Конституционные основы гуманизма уголовного права

В данной статье рассматриваются конституционные основы гуманизма уголовного права и реализация гуманис­тического принципа. Для зарубежных изданий данная статья привлекательна тем, что можно сделать сравнительный анализ применения гуманистических норм уголовного права.

Гуманистические идеи права получили закрепление, прежде всего, в Конституции Республики Казахстан.

Основу уголовного законодательства Республики Казахстан составляет Конституция Республики Казахстан как генеральный общественный договор между членами гражданского общества о принципах совместного жительства.

Фундаментальным конституционным правом каждого человека является его право на жизнь (п. 1 ст. 15). Оно вытекает из ст. 1 п. 1 Конституции РК 1995 г. [1], в которой человек, его жизнь, права и свободы провозглашены высшей ценностью государства. Названным правом человек обладает с рождения и до естественной смерти. Произвольное лишение человека жизни недопустимо, отмечается во втором пункте данной статьи. Здесь же провозглашается право на помилование, являющееся актом верховной власти, полностью или частично освобождающий осужденного от наказания либо заменяющий назначенное ему судом наказание более мягким. Помилование может также предусматривать снятие судимости с лиц, ранее отбывших наказание. Помилование осуществляется Президентом РК в отношении индивидуально определенного лица.

Реализация права на жизнь и права на помилование налагает серьезные обязанности на государство. Это решительная борьба с преступностью, особенно с посягательствами на жизнь и здоровье людей, обеспечение техники безопасности на предприятиях, профилактика дорожно-транспортных происше­ствий, а в конечном счете обеспечение гражданам благоприятных и справедливых условий жизни, охраны окражающей среды. В целях реализации права на жизнь в Конституции резко сокращен круг деяний, караемых смертной казнью (ст.15 п.2). Только в случае совершения особо тяжких преступлений, предусмотренных нормами уголовного права, преступнику может быть вынесен смертный приговор.

Гуманистическую направленность имеет ст. 54 п. 6, где отмечается, что парламент в раздельном заседании Палат путем последовательного рассмотрения вопросов вначале в Мажилисе, а затем в Сенате издает акты об амнистии граждан.

Особую значимость для уголовного права имеет ст. 17 п.1. о праве на неприкосновенность достоин­ства человека. Это право означает как физическую (жизнь, здоровье), так и моральную, духовную (честь, достоинство) неприкосновенность. Гарантией его является конституционное положение о том, что никто не должен подвергаться пыткам, насилию, другому жестокому унижающему человеческое достоинство обращению или наказанию (ст.17 п.2).

Также особую значимость для уголовного права имеет п. 2 ст. 4 о высшей юридической силе и прямом действии Конституции на всей территории Казахстана. Содержание этой статьи определяет, что если раньше суд, применяя уголовный закон, не входил в обсуждение вопроса о конституционности самого закона, то теперь все законы должны оцениваться судом в преломлении их в свете конституционных норм, т.е. с позиций норм, закрепляющих права и свободы человека и гражданина [2, с. 10].

Более того, исходя из содержания статьи 78 Конституции суд не вправе применять законы и иные нормативные правовые акты, ущемляющие закрепленные Конституцией права и свободы человека. Если судом будет усмотрено, что закон или иной нормативно-правовой акт ущемляет закрепленные Конститу­цией права и свободы человека, в его обязанность входит приостановление производства по делу и обращение в Конституционный Совет о признании акта неконституционным.

Французский просветитель Ж.Ж. Руссо писал, что прав и свободы человека не дарованы ему государ­ством, поэтому их называют естественными правами человека. Человек не несет ответственности за свои права перед какой-либо высшей светской (государственной) властью. Он не чувствует себя вечным должником за то, что его якобы облагодетельствовали, наделили правами и свободами. Они принадлежат ему потому, что он человек.

Ст. 12 п. 2 Конституции Республики Казахстан установила, что права и свободы человека принадле­жат каждому от рождения, признаются абсолютными и неотчуждаемыми и что весьма важно отметить эти права и обязанности о п р е д е л я ю т содержание и п р и м е н е н и е законов. Значит, Конституция определяет содержание и применение Уголовного кодекса РК.

Величайшими конституционными ценностями человечества являются право на жизнь, личная свобода и неприкосновенность достоинства человека (ст.ст. 15, 16 и 17 Конституции).

Конституция Республики Казахстан содержит ряд норм уголовно-правового характера, а именно, положения о смертной казни, праве на необходимую оборону, об обратной силе закона, о круге лиц, не несущих ответственности за недонесение о совершенном преступлении, о недопустимости применения уголовного закона по аналогии, об амнистии и помиловании и др.

В научной литературе высказывается суждение, что нельзя сводить истокообразующую роль Консти­туции к созданию лишь отдельных уголовно-правовых институтов. Если понимать Конституцию как правовую основу формирования всей политики государства, то к источнику уголовного права нужно отнести все нормы Конституции, которые определяют направления и принципы уголовной политики Республики Казахстан.

Исходя из этих посылок следует обратиться в первую очередь к положениям ст.1 Конституции, в которой Республика Казахстан провозглашается демократическим, светским, правовым и социальным государством, высшими ценностями которого являются человек, его права и свободы. Вся система уголовного права, его содержания должны соответствовать этим высоким стандартам.

Одним из фундаментальных принципов конституционного права является положение о презумпции невиновности. Презумпция невиновности (от латинского praesumptio - предположение) один из демокра­тических правовых принципов судопроизводства, согласно которому обвиняемый считается невиновным до тех пор, пока его вина не будет доказана в установленном законом порядке. Презумпция невиновно­сти - существенная гарантия законности при разрешении уголовных дел, обеспечения охраны прав личности, исключающая необоснованное обвинение и осуждение. Презумпция невиновности может быть опровергнута, но только путем доказывания установленными процессуальным законом средствами и лишь при наличии достаточных судебных доказательств, относимых к делу и допускаемых законодатель -ством, причем бремя (обязанность) доказывания возлагается на органы обвинения.

Таким образом, недостаточно заподозрить лицо в совершении преступления и предъявить ему обвине­ние органами предварительного расследования. Пока это обвинение не нашло полного и бесспорного подтверждения в суде и последний не согласился с ним в своем приговоре, закон не позволяет считать данное лицо преступником. Институт презумпции невиновности направлен против поспешных, не основанных на доказательствах, выводов и оценок и служит основой для вынесения законного и обосно­ванного приговора.

Конституционное положение о том, что не допускается привлечение лица к ответственности повторно за одно и то же правонарушение имеет глубоко исторические корни. Никакие иные решения, связанные с обвинением лица в преступлении (правонарушении), дело о котором уже рассмотрено, не могут быть вынесены.

До отмены в установленном законом порядке вступившего в законную силу постановления исключа­ется возможность проведения каких-либо следственных или судебных действий в отношении осужденного.

Если определением или постановлением суда отказано в возбуждении уголовного дела, то органы дознания и предварительного следствия не вправе рассматривать материалы в отношении тех же лиц и по тому же обвинению.

Конституционное обеспечение права каждому быть выслушанным в суде является необходимой гарантией права на защиту.

В отличие от свидетеля и потерпевшего обвиняемый не обязан давать показания, он не несет ответ­ственности за отказ от дачи показаний и за дачу заведомо ложных показаний.

Права обвиняемого быть выслушанным и давать показания реализуются в ходе предварительного следствия. Однако наиболее широко и полно право обвиняемого быть выслушанным и право давать показания по предъявленному обвинению реализуются в условиях судебного разбирательства. К числу гарантий этого права в названной стадии процесса относятся:

  • недопустимость слушания дела в отсутствие подсудимого;
  • обязанность суда разъяснить подсудимому его права, предусмотренные законом;
  • наделение подсудимого и его защитника равными правами с представителем государства в суде, другими участниками судебного разбирательства по участию в исследовании доказательств, их предъяв­лению и заявлению ходатайств;
  • обязанность судьи после оглашения обвинительного заключения опросить подсудимого по вопро­сам: понятно ли обвинение и признает ли он себя виновным;
  • установленный законом порядок допроса подсудимого, при котором он вначале свободно высказыва­ется по поводу предъявленного обвинения и известных обстоятельств дела и лишь после этого допраши­вается председательствующим по делу и другими участниками процесса;
  • право подсудимого дополнить судебное следствие после рассмотрения всех доказательств, участво­вать в судебных прениях;
  • право на произнесение последнего слова [3, с. 54].

По Конституции преступный характер и наказуемость деяния определяются законом, действовавшим во время совершения этого деяния. Закон, устраняющий наказуемость деяния или смягчающий наказа­ние, имеет обратную силу. В этой норме Конституции говорится о не придании обратной силы закону, устанавливающему наказуемость деяния или усиливающему наказание. Устанавливающим наказуемость деяния является закон, в соответствии с которым преступным признается деяние, ранее не рассматривав­шееся в качестве преступления. Законом, усиливающим наказание, считается акт, который увеличивает максимальный или минимальный предел наказания или оба эти предела, либо который, не меняя пределы основного наказания, устанавливает к нему дополнительное наказание либо устанавливает альтернатив­ную санкцию, дающую суду возможность назначить более строгое наказание, чем по ранее действовав­шему закону. Ктаким законом следует отнести и акты, направленные на усиление сроков наказания, отбытие которых необходимо для условно-досрочного освобождения, увеличение сроков погашения и снятия судимости.

Важнейшей гарантией презумпции невиновности, ее краеугольным камнем следует считать конститу­ционное положение о том, что все сомнения в доказанности обвинения, которые не представляется возможным устранить, разрешаются в пользу обвиняемого. Это должно повлечь за собой прекращение дела либо изменение объема обвинения, квалификации содеянного в сторону смягчения.

В судебной практике в связи с этим выработаны условия, при которых обвинение не признается доказанным, если:

  • по уголовному делу с надлежащей тщательностью не исследованы обстоятельства, не только улича­ющие, но и оправдывающие подсудимого;
  • обвинение основано на недостаточно исследованных и противоречивых данных;
  • версия обвинения не может быть признана обоснованной при наличии противоположной версии, подкрепленной не опровергнутыми доказательствами; обвинение основано на доказательствах, находя­щихся в противоречии с другими доказательствами.

Статья 77 Конституции регламентирует также вопросы, касающиеся юридической силы доказа­тельств. Не имеют юридической силы доказательства, полученные незаконным способом. Закон устанав­ливает следующие условия признания доказательств допустимыми: доказательство должно быть получе­но надлежащим лицом, правомочным по данному делу проводить то процессуальное действие, в ходе которого получено доказательство; фактические данные должны быть получены только из источников, определенных в законе; доказательство должно быть получено с соблюдением определенных правил проведения процессуальных действий.

Уголовно-правовое значение имеет конституционный принцип о недопущении применения уголовно­го закона по аналогии. Аналогия в праве есть применение к общественным отношениям, требующим правового регулирования, но не предусмотренным прямо законом или подзаконным актом, правовых норм, регулирующих сходные отношения. Аналогия служит средством разрешения конкретных дел при наличии пробела в праве, т.е. когда определенный вопрос должен решаться юридическими средствами, но такое его решение не предусмотрено законодательством или предусмотрено не полностью. В отличие от гражданского законодательства, базирующегося преимущественно на диспозитивном правовом регулировании, уголовное законодательство, представляющее собой систему императивных норм, не допускает применения уголовного закона по аналогии.

Таким образом, признание Конституции страны в качестве базового источника уголовного права позволяет подойти к толкованию норм последнего и дает возможность переосмысления прежних представлений о некоторых институтах в конституционном праве.

Обращение к конституционным основам гуманистических представлений современного общества является важной задачей уголовного права в силу того, что в последнем не полностью идеи и принципы Конституции РК нашли отражение в УК, УПК.

Интересна в связи с этим позиция А.Х. Миндагулова о проблеме личности преступника [4, С. 111]. В одном из последних изданий учебника по криминологии, пишет он, высказано сомнение в целесообразно­сти сохранения понятия "личность преступника" и предлагается заменить его, как сказано "более пространным, но более точным понятием личности людей, совершивших преступления". По его мнению, эта фраза не столь пространна, сколь лексически тяжеловесна. Между этими двумя понятиями при всем старании не обнаруживаются ни смысловых, ни сущностных, ни лексических, ни каких-либо иных разли­чий. Подвергая критике подобные суждения, автор считает, что лишь в оценке конкретного поведения, связанного с нарушением уголовного закона, такая личность признается преступником и в отношении него выносится обвинительный приговор. Во всем остальном, помимо конкретного преступного деяния, за которое преступник понес справедливое наказание, он остается вполне уважаемым членом общества.

Проблема, поднятая А.Х. Миндагуловым имеет исторические корни. Так, еще Гегель отмечал, что нельзя рассматривать преступника лишь как опасное существо, которое нужно обезвредить, или как средство для устрашения других, или как объект для соответствующих мероприятий, направленных на его исправление. Если преступление и является чем-то неразумным, сам же преступник всегда продолжа­ет быть разумным существом, могущим действовать подлинно свободно. Преступник всегда сохраняет в себе стремление к примирению с обществом и правом. Путь к этому лежит через "снятие" преступления наказанием. Преступнику, как разумному свободному существу, нельзя отказать в стремлении достигнуть истинной свободы [5, с. 109].

Как известно, основные положения Всеобщей Декларации нашли достойное закрепление в Конститу­ции РК. Однако соотнесение гуманистических принципов Всеобщей Декларации с принципами уголов­ного права показывает, что они еще в недостаточной степени нашли отражение в нем и необходима дальнейшая гуманизация уголовно-правовой сферы.

В средствах массовой информации широко комментировались основные ее положения. Действующая Конституция, пишут авторы, в разной степени охватывает юридические аспекты всей цепочки социаль­ных отношений: индивид-семья-отношения собственности-народ-суверенитет-международный правопо­рядок. В этой корреляционной связи главной цепочкой выделяется индивид.

В конституционном содержании, отмечает А.Котов, есть заданное соотношение двух объективных начал социальности - индивидуальной свободы и общественной необходимости, к которым следует стремиться в действующем праве и в правоприменении. Отметим, что в этом суждении на первом месте стоит индивидуальная свобода.

Однако тут же онотмечает, что "нарушение меры Основного закона, то есть правовых границ должно­го и возможного, влечет за собой дисгармонию отношений в обществе и столкновение интересов граждан и государства" [6]. Здесь уже автор ставит на первое место критерий должного, на второе - возможного.

В целом, в суждениях А.Котова и ряда других авторов признается примат естественных прав человека. Развитие индивидуальных способностей личности является смыслом и целью государства. Как же это суждение должно преломляться в сфере уголовного и уголовно-процессуального права?

Объективной стороной конституционной соразмерности свободы и необходимости, отмечает далее автор, является государственная власть. Новейшие исследования ученых-обществоведов ставят под сомнение это утверждение. Государство, выступавшее на разных этапах исторического развития в качестве преобразующего и упорядочивающего начала общества (которое, по большому счету, делает только первые шаги в направлении подлинного социального прогресса), в своем нынешнем состоянии стало недостаточно эффективным инструментом для достижения глобальных целей цивилизации. Повышенная актуальность данной проблемы обусловлена не только сменой исторических эпох и характе­ром политических преобразований последних лет, но и возможностью выйти на новый уровень осмысле­ния развития государства и права в условиях глобализации, понимания форм проявления конфликта по линии "государство - гражданское общество", причин и путей разрешения возникающих коллизий.

В плане совершенствования норм ныне действующей Конституции было бы важным зафиксировать в ней положение, что никто не может быть осужден заочно. Кроме того, в ст. 16 п. 3 определяются три категории лиц: задержанный, арестованный, обвиняемый, со своей стороны добавим: подсудимый, осужденный, а правовой статус их законом не определен.

Обобщая вышеизложенное отметим, что гуманизм понимается нами как общественное признание дос­тоинства и свободы личности, ее всестороннего развития, человечность общественных отношений. Либе­рализм, развивающийся в современном обществе, ассоциируется с такими понятиями, как идея самоцен­ности индивида и его ответственности за свои действия, идея частной собственности, как необходимого условия индивидуальной свободы, принципы свободного рынка, свободной конкуренции и свободного предпринимательства, равенства возможностей, гарантия основных прав и свобод личности и т.д.

Если раньше решающее значение для развития государства имели такие факторы как земельное богат­ство, капитал, природные богатства, трудовые ресурсы и они считались основными факторами конкурен­ции. В настоящее время к ним присоединились ряд новых факторов глубинного содержания: социальные и духовные ценности, информационные технологии, человеческие ресурсы или человеческий капитал. Национальное богатство определяется творческими способностями отдельных личностей. Инвестиции по повышению человеческого капитала превратились в значительную созидательную политику современ­ных государств.

Таким образом, вышеуказанные концептуальные, методологические основы теории личности, а именно, как наивысшей, единственной, неповторимой социальной ценности общества и государства являются фундаментальной предпосылкой научной разработки проблем гуманизации уголовного права, ее доктрины и стратегии.

Нам представляется, что для уголовного права актуальным является не только связь с общим содержа­нием права, но также и конституционным правом и международным. Ибо коррекция задач и целей уголовного права должна также согласовываться с достижениями конституционного и международного права и не отставать от них.

 

Литература

  1. Республика Казахстан. Конституция Республики Казахстан // Казахстанская правда. - 1995. - 30 августа.
  2. Конституция Республики Казахстан: Комментарий / Под ред. Г. Сапаргалиева. - Алматы: Жеті Жаргы, 1998. - 365 с.
  3. Комментарий к Уголовному кодексу Республики Казахстан: в 2-х кн. / Под ред. Г.И. Баймурзина. - Алматы, 2004. - Кн. 1. -170 с.
  4. Миндагулов А.Х. О личности преступника: подход к проблеме //Материалы международной научно-практиче­ской конференции.
  5. "Личность и общество в правовом государстве". - Алматы, 2002. - С. 111.
  6. Пионтковский А.А. Учение Гегеля о праве и государстве и его уголовно-правовая теория. -М., 1963. - 146 с.
  7. Котов А. Комментарий к Уголовному кодексу Республики Казахстан. Казахстанская правда - 2005 - 9 августа.
Год: 2013
Город: Алматы
Категория: Юриспруденция