Особенности трудового договора с медицинскими и фармацевтическими работниками

Основным способом реализации конституционного права казахстанских граждан на охрану здоровья и медицинскую помощь является наделение медицинских и фармацевтических работников специаль­ной трудовой правосубъектностью и особым правовым статусом, порождающим дифференциацию регулирования их труда нормативными правовыми актами. В статье рассмотрены особенности при­менения основного принципа трудового права — единства и дифференциации в отношении медицин­ских и фармацевтических работников. Проанализирована дифференциация труда этой категории ра­ботников на таких основаниях, как отраслевая принадлежность, условия труда, характер трудовой связи между работником и работодателем, и определено их содержание. Критический анализ некото­рых норм Трудового кодекса Республики Казахстан от 23 ноября 2015 г. и Кодекса Республики Казах­стан «О здоровье народа и системе здравоохранения» от 7 июля 2020 г. в части регламентации особо­го правового статуса рассматриваемой категории работников позволил выявить особенности трудово­го договора с медицинскими и фармацевтическими работниками, позволяющие установить не только права, но и повышенные обязанности и ответственность этих работников в целях сохранения жизни и здоровья граждан, как высших гуманитарных ценностей человеческого общества. Сделан вывод о том, что особенности в содержании и заключении трудовых договоров с фармацевтическими и меди­цинскими работниками обусловлены их особым правовым статусом. Выводы также подтверждены позициями ученых, исследовавших особенности трудовых договоров с этими специальными субъек­тами трудового права. Автором внесены предложения по совершенствованию отечественного трудо­вого и медицинского законодательства, касающиеся условий и процедуры заключения трудовых до­говоров.

Введение

Одной из важнейших отраслей социальной сферы Казахстана является здравоохранение. Осо­бую значимость этой сфере придало введение режима чрезвычайного положения в 2020 г., которое, в свою очередь, продемонстрировало важнейшую роль медицинских и фармацевтических работников в обеспечении не только здоровья населения, но и жизнедеятельности государства. Ввиду беспреце­дентной нагрузки на данную категорию работников были приняты решения о выделении денежных средств на материальное стимулирование их труда, а также обоснована объективная необходимость закрепления правового статуса медицинских и фармацевтических работников в законодательных ак­тах.

Медицинские и фармацевтические работники, как особая группа работников, специализирую­щихся на охране здоровья граждан, относятся к специальным субъектам трудового права, обладаю­щим комплексом специальных норм, порождающим дифференцированное регулирование их труда.

Специфика правового статуса рассматриваемой категории работников отражена как в общих нормах Трудового кодекса Республики Казахстан от 23 ноября 2015 г. (далее — ТК РК), так и нормах законов в области здравоохранения, посвященных различным аспектам их деятельности [1].

Содержание специального правового статуса медицинских и фармацевтических работников в определенной мере регламентировано в Кодексе Республики Казахстан «О здоровье народа и системе здравоохранения» от 7 июля 2020 г. (далее — Кодекс о здоровье народа) [2].

Методы и материалы

Методическую основу статьи составил диалектический метод познания правовой действитель­ности. Обоснование выводов достигнуто за счет общенаучных методов познания: анализа правовой литературы и правовых норм, сравнительного правоведения.

Результаты

По итогам исследования проведен научно-правовой анализ доктриальных источников, а также нормативных правовых актов, которые позволили обеспечить научно обоснованные выводы по выяв­лению особенностей трудового договора с медицинскими и фармацевтическими работниками.

Под специальным трудоправовым статусом медицинских и фармацевтических работников сле­дует понимать совокупность основанных на законе и присущих только этим работникам трудовых прав, обязанностей и мер ответственности, реализующихся в процессе возникновения, изменения, приостановления и прекращения трудовых правоотношений с медицинскими и фармацевтическими организациями [3; 100]. Существование специального трудоправового статуса данных работников предполагает дифференциацию правового регулирования их труда, которая, наряду с единством (ра­венством прав и возможностей работника), составляет один из основных принципов трудового права.

Анализ перечисленных в ст. 4 ТК РК принципов трудового права показывает, что в ней отражен принцип равенства прав и возможностей работников с одновременным запрещением дискриминации в сфере труда (пп.3 п.8 ст.4 ТК РК). Об установлении различий, исключений, предпочтений, ограни­чений в правовом регулировании трудовых отношений отдельных категорий работников в трудовом законодательстве посредством дифференциации, к сожалению, в указанной статье 4 нет даже упоми­нания, хотя в многочисленных исследованиях по теории трудового права принципу «единства и дифференциации» придается большое значение. Так, по мнению одного из классиков трудового пра­ва О.В. Смирнова, дифференциация условий труда работников проявляется, главным образом, в за­висимости от: 1) характера и особенностей производства (отраслевая и локальная дифференциация); 2) половозрастных, квалификационных и иных особенностей работников (субъектная дифференциа­ция); 3) месторасположения предприятий (территориальная дифференциация) [4].

Дифференциацию труда медицинских и фармацевтических работников можно отнести ко второй группе указанной дифференциации, т.е. к субъектной, практическое применение которой позволяет учесть профессиональные различия, исключения, предпочтения и ограничения в правовом регулиро­вании труда данной категории работников.

Ярким примером дифференциации условий труда является глава 12 ТК РК «Особенности регу­лирования труда отдельных категорий работников», в которой отражены две большие группы диф­ференциаций: первая — определяемая свойственными данному виду труда требованиями; вторая — обусловленная особой защитой государства о лицах, нуждающихся в повышенной правовой и соци­альной защите. Несмотря на то, что труд медицинских и фармацевтических работников подходит к обеим группам дифференциации, в главе 12 мы констатируем отсутствие положений о труде меди­цинских и фармацевтических работников. Можно сказать, что в ней перечислены не все группы спе­циальных субъектов трудового права, нуждающихся в индивидуализации общих норм трудового права посредством дифференциации.

В связи с этим, нам представляется необходимым проанализировать некоторые положения «Ко­декса о здоровье народа». Так, из определения понятия «медицинский работник», данного в пп.154 п.1 ст.1 «Кодекса о здоровье народа», невозможно вычленить все признаки, характерные для специ­ального правового статуса медицинского работника. В нем отмечается, что «медицинский работник — физическое лицо, имеющее профессиональное медицинское образование и осуществляющее ме­дицинскую деятельность». В этом определении выделены два признака: первый — лицо, имеющее профессиональное образование; второй — лицо, осуществляющее профессиональную деятельность.

На наш взгляд, следует согласиться с авторами, предлагавшими понимать «медицинского работ­ника» в узком и широком смысле. В широком смысле — это физическое лицо, допущенное в уста­новленном законом порядке к медицинской деятельности, состоящее в трудовых отношениях с меди­цинской организацией и выполняющее на основании трудового договора особую трудовую функцию, содержание которой составляет трудовая деятельность. В узком — физическое лицо, допущенное в установленном законом порядке к осуществлению медицинской деятельности и занятое оказанием медицинской помощи на профессиональной основе [5]. Следовательно, можно добавить к двум указанным выше признакам такие признаки, как «лицо, допущенное к медицинской деятельности в установленном законом порядке»; «лицо, с которым заключен трудовой договор»; «лицо, выпол­няющее особую трудовую функцию».

Исходя из этого, можно дать следующее определение понятию : «Медицинский работник — это физическое лицо, осуществляющее медицинскую деятельность на профессиональной основе, со­стоящее в трудовых отношениях с медицинской организацией, заключившее трудовой договор в ус­тановленном законом порядке и выполняющее особую трудовую функцию». Такое развёрнутое оп­ределение нами дается в связи с тем, что ТК РК не содержит норм, посвящённых медицинским и фармацевтическим работникам, а «Кодекс о здоровье народа» уделяет очень мало внимания право­вому статусу и особенностям трудовых отношений с данной категорией работников.

Итак, с медицинскими и фармацевтическими работниками как с лицами, обладающими специ­альной трудовой правосубъектностью, заключается трудовой договор о выполнении особой трудовой функции на профессиональной основе, поэтому трудовой договор с этой категорией работников име­ет свои специфические особенности, отличные от обычного понимания трудового договора, данного в пп. 36 п.1 ст.1 ТК РК.

Трудовой договор, как соглашение о работе, является юридическим фактом, порождающим тру­довое правоотношение и необходимую предпосылку для распространения на работника трудового законодательства и возникновения других правоотношений, непосредственно связанных с трудовы­ми, в связи с чем является источником субъективного трудового права и представляет собой юриди­ческую модель трудового правоотношения [6].

На основе трудового договора с медицинскими и фармацевтическими работниками возникают трудовые правоотношения наряду с другими правоотношениями, без существования которых невоз­можно оказывать медицинскую помощь пациенту: первое — правоотношение между пациентом и учреждением здравоохранения, внутри которого существует правоотношение между работником и пациентом по поводу оказания медицинской помощи; второе — правоотношение по обязательному медицинскому страхованию, возникающее между субъектами обязательного медицинского страхова­ния, которыми являются гражданин, страхователь, страховая медицинская организация и медицин­ское учреждение, и, наконец, третье — трудовое правоотношение, которое играет ключевую роль в указанных правоотношениях. И эта роль обусловлена тем, что гражданин не может осуществить свою профессиональную деятельность в качестве медицинского иди фармацевтического работника до тех пор, пока не оформит свои трудовые правоотношения с учреждением здравоохранения или же не получит статус частнопрактикующего врача или фармацевта (индивидуального предпринимате­ля) [5].

Необходимо сделать следующее уточнение: при получении статуса частнопрактикующего врача или фармацевта трудового правоотношения не возникает, так как свой труд они организуют само­стоятельно и трудовой договор не заключают.

Одной из главных особенностей трудового договора с рассматриваемой категорией работников является «выполнение работником определённой трудовой функции по соответствующей специаль­ности, квалификации или должности», чего мы не находим в определении трудового договора, дан­ном в пп. 36 п.1 ст.1 ТК РК.

Медицинская и фармацевтическая деятельность обладает фундаментальной особенностью, по­скольку главной задачей является сохранение жизни и здоровья граждан, как высших гуманитарных ценностей человеческого общества, в связи с чем при приёме на работу медицинских и фармацевти­ческих работников обязательно следует указать конкретную специальность, квалификацию или должность, на которую они принимаются. Все другие основания дифференциации вытекают из них или опосредуются.

Категориям специальностей, квалификаций, должностей присущ различный круг особых прав, обязанностей и мер ответственности, которые учитываются при заключении трудового договора. Так, специальность медицинского и фармацевтического работника может быть основной, дополнитель­ной, требующей специальной подготовки; должность показывает в качестве кого принимается на ра­боту (например, главного врача, заведующего отделением, среднего медицинского работника); ква­лификация — наличие категорий. Особое внимание при заключении трудового договора должно быть уделено сложности и опасности выполняемых работ; отсутствию строгого нормирования труда из-за невозможности точно установить время оказания медицинской помощи; условиям труда в нор­мальных условиях, работе во вредных и тяжёлых условиях; географическим условиям труда (в город­ской или сельской местности); ответственному характеру труда в связи с необходимостью доведения пациента до выздоровления, выведения его из пограничных состояний, лечения сложных патологи­ческих состояний пациента и многое другое [3; 105]. Именно, исходя из этих факторов, следует уста­навливать заработную плату, различные надбавки и доплаты в самом трудовом договоре при его за­ключении, а не в других дополнительных соглашениях.

Обсуждение

Медицинские и фармацевтические работники должны обладать высоким уровнем подготовки в соответствующей сфере деятельности, поэтому при устройстве на работу, перед заключением трудо­вого договора, должны предъявить не только документ об образовании, но и сертификат специалиста. Сертификат свидетельствует о достижении его обладателем уровня теоретических знаний и практи­ческих навыков, а также умений, достаточных для самостоятельной профессиональной деятельности, и действует в разных странах определенный срок.

Согласно ст. 27 «Кодекса о здоровье народа», сертификат специалиста в области здравоохране­ния в Казахстане выдается: 1) государственным органом в сфере оказания медицинских услуг (по­мощи) в отношении медицинских работников; 2) государственным органом в сфере обращения ле­карственных средств медицинских изделий в отношении фармацевтических работников; 3) государ­ственным органом в сфере санитарно-эпидемиологического благополучия населения в отношении специалистов санитарно-эпидемиологической службы. Перечень специальностей и специализаций, подлежащих сертификации специалистов в области здравоохранения, определяется уполномоченным органом.

Казахстанский законодатель допускает к работе по соответствующей специальности в области здравоохранения лиц, имеющих сертификат специалиста, после повышения квалификации и оценки профессиональной подготовленности в организации, аккредитованной уполномоченным органом, если перерыв стажа работы по специальности составил более трёх лет. Для сравнения: в России, если образовался перерыв по соответствующей специальности, более пяти лет.

Следовательно, законодатель предъявляет к лицам, не работавшим по специальности в опреде­ленный период, более высокие требования. Это и понятно, поскольку в обязанность медицинских работников входит, наряду с другими обязанностями, непрерывно повышать свой профессиональный уровень (ст. 277 «Кодекса о здоровье народа»), направленный, в свою очередь, на совершенствование профессиональных знаний и умений, освоение дополнительных компетенций, учитывающих потреб­ности специалистов с целью повышения безопасности медицинской помощи. Подтверждение резуль­татов непрерывного профессионального развития этих работников производится на основании учёт­ных данных профессионального регистра с учётом требований к уровню квалификационных требо­ваний к должностным обязанностям работников здравоохранения (ст. 269 «Кодекса о здоровье наро­да»).

По мнению Е.В. Астраханцевой, с указанными лицами должно заключаться дополнительное со­глашение на переподготовку, и в трудовом договоре нужно предусмотреть условие о фактическом допуске только после прохождения переподготовки [7; 17]. На наш взгляд, нельзя соглашаться с та­ким мнением, поскольку трудовой договор не может заключаться «под отлагательным условием».

К моменту заключения трудового договора данные работники уже должны пройти переподго­товку, поскольку, даже при заключении дополнительного соглашения, они не могут быть допущены к работе без сертификата специалиста. Дополнительное соглашение, заключённое под «условием», не порождает никаких прав и обязанностей между работником и работодателем.

Бесспорно высказывание А.И. Иванова, который отмечает, что особое значение трудового дого­вора для медицинских работников в том, что норма трудового законодательства, предусматривающая фактический допуск к работе, до письменного оформления трудового договора, к медицинским ра­ботникам применяться не должна. Это он объясняет тем, что если допустить лицо, выдающее себя за врача, к выполнению серьёзной операции, а при оформлении с ним трудового договора впоследствии выяснится, что у этого так называемого врача нет соответствующего документа, подтверждающего его специальную подготовку, или этот документ просрочен, то возникает критическая ситуация, ко­торая приведет к расторжению с ним трудового договора (может, даже к ответственности всех тех, кто причастен к проведению незаконной операции). Не исключаем и возникновение другой ситуации, когда по результатам обязательного (предварительного) осмотра, проведённого после фактического допуска к медицинской деятельности, работник будет признан непригодным к выполнению данной работы [8; 15].

В связи с этим, следовало бы в самом «Кодексе о здоровье народа», в частности, в отдельной статье, расписать п. 6 ст. 86 этого Кодекса, а именно: какие целевые группы медицинских и фарма­цевтических работников проходят обязательные предварительные медицинские осмотры; порядок и периодичность проведения всех видов медицинских осмотров; объем лабораторных и функциональ­ных исследований. Медицинские противопоказания для отказа в поступлении на работу, как правило, выявляются во время осмотров, в связи с чем в «Кодексе о здоровье народа» установлен запрет для работодателей принимать на работу лиц, не прошедших медицинские осмотры и признанных непри­годными к работе по состоянию здоровья (п. 7 ст. 86). Эти положения касаются непосредственно и медицинских, и фармацевтических работников.

В действующем казахстанском законодательстве отсутствуют нормы, посвященные оценке пси­хического состояния медицинских и фармацевтических работников, при проведении предваритель­ного медицинского осмотра для определения их пригодности к выполнению поручаемой работы, не­смотря на необходимость высокой устойчивости функциональной активности нервной системы этих работников, в связи с чем мы солидарны с авторами, предлагавшими расширения и дополнения ме­дицинских противопоказаний и профессиональных заболеваний к осуществлению работ, вредными и опасными производственными факторами, которые подлежат выявлению именно при проведении медицинских осмотров [5; 8].

При проведении научных исследований по проблемам трудового договора медицинскими и фармацевтическими работниками авторы не всегда акцентируют внимание на таком сложнейшем, на наш взгляд, понятии в содержании специального правового статуса рассматриваемой категории ра­ботников, как «врачебная тайна», при установлении в законном порядке разглашения которой врач привлекается к правовой ответственности. При этом обязанность «не разглашать врачебную тайну» должна быть отражена в содержании трудового договора. В «Кодексе о здоровье народа» также ни­чего не говорится об ответственности медицинских и фармацевтических работников за свои непра­вомерные действия. Если в действиях врача, допустившего врачебную ошибку, нет его прямой или косвенной вины, что доказано в установленном законом порядке, то ответственность не наступает. И это важнейшее положение должно быть отражено в рассматриваемом Кодексе.

В этом аспекте следует обратиться к ст. 271 «Кодекса о здоровье народа», где в обязанность ме­дицинского и фармацевтического работника, согласно пп. 4 п. 1 этой статьи, вменяется соблюдать и хранить тайну медицинского работника, не разглашать сведения о болезнях, интимной и семейной жизни пациента. Возникает вопрос: «Каким образом медицинский работник обязан соблюдать и хра­нить тайну медицинского работника?». Непонятно. Речь, очевидно, идёт об обязанностях работода­теля, в данном случае главного врача, не распространять тайну медицинских работников, работаю­щих под его началом.

Далее в ст. 273 «Тайна медицинского работника» имеется подробное описание данного понятия и обязанность лиц не разглашать эту тайну. Тем не менее, на наш взгляд, законодатель совместил две несовместимые вещи: врачебную тайну и персональные данные медицинского работника, которые также должны охраняться законом. В будущем следовало бы посвятить отдельную статью вопросам неразглашения врачебной тайны. Соблюдение врачебной тайны, в том числе конфиденциальность персональных данных, используемых в медицинских информационных системах, также является обязанностью медицинской организации. Врачебную тайну обязаны соблюдать не только медицин­ские и фармацевтические работники, но и медицинские организации.

Ответственность медицинских и фармацевтических работников и медицинских организаций за вред, причинённый жизни и (или) здоровью граждан при оказании им медицинской помощи, также должна быть отражена в трудовом договоре и расписана подробно в данном Кодексе. К сожалению, вся ответственность сведена в одну ст. 275 «Кодекса о здоровье народа», которая, в свою очередь, отсылает к другим законам.

Выводы

В науке трудового права характеризуют трудовые правоотношения рассматриваемой категории работников сложными, что совершенно верно, поскольку права и обязанности сторон перечислены и осложняются тем, что медицинские и фармацевтические работники являются специальными субъек­тами трудового права, имеющими особый правовой статус ввиду сложности и тяжести их работы, повышенной трудоправовой ответственности и других дополнительных условий заключения и вы­полнения трудового договора.

При составлении трудового договора с данной категорией работников следует особое внимание обратить следующим его существенным условиям:

  • трудовой функции медицинского и фармацевтического работника (главный врач, заведующий отделением, заведующий аптекой, лабораторией и т.п.), кроме этого, следует указать узкую специ­альность (кардиолог, пульмонолог и т.п.);
  • наименованию должности согласно Номенклатуре должностей медицинских и фармацевтиче­ских работников;
  • условию об обязательном совершенствовании профессиональных знаний по дополнительным образовательным программам;
  • обязанности не разглашать врачебную тайну;
  • должностной инструкции медицинского и фармацевтического работника как обязательной части трудового договора [9; 151–153].

Вышеуказанные условия необходимо рассматривать одновременно с другими существенными условиями трудового договора, предусмотренными в ст. 24 ТК РК.

Подводя итог, основываясь на основном принципе трудового права «единства и дифференциа­ции», можно сделать вывод о необходимости отнесения медицинских и фармацевтических работни­ков к субъектам трудового права, обладающим специальной правосубъектностью и особым правовым статусом.

Своеобразие труда медицинских и фармацевтических работников предъявляет повышенные тре­бования к их знаниям, профессиональному мастерству, объективно обусловливает специфические особенности их правового положения, определяемые как общими нормами трудового законодатель­ства, так и специальными нормами законодательства о здравоохранении.

Настоящее исследование профинансировано Комитетом науки Министерства образования и науки Республики Ка­захстан (грант № AP08857075).

 

Список литературы

  1. Трудовой кодекс Республики Казахстан от 23 ноября 2015 г. № 414-V / https://online.zakon.kz/document/? doc_id=38910832.
  2. Кодекс Республики Казахстан от 7 июля 2020 г. № 360-VI «О здоровье народа и системе здравоохранения» // https://online.zakon.kz/document/? doc_id=34464437.
  3. Белоколодова Т.И. Дифференциация правового регулирования как инструмент формирования специального трудо­правового статуса медицинского работника / Т.И. Белоколодова // Вестн. СПб. ун-та. Сер. Право. — 2019. — Т. 10. — № .1. — С. 99–109.
  4. Смирнов О.В. Основные принципы советского трудового права / О.В. Смирнов. — М.: Юрид. лит., 1977. — 118 с.
  5. Иванова Н.А. Особенности правового регулирования труда медицинских работников в условиях реформирования здравоохранения: автореф. дис канд. юрид. наук. — Екатеринбург: УГЮА, 2012. — 30 с.
  6. Кусаинов А.К. Комментарий к Трудовому кодексу Республики Казахстан / А.К. Кусаинов, Е.Н. Нургалиева. — Ас­тана, 2016. — 364 с.
  7. Астраханцева Е.В. Некоторые особенности правового регулирования труда и социального обеспечения работников здравоохранения: автореф. дис................................... канд. юрид. наук / Е.В. Астраханцева. — М.: МГЮА, 2008. — 29 с.
  8. Иванов А.И. Особенности трудового договора с медицинскими работниками: автореф. дис канд. юрид. наук. / А.И. Иванов. — М.: АТиСО, 2007. — 27 с.
  9. Сидоров Г.А. Права медицинских работников в сфере трудовых правоотношений: особенности заключения трудово­го договора с медицинским работником / Г.А. Сидоров, Р.З. Симонян // Междунар. журн. прикл. и фунд. исслед. — М.: Академия естествознания, 2017. — № 3–1. — С. 151–153.
Год: 2021
Город: Караганда
Категория: Юриспруденция