Микросреда и ее влияние на девиантное поведение

Общие объективные и субъективные условия определяют лишь возможность отклоняющегося поведения, но не являются их непосредственными причинами. Превращение возможности в действительность через поступки, действия людей зависит от конкретных факторов, которые реализуются на уровне микросреды. В одних и тех же экономических и социально-психологических условиях приходится наблюдать существенные, а порой и принципиальные различия в поведении людей. Они обусловлены обстановкой в семье, учебном и трудовом коллективе, влиянием малых групп, а также индивидуальными особенностями человека.[1]. Различные компоненты микросреды являются носителями определенных нравственных форм и факторами соответствующего поведения своих членов. Вольно или невольно человек придерживается линии поведения, одобряемой ближайшим его окружением, в котором могут присутствовать или даже преобладать установки и ориентации, противоречащие нормам рационального образа жизни. Чаще всего бывает так, что лишь какой-то элемент микросреды, а не вся она в целом имеет антиобщественную направленность. И здесь многое зависит от того, какая группа будет для личности референтной, более авторитетной и притягательной.

Объективная взаимосвязь макро- и микросреды не снимает вопроса об относительной самостоятельности последней, возможности воспроизводства в ней отклоняющегося, в том числе и антиобщественного, поведения. Поэтому нередко в микросреде возникают представления, привычки, традиции негативного плана. Неблагоприятный морально-психологический климат, расхождение групповых норм с общественно санкционированными, трудности адаптации, отсутствие взаимной требовательности, конфликты и напряженность в общении - это далеко не полный перечень причин отклоняющегося поведения, имеющих своей базой микросреду. Однако сама она неоднородна, ибо человек входит одновременно в несколько коллективов, групп, влияние которых может быть противоречивым. Многие отклонения зарождаются в семье или связаны с ней, вызваны недостатками семейного воспитания. Занятость обоих родителей, малодетность, устранение детей от домашнего труда и серьезных жизненных проблем часто становится тем фактором, который способствует развитию неблаговидных наклонностей и поступков.

На психологии и поступках детей отрицательно сказывается противоречие между словами и делами родителей, родственников, взрослых. Трудно ожидать, что у подростка сформируются нравственная устойчивость, здоровые привычки, когда тот кто его воспитывает, провозглашая те или иные «истины», на деле поступает вопреки им. Из опрошенных институтом молодежи (1988 г.) 3 тыс. школьников и учащихся колледжа более 2/3 отметили, что они замечают существенные расхождения между тем, чему учат их родители, близкие родственники, или некоторые из преподавателей, и тем, как в повседневной жизни поступают они сами. Г.М.Миньковский предложил классификацию семей в зависимости от их воспитательного потенциала, влияния на детей и возможностей нарушения ими норм и правил поведения: воспитательно сильная; воспитательно устойчивая; воспитательно слабая с утратой контактов с детьми и контроля над ними; воспитательно слабая с постоянной конфликтной атмосферой; маргинальная с алкогольной, сексуальной деморализацией; правонарушительная; преступная; психически отягощенная.

Пять последних типов семей составляют от 10-15% и считаются криминологически неблагополучными. Они обусловливают искаженное формирование личности ребенка, возникновение у него деформаций в ценностных ориентациях, структуре мотивов, механизме самоконтроля. К тому же 15-20% семей относятся к числу таких, в которых родители по разным причинам (плохое здоровье, недостаток образования,

педагогической культуры, чрезмерная загруженность на работе) не в состоянии правильно воспитывать детей. Исследования показывают, что риск правонарушений несовершеннолетних, воспитывающихся в обстановке постоянных и острых конфликтов, в психически отягощенных семьях, в 4-5 раз, а в семьях, где царят агрессивность и жестокость, в 9-10 раз выше, чем у тех, кто растет в педагогически сильных и устойчивых семьях. Кроме того, в неполных семьях вероятность противоправного поведения детей в 2-3 раза выше, чем в семьях с нормальной структурой.

Неправильное воспитание, неблагоприятные условия, конфликты в семье и в школе ведут к определенным отклонениям в психике личности, которые, в свою очередь, повышают возможность отклоняющегося поведения подростков. Исследования несовершеннолетних с аномалиями психики констатируют, что лишь у 22,5% подростков такие аномалии стали проявляться в раннем возрасте, причем в этих случаях большинство родителей страдали алкоголизмом; 68,3% аномалий возникло постепенно как следствие неблагоприятных условий семейного воспитания, постоянных конфликтных либо стрессовых ситуаций, жестокого обращения со стороны родителей, ухода из семьи одного из родителей и т.п. К этому прибавляются конфликтные ситуации в школе, поскольку трудности дома рождали негативное поведение в школе (у 81% таких подростков), плохую успеваемость и соответствующую реакцию школьной администрации, часто не разбиравшейся во всей сложности жизненной ситуации подростка (у 77,9%).

Факторами недостаточного усвоения детьми общественных норм и отклоняющегося поведения являются низкий общеобразовательный и культурный уровень родителей или просто неумение правильно и своевременно воздействовать на своих детей. Как показали проведенные В.+.Емельяновым исследования психически неполноценных несовершеннолетних преступников, примерно 90% из них имели родителей с начальным и неполным средним образованием и 72% - родителей, занятых неквалифицированным ручным трудом, многие из этих родителей систематически пьянствовали, устраивали дома скандалы и драки. Определенные противоречия существуют и в трудовых коллективах. Принимая подчас форму конфликтов, они отрицательно влияют на поведение работников.

В основе конфликта в коллективах обычно лежат следующие противоречия: 1) противоречия поиска, когда сталкиваются новаторство и консерватизм, творчество и догматизм, знание и невежество; 2) противоречия групповых интересов, связанные с отстаиванием людьми интересов только своей группы и игнорированием общих интересов; 3) противоречия, связанные с личными эгоистическими побуждениями, когда у отдельных людей на первый план выдвигаются корысть, нежелание считаться с интересами других, соображения карьеризма и т.д.; 4) противоречия несостоявшихся ожиданий, оказывающие широкое воздействие на настроение, мышление и поведение людей; 5) противоречия политического, антисоциального порядка. Не каждая производственная организация представляет собой идеально сплоченное в моральном и духовном плане единство, обеспечивающее все необходимые условия для развития как индивидуальности, так и подлинной коллективности.[2].

Жизнь показывает, что позитивные сдвиги достигаются там, где обеспечивается последовательность в применении наказаний к нарушителям общественных норм. Это предопределено тем, что воспитательная, предупредительная роль наказания обуславливается не жестокостью, а неотвратимостью: важно не то, чтобы наказание было тяжелым, а то, чтобы ни один проступок не остался не замеченным. В микросреде выделяются малые группы, которые являются мощным катализатором индивидуального поведения своих членов. В зависимости от господствующих в группе норм усиливаются социально полезные или социально опасные ориентации и формы деятельности. Направленность групповой активности во многом зависит и от личных качеств неформального лидера [3]. Процесс заражения и подражания наиболее интенсивно идет в так называемых стихийных группах, возникающих самопроизвольно, спонтанно и большей частью через эмоциональное притяжение. В них очень развит конформизм. Именно в таких группах возникают нормы поведения, не совпадающие с общественными требованиями или противоречащие им.

Стихийные группы особенно распространены среди подростков и юношества. По данным С.И.Плаксия, 82% опрошенных школьников 8-10-х классов и учащихся колледжа считали себя членами компаний, в основе которых лежат совместное проведение свободного времени, общение. Среди работающей молодежи в возрасте до 20 лет к таким группам относили себя 76% (1986). Эти стихийные группы мало поддаются контролю. Лидерами их становятся чаще всего подростки, молодые люди, не нашедшие применения своим способностям в школе, колледж, трудовом коллективе. Принадлежность к таким компаниям повышает уверенность подростка в себе, дает ему дополнительные возможности к самоутверждению, нерегламентированному общению. В отличие от коллективов и иных социальных общностей такие группы наиболее подвержены восприятию деформированных черт сознания и поведения. Это объясняется прежде всего тем, что группа зачастую не имеет общественно полезных целей, положительного организующего начала, единых и прочных принципов деятельности. Лидером группы нередко становится лицо, которое имеет более твердый характер, сильную волю, богатый опыт. Оно не обладает достаточно высокими нравственными и иными положительными качествами.

Свойственные отдельным личностям отрицательные черты уродливо трансформируются в психологию группы. То, в правильности чего не уверена отдельная личность, будучи принято группой, начинает восприниматься как норма, не подвергающаяся сомнению. Не случайно существующие в некоторых микрогруппах молодежи хулиганско- анархические установки сами по себе, без индивидуального осознания тем или иным членом группы могут стать мотивом его отклоняющегося поведения. Так, специалистами установлено, что у несовершеннолетних в силу их группового конформизма «неопределенные», «плохо осознаваемые мотивы» в 20-40% случаев становятся непосредственной причиной их участия в групповом хулиганстве, групповых ситуативных кражах и т.д.

В целом исследования показывают, что значительная часть аморальных поступков, совершаемых подростками и молодыми людьми, связана с их ориентацией на «групповые» нормы, которые вступают в противоречие с общественными. Налицо психологическая зависимость от группы и подражание, стремление показать себя сторонником провозглашенных ценностей. При этом личная ответственность «снимается» с сознанием молодого человека тем, что «так принято», «это вызывает одобрение». Так складывается определенный защитный механизм самооправдания отклоняющегося поведения.

Конечно, далеко не все стихийные группы и компании имеют антиобщественную направленность. Однако наряду с просоциальными (социально положительными) существуют и асоциальные (стоящие в стороне от основных общественных проблем), а также антисоциальные (социально отрицательные) стихийные неформальные группы. На практике правонарушения молодежи, как правило, являются групповыми, а истоки их лежат именно в уличных компаниях с асоциальной или антисоциальной направленностью интересов. «Здоровая юношеская тяга к коллективности вырождается здесь в опасный групповой эгоизм, некритическую гиперидентификацию с группой и ее лидером, в неумении и нежелании сознательно взвесить и оценить частные групповые нормы и ценности в свете более общих социальных и нравственных критериев».

Возможность существования групп с антисоциальной направленностью связана с неэффективным влиянием на индивидов коллективов, для которых характерны низкая сплоченность и слабая эмоциональная связь между их членами, формальные взаимоотношения, отсутствие взаимопонимания. Именно в этих случаях стремление к объединению, товариществу, уважению, романтике и т.д. реализуется в группах с деформированными ориентациями. От человека же требуется, чтобы он научился сознательно и целеустремленно делать жизненный выбор.

ЛИТЕРАТУРА

  1. Эфендиева А.Г. Общая социология: Учебное пособие/Под общ. ред. проф. - M.: ИНФРА-М, 2000.
  2. Гилинский Я.И. Социология девиантного поведения как специальная социологическая теория // СОЦИС. 1991. №4.
  3. Кудрявцев В.Н. Исследовательская проблема - социальные отклонения // СОЦИС. 1983. №2.
  4. Коган В.М. Содержание труда и антиобщественное поведение // СОЦИС. 1983. №2.
  5. Габиани А.А. Наркотизм: Вчера и сегодня. Тбилиси, 1988.
  6. Миньковский Г.М. Неблагополучная семья и противоправное поведение // СОЦИС. 1982. №2.
  7. Андриянов В. Самоубийство. Наркомания: Цена расплаты. Ростов н/Д., 1988.
  8. Дубинин Н.П., Карпец И.И., Кудрявцев В.Н. Генетика, поведение, ответственность. M., 1982.
  9. Емельянов В.П. Преступление несовершеннолетних с психическими аномалиями. Саратов, 1980.
  10. Тощенко Ж.Т. Социология. Общий курс. - 2-е изд., доп. и перераб.- M.: Прометей; Юрайт, 2000.
Год: 2012
Город: Шымкент
Категория: Медицина