Правовая природа денег как предмета банковского залога

Основной интерес, представляет залог денег на банковских счетах залогодателя, так называемых «безналичных» денег, поскольку сфера применения залога наличных денег несколько уже и несколько менее привлекательна, прежде всего, в экономическом аспекте, как для кредитора, так и для залогодателя.

Различные юрисдикции содержат неоднозначный подход к возможности использования денег в качестве предмета залога. Дискуссия развивается вокруг того, насколько верно в основу решения вопроса о возможности залога денег вообще, положено понятие о том, что имущество, являющееся предметом залога, должно иметь возможность быть реализованным на публичных торгах. В юридической литературе отмечается, что возможность продажи заложенной вещи является отнюдь не главным и единственным признаком залога, который устанавливается вовсе не для того, чтобы непременно продать вещь, являющуюся предметом залога, поскольку законодательством предусмотрена возможность обращения залогодержателем залогового имущества в свою собственность, при объявлении торгов несостоявшимися [1, с. 8384] законным платежным средством, в силу своей главенствующей функции не могут быть предметом залога. «Законное платежное средство, являющееся средством исполнения денежного обязательства, не может быть объектом, который используется для исполнения этого же обязательства» [2, с. 23]. Такое утверждение имеет своей основой теорию о природе залогового права. По мнению Е.А. Суханова, залоговое право в том случае, когда предметом залога является вещь, а не имущественное право, входит в особую группу вещных прав, обеспечивающих надлежащее исполнение обязательства [3, с. 596]. Кредитор, чьи требования обеспечены залогом, вправе защищать свое право от всяких посягательств на него любых лиц, включая и собственниказалогодателя. Залогодержатель обладает правом на чужую вещь, и это право дает возможность залогодержателю использовать такую вещь для удовлетворения своих интересов даже без согласия ее собственника. Все это характерно как для залога имущества вообще, так и денег, в частности.

Казахстанское законодательство решает вопрос о возможности залога денег по-иному. Пункт 4 ст. 301 ГК РК [4] содержит императивное положение о том, что деньги могут служить предметом залога. Обязательным условием такого залога является размещение денег в банке.

Казахстанские ученые достаточно активно обсуждают вопросы, связанные с возможностью залога денег.

Далее остановимся на правовой природе денег, являющихся предметом залога, практическом значении залога денег, а также возможности обращения взыскания на указанный предмет залога.

С каждым годом рыночная экономика все активнее диктует свои правила игры. На казахстанском рынке появляется все больше предприятий, отвечающих требованиям, предъявляемым мировым банковским сообществом к прозрачности финансовой деятельности. Если в 1995 1999 гг. проведение независимого аудита результатов финансово-хозяйственной деятельности было достаточно большой редкостью для казахстанского рынка, то на сегодняшний день необходимость проведения такого аудита по результатам определенного периода не только объективно признана, но и активно применяется. Результатом этого является существенный рост кредитного портфеля банков второго уровня. Даже банки с иностранным участием, кредитная политика которых на казахстанском рынке ранее была традиционно консервативной, все более активно выходят с кредитными продуктами на рынок.

В международном деловом обороте существует такая разновидность обеспечения, которая может быть объединена понятием универсальное (или общее) обременение бизнеса (universal business charges)". По своей природе это обеспечение посредством существующих или причитающихся к получению активов корпоративного должника, включая его товарно-материальные запасы (inventory) и дебиторскую задолженность (receivables). Наиболее распространенным является такой способ обеспечения как долговое обязательство или переуступка права владения всеми активами компании, так называемое «English-based floating charge». Такой вид обеспечения исполнения обязательств является универсальным корпоративным обеспечением и покрывает все возможные виды собственности, включая товары и дебиторскую задолженность, даже если по характеру обязательства активы остаются в пользовании должника. По мнению P.R.Wood, аргументами, обосновывающими широкое применение floating charges, являются следующие:

  1. такое обеспечение пригодно для финансирования новых проектов. Кредитор обычно финансирует большую часть проекта, поэтому он должен иметь преимущества, и, фактически он берет все, поскольку он заплатил за это;
  2. поскольку банк чувствует себя более защищенным, он может предоставлять финансирование на более длительные сроки;
  3. метод понуждения к исполнению обязательств, посредством управления имуществом несостоятельного должника, позволяет управлять бизнесом и не прибегать к немедленной реализации имущества;
  4. всеохватывающий объем обеспечения позволяет, при необходимости, продать бизнес целиком.

Непременным требованием к такого рода обеспечению является четкое определение долгов, причитающихся к получению. По сути категории активов, которые могут быть приняты в качестве обеспечения, должны обладать высокой ликвидностью и способностью быть проданными на рынке в течение срока, не превышающего срок кредита. В европейских странах принято считать лучшим такое обеспечение, которое включает все активы должника. Тем не менее, такой вид обеспечения как floating charge признается только английским законодательством и не известен, например, законодательству Германии.

Не менее широко распространен такой вид обеспеченного финансирования, как финансирование текущих операций компании под суммы, причитающиеся компании от ее должников потребителей товаров или услуг такой компании. Такие суммы учитываются компанией на счетах дебиторов и используются в схемах финансирования как непосредственная передача банку-кредитору причитающихся к получению активов, против платежа наличными деньгами, в сумме, которая отражает реальную стоимость таких причитающихся к получению активов. Этот вид финансирования называется факторингом.

В мировой банковской практике заем, предоставленный под залог денег, принято считать безрисковым. По таким займам не создаются провизии, поскольку имеющееся по ним обеспечение считается высоконадежным и ликвидным. Залог денег имеет очевидные преимущества перед залогом иного имущества в силу того, что нет необходимости в дополнительной оценке предмета залога, а процедура обращения взыскания проста и не требует проведения публичных торгов или аукциона. По этим причинам залог денег, является чрезвычайно привлекательным для кредиторов, и получил широкое развитие. При этом залогом, в подавляющем большинстве случаев, является не залог денег как таковых, а залог денег, причитающихся к получению залогодателем (pledge of receivables) или, так называемые «деньги в пути». При таком залоге предметом залога по основному обязательству являются деньги, поступающие на счет залогодателя в банке. В случае объявления кредитором о наступлении события нарушения по кредитному договору, предмет залога обращается кредитором в свою собственность на основании договора о залоге и без какого-либо дополнительного согласия залогодателя.

Залог денег, причитающихся к получению залогодателем, основанный на анализе объемов поступлений денег на банковские счета залогодателя за определенный период, позволяет осуществлять финансирование без заклада денег и изъятия фиксированной суммы из оборота. Договором о залоге может устанавливаться неснижаемый баланс на счете в определенной сумме, либо условие об обязательности поступления на счета залогодателя денег в указанной в договоре сумме за конкретный период времени.

Обращаясь к положениям, закрепленным в казахстанском гражданском законодательстве, необходимо отметить, что оно знает залог очень близкий по природе к залогу причитающихся сумм. Это залог товаров в обороте. В соответствии с п. 1 ст. 327 ГК [4], залогом товаров в обороте признается залог товаров, с оставлением их у залогодателя и предоставлением залогодателю права изменять состав и натуральную форму заложенного имущества, при условии, что их общая стоимость не становится меньше указанной в договоре о залоге.

Законодатель предусматривает, что в соответствии с договором о залоге предметом залога является определенное родовыми признаками имущество, которое с момента поступления его в собственность или хозяйственное ведение залогодателя становится предметом залога. Таким же свойством обладают и деньги, причитающиеся к получению от дебиторов залогодателя и идентифицированные в договорах должника с его клиентами. При этом право денежного требования по таким договорам с дебиторами залогодателя уступается кредитору одновременно с заключением договора о залоге. Предметом залога служат деньги, которые поступят на заложенный счет залогодателя в будущем.

Несмотря не то, что ГК РК [4] признает возможность использования денег для обеспечения исполнения основного обязательства, множество вопросов, связанных с практической реализацией прав в отношении денег, являющихся предметом залога, законодательно не урегулированы. С таким положением вещей трудно согласиться. По мнению автора, механизм использования денег в качестве предмета залога, в частности, по договору банковского займа, требует дальнейшего совершенствования.

Идентификация денег, являющихся предметом залога, возможна посредством указания в договоре о залоге номера банковского счета, на котором находятся деньги, переданные в залог, и суммы заложенных денег. Это позволяет выделить предмет залога из иного имущества, не входящего в залоговую массу, а также зафиксировать стоимость заложенного имущества. Являясь мерой стоимости, деньги представляют собой самодостаточный предмет залога. По нашему мнению, в договоре о залоге денег на банковском счете не требуется отдельное указание на оценку предмета залога, как это устанавливается п. 1 ст. 307 ГК [4]. Деньги, если они не являются предметами коллекционирования, инвестирования, тезаврации, обращаются в качестве средства платежа и могут быть оценены только по их номинальной стоимости. Любая иная оценка денег, обращающихся в качестве средства платежа невозможна, поскольку деньги выполняют функцию меры стоимости и являются основной единицей всех экономических измерений. В то же время, по правилам п. 3 ст. 307 ГК [4], отсутствие в договоре о залоге денег на банковском счете указания на оценку предмета залога влечет недействительность договора о залоге. На практике это создает существенные трудности, поскольку оценить такой залог невозможно в силу того, что он существует в идеальной форме и имеет информационную, а не товарную природу. Любые сведения об оценке такого залога, как деньги на банковском счете способны извратить сущность не только этого предмета залога, но и всей денежной системы государства, поскольку деньги не могут иметь какую-либо другую стоимость кроме номинала. Наличие в законодательстве унифицированного требования об оценке предмета залога вызывает реальные трудности во взаимоотношениях с органом, регистрирующим залог движимого имущества. В силу того, что регистрирующий орган отказывает в принятии на регистрацию договоров о залоге денег, в которых не указана оценочная стоимость предмета залога, ссылаясь на положения, закрепленные в ст. 307 Гражданского кодекса [4], на практике нередко приходится прибегать к «эзопову языку», чтобы не исказить сущность залога и, в то же время, получить желаемый результат регистрацию договора о залоге денег на счете.

В настоящее время, при обеспечении обязательств по договору банковского займа залогом денег, на практике применяются различные схемы. В частности, предметом залога могут быть деньги, помещенные на текущий банковский счет или во вклад.

При существующем законодательном регулировании залога вообще, и залога денег в частности, наиболее оптимальной схемой обеспечения банковского займа залогом денег является залог денег на текущем банковском счете, не исключая деньги, которые могут поступить в собственность залогодателя в будущем.

При этом в целях обеспечения поступления денег на такой счет, одновременно с заключением договора о залоге, между банком и заемщиком заключается договор условной уступки банку права требования в отношении причитающихся заемщику денег по заключенным им гражданскоправовым договорам.

При положительном решении вопроса о возможности предоставления банковского займа под залог денег, заключается договор банковского займа. В этом договоре, помимо всех прочих условий, являющихся существенными для договоров банковского займа, указывается обеспечение в виде залога денег на банковских счетах и условной уступки прав денежного требования к дебиторам заемщика по заключенным между ними договорам. Кроме этого, заключается договор о залоге денег на банковском счете и договор условной уступки прав денежного требования.

Помимо условий, которые, как описывалось в разделе, посвященном договору о залоге, являются существенными для всех договоров, регулирующих залоговые правоотношения, договор о залоге денег имеет еще и некоторые особенности. Так, в договоре о залоге денег предпочтительно оговаривать право залогодержателя производить обращение взыскания на предмет залога на основании договора, без какоголибо дополнительного согласия залогодателя в случае неисполнения/ ненадлежащего исполнения основного или дополнительного обязательства. Целесообразно также оговаривать право залогодержателя устанавливать контроль за использованием денег, являющихся предметом залога. При помощи этих средств обеспечивается защита прав залогодержателя в отношении предмета залога в случае необходимости их реализации при нарушении основного или дополнительного обязательств.

Механизмом, способствующим поступлению денег на банковский счет в объеме, достаточном для того, чтобы банковский заем, предоставленный под залог денег, считался должным образом обеспеченным, способны послужить положения договора о залоге денег, регулирующие размер обеспечения, а также о соответствующем объеме денежных потоков, которые должны проходить через банковские счета залогодателя. Для этой цели договор о залоге денег может содержать соответствующие формулы для расчета коэффициентов оборота денег по счетам залогодателя.

Целям создания устойчивого источника поступления денег на банковский счет залогодателя служит договор об условной уступке прав денежного требования к дебиторам залогодателя. В мировой практике основное отличие факторинга от цессии заключается в том, что кредитор, обязуясь предоставить финансирование, покупает у заемщика с дисконтом права денежного требования к третьим лицам, вытекающие из правоотношений заемщика с такими третьими лицами.

Практика финансирования под залог поступающих сумм основана на заключении договора залога денег на банковском счете и одновременном заключении договора условной уступки прав денежного требования. Такой договор заключается в соответствии со ст. ст. 339 347 Гражданского кодекса РК [4], регулирующими перемену лиц в обязательстве и статьями 729 738 [4], устанавливающими требования к финансированию под уступку денежного требования (факторинг), который является частным случаем цессии. Условием вступления договора в силу является неисполнение/ненадлежащее исполнение заемщиком основного обязательства или залогодателем дополнительного. Такой договор является сделкой, совершенной под отлагательным условием, то есть стороны договора ставят возникновение прав и обязанностей по договору в зависимость от обстоятель-

ства, относительно которого неизвестно наступит оно или нет (п. 1 ст. 150 ГК). Таким образом, права и обязанности банка на получение денег непосредственно от дебиторов заемщика вступят в силу только при нарушении заемщиком основного обязательства или залогодателем дополнительного. Ю.Г. Басиным отмечается, что «участники сделки вправе действовать в соответствии со своими интересами, вправе содействовать или препятствовать наступлению или ненаступлению выгодного или невыгодного для них условия. Но они не должны применять незаконные или аморальные средства, содействующие, либо препятствующие условию, не должны действовать недобросовестно» [5, с. 8]. В данном случае, заемщик непосредственно заинтересован в том, чтобы условие, при котором банк приобретет права требования по договору об уступке прав денежного требования, не наступило. В то же время, банк, при неисполнении/ ненадлежащем исполнении заемщиком или залогодержателем обязательств по договору банковского займа или договору о залоге, без какихлибо дополнительных юридических фактов приобретает те права, возникновение которых ставилось в зависимость от наступления условия. В соответствии с п. 2 ст. 731 ГК [4], если уступка денежного требования обусловлена определенным событием, она вступает в силу после наступления этого события. Данным положением законодательства фактически закреплено, что договор уступки будущего денежного требования, устанавливающий его переход к новому кредитору после того, как возникло само право на получение денег с должника, является основным договором, а не предварительным. Таким образом, никакого дополнительного оформления уступки денежного требования в этих случаях не требуется.

На сегодняшний день законодательно закреплен режим таких банковских счетов, как текущий и вкладной (ст. 6 Закона о платежах и переводах денег). Представляется необходимым законодательное закрепление еще одного вида банковского счета залогового счета. В различных контекстах данные вопросы поднимались как в научных разработках, так и непосредственно банками второго уровня перед Национальным Банком Республики Казахстан. Банковский вклад по своей природе предназначен для внесения денег вкладчиком, хранения их банком, выплаты вознаграждения в размере, обусловленном договором вклада, и последующего возврата денег депозитору [4].

Выше уже приводился детальный анализ основных обязательств банка по договору банковского счета и по договору банковского вклада. Помимо этого существуют особенности взаимоотношений банка и клиента в зависимости от вида вклада. По вкладу до востребования банк обязан возвратить деньги вкладчику полностью или частично по его первому требованию. По договору срочного вклада деньги вносятся на определенный договором срок, а условного вклада до наступления событий или обстоятельств, обусловленных договором. При помещении денег, являющихся предметом залога, на срочный или условный вклад деньги фактически блокированы для залогодателя до полного выполнения им основного обязательства, вознаграждение же, выплачиваемое банком по договору банковского вклада, едва ли способно компенсировать отвлечение денег из оборота.

Таким образом, обеспечение обязательств по договору банковского займа внесением денег во вклад априори предполагает их заклад. Заклад денег представляется приемлемым при таких транзакциях, когда условиями договора банковского займа предусмотрено предоставление займа в форме кредитной линии. При этом, в рамках такой кредитной линии деньги предоставляются посредством выпуска аккредитивов и гарантий, предусматривающих исполнение обязательств в денежной форме. Аккредитивы и гарантии включаются в кредитный портфель банка, поскольку содержат потенциальное обязательство банка произвести платеж по получении требования и создают регрессные требования. Однако, когда речь идет о займах, которые предполагают финансирование как посредством выпуска аккредитивов и гарантий, так и предоставления денежных авансов, а также при синдицированных займах, когда кредит предоставляется консорциумом банков, а, обеспечением, как правило, являются деньги, причитающиеся к получению залогодателем, такой способ обеспечения представляется не совсем удобным. Обычно в сделках по предоставлению синдицированных займов участвуют иностранные банки. Для обеспечения обязательств открывается специальный счет, на который поступают и в определенный договором момент аккумулируются деньги. Такой счет принято называть эскроусчетом и для мониторинга этого счета, а также в определенной степени управления им от имени всех участников сделки назначается эскроу-агент. Счет эскроу является счетом, по поводу использования которого сторонами договора сформулировано условие, наступление или ненаступление которого влечет действия, предусмотренные договором.

Понятие эскроу-счета до известной степени знакомо банковскому законодательству. Эскроу-счет упоминается в Плане счетов бухгалтерского учета, однако развернутой дефиниции и правил функционирования такого счета в законодательстве не содержится. Национальный Банк Республики Казахстан, разъясняя банкам второго уровня особенности открытия и ведения счетов эскроу, определил, что такие счета могут открываться и вестись по правилам и в режимах депозитного либо текущего счета, в зависимости от договоренности, достигнутой сторонами. Счет, открытый на основании договора эскроу, в силу своих очевидных достоинств способен составить реальную конкуренцию иным способам обеспечения обязательств, известных казахстанскому законодательству. Именно поэтому правоотношения, регулируемые договором эскроу, а также правоотношения, возникающие в связи с открытием счета-эскроу, всесторонне рассмотрены в статье А.Г. Диденко «Договор эскро» [6, с. 90-91]. Следует отметить, что в названной работе возможность использования эскроусчета для обеспечения обязательств по договору банковского займа не рассматривается. Однако, именно в сфере банковского кредитования правоотношения, возникающие в связи с заключением договора эскроу, предстают в наиболее выгодном свете. Текущий банковский счет является оптимальным вариантом для залогового счета, позволяющим максимально соблюсти баланс интересов обеих сторон залогового правоотношения. По договору банковского счета банк принимает деньги, поступающие в пользу клиента, выполняет распоряжения клиента о переводе (выдаче) денег третьим лицам, а также оказывает иные услуги, предусмотренные договором (п. 1 ст. 747 ГК РК [4]). Следовательно, залог денег на текущем банковском счете позволяет избежать их заклада и создать гибкий механизм обеспечения банковского займа, что особенно актуально для финансирования под залог сумм, причитающихся к получению. Деньги, являющиеся предметом залога, могут использоваться залогодателем для осуществления его текущей деятельности, если такое условие будет согласовано сторонами в договоре о залоге. Более того, только по банковскому счету банк вправе определять и контролировать направления использования денег клиентом и устанавливать иные ограничения права клиента распоряжаться деньгами по своему усмотрению, если это предусмотрено договором (п. 1 ст. 749 ГК [4]).

 

ЛИТЕРАТУРА

  1. Право и собственность в Республике Казахстан. Под ред. Сулейменова М.К. – Алматы: Жеті Жарғы, 1998. 290с.
  2. Диденко А.Г. Обеспечение исполнения договоров. Астана, Институт законодательства Республики Казахстан, 2002. – 190 с.
  3. Гражданское право. Учебник в 2-х т. // Отв. ред. Е.А. Суханов. Изд. 2, Т. 1. М.:БЕК, 1998. 690с.
  4. Гражданский Кодекс Республики Казахстан (Особенная часть) от 1 июля 1999 года № 409-1 // Информационная система «Параграф».
  5. Лапач В.А. Система объектов гражданских прав. Теория и судебная практика. СПб.: Юридический центр Пресс, 2002. 544с.
  6. Басин Ю.Г. К вопросу о понятии права собственности. // Гражданское законодательство Республики Казахстан: Статьи, комментарии, практика. /Гл. ред. А.Г. Диденко. – Алматы: Баспа, 2003. – 228 с.
Год: 2012
Категория: Юриспруденция