Военное искусство Чингисхана в монголо-тангутских войнах (1205-1227 гг.)

Одной из характерных особенностей монгольской эпохи, наступившей с избранием Тэмуджина всемонгольским ханом с титулом - Чингисхан, после его военных побед над монгольскими племенами («... в то время были хамаг-монголы, джалаиры, тайчиуты, кэрэиты, мэркиты, найманы и др.» [1, с. 124]) и разрушения им многополюсной системы мироустройства кочевников в монгольской степи, является увеличение числа военно-политических, торгово-экономических и социальных кризисов.

Бежавшие из монгольской степи противники Чингисхана явились причиной расширения территори­альных границ кризисов и роста их остроты. Связи с чем, созданное Чингисханом Монгольское государ­ство получило мощную центробежную силу.

В процессе установления своей власти и для разрешения возникавших вследствие этого процесса кризисных ситуаций в монгольской степи Чингисхан все чаще применяет военно-силовые методы.

Особую опасность военно-силовые методы приобретают на фоне снижения роли и значения, существующих тогда дипломатических механизмов обеспечения стабильности и безопасности, прежде всего в Центральноазиатском регионе при одновременной активизации военно-блоковой стратегии Чингисхана и глобализации его устремлений завоевательными походами.

Считаем целесообразным отметить, что принимаемые Чингисханом решения на применение военной силы в отношении соседних государств могли находиться на разных плоскостях интересов молодого монгольского государства. Вследствие чего, как мы объясняем в нашем исследовании, и существуют сообщения, интерпретации о причинах завоевательных войн Чингисхана и его первых приемников.

Далее в работе, на основании анализа источников нами выявлена закономерность: прямая зависимость развития военного искусства Чингисхана от активизации расширения сфер его военно-политических интересов в отношении соседних государств.

Так, в качестве примера для анализа и оценки усиления сферы военно-политического влияния Чингисхана на соседнее государство нами рассмотрены монголо-тангутские войны, как демонстрация особенности стратегического содержания военного искусства Чингисхана в применении вооруженных сил в военных действиях.

Одновременно, мы впервые предлагаем военные действия монгольских вооруженных сил при Чингисхане с государством Си Ся, назвать «Монголо-тангутские войны (1205-1227 гг.)», что позволяет выявить в истории завоевательных войнах Чингисхана его военное искусство с целью последующего раскрытия особенностей стратегического содержания по определенным периодам.

Первый период. Военные действия против тангутского государства Си Ся в 1205 году Чингисхан проводит с позиции «пробы своих сил и противника» [2, с. 35; 3, с. 143-144; 4, с. 149-150; 5, с. 331-332].

На основе анализа источников и исторической литературы нами выявлена следующая особенность стратегического содержания военного искусства Чингисхана, которая заключалась в проверке им сил противника в возможности противостоять мощи его армии.

Одновременно на наш взгляд Чингисхан активизировал психологическую подготовку своего войска для предстоящих сражений на чужой территории.

Рассматривая дальше действия монгольских войск под командованием полководца Чингисхана Елюй Ахая на территории Си Ся мы выявили, что этим действиям характерна локальность как по территориаль­ному масштабу, так и по продолжительности во времени, что позволяет нам предполагать, что Чингисхан в первом периоде военных действий имел целью решение следующих задач:

  • во-первых, «проверить» готовность своего войска к боевым действиям на чужой территории вдали от монгольской степи;
  • во-вторых, провести разведку боем и получить следующие сведения:

а)   информацию о военно-политическом и социально-экономическом состоянии государства;

б)  информацию о боевой готовности вооруженных сил противника;

в)   информацию о морально-психологическом состоянии войск и населения;

г)   информацию о тактических свойствах местности театра военных действий (ТВД);

  • в-третьих, получить новые военные знания для будущих сражений с оседлым государством и приобрести боевой опыт по штурму крепостей;
  • в-четвертых, получить подтверждение о силе информации о возможностях монгольского оружия «внушать страх противнику».

Таким образом, результаты первого военного похода монголов повлияли на смену политической власти тангутского государства. «. двоюродный брат тангутского правителя Чженьицзюнь ван Ань-цюань . опираясь на поддержку придворных кругов, считавших, что Чунь-ю не сумел обеспечить безопасность страны .   совершил переворот, лишил Чунь-ю престола и сам стал государем» [6, с. 47].

Во втором периоде учитывая характер военных действий монгольских войск первого периода, мы взя­ли за основу второй военный поход Чингисхана 1207-1208 годов на территорию тангутского государства.

На наш взгляд, он имел те же цели, что и в предыдущем периоде, но кроме всего этого, основной целью второго периода было «силовое устрашение» политического руководства государства [2, с. 39; 5, с.

332-333; 6, с. 48].

Подводя итог, мы предлагаем рассмотреть вышесказанную информацию в таблице 1 «Военное искус­ство Чингисхана в применении вооруженных сил в монголо-тангутских войнах (1205-1227 гг.)».

Военное искусство Чингисхана в применении вооруженных сил (Монголо-тангутских войнах (1205-1227 гг.)

В данной работе, нами рассмотрены два периода, далее в нашем исследовании мы планируем рассмо­треть еще ряд периодов для выявления следующих особенностей стратегического содержания военного искусства Чингисхана в период монголо-тангутских войн.

Таким образом, особенности стратегического содержания военного искусства Чингисхана заключают­ся в нескольких актуальных вопросах включающие в себя комплекс военно-политических, торгово-экономических и социальных сторон жизнеобеспечения государства.

Во-первых, снижение роли и значения, существующих в XIII в. дипломатических механизмов обеспе­чения стабильности и безопасности в Центральноазиатском регионе явились «детонатором» для примене­ния правителем молодого монгольского государства Чингисханом военно-силовых методов для разреше­ния местных и региональных кризисов, и активизации его устремлений на расширение военно-политиче­ского влияния.

Во-вторых, существенной стороной стратегии Чингисхана в применении вооруженных сил является его целенаправленное поэтапное применение, рассчитанное на достижение главной цели войны. Она заключалась в умеренном применении вооруженных сил, постепенно наращивая «силовой нажим» в комплексе с мерами «силового устрашения» противоборствующей стороны, постепенно ослабляя его внутреннее состояние, то есть «волю к сопротивлению».

В-третьих, основные усилия направлялись на выработку новых методов борьбы с противником, накоп­ление боевого опыта и знаний с привлечением военных специалистов (пленных или добровольно перешедших), которые владели всеми знаниями об уязвимых местах защиты противника и умениями создавать новые виды оружия для их активного применения. Меры «силового устрашения» сопровожда­лись «массовым террором» в отношении населения и войск противника, а также применением форм информационной войны - распространение слухов усиливающие страх до предела «парализующего».

В-четвертых, «силовое устрашение» военно-политического руководства государства заключалось в навязывании своей воли противнику, периодически выдвигая тяжелые или невыполнимые условия договора, вынуждая их принять мерами превентивных ударов, одновременно сковывая его действия на принятие решительных и кардинальных мер по оказанию сопротивления при этом оставляя их под постоянным контролем со своей стороны и оперативно реагируя на все изменения хода военно-политической (оперативно-боевой) обстановки выходящие за пределы приемлемого их (противника) действия.

Одной из особенностей стратегического содержания военного искусства Чингисхана являлось исполь­зование им сил союзников. При этом, союзниками выступали отдельные государства или искусственно созданные «владения» усиленные покровительством монголов. Эти силы могли быть использованы в направлении главного удара или играть роль отвлекающего элемента от главных сил.

Важным является и тот факт, что союзники привлекались на открытие «второго фронта» вытягивая «на себя» часть сил и средств, разделяя и ослабляя общего противника от главных сил, тем самым позво­ляя эффективно действовать войскам в стане противника.

Таким образом, работа с источниками о монголо-тангутских войнах и их анализ позволил найти некоторые ответы на актуальные вопросы о военном искусстве Чингисхана: истории подготовки и приме­нения его вооруженных сил.

Дальнейшие исследования расширят круг рассматриваемых вопросов по интересующей нас теме и позволят выявить новые особенности стратегического содержания военного искусства Чингисхана в применении вооруженных сил в военных действиях.

 

Литература

  1. История Монгольской Народной Республики. Издание третье. Переработанное и дополненное. - М.: Издательство «Наука». Главная редакция восточной литературы. 1983. - 660 с.
  2. Бичурин Н. (о. Иакинф). История первых четырех ханов из дома Чингисова //История монголов. - М.: АСТ: Транзиткнига, 2005. - 476, [4] с. - (Историческая библиотека).
  3. Рашид-ад-Дин. Сборник летописей. В 3 т. Том I. Кн. 1. -М-Л., 1952. - 197с.
  4. Рашид-ад-Дин. Сборник летописей. В 3 т. Том I. Кн. 2. - М-Л., 1952. - 281 с.
  5. Қинаятүлы З. Шыңзыс хан //Бірінші кітап. - Алматы: «Арда», 2008. - 432 бет. Жапсырмалы.
  6. Кычанов Е.И. Монголо-тангутские войны и гибель государства Си Ся // «Татаро-монголы в Азии и Европе», Сборник статьей. Изд. 2-е, переработанное и дополненное. М.: «Наука», 1977 - 503 с.
  7. Кычанов Е. Жизнь Темучжина, думавшего покорить мир. - 2-е изд. с изм. - Алма-Ата: Жалын, 1992. - 128 с.
  8. Сокровенное сказание. Монгольская хроника 1240 г. под названием Mongrol-un Niruca tobciyan. Юань Чао Би Ши.Монгольский обыденный изборник. Перевод СА. Козина, М.-Л., 1941 г. - 199с.
Год: 2013
Город: Алматы
Категория: История