах. Однако влияние любовника на мальчика может быть прочным и сильным, довольно длительным и полезным для обоих, особенно для мальчика (если его любовник образован, добр, а отношения и последствия этих отношений конструктивны). Секс в таких случаях является второстепенным элементом, хотя очень важен. В подобных контактах педофила с мальчиком инцидентность насилия крайне мала.

Конечно, преступление состоит в нарушении искусственно установленного и сомнительно обоснованного «возраста согласия» на сексуальную активность, но на норму закона подросток обычно обращает внимание лишь по подсказке злоумышленников, например с целью шантажа неосторожного педофила. По меткому выражению одного педофила: «Мальчик – это пуля со смещенным центром тяжести: попадает в глаз, проходит через сердце, бьет по карману и выходит боком».

Знания транскультуральных аспектов сексуальности в их историческом развитии, дают нам понимание, что если препубертатный возраст иногда (далеко не везде и не всегда) являлся маркером запрета на сексуальные взаимодействия взрослых с детьми, то достижение пубертата даже в западных странах до ХХ века открывало полную свободу на такие взаимоотношения. Законы многих стран Западного мира до сих пор разрешают сексуальные взаимодействия взрослых с детьми при достижении последними пубертатного возраста. Во многих странах так называемый «возраст согласия» на сексуальную активность варьируется от 12 до 14 лет. Даже в Ватикане он соответствует 12 годам. Важен почти повсеместно существующий запрет на сексуальную эксплуатацию детей с извлечением из этого дохода, т.е. на детскую проституцию и вовлечение детей в иные формы секс-бизнеса. [1]

Педофилия в культурах западного мира связывается с противоправными действиями, суть которых состоит в насилии, понуждении, сексуальной эксплуатации, т.е. в сексуальных злоупотреблениях различного характера.

Надо сказать, что в рамках европейской культуры границы возраста, позволяющие сексуальные контакты с детьми, характеризовались и до сих пор характеризуются значительными колебаниями. Во Франции лишь по второй половине XIX века брачный возраст для девочек был увеличен с 11 до 13 лет, а в Англии до 1929 г. брачный возраст для девочек соответствовал 12 годам. Продление сексуальной неприкосновенности ребенка для взрослого произошла в Европе относительно недавно, при этом брачный возраст во многих странах продлен даже за границы соматического и психосексуального созревания ребенка. Так называемый «возраст согласия» ребенка на сексуальную активность с взрослым в разных государствах разный. На правовые нормы влияют нормы морали, берущие свои истоки в религиозных воззрениях. Репрессии воинствующего пуританства, подавляя сексуальность, оказывают психопатологизирующее влияние на личность, порождая в ней, как сказал В.Райх, «вторичные, судорожные, асоциальные потребности».

Вообще, трактовка причин педофилии довольно разнообразна. Считается, что в основе педофилии могут лежать: сексуальный инфантилизм, фрустрации, сексуальные фобии, чувство маскулинной неполноценности, семейные дисфункции, алкоголизм, психосексуальная патология, органические поражения головного мозга и пр. Педофилы, в отличие от остальных людей, склонны эротизировать обычные явления и находить сексуальные мотивы, эротизм в обычных действиях, в обычном поведении детей. К детям их может привлекать собственная эмоциональная изоляция, потребность в дружбе, так как от детей гораздо легче получить эмоционально теплый ответ, чем от взрослых. [1]

В некоторых случаях первопричиной педофильных влечений являются те или иные гормональные влияния. Так, у гетеросексуальных педофилов, не имеющих склонности к насилию и садизму, обнаруживалось значительное снижение уровней тестостерона, по сравнению с другими мужчинами, с одновременным повышением уровней пролактина. Исходя из этих данных, представляется абсурдной муссируемая ныне тема химической кастрации лиц, совершивших сексуальные преступления против детей. Даже хирургическая кастрация будет полумерой, лишь временно снижающей уровень и так уже сниженного у многих тестостерона (вскоре кора надпочечников частично, но достаточно хорошо компенсирует его недостаток), не говоря уже относительно химического его снижения. Стоит прекратить прием препарата и уровень гормона вновь повысится. К тому же, при кастрации во взрослом возрасте сохраняется и половое влечение, и эрекция и эротические фантазии соответствующей направленности. Неужели не ясно, что патология, если она есть, коренится не в тестикулах, а в голове?! [1]

В развитии педофилии немаловажен и фактор семейного воспитания (или генетического наследования?) – педофилия более часто обнаруживается в семействах педофилов, чем в семействах обладателей иных парафилий.

Экспериментальные исследования с фаллоплетизмографией показали, что большинство зрелых мужчин проявляет сексуальную реакцию на изображения обнаженных девочек или только их половых органов. Эти реакции рассматриваются как закономерные, но лишь незначительная часть мужчин предпринимает какие-либо сексуальные действия в отношении детей, чему способствует соответствующая социализация, выработка определенных социальных запретов. Иногда механизмы, контролирующие табутирование на сексуальные контакты с детьми, не срабатывают, приводя к возникновению истинной или заместительной педофилии.

Про истинную педофилию можно говорить, когда предпочтительным сексуальным партнером является ребенок того или иного пола и возраста, а сексуальная активность взрослого проявляется исключительно в отношении незрелых детей. Когда добровольные сексуальные взаимодействия происходят с ребенком (по стандартам ВОЗ, с лицом, не достигшим 18-летнего возраста), достигшим половой зрелости по всем параметрам, то вряд ли можно говорить о какой-либо патологии. Однако данные действия могут быть наказуемы законом, так как нарушаются установленные правовые нормы, определяющие «возраст согласия» на сексуальную активность, но в этом и есть проявление абсурда слепого применения закона. [2]

Заместительная педофилия возникает тогда, когда изначально предпочтителен зрелый партнер, но сексуальные действия со зрелыми лицами по какой-либо причине затруднены или вовсе невозможны. Это может быть в силу непреодолимых обстоятельств, например, у инвалидов, в условиях социальной изоляции, а также нередко связано с сексуальными дисфункциями, супружескими дисгармониями, с биологическим увяданием, с соматической и психической патологией, алкоголизмом.

Так, общеизвестна педофилия стариков, связанная с возрастным гипогонадизмом, а также с органическими поражениями головного мозга, в результате чего происходит ослабление тормозящего влияния социальной надстройки «Сверх Я». В таких случаях, после длительного периода обычной, принятой в конкретном обществе сексуальной активности, происходит трансформация сексуального влечения, объектом которого могут становиться лишь исключительно дети. Не следует забывать и о синдроме неразличения сексуального объекта у обладателей парафилий.

Таким образом, педофилия может быть симптомом психосоциальной неблагополучности личности или откровенной патологии психики. Но вновь следует подчеркнут, что не каждый педофил является психически больным человеком и не каждый педофил совершает противоправные действия. Сексуальная ориентация сама по себе, в чистом её виде (например, корефильный тип, эфебофильный тип гетеро- или гомосексуальной ориентации и т.д.), не может быть симптомом психической патологии и (или) асоциальности.

В последние месяцы в Казахстане произошло несколько резонансных случаев нападения педофилов на детей. Все они, став достоянием общественности, приводили к широкому обсуждению в СМИ и социальных сетях, при этом зачастую комментаторы требовали ужесточения наказания для педофилов, вплоть до смертной казни.

Казахстанцы призывают власти значительно ужесточить наказания за сексуальные преступления против несовершеннолетних. Соответствующая петиция на имя президента Казахстана Нурсултана Назарбаева собрала за сутки порядка 350 подписей.

«Эта петиция - крик души всех казахстанцев, которые всей душой болеют за будущее своей страны, за ее культуру и нравственность», - отмечается в документе.

Наказание за педофилию в Казахстане уже было ужесточено с введением нового Уголовного кодекса с 1 января 2015 года. В частности, максимальное наказание за изнасилование малолетнего ребенка теперь – пожизненное лишение свободы. За развращение малолетних предусмотрено наказание до 15 лет лишения свободы. Исключена также возможность примирения с потерпевшими по делам о педофилии,условное осуждение и условно-досрочное освобождение осужденных по этим преступлениям. [3]

 

Литература

  1. Г.Б. Дерягин. ПЕДОФИЛИЯ, 2011.
  2. Конвенция СЕ о защите детей от сексуальной эксплуатации и сексуальных злоупотреблениях (Лансароте, 25 октября 2007 г.).
  3. http://vlast.kz/novosti/11487-kazahstancy-sobiraut-podpisi-za-uzestocenie- nakazania-za-pedofiliu.html.
Год: 2016
Город: Костанай
Категория: Юриспруденция