Синегорская пихтовая роща – уникальный памятник природы восточного Казахстана

Синегорская пихтовая роща занимает особое место среди памятников природы

Восточного Казахстана. Только она имеет республиканский статус. Но в литературе до сих пор нет подробной ее характеристики. Исследования, проведенные нами в 1982-2013 гг., позволяют восполнить этот пробел.

Изолированная роща реликтового пихтового леса, расположенная вне основного ареала пихты сибирской (Abies sibirica), взята под охрану государства в 1968 г. В 1986 г. в соответствии с нашими рекомендациями ей присвоен статус государственного памятника природы республиканского значения. Резерват занимает площадь 137 га и находится в Уланском районе Восточно-Казахстанской области на территории Синегорского лесничества Асубулакского государственного учреждения лесного хозяйства (лесной квартал 278).

Памятник природы организован в северо-восточной части гранитного массива Кок-Тау (Калбинский Алтай, или Калба) на северном склоне горы Медведка. Последняя вытянута с юго-востока на северо запад и служит водоразделом между левыми притоками р. Урунхай и правыми притоками р. Сибинка. Центральная ложбина, широкая и глубоко врезанная, отделяет две ее юго-восточные вершины с абсолютными отметками 1417,1 и 1414,1 м от гипсометрически ниже расположенной северозападной (1398,9 м). Относительные превышения над речными долинами достигают 700–800 м.

Медведский массив сложен среднеи крупнозернистыми биотитовыми гранитами второй фазы калбинского комплекса. Вмещающими осадочными породами является пачка тонкого переслаивания темносерых аркозовых песчаников и черных углисто-глинистых алевролитов.

Рельеф участка неоген четвертичный, скалисто-грядовый крутосклонный резко расчлененный. Склоны асимметричные: северные короткие и крутые, задернованные, южные более длинные и пологие, скалистые. Водораздел представлен гребневидными выступами гранитов, образующими отвесные «стены» до 20 м в высоту. В центральной части над ними возвышаются гранитные останцы причудливых форм. На южном склоне преобладают матрацевидные формы гранитов.

Медведка достаточно хорошо увлажнена. Годовое количество осадков (8001000 мм) в 2-2,5 раза больше, чем на прилегающих территориях [1]. Дневные июльские температуры достигают +23…+25оС. Зимы суровые. На это указывает обмерзание вершин пихты. А флагообразные кроны пихты, встречающиеся на водоразделе и в нижней части склонов, свидетельствуют о сильных западных и юго-западных ветрах. Снежный покров распределяется неравномерно. Он почти отсутствует на открытых скалистых участках. На задернованных поверхностях водораздела его мощность не превышает 20 см. У подножья склонов и на дне ложбины слой снега может достигать 2-3 м. Весной снег держится до середины мая. На крутых северозападных склонах нередки сходы снежных лавин.

Трещиноватые подземные воды на плоских площадках верхней части склона образуют заболоченные участки. Внизу и у подножья горы они изливаются тремя источниками, дебит которых составляет 0,20,5 л/с, а температура воды 4,7о С.

Почвенный покров отличается контрастностью и мозаичностью. Под древесной растительностью доминируют горнолесные темно-серые слабооподзоленные почвы. Под разнокустарниковыми зарослями и степными фитоценозами преобладают горно-степные ксероморфные выщелоченные почвы. У подножья водораздела сохранился небольшой фрагмент горнолуговых субальпийских дерновых почв, сформировавшихся под луговыми сообществами со значительным участием субальпийских элементов.

Древесная растительность занимает 38% площади резервата. Она приурочена к ложбинам, склонам разных экспозиций и подножью гранитных останцов. Деревья встречается в пределах всего высотного диапазона, образуя формации пихты сибирской (Abies sibirica), осины (Populus tremula) и березы бородавчатой (Betula pendula). Кустарники как самостоятельные ценозы покрывают 37 % территории природного памятника и растут повсеместно. На дне и склонах ложбины, вдоль скальных выходов они имеют характер труднопроходимых зарослей. Шире других распространены формации караганы древовидной (Caragana arborescens), караганы кустарника (Caragana frutex), таволги зверобоелистной (Spiraea hypericifolia), таволги дубровколистной (S. chamaedrifolia) и шиповника колючейшего (Rosa spinosissima). Эти растения часто образуют разнокустарниковые полидоминантные сообщества (Caragana arborescens + Rosa spinosissima + Spiraea chamaedryfolia). У верхней границы резервата развиты арчевники из Juniperus sabina (солнцепечные склоны) и J. sibirica (склоны северной экспозиции). По периметру границ памятника фрагментарно встречаются степные ценозы, содержащие плейстоценовые реликты (Allium rubens, A. altaicum, Tulipa uniflora, T. аltaica, Veronica pinnata, Paeonia hybrida, Rheum altaicum) и разнотравно-злаковые луговые степи. Лесные поляны и опушки заняты луговой растительностью, образованной высокотравьем (1,5-2 м) алтайского типа (дудниковая, борщевниковая и злаково-разнотравная ассоциации), а также формациями манжетки сибирской (Alchemilla sibirica) и касатика русского (Iris ruthenica). В приводораздельной части северного склона луга приобретают субальпийский облик благодаря участию альпийцев Aster alpinus, Polygonum alpinum, P. bistorta, Trollius altaicus, Pedicularis elata, Iris ruthenica и Dianthus superbus.

Своеобразные сообщества расселяются по скалам, каменисто-скальным склонам и крупнообломочным россыпям. Их основу составляют 10-12 видов кустарников (Juniperus sibirica, J. sabina, Spiraea trilobata, S. hypericifolia, Rosa spinosissima и другие) и около 40 видов травянистых растений (Allium nutans, A. rubens, Sedum hybridum, S. eversii, Adenophora lilifolia, Carex supina, Fritillaria verticillata, Orostachys spinosa, Dianthus versicolor и другие).

Главный объект охраны резервата ценопопуляция пихты сибирской Коктауского массива. В настоящее время она практически единственная в Калбинском Алтае (две небольшие группы деревьев растут на водоразделе рек Чалобайбулак и Бутебулак и в верховьях р. Актасты в 13 км и 32 км к юго-востоку от горы Медведка соответственно) и находится на югозападном пределе своего распространения в Казахстане, вне основного ареала. Граница последнего проходит в 45 км северовосточнее.

На Медведке пихта растет в диапазоне высот 800-1400 м. Нижняя граница ее распространения в Калбе на 300-400 м выше, чем в Западном Алтае. Высотное положение самых низко расположенных деревьев указывает на то, что эта граница за обозримое время поднялась более чем на 100 м. Это указывает на жестокость экологических условий, в которых существует медведская ценопопуляция. Они обусловили появление у пихты специфических особенностей морфологического и репродуктивного порядка. К их числу следует отнести, прежде всего, формирование нетипичных форм кроны, многоствольность деревьев, обмерзание вершиг и вегетативное размножение, отсутствующие в пихтовых насаждениях Западного Алтая.

Пихтовый лес занимает 25 га и приурочен к отлогим и средне крутым (20-25о) склонам северо-западной, северо восточной и особенно северной (75% общей площади пихтачей) экспозиций. Пихта образует чистые и смешанные с березой и осиной (до 10-40% от общего числа стволов) древостои IV-V классов возраста (средневзвешенный возраст 88 лет) с сомкнутостью полога 0,3-0,9 (в среднем 0,58) и высотой 8-17 м.

Единичные деревья пихты и небольшие группы (2-5 экземпляров) впервые появляются на высоте 800 м. Самые крупные достигают 10-12 м в высоту. Их кроны преимущественно пирамидальные, у нижней границы однобокие и искривленные. Часто встречается «юбочная» форма. У таких деревьев средняя часть стволов оголена. Сохраняются только нижние ветки, расстилающиеся по земле в виде «юбки» диаметром 2-3 м. При соприкосновении с почвой они легко окореняются, образуя своеобразные клоновые группы. Семена не формируются, естественное семенное возобновление отсутствует. Обычное явление засыхание вершин и многоствольность. Склон порос Betula pendula и Populus tremula. В средней его части сомкнутость крон пихты возрастает до 0,5. Кустарниковый подлесок пихтачей хорошо развит и представлен Spiraea chamaedrifolia, Caragana arborescens, Rosa spinosissima, Sorbus sibirica. Из травянистых растений доминируют Saussurea latifolia, Paeonie anomala и Trollius altaica. Им сопутствуют Anthriscus sylvestris, Lamium album, Atragene sibirica, Festuca gigantea, Geranium albiflorum, Polygonum alpinum, Peucedanum ruthenicum, Primula macrocalyx, Lathyrus vernus, Adenophora lilifolium, Orobus luteus, Aconitum septentrionale, Bupleurum longifolium, Viola disyncta, Crepis sibirica, Iris ruthenica, Thalictrum collinum, Lilium martagon, Carex marcoura, Artemisia sericea и другие растения.

У верхней границы леса (1330-1400 м) пихта образует крупные куртины. Нередко поселяется на скальнике. Для нее характерна, как и на предыдущем участке, искривленность деревьев и многоствольность. Верхушки часто обмерзают, а нижние ветки «ползут» вниз по склону, окореняются и на них образуются вертикально идущие стволы. Такие формы «распростертая» и «распростерто-многоствольная» отмечается и у неповрежденных особей. Плодоношение и семенное возобновление отсутствуют. Кроны деревьев часто однобокие, флагообразные. Ветви сохраняются с северо-восточной стороны, что указывает на наличие сильных юго-западных ветров. В пихтачах интенсивно развит моховой покров. Видовой состав травянистых растений беден. Он представлен ксеропетрофитами Allium nutans, A. rubens, Sedum hybridum, S. eversii, Orostachys spinosa, Carex supina, C. turkestanica, Fritillaria verticillata, Dianthus versicolor и некоторыми другими растениями. Из кустарников по периферии куртин обычны Juniperus sibirica и Spiraea trilobata.

В восточной части массива (1130 – 1330 м) пихты больше, но она строго приурочена к юго-западному подножию гранитных гряд, идущих параллельно склону сверху вниз. Состояние растений удовлетворительное. Морозобоины на деревьях и многоствольность отсутствуют. Кроны пышные, правильной пирамидальной формы. Отдельные экземпляры достигают 1517 м в высоту и 30-35 см в диаметре. Естественное возобновление преимущественно вегетативное. На транссектах длиной 100 м насчитывается от 7 до 15 разновозрастных сеянцев и от 40 до 80 вегетативно окоренившихся побегов. Из других древесных пород единично встречается Betula pendula. Кустарниковый ярус сильно разрежен и образован Spiraea trilobata, Ribus atropurpurea, Sorbus sibirica, Lonicera altaica. Травянистый покров интенсивно развит. В его составе преобладает мезофильное разнотравье Saussurea latifolia, Festuca gi-gantea, Alfredia cernua, Dactylis glomerata, Milleum effusum, Stachys sylvaticus, Trollius altaicus, Cortusa altaica, Heracleum dis-sectum, H. sibiricum, Archangelica decurrens, Polygonum alpinum, Aconitum septentrionale, Paeonia anomala, Geranium albiflorum, Lilium martagon Crepis sibirica, Bupleurum longifolium. Из папоротников обычны Driopteris filix-mas и Athyrium filix femina.

На западном склоне (1100-1300 м) кроны деревьев правильной формы без аномалий. Пихта утратила способность к вегетативному размножению. Семенное возобновление наиболее интенсивное во всей ценопопуляции. Количество разновозрастных сеянцев на учетных площадках (10×10 м) варьирует от 15 до 40 экз. Насаждения плотные, сомкнутость крон 0,7-0,8. Травянистый покров под пологом почти отсутствует. Куртины нередко перемежаются с лесными полянами. По периметру куртин в ценозах доминирует лесное разнотравье из Saussurea latifolia, Trollius altaica, Orobus luteus и Lilium martagon.

Лесоводы указывают для Синегорской рощи один тип пихтового леса – пихтач широкотравный [2]. На самом деле в зависимости от высотного положения, микроклимата, экспозиционных условий и субстрата в ней отчетливо выделяются 4 ассоциации пихты.

Пихтовая ассоциация (ass. Abies sibirica) представлена в крупных плотных куртинах средней части массива. Сомкнутость древостоев достигает 0,7-0,9. Кустарниковый подлесок, травянистый и моховой покров отсутствуют. Почва покрыта сплошным плотным и толстым слоем опавшей хвои.

Осоково – очитково пихтовая ассоциация (ass. Abies sibirica + Carex supina + Sedum hybridum) характерна для каменисто-скальных мест обитания по окраине рощи. Древостои разрежены, кустарниковый ярус слабо сформирован. Проективное покрытие травянистыми растениями (всего 52 вида) 10-20 %.

Следующие два типа пихтачей занимают среднюю часть склона. В карагановотаволгово-пихтовой ассоциации (ass. Abies sibirica + Spiraea chamaedryfolia + Caragana arborescens) насаждения редкие, но пихты растут группами (2-5 экз.). Подлесок плотный и разнообразный. Травянистый покров хорошо выражен. В его составе 78 видов растений. Реликты неморального комплекса, характерные для черневой тайги, отсутствуют.

Злаково – разнотравно пихтовая ассоциация (ass. Abies sibirica + Dacrylis glomerata + разнотравье) отличается чередованием пихтовых куртин и луговых полян. Кустарниковый подлесок редкий и бедный по составу. Травянистый покров густой, многоярусный. Отмечается некоторая обедненность общего видового состава (около 130 видов) ассоциации и комплекса реликтов широколиственных лесов плиоцена. Из 17 видов неморальных реликтов пихтовых лесов Западного Алтая [3] в калбинской популяции встречаются только 6 Dryopteris filix-mas, Stachys sylvatica, Festuca gigantea, F. sylvatica, Brachypodium silvaticum и Alfredia cernua. К ним следует отнести, кроме того, папоротники Athyrium filix femina, Gymnocarpium dryopteris и травянистые цветковые растения Oxsalis acetosella, Carex arnellii и Milleum effusum.

Другое весьма интересное растение Синегорской рощи черника обыкновенная (Vaccinium myrtillus). Помимо Медведки этот типичный бореальный, стенотопный вид встречается еще в двух пунктах Калбинского Алтая в районе Сибинских озер (урочище Кызылкайын) и у озера Шыбындыколь (урочище Мамырталдыбулак).

На Медведке небольшая (800 м2) ассоциация черники сохранилась близ верхней границы пихтачей (1330-1340 м) на лужайке субальпийского типа. На ее окраине растут молодые осины и березы, единичные деревья ивы козьей (Salix caprea) и сосны обыкновенной (Pinus sylvestris), а также можжевельник сибирский. Проективное покрытие черники в сообществе составляет 50%. Ей сопутствуют Carex melananthiformis, Polygonum alpinum, Veratrum lobelianum, Rubus saxatilis, Saussurea latifolia, Dianthus versicolor, Solidago virgaurea, Fragaria vesca, Alchimilla sibirica, Brachypodium silvaticum. Ценнопопуляция находится в удовлетворительном состоянии и отличается мелкими ягодами (3,5-4,5 мм в диаметре), слабым и неравномерным по годам плодоношением.

Синегорская пихтовая роща как памятник природы имеет большое научное и культурное значение. Она отличается оригинальной флорой и растительностью. Это своего рода геоботанический уникум, отчетливо выделяющийся в системе ботанико-географического районирования Калбинского нагорья. Ему свойственна очень высокая видовая насыщенность флоры. На площади менее 1,5 км2 сосредоточено до 400 видов высших споровых и сосудистых растений (35% флоры Калбы).

Около 40 видов относятся к категории редких или находящихся под угрозой исчезновения, а 7 из них занесены в Красную книгу Казахстана. Три вида кандык сибирский (Erythronium sibiricum), ревень алтайский (Rheum altaicum) и гимноспермиум алтайский (Gymnospermium altaicum) растут на территории памятника природы. Еще 4 вида волчеягодник алтайский (Daphne altaica), миндаль Ледебуровский (Amygdalus ledebouriana), касатик Людвига (Iris ludwigii) и пион степной (Paeonia hybrida) – встречаются у северо-восточного подножья Медведки.

В роще и ее ближайших окрестностях выявлена большая группа реликтов, принадлежащих к разным комплексам. Так, Dryopteris filix-mas, Stachys sylvatica, Festuca gigantea, F. sylvatica, Alfredia cernua, Athyrium filix femina, Gymnocarpium dryopteris, Oxsalis acetosella, Carex arnellii и Milleum effusum населяли плиоценовые широколиственные леса. Третичными реликтами лесных и кустарниковых формаций являются также волчеягодник алтайский, миндаль Ледебуровский и сосна обыкновенная – главная лесообразующая порода Калбы. Комплекс ледниковых реликтов представляют Abies sibirica, Allium altaicum, Tulipa uniflora, T. altaica, Paeonia hybrida, Rheum altaicum и Iris ludwigii. Пихта слагала плейстоценовые темнохвойнососновые и, вероятно, смешанные леса, а остальные виды – травяные и кустарниковые степи.

Скорее всего, в ледниковые эпохи Медведский массив был частью рефугиума, где третичные реликты переживали неоднократные похолодания. Во времена межледниковий из этого убежища происходило их расселение по территории региона.

В прошлом пихтовая формация Восточной Калбы имела более широкое распространение и была связана с пихтовыми лесами Западного Алтая. Однако в голоцене, в результате аридизации климата, ареал пихты интенсивно сокращался и, вероятно, 8–10 тысяч лет назад достиг состояния, близкого к современному. В настоящее время уменьшение площади синегорской ценопопуляции пихты обусловливает главным образом сильная конкуренция со стороны кустарниковых формаций.

Памятник природы, благодаря неповторимой красоте, имеет большое эстетическое значение. Кроме того, он представляет ценность для рекреации, в первую очередь, как объект экологического туризма.

 

ЛИТЕРАТУРА
  1. Гета Р.И., Усиков В.В. Климатические и гидрологические факторы рекреационного потенциала Сибинских озер // Экология Восточного Казахстана: проблемы и решения. – Усть-Каменогорск: изд-во ВКГУ, 2001. – с. 56-58.
  2. Система ведения лесного хозяйства в лесах Восточного Казахстана. – АлмаАта: «Кайнар», 1984. – 224 с.
  3. Поляков П.П. К флоре пихтовых лесов Казахстанского Алтая // Бот. журнал.– Т. 35. – 1950. № 3. – С. 301-303.
Год: 2014
Категория: Экономика