Проблемы и перспективы интеграции евразийского пространства

Аннотация

В статье рассматриваются точки зрения различных авторов на проблемы и перспективы формирования единого политического и экономического евразийского пространства. Особо подчеркивается роль России и Казахстана. Выделены проблемы и перспективы формирования Таможенного союза как прикладной формы интеграции государств Евразии. Приведены примеры оценок евразийских сообществ исследователями и практическими деятелями.

ВВЕДЕНИЕ

Развитие социальных и политических процессов на огромном евразийском пространстве сегодня привлекает внимание многих ученых, политиков, экономистов. Произошедшие в последнее десятилетие прошлого века изменения затронули основополагающие принципы и системообразующие элементы мировой политической системы, став отражением долгосрочных тенденций ее эволюции. К настоящему моменту накоплен достаточно большой объём разносторонних исследований по проблемам, связанным с динамикой и направлениями развития мировой экономики и международных отношений. Их содержание свидетельствует: взгляды на то, что в конечном итоге будет представлять собой новое политическое устройство мира, чрезвычайно противоречивы. При этом большинство исследователей, говоря о причинах перемен, относят к их числу комплекс процессов, обозначаемых как «глобализация». В большинстве случаев глобализацию рассматривают как развитие социальных, экономических, политических, культурных коммуникаций, приобретающих в конечном итоге всемирный масштаб и значимость.

ПРАКТИЧЕСКАЯ (ЭКСПЕРИМЕНТАЛЬНАЯ) ЧАСТЬ.

В основе глобализации лежат процессы в сфере экономики и финансов, которые имеют значение фундамента для глобальной политической и культурной «надстройки». Это дает основание полагать, что практически ни одна сфера человеческой деятельности не избежит той или иной степени её влияния. Все более очевидно утверждение экономического фактора в качестве главного ресурса политики, в связи с чем некоторые из исследователей предлагают заменить понятие «международная экономика» понятием «мировая политическая экономика» [1, с. 86].

Понятие «глобализация» включает в себя широкий спектр явлений и тенденций, начиная от интенсификации товарных и финансовых потоков, идущих через границы национальных государств, ослабление суверенитета национальных государств, борьбы за установление мирового порядка и кончая формированием сферы транснациональной политики, экономики и культуры, появлением и развитием транснациональных корпораций, формированием мультикультурных сообществ и т.д.

Глобализация означает интеграцию государств Центральной Азии в глобальную экономику, политику и культуру, институционализацию жизненного мира человека. Глобализация, несомненно, ускорит процессы трансформации, но одновременно окажет очень сильное влияние на систему властных отношений и национальную культуру. В марте 1994 г. Президент Республики Казахстан Нурсултан Назарбаев в стенах Московского государственного университета имени М.В. Ломоносова впервые выдвинул идею о создании Евразийского союза. К проявлениям такой политики следует отнести образование ЕврАзЭС, БРИК, ШОС; а в последнее время - Таможенного союза, который можно рассматривать как проявление прикладной интеграции. Этот союз демонстрирует дальнейшее развитие процесса создания единого евразийского экономического пространства с общим рынком товаров, капиталов, рабочей силы и услуг [2]. Нельзя уходить от понимания того, что процессы, которые определяют новейшие контуры геополитических отношений на евразийском пространстве, связываются с перестройкой всей системы международных отношений - переходом от однополярной геополитической среды к многополярным мировым отношениям.

Если традиционализация и глобализация представляют собой результат сознательного выбора политических акторов, то перифиризация есть следствие детерминированности социальных процессов. Традиционализация с ориентацией на прошлое и глобализация с ориентацией на будущее требуют политической воли. В этом данные процессы похожи друг на друга. Но если традиционализация не предполагает включения масс в социальные преобразования, то глобализация, напротив, не имеет смысла, если граждане лишены права на гражданскую и политическую активность. В этом плане процесс глобализации тесным образом переплетается с демократизацией, но не тождествен ей. В отличие от традиционализации и глобализации, периферизация ограничивает свободу выбора социальных агентов, оставляя за ними право на выбор того или иного варианта модернизации или модели развития в рамках траектории периферийного развития. Таким образом, можно сделать вывод, что в настоящее время в интеграции евразийского пространства реально заинтересованы только Россия и Казахстан. Остальные государства либо находятся в состоянии выбора приоритетов национального развития, либо уже идут по пути традиционализации или периферизации.

В современных условиях интеграция евразийского пространства как для России, так и для Казахстана является приоритетной внешнеполитической задачей. Можно сказать, что оба государства способны сыграть в этом процессе ведущую роль. Для обеих стран развитие интеграционных процессов означает прежде всего стратегическое решение проблемы национальной безопасности. C точки зрения стратегических интересов, практическая реализация идеологии евразийства способна усилить центростремительные тенденции как в политическом, так и экономическом планах. Политика активизации разносторонних контактов, в первую очередь со странами «ближнего зарубежья», опирающаяся на мощный фундамент взаимной заинтересованности, способная привести к формированию системы экономических, культурных, информационных, политических коммуникаций, оказала бы благоприятное влияние на внутриполитическую ситуацию как в России, так и в других государствах СНГ. Она стала бы реальным препятствием на пути развития центробежных тенденций, проникновения исламского фундаментализма и американизма в Центральную Азию.

Сама по себе постановка вопроса об интеграции на постсоветском пространстве (а в перспективе и за его пределами), обращение к евразийским ценностям сохранения уникальности и многообразия, «цветущей сложности» европейских и азиатских культур свидетельствует о признании за каждым государством права своего собственного пути в истории. Важным аспектом евразийской идеологии является укрепление государства. Сильное государство, как показывает история, является обязательным условием выживания и развития всего общества. Оно является также неотъемлемым условием создания объективных предпосылок для самостоятельной политики, в том числе и в сфере сохранения национальной культуры, традиций и ценностей [3].

Объективно новая интеграция на постсоветском пространстве необходима и потенциально полезна. Для того, чтобы лучше понимать современную реальность, стоит немного внимательнее присмотреться к политике и мотивации правящих элит наиболее крупных и значимых игроков на постсоветском пространстве. Многим экспертам в качестве самой оптимальной модели возможной постсоветской реинтеграции представляется союз России, Украины, Белоруссии и Казахстана [4]. Попытаемся на примере этих стран рассмотреть перспективы интеграционных процессов.

Интенсивность и эффективность развития интеграционных процессов на постсоветском пространстве вызывает противоречивые мнения. C одной стороны, наличие общих границ, общих угроз, общая история, общее геополитическое положение, общая экономика и культура стран и народов на постсоветском пространстве объективно должны способствовать интеграционным процессам. C другой стороны, национальные элиты государств, образовавшихся на этой территории, ищут новые варианты исторического и политического развития, ориентированные либо на Европу и США, либо на Китай или Турцию. Это создает дополнительную напряжённость в процессах интеграции, поскольку требует учета разнообразных интересов всех участников интеграционных процессов. Следствием является то, что на постсоветском пространстве созданы и функционируют институты интеграции разного уровня: начиная от СНГ, Евразийского экономического сообщества (ЕврАзЭС) и кончая Единым экономическим пространством (ЕЭП) и Таможенным союзом (ТС). Множество однородных интеграционных образований во многом дублируют друг друга, имеют одни и те же основные задачи и функции. В СНГ, ЕврАзЭС, ЕЭП, ОДКБ, ШОС участвуют, за определенным изменением состава, одни и те же страны, их лидеры и чиновники. Одни и те же вопросы можно обсудить и решить в формате практически любой структуры. Эта ситуация негативным образомсказывается на эффективности интеграционных процессов и требует скорейшего политического решения.

Нельзя сбрасывать со счета и такой мощный фактор, как двойственное влияние Запада на процессы интеграции. Как справедливо подчеркивал в свое время ведущий научный сотрудник Центра внешне-экономических исследований РАН Ю.Ф. Годин, страны Запада, с одной стороны, «показывают всему мировому сообществу, что в интеграции, в межгосударственном соединении жить лучше, чем без интеграции. Но, с другой стороны, именно Запад оказывает сильное дезинтеграционное воздействие, которое связано, прежде всего с политикой определенных правительств и промышленно-финансовых кругов. Такая политика проводится в русле геоэкономической и геополитической стратегии западных стран по дальнейшей дезинтеграции постсоветского пространства» [5]. В этой связи некоторые политологи ставят сегодня под сомнение саму возможность интеграции Евразийского пространства. Так, по мнению американского политолога Н. Злобина, «ни одна страна на постсоветском пространстве в силу разных причин так и не осуществила модернизацию своей национальной экономики даже в период относительного финансового благополучия и политической стабильности. Сегодня осуществить такую модернизацию им уже невозможно. Это означает, что в посткризисном мире Евразия еще в большей степени, чем до этого, может приблизиться по своим характеристикам к неконкурентоспособным и депрессивным регионам мира, развитие которых в решающей степени зависит от состояния экономики, технологии и политических процессов, находящихся вне их влияния» [6].

Формирование евразийского интеграционного пространства в текущей перспективе может оказаться вполне эффективным способом защиты и приспособления каждой из этих стран к современному глобальному устройству мировой экономики. Но время идет гораздо быстрее, чем этот прогресс, с каждым годом уменьшая шансы на полноценную интеграцию. Мировой кризис показал, что либеральная глобализация сменяется так называемой локализацией. Страны начинают формировать вокруг себя свои экономические пространства, стремятся создать региональные зоны устойчивости. В условиях кризиса каждый выживает, как может. Союз дает этим странам возможность обеспечить в своем регионе экономическую стабильность, создать условия для экономического роста, устранить имеющиеся барьеры в торговле, выработать общую стратегию развития, которая опиралась бы на внутренние источники, а деловым кругам ставит цель наращивания своей конкурентоспособности не только в рамках экономического пространства, но и на мировом рынке. Ряд исследователей ведут речь о формировании евразийского интеграционного пространства на базе России, КНР, Индии.

Территориальная близость этих стран, огромные масштабы и накопленный экономический потенциал (совокупный ВВП трех стран превышает 15% мирового ВВП), близость экономических и политических интересов - все это определяет реальную востребованность такой идеи. Конечно, в ее достижении встретится множество объективных и субъективных препятствий, очень многое будет зависеть от политических ориентаций правящих элит этих стран. Тем не менее такой вариант развития интеграционного сотрудничества с Россией заслуживает поддержки, особенно если иметь в виду развитие сотрудничества с указанными странами в столь перспективных наукоемких направлениях, как аэрокосмическая отрасль и телекоммуникации, электроника и программное обеспечение, которые активно ими развиваются.

Идеи евразийской интеграции имеют свою историю и пробили себе дорогу из области философских исканий в мир практической политики. В доктрине «Развитие Евразийского экономического сообщества в XXI веке» стратегическими доминантами объявлены прежде всего задачи по формированию информационного производства в рамках Сообщества и реализация концепции евразийства в сложном и противоречивом глобализующемся мире. Евразийство можно считать не просто главной российской геополитической концепцией, но геополитической традицией российского государства. Оно способно стать не только одним из векторов внешней политики нашей страны, но и частью идейного фундамента здания новой российской государственности, а также средством обеспечения национальной безопасности евразийских государств]. Становление единого регионального экономического пространства - длительный и сложный процесс.

ЗАКЛЮЧЕНИЕ

Таким образом, основными целями евразийского интеграционного процесса считаются разработка и осуществление единой политики в областях экономического и социального развития и борьбы с внешними угрозами; разработка и реализация Комплексной программы ускорения научно-технического прогресса в рамках СНГ; формирование единого информационного пространства и единой информационной инфраструктуры; организация единого рынка труда; развитие широкой международной кооперации в сфере образования и науки, предусматривающей организацию и международных университетов, и исследовательских центров; создание международных хозяйственных комплексов в программной индустрии, энергетике, в том числе атомной, в энергетическом, транспортном, сельскохозяйственном машиностроении, производстве экологической техники, аэрокосмической промышленности и некоторых других отраслях производства продукции и услуг; освоение, в том числе на основе программируемого взаимодействия с Китаем, международных транспортных коридоров; программирование и развитие интенсивного взаимодействия в разных областях экономики, исследований и технологических разработок евразийских государств.

 

Список использованной литературы:

  1. Гаджиев К.С. Введение в геополитику. - M., 1998.
  2. Мамытбеков Едил. Таможенный союз: прикладная интеграция Электронный ресурс]. URL: http://www.glazev. ru/sodr_evrazes/241/.
  3. Вавилов А.Н. Геополитические доминанты национальной безопасности: Россия в XXI веке и евразийская интеграция [Электронный ресурс]. URL: http://www.hrinstitute. ru/eal8.html.
  4. Михеев С. Постсоветское пространство: элиты против интеграции. 2006 [Электронный ресурс]. URL: www. apn.kz.
  5. Годин Ю.Ф. Надежд на реинтеграцию становится все меньше [Электронный ресурс]. URL: cis.ng.ru.
  6. Злобин Н. Евразийская интеграция. Проект завершен [Электронный ресурс]. URL: www.Centasia.ru.
Год: 2017
Город: Атырау
Категория: Экономика