Распространенность и факторы риска врожденных пороков сердца среди детей

Актуальность. За последние десятилетие структура сердечно-сосудистой патологии в детском возрасте претерпела существенные изменения, что связано со значительным уменьшением частоты ревматических поражений сердца, бактериальных эндокардитов и увеличением удельного веса нарушений сердечного ритма, кардиомиопатий и врожденных пороков сердца. На изменение структуры заболеваемости оказало влияние, с одной стороны, широкое внедрение методов лечения воспалительных поражений сердца, а с другой улучшения диагностики функциональной патологии [1]. Вместе с тем, ухудшение качества жизни и увеличение числа вредных различных средовых факторов создают предпосылки для увеличения частоты врожденных пороков развития у детей. Это может быть обусловлено совершенствованием диагностических методик, связанных с увеличением квалификации специалистов ультразвуковой диагностики и улучшением визуализирующих техник [4].

По данным Европейского регистра врожденных пороков развития (European Registration of Congenital Abnormalities and Twins, EUROCAT), в период 2010–2014 гг. распространенность всех ВПС составляла 8,1, в т. ч. тяжелых проявлений — 2,2 на 1000 новорожденных[3]. Распространенность тяжелых ВПС с течением времени также увеличивалась, что, вероятно, связано, с улучшением методов диагностики ВПС и предотвращением случаев антенатальной и младенческой смертности.

В Казахстане отмечается достаточно выраженный рост врожденных пороков сердца с 4,4 (2003 г.) до 8,9 (2012 г.), возросла более чем в 2 раза его доля среди всех ВПР за эти годы с 13,1 до 28,%, соответственно. У детей до 5 лет выявлен заметный рост как в целом ВПР – с 12,6 (2003 г.) до 19,5 (2012 г.), так и частоты ВПС – с 2,7 (2003 г.) до 6,3 (2012 г.), составив соответственно 21,4% и 32,% от всех ВПC [2],[5].

Причиной ВПС могут быть генетические или экологические факторы, но, как правило, сочетание того и другого [4]. Перинатальная диагностика позволяет выявить около 90% сердечной патологии у плода, оптимизировать результаты коррекции сложных ВПС у новорожденных и детей первого года жизни. До 30% всех ВПС, протекающих с выраженными симптомами, могут быть устранены за 1 или 2 хирургических вмешательств в течение первого года жизни [3],[4].

Цель исследования. Провести анализ распространенности и структуры врожденных пороков сердца у детей и выявить возможные факторы риска.

Материалы и методы исследования. Проведен анализ истории развития ребенка, истории болезней детей, а также карты диспансерного наблюдения детей с врожденными пороками сердца в условиях городской поликлиники №3 г.Шымкент за период с 2014–2015 гг. Обследование детей с подозрением на ВПС проводится в поликлинике и включает осмотр детскими кардиологами, ЭКГ, ЭхоКГ, рентгенодиагностику сердца и консультации сотрудников кафедры.

Результаты и обсуждение. В 2014году общая заболеваемость составляла 52902 детей, из них у 523 детей (0,9%) зарегистрирована ВПС, общая заболеваемость в 2015 году – 48030, из них - 534 детей (1,1%) с ВПС. Впервые диагноз был установлен 2014 году у 213 детей (40,7), в 2012 году - у 275 (51,4%).

В структуре ВПС в подавляющем большинстве случаев (82,7%) были септальные дефекты: дефект межжелудочковой перегородки (ДМЖП) - 27,5%, дефект межпредсердной перегородки (ДМПП) – 24,7%, открытый артериальный проток (ОАП) - 3,2%, открытым овальным окном (ООО) – 27,3%.Удельный вес пациентов с другими ВПС был значительно ниже: изолированный стеноз легочной артерии (СЛА) - 3,7%, СЛА в сочетании с другими аномалиями - 2%, с болезнью Фалло -1,8%, с транспозицией магистральных сосудов (ТМС) - 0,2%, прочие – 9,6%.

Среди факторов риска развития ВПС у детей ведущее место занимали хроническая или острая инфекция матери в 1 триместре беременности ≈ 75-80%. Имеет место сочетание факторов риска, как хроническая маточно-плацентарная недостаточность и сопутствующая внутриутробная инфекция у плода; 3 и более абортов в анамнезе; первородящие юного возраста и первоповторнородящие старшего возраста; отягощенный наследственный анамнез (ВПС у предыдущих детей, мертворожденные дети в анамнезе), наличие внутриутробной инфекции, особенно хламидиоза, цитомегаловируса, вируса Коксаки, энтеровируса и смешанной инфекции; а также у 5-7% женщин наличие некорригированных пороков сердца и анемии. 3,6% матерей курили во время беременности и 2,7% страдали алкоголизмом, 2,7% составили возрастные матери, у 1,8% женщин были выявлены мертворождения в анамнезе и 0,9% женщин страдали эндокринными расстройствами.

В ходе исследования было выявлено, что только 21% женщин не имели патологию беременности, тогда как два и более факторов риска имели 4,5% женщин. К факторам риска со стороны отца мы отнесли контакт с бензином и маслами. Такого рода вредности были отмечены у 8,2% отцов. Из всех матерей медико-генетическое консультирование было проведено у 5,5% женщин.

Вывод. Врожденная патология сердца у детей г.Шымкент имеет тенденцию к росту. В структуре ВПС в подавляющем большинстве случаев (82,7%) были септальные дефекты. Среди вероятных факторов риска развития врожденных пороков сердца у детей ведущими являются: хроническая или острая инфекция матери в 1 триместре беременности, абортов в анамнезе, отягощенный наследственный анамнез наличие внутриутробной инфекции и некорригированных пороков сердца и анемии. Указанные обстоятельства диктуют необходимость проведения ранней пренатальной диагностики, своевременных профилактических мероприятий по предупреждению врожденных пороков сердца у детей раннего возраста.

Литература

  1. Бегун Д. Н., Морозова Т. А., Сурикова А. В. Болезни системы кровообращения как медико-социальная проблема // Молодой ученый. — 2019. — №8. — С. 25-28. 31.
  2. Здоровье населения Республики Казахстан и деятельность организаций здравоохранения в 2012 году – Стат. сб. – Астана, 2013. – 320 с.
  3. Давлетов К.К. Анализ стандартизированной смертности от болезней системы кровообращения в 20082012 гг. в Казахстане /К. К. Давлетов, С. Ф. Беркинбаев //Евразийский журнал внутренней медицины. – 2014. – №1. – С. 28-34.
  4. Султанбеков Р.Т. Достижения и проблемы кардиологической службы Алматинской области /Р. Т. Султанбеков, А. Х. Исабекова, А. Т. Мусагалиева //Терапевт. вестн. – 2012. – №1. – С. 7.
  5. Ногаева М. Г. Распространенность болезней системы кровообращения в Республике Казахстан /М. Г. Ногаева, С. А. Тулеутаева //Медицина. – 2014. – №10. – С. 13-16.
Год: 2020
Город: Шымкент
Категория: Медицина