Посланцы Украины на казахской земле

Впервые я увидел его в самом конце шестидесятых. В парке культуры и отдыха, где еще не было нынешних аттракционов, но были и танцплощадка – место извечных потасовок, и волейбольная площадка, и настольный теннис, и биллиард. и длинные дощатые столы для любителей шахмат и шашек, где чуть ли не каждое летнее воскресенье устраивались турниры. Вот возле одного из таких столов я и встретил этого довольно высокого по тем временам (176), стройного человека, который, к тому же, очень неплохо играл в шашки. Это и был Анатолий Васильевич Заруба, ныне художественный руководитель и дирижер оркестра русских народных инструментов, к тому же преподающий вместе со своей супругой Надеждой Марковной в музыкальной школе.

Анатолий Васильевич, как и его жена, уроженец далекой Украины. Уже родители Анатолия, по его словам, увлекались искусством. Были «синеблузниками» - членами своего рода агитбригад, которые в тридцатые ездили с концертами по селам. По своей основной специальности отец был бухгалтером, Мать же была домохозяйкой с двумя классами образования, что не мешало им отдавать себя самодеятельному искусству. Прожившая 82 года мать, всю жизнь пела в хоре. Отец же в самодеятельном театре обычно исполнял главные роли, включая и роли героев-любовников. Но он прожил недолго и умер в 1947 г, когда ему еще не было сорока. Видимо, сказалась война, на которой бывало всякое. Однажды после бомбежки лейтенант-артиллерист заснул в окопе. Когда же проснулся, рука его была покрыта снегом. А сколько еще тягот выпадало на долю бойцов? Он заболел туберкулезом, который излечить не удалось. Мать же осталась с тремя детьми, сумев и поднять их на ноги, и вырастить людьми.

Сам Анатолий Васильевич был младшим из братьев, родившимся накануне войны -19 апреля 1941 г. в поселке Долинская Кировоградской области, и годы раннего детства провел в оккупации. Правда, запомнилась она ему не так, как показывают в кино. Оказавшиеся на постое в их доме немцы тосковали по собственным семьям и угощали мальца то хлебом с маслом, то маленькими, своеобразной формы конфетами. Конфет было столько, что Толик, играя, выкладывал ими целый стол; а, игнорируемые постояльцами, старшие братья, когда малыш отворачивался, смахивали целые горсти со стола. Еще запомнилось множество дымов на огромном открытом пространстве. Это немцы, уже отступая, жгли свою технику, застревавшую в черноземе.

Музыка же входила в Анатолия с самых ранних лет. Бабушка, у которой какое-то время жил, пела украинские песни. «Бывало ночью просыпаюсь, а она поет». Родители «таскали» с собой по концертам. Не случайно один из его старших братьев - Игорь, будучи еще мальчишкой лет десяти организовал дворовый оркестр, в который входило человек тридцать детей. Но чрезмерная активность и «организаторская жилка» могли этому братцу и, что говорится, «выйти боком». Будучи уже постарше и прочитав «Молодую Гвардию», брат на случай будущей войны собрал мальчишек в «Гвардию непокоренных. Учились стрелять – из мелкашки, составляли карты улиц. Я, - вспоминает с улыбкой Анатолий Васильевич, - «был начальником разведки». Вроде бы игра. Но дошло до КГБ. Вызвали туда брата. Предупредили и директоров: что же это у вас дети не охвачены работой. Когда же дело дошло до восьмого класса, Игоря не хотели брать. Мать пошла в КГБ и сотрудник именно этой организации настоял на том, чтобы парень смог окончить среднюю школу. Как видим, и здесь все было далеко не так линейно, как порою сегодня любят изображать.

Анатолий же еще и в школе увлекался музыкой. «Чистый гуманитарий», он пел в хоре, солировал, играл на мандолине. Вместе с другими соучениками выступал на районных и областных олимпиадах, музыкой сопровождали спектакли. Был настолько увлечен, что классная руководительница вспоминала, как он и на уроках размахивал рукой, имитируя движения дирижера. Дирижеры вообще поразили воображение Анатолия очень рано. Листая журналы, он дивился, тому, что на фото рука одного человека приковывает внимание и подчиняет себе целую группу людей.

Вполне понятно, что после школы поступил в музыкальное училище Ивано-Франковска, где уже учился его старший брат. Но «из-за материальных соображений» вскоре перевелся в Житомирское. В этом городе уже твердо встал на ноги его другой старший брат и мог как-то поддержать. Там-то молодой музыкант и встретил свою судьбу – миловидную Надю – Надежду Марковну. Надя была на год младше его. Она родилась в 1942 г. в Житомирской области. Тоже была в оккупации. Отца ее призвали лишь после освобождения, и он погиб сразу же, в первом бою. Как рассказывали даже до боя. Неосторожно высунулся из окопа и был сражен пулей снайпера. Мать же осталась в колхозе с пятью детьми, среди которых оказалась и будущая супруга Зарубы. Маленького роста девушка оказалась поклонницей спорта – она и бегала, и прыгала. Причем и в длину, и в высоту. И еще чудесно пела: в дуэте и соло. Пела она настолько хорошо, что еще школьницей выступала в дуэте на сцене Киевского театра оперы и балета на заключительном конкурсе одной из олимпиад. В училище она тоже оказалось заметной и ее рекомендовали во Львовскую консерваторию. Но к тому времени Анатолий в составе группы из 15 человек оказался уже посланцем Украины в республику-побратим – Казахстан, куда их направили для поднятия «культурной целины». Отработав год, он приехал в отпуск и увез свою Надю в казахстанские степи. Впрочем, как раз ожидаемой голой степи она и не увидела. Ожидала палатки, пустыню, а оказалась в городе, где растут деревья, цветет сирень – Кустанай к началу семидесятых быстро рос и зеленел.

Так, семья и пустила корни в Кустанае (ныне Костанай). Из тех, кто закрепился здесь вместе с ними, были, ставший широко известным руководителем Академического хора В.Д. Граб и директор музыкальной школы А.В. Заика. Жизнь же Анатолия Васильевича, как и Надежды Марковны, оказалась навсегда неразрывно связанной с музыкой. Это и работа в музыкальной школе, где сейчас он ведет занятия по классу гитары и занимается оркестром, и многолетняя работа в ныне закрытом «кульке» - училище культуры, наряду с которой долгие годы Анатолий Васильевич является художественным руководителем и дирижером оркестра русских народных инструментов. Есть у Анатолия Васильевича и написанные им самим песни и романсы. В годы же, когда наш Дворец профсоюзов славился своими кружками, принимал активнейшее участие в работе оперной (!) студии, которой руководил В.Д. Граб. Там, как вспоминает Анатолий Васильевич, были поставлены опера «Наталка-Полтавка» и оперетта «Свадьба в Малиновке». Причем с учетом нового варианта, чем немало подивил и знатоков. Так, в ранней постановке еще не было колоритной песни известного юмористического персонажа: «На морском песочке я Марусю встретил. В розовых чулочках. Талия в корсете». А вот в Кустанае она прозвучала.

«Любимое дело не надоедает. Повезло, - говорит Заруба, - хобби совпало с работой». И сейчас, когда ему уже за семьдесят и иные знакомые спрашивают: «Что же Вы работаете на пенсии, не пора ли отдохнуть?», он не представляет себя без работы.

Эта искренняя любовь к делу не осталась незамеченной. Анатолий Васильевич – отличник народного просвещения, заслуженный работник культуры, лауреат премии меценатов. Лауреатом этой же премии является и руководимый им оркестр русских народных инструментов, успешно дающий множество концертов, включая и правительственные. Его же супруга – Надежда Марковна - не только преподаватель музыкальной школы по классу фортепиано (учившая, кстати, и мою собственную дочь), но и многолетняя солистка хора Граба и Костанайской филармонии. Многие ее бывшие ученики уже стали коллегами. А это ли не высшая награда педагогу, сумевшему передать искорки своей любви тем, кого он учит?

Что же касается самого Анатолия Васильевича, то он еще и рисует, и, как показалось мне, непрофессионалу, пейзажи Зарубы – и украинские, и казахстанские, очень неплохи. Пишет любительские, для себя стихи – как на украинском, так и на русском. Но и эти любительские, подчас сугубо личные, строки для музыканта – школа мысли и чувства. А кое-что может быть любопытным не только для него самого и его ближайшего круга. Взять хотя бы эти непретенциозные строки о птицах нашего сквера, которые, возможно, могли бы оспорить орнитологи, но не те, кто задумывается над тем, кто же такие - мы сами:

Вы видели, чтоб голуби дрались?

Они спокойно крошки собирают.

А вот воронам – только попадись-

Кусок из горла с криком выдирают.

Но не стоит думать, что жизнь Анатолия Васильевича проходит лишь в заоблачных высотах искусства. Он заядлый охотник и рыбак. Любитель нелегких походов. Был на Урале, в Красноярском крае, Туве, где с товарищами сплавлялся на плотах. Правда, вспоминает он, «плоты я не вязал. Моей задачей была добыча пищи. На одних консервах не протянешь. Поэтому со мной всегда были ружье и спиннинг. И удавалось обеспечивать добычей группу, в пять, а, как-то раз, и в десять человек. Но потом охоту забросил: Птичку жалко».

Считая главной своей чертой любознательность, Анатолий Васильевич, вспоминает и увлекательные турпоездки за рубеж: в Болгарию, Турцию и Германию. «Хотелось бы и в Америку, - добавляет он, - но пока не случилось». Таковы несколько беглых штрихов о жизни одного из тех, о ком можно писать целые романы…

Подвижного и подтянутого Зарубу и сегодня можно почти каждое утро видеть в нашем Центральном Сквере, где он по утрам совершает прогулки, стараясь выбрать время пораньше, когда еще слышно пение птиц, а сквер не оглушают назойливо повторяющиеся звуки рекламы, перемежающейся с музыкой далеко не всегда услаждающей слух человека, посвятившего искусству всю свою жизнь.

Год: 2014
Город: Костанай
Категория: Философия