«Острые углы» упрощенного досудебного производства

Даже поверхностный анализ положений главы 23-1 УПК РК свидетельствует о «неприспособленности» норм этой главы к процессу собирания доказательств в пользу пострадавшего. В некоторых случаях, по «делам» упрощенного производства никакого «пострадавшего» нет и быть не может, а заявитель может быть ни кто иной, как агент – провокатор. Сходной природой появления в упрощенном досудебном производстве обладают и такие участники данного производства как очевидцы. При наличии достаточного количества «оперативной информации» в виде результатов наблюдения за объектом «разработки» (в будущем это «лицо, совершившее преступление» – субъект досудебного производства в упрощенном порядке), организацией «прослушки», оперативного эксперимента по передаче взятки, с последующим задержанием «с поличным» и выемкой предмета взятки, очевидцев, при необходимости, отыскать не составляет большого труда. «Очевидцами» могут быть лица, из числа других задержанных за мелкие административные правонарушения, согласившиеся побыть очевидцами преступления в обмен на свободу.

«Недочеты» процессуальной регламентации упрощенного порядка (отсутствие пострадавшего, минимально необходимого перечня прав у основных участников досудебного производства) взывают к жизни множество соблазнов для злоупотреблений со стороны должностных лиц производящих расследование. Представим себе случай, когда задержанный «под нажимом» может совершить оговор любого указанного ему лица.

В рамках упрощенного порядка досудебного производства существует опасность по собранному наспех (предельный срок 10 суток) «делу» ни в чем не повинного человека в одночасье сделать «лицом, совершившим преступление». Другими словами «сводить счеты» прикрываясь процессуальной формой. В связи с этим, разделяя мнение А.Л. Хана, мы полагаем, что вопрос о применении упрощенного досудебного производства должен быть согласован с пострадавшим, а возможно это лишь «при полной гарантии устранения наступивших для него в результате совершения преступления вредных последствий» [3, с. 179].

Более всего настораживает, что главным действующим лицом в этом «процессуальном спектакле» вынужден выступать прокурор. Еслиупрощенное досудебное производство не дает результат, «надзиратель за законностью» при желании может прекратить уголовное дело. Сравнивая полномочия прокурора, предусмотренные п.п. 2),3) ст. 190-4 УПК РК не ясны критерии решения прокуратуры о направлении материалов упрощенного досудебного производства для расследования в обычном порядке и прекращением уголовного дела (уголовного преследования) по нереабилитирующим основаниям.

При прекращении дела по реабилитирующему основанию по реабилитирующему основанию, с формулировкой «за непричастностью к совершению преступления» ситуация является более или менее определенной. При этом, лицо после составления протокола упрощенного досудебного производства, дело по его материалам считается возбужденным, а «лицо, совершившее преступление» (как участник упрощенного досудебного производства) признается обвиняемым, следовательно, подпадает под число лиц, имеющих право на реабилитацию согласно ст.ст. 39, 40 УПК РК. В этом случае прокурору ничего не остается, как апеллировать к ошибкам, допущенным в ходе осуществления расследования. Если лицо, требующее реабилитации обратится в суд: начнут разбираться… – А чего разбираться? – спросят…– уголовного дела- то нет! Никто никого не преследовал, не принуждал. Могут предложить суду проверить лица, незаконного подвергнутого мерам принуждения на психические отклонения.

Если будут апеллировать к процессуальному статусу: невиновное лицо – без суда и следствия, – лицом, совершившим преступление, признали!.. На это могут показать Конституцию, да прибавить – для тех, кто юридически неграмотен – что в Республике Казахстан, лицо, может быть признано совершившим преступление только приговором суда, да и то, вступившим в законную силу! С точки зрения закона аргументы вполне приемлемые. В связи с этим, доказать факты незаконного ограничения свободы в такой ситуации представляется весьма проблематичным.

При прекращении дела по нереабилитирующим основаниям, к примеру, прекращение уголовного дела в связи с примирением сторон, в практике органов уголовного преследования часто признается очевидным «браком», в некоторых случаях имеющих коррупционный характер, в особенности, если речь идет о прекращении уголовного дела (уголовного преследования) по ч.2 ст. 67 УК и ст. 38 УПК РК, дающей органам, ведущим уголовный процесс, широкое поле для свободного усмотрения при принятии этого решения. Так как указанные нормы предоставляют прокурору выбор прекращать уголовное дело (уголовное преследование) или нет, эти нормы дают возможность должностному лицу:

  • – во-первых, по своему усмотрению определять способ исполнения нормативного правового акта (в данном случае УК и УПК);
  • – позволяют органу должностному лицу по своему усмотрению оценить юридический факт (доказанность вины обвиняемого). Грубейшим нарушением прекращения уголовного дела по ст. 67 УК РК, п. 12 ст. 37УПК РК является то, что стороной примирения выступает подозреваемый, а не обвиняемый. Освобождение от уголовного преследования по этому основанию допустимо лишь в отношении лица, чья вина доказана и подтверждена достаточной совокупностью доказательств (после предъявления обвинения), т.е. при наличии у лица (обвиняемого) необходимой совокупности процессуальных прав для защиты;
  • - предоставляет возможность должностному лицу по своему усмотрению выбрать меру воздействия или издать решение, имеющее окончательный характер.

Принятие решения о прекращении уголовного дела (уголовного преследования) на основании ч. 2 ст. 67 УК и ст. 38 УПК РК таит опасность дискредитировать прокурора, так как выражает его солидарность с ошибками следователя (дознавателя) допущенными в ходе упрощенного досудебного производства. Поэтому, при обнаружении в деле малейших признаков недоказанности вины обвиняемого - прокурор должен принимать решение о направлении уголовного дела, оконченного в порядке упрощенного досудебного производства - для расследования в обычном порядке. Такие решения прокурора будут в большой мере способствовать установлению истины по делу, однако, назначение упрощенного досудебного производства в этом случае (по делам, направляемым на доследование в обычном порядке) рискует не реализоваться (ускоренность процедуры вступит в противоречие с всесторонностью, полнотой и объективностью в исследовании обстоятельств дела).Прекращение уголовное дела в связи с примирением сторон, при рассмотрении материалов в упрощенном порядке, не должно встать «на поток», и в коем случае не стать издержкой производства. К счастью, упрощенное производство не располагает для этого всеми условиями (признание лицом своей вины и согласие с характером и размером причиненного преступлением вреда для прекращения дела в связи с примирением не достаточно). Не достаточно, прежде всего, потому, что в упрощенном порядке не принимает участие лицо, которому непосредственно причинен вред от преступления (пострадавший, потерпевший, гражданский истец). По вопросу о признании вины, как условия упрощенного досудебного производства повышенное внимание следует уделить тому, что признание не было получено силовыми методами (например, с помощью пыток), при минимуме процессуальных гарантий, изложенных в международных договорах. Мы имеем в виду в частности, право на осведомленность о характере обвинений и доказательствах, презумпция невиновности и др.

Год: 2011
Город: Костанай
Категория: Юриспруденция