Распространенность дефицита витамина D у больных псориазом, проживающих в крымском регионе, в осенне-зимний период

АННОТАЦИЯ

У больных псориазом Крымского региона изучено содержание витамина D в осенне-зимний период (октябрь - февраль). Установлено, что распространенность D-недостаточности/дефицита у больных псориазом Крымского региона в осенне-зимний период составляет 62 %. Увеличение распространенности поражения кожи у больных псориазом ассоциировано с достоверным нарастанием Ð-недостаточности/ дефицита по содержанию как 25(OH)D3, так и 1,25(OH)2D3.

В рамках современного учения о псориазе в последние годы указанный дерматоз стали все чаще относить к заболеваниям, развитие которых ассоциировано с дефицитом витамина D [1]. Touma Z. и соавт. (2011) установили, что дефицит витамина D у больных псориазом встречается в северных географических регионах (Торонто, Канада) у 56 % пациентов зимой и у 59 % - летом, в южных регионах (Хайфа, Израиль) - у 51 и 62 % больных соответственно [2]. Формирование связанного с недостатком УФО дефицита витамина D возможно и в городах с сильных загрязнением воздуха и даже в экваториальных широтах (в сезоны дождей) [3-5].

Накопленные научные факты позволили подвести патогенетический "базис" к проблеме дефицита витамина D как возможного патогенетического фактора при развитии заболеваний кожи, а также фактора, влияющего на течение и исход дерматоза [6-8].

К центральным механизмам, лежащим в основе системных проявлений как псориаза, так и дефицита витамина D, относят низкоактивное генерализованное неспецифическое воспаление [9]. Накоплено много научных фактов, свидетельствующих о возрастании уровня маркеров системного воспаления и формировании глубокого иммунного дисбаланса при дефиците витамина D, а также об антивоспалитель- ном влиянии заместительной терапии витамином D [10-12]. Существенным шагом вперед в понимании этой проблемы явились исследования, посвященные расшифровке метаболизма витамина D на уровне кожи [13-16].

Таким образом, можно предположить, что сочетанное течение псориаза и дефицита витамина D может явиться "фактором взаимного отягощения" развития субклинического генерализованного неспецифического воспаления и, как следствие, манифестации клинических проявлений системных и локальных (на уровне кожи) эффектов указанных патологических состояний.

В свете вышеизложенного дальнейшее изучение патогенетической сущности Ð-дефицит- опосредованных механизмов прогрессирования псориаза в осенне-зимний период представляется весьма перспективным направлением, ибо оно является базисом для разработки новых путей дифференцированной санаторно-курортной реабилитации их сочетанного течения.

Основной целью исследования явилось научное обоснование целесообразности использования и оценка клинической эффективности сочетанного применения УФ-радиации и заместительной терапии витамином D в условиях санаторно-курортной реабилитации больных псориазом с дефицитом витамина D для коррекции дисбаланса цитокинового гомеостаза. В настоящей работе нами исследовалась распространенность Ð-недостаточности/дефицита у больных псориазом - жителей Крымского региона в осенне-зимний период (октябрь - февраль).

Для изучения распространенности гиповитаминоза D, недостаточности витамина D и дефицита витамина D у больных кожными формами псориаза Крымского региона обследовано 182 больных.

Определение содержания 25(OH)D3 в сыворотке крови проводилось с использованием набора для определения витамина D 25-ОН в плазме и сыворотке ELISA (Immunodiagnostik, Bensheim, Германия) согласно инструкции изготовителя. Определение содержания 1,25(OH)2D3 в сыворотке крови проводилось с использованием набора для определения витамина D 1,25-(OH)2 в плазме и сыворотке ELISA (Immunodiagnostik, Bensheim, Германия) согласно инструкции изготовителя.

Результаты исследования содержания 25(OH)D3 и 1,25(OH)2D3 в сыворотке крови у больных псориазом - жителей Крымского региона в осенне-зимний период (октябрь - февраль) представлены в табл. 1.

У больных псориазом выявлено снижение содержания прегор-мональной формы витамина D - 25(OH)D3 на 62,9 % (р ‹ 0,001), а также активного метаболита витамина D3 - Ð-гормо- на (кальцитриола) 1,25(OH)2D3 на 16,0 % (р‹ 0,001).

При анализе степени выраженности Ð-де- фицита (по содержанию 25 (OH)D3) нами установлено, что из 182 больных псориазом у 75 больных (41 %) содержание 25(OH)D3 в сыворотке крови было ниже 10 нг/мл, что соответствует D-дефициту. У 38 больных (21 %) уровень указанного метаболита в сыворотке крови находился в диапазоне 20-10 нг/мл (Ð-вита- минная недостаточность). У 25 больных (14 %) больных псориазом исследованный показатель находился в диапазоне ≤ 40 нг/мл, что укладывается в диапазон "гиповитаминоз D". У 44 (24 %) уровень метаболита в сыворотке крови находился в диапазоне › 40 нг/мл, что соответствует нормальному значению показателя [17,18].

Результаты исследования зависимости содержания 25(OH)D3 в сыворотке крови от распространенности поражения кожи у больных псориазом Крымского региона в осенне-зимний период (октябрь - февраль) представлены в табл. 2.

Анализ представленного в табл. 2 цифрового материала свидетельствует, что Ð-витаминная недостаточность/дефицит нарастают по мере возрастания распространенности псориаза. Так, содержание 25(OH)D3 у больных с ограниченной формой псориаза в 1,7 раза (р‹О‚ООİ) выше, чем у больных с распространенным поражением кожи, и в 2,3 раза (p<0,02) выше, чем у больных с распространенным поражением кожи и склонностью к эритродермии.

Содержание 1,25(OH)2D3 в сыворотке крови у больных псориазом также статистически значимо снижается по мере нарастания распространенности поражения кожи. Так, исследованный показатель (в сравнении с больными с ограниченной формой) снижается у больных распространенной формой на 20,0 % (p<0,001), у больных со склонностью к эритродермии - на 35,7 % (p<0,001, pl<0,05).

Таким образом, нами установлено, что помимо снижения содержания 25 (OH)D3 (самого высокоинформативного в клинической практике лабораторного теста, позволяющего дать оценку уровня D-гормона у конкретного пациента [19]) у больных псориазом Крымского региона в осенне-зимний период (октябрь - февраль) имеет место и другой тип дефицита витамина D - снижение содержания 1,25(OH)3D3. Степень выраженности последнего зависит от распространенности поражения кожи и отражает снижение рецепции 1,25(011 )?Ð, в тканях (резистентность к гормону), что может быть обусловлено снижением числа рецепторов к витамину D в тканях- мишенях (наиболее вероятно - в кишечнике, почках и скелетных мышцах и в коже [20].

ВЫВОДЫ

1. У жителей Крымского региона с псориазом в осенне-зимний период (октябрь - февраль) выявлена Ð-недостаточность/дефицит двух типов: снижение в сыворотке крови содержания прегормональной формы витамина D - 25(OH)D3, а также активного метаболита витамина D3 - D-гормона (кальцитриола) 1,25(OH)3D3. Увеличение распространенности поражения кожи у больных псориазом ассоциировано с достоверным нарастанием Ð-недо- статочности/дефицита по содержанию как 25(OH)D3, так и 1,25(OH),D3.

 

2. Установлено, что распространенность D-недостаточности/дефицита (содержания 25(OH)D3 ‹ 20 нг/мл) у больных псориазом, проживающих в Крымском регионе в осенне- зимний период (октябрь - февраль), составляет 62%, что несколько превышает (51-56%) данные научной литературы.

 

ЛИТЕРАТУРА

  1. Matsuoka L.Y., Wortsman J., Haddad J.G.,Hollis В. W Cutaneous formation of vi-tamin D in psoriasis // Arch. Dermatol. - 1990. - Vol. 126. - P. 1107-1108.
  2. Touma Z.., Eder L., Zisman D. Seasonal Variation in Vitamin D Levels in Psoriatic Arthritis Patients from Different Latitudes and its Association with Clinical Outcomes // Arthrit. Care Research. - 2011. - Vol. 34. - P. 1212-1217.
  3. Kung A. W, Lee K.K. Knowledge of vitamin D and perceptions and attitudes toward sunlight among Chinese middle-aged and elderly women: a population survey in Hong Kong 11 B.M.C. Publ. Health. - 2006. - Vol. 6. - P. 226.
  4. Shek L.P., Lee B. W. Epidemiology and seasonality of respiratory tract virus infections in the tropics // Pirediatr. Respir. Rev. - 2003. - Vol. 4. - P. 105-111.
  5. Agarwal KS., Mughal M.Z., Upadhyay P The impact of atmospheric pollution on vitamin D status of infants and toddlers in Delhi, India // Arch. Dis. Child. - 2002. - Vol. 87. - P. 111-113.
  6. Kvist P.H., Svensson L., Hagberg O. Comparison of the effects of vitamin D products in a psoriasis plaque test and a murine psoriasis xenograft model H J. Transl. Med. - 2009. - Vol. 7. - P. 107.
  7. Holick M.F. Sunlight, UV-radiation, vitamin D and skin cancer: how much sunlight do weneed? // Adv. Exp. Med. Biol. - 2008. - Vol. 624. - P. 1-15.
  8. Reichrath J. Vitamin D and the skin: an ancient friend revisited // J. Reichrath // Exp. Dermatol. 2007. - Vol. 16. - P. 618-625.
  9. Griffiths C.E., Barker J.N. Pathogenesis and clinical features of psoriasis // Lancet. - 2007. - Vol. 370, № 9583. - P. 263-271.
  10. Correale J., Ysrraelit M.C., Gaitan M.I. Immunomodulatory effects of Vitamin D in multiple sclerosis//Brain. - 2009. - Vol. 132, № 5. - P. 1146-1160.
  11. Weaver C.T., Hatton R.D., Mangan PR., Harrington Ĺ.Е. IL-17 family cytokines and the expanding diversity of effector cell lineages // Ann. Rev. Immunol. - 2007. - Vol. 25. - P. 821-852.
  12. Peterson C.A., Heffernan M.E. Serum tumor necrosis factor-alpha concentrations are negatively correlated with serum 25(OH)D concentrations in healthy women // J. Inflamm. Lond. - 2008. - Vol. 24. P. 10.
  13. Lehmann B., Rudolph T., Pietzsch J., Meurer M. Conversion of vitamin D3 to lα,25- dihydroxyvitamin D3 in human skin equivalents // Exp. Dermatol. - 2000. - Vol. 9. - P. 97-103.
  14. Schuessler M., Astecker N., Herzig G. Skin is an autonomous organ in synthesis, two-step activation and degradation of vitamin D3: CYP27 in epidermis completes the set of essential vitamin D3- hydroxylases // Steroids. - 2001. - Vol. 66. - P. 399-408.
  15. Lehmann B., Genehr T., Knuschke P. UVB-induced conversion of 7-dehydrocholesterol to 17,25-dihydroxyvitamin D3 in an in vitro human skin equivalent model // J. Invest. Dermatol. - 2001. - Vol. 117. - P. 1179-1185.
  16. Vantieghem K, Kissmeyer A.M., De Haes P. UVB-induced production of 1,25(C)I l),D, production and vitamin D activity in human keratinocytes pretreated with a sterol delta 7 reductase inhibitor 11 J. Cell. Biochem. - 2006. - Vol. 98. - P. 81-92.
  17. Holick M. Vitamin D: photobiology, metabolism, mechansim of action, and clinical applications. 5th ed. - Washington: Humana Press, 2003. - 380 p.
  18. Zerwekh J.E. Assessment of Vitamin D in Population-Based Studies Blood biomarkers of vitamin D status // Amer. J. Clin. Nutrition. - 2008. - Vol. 87, № 4. - P. 1087-1091.
  19. Holick M.F. Resurrection of vitamin D deficiency and rickets U J. Clin. Invest. - 2006. - Vol. 116.2072. - R 2062.
  20. Hollick M.F. Medical progress: vitamin D deficiency // N. Engl. J. Med. - 2007. - Vol. 357. - P. 266-281.
Год: 2013
Город: Алматы
Категория: Медицина