Некоторые теоретические аспекты миграционных процессов в контексте устойчивого развития

Проблемы миграции в контексте глобализации приобретают особенную актуальность. Важное место в мигра­ционных процессах занимает вопрос о взаимосвязи миграционных процессов с устойчивым развитием. Устой­чивое развитие как новый теоретический конструкт и как новое направление в контексте общего процесса раз­вития определяется такими аспектами, как права трудовых мигрантов, гендерный фактор, денежные переводы, а также навыки мигрантов. Все эти элементы являются важной составляющей, определяющей связь миграции и устойчивого развития. Анализ миграционных процессов через призму устойчивого развития представляет­ся наиболее перспективным с учетом нового позитивного видения, при котором миграционные процессы в условиях глобализации воспринимаются как циркуляция «мозгов» и «рабочих рук», а не их потеря для стран исхода. При этом подход к миграционным процессам, основанный на правах человека в странах назначения позволит усилить вклад в устойчивое развитие как на национальном, так и на региональном уровне. 

Миграционные процессы в глобализирую­щемся мире приобретают все более яркое очер­тание. Одним из важным и дикуссионных аспек­тов в миграционных исследованиях в контексте глобализации является вопрос о взаимосвязи миграции и развития.

В силу ряда особенностей международных процессов мировое экспертное сообщество уже не первое десятилетие говорит не просто о раз­витии, а об «устойчивом развитии». При изуче­нии миграции также необходимо рассматривать связь миграции с устойчивым развитием, кото­рое является не просто популярным словосо­четанием в современных социальных исследо­ваниях, но и важным этапом общего процесса развития.

Проблема «развития» является одним из дискуссионных вопросов в контексте усиления процесса глобализации. Это понятие претерпе­ло серьезную эволюцию в ходе последних че­тырех десятилетий от экономического развития в 1960-е годы до устойчивого развития и иско­ренения бедности в конце 1990-х и начале XXI века в рамках ООН.

По сравнению со стратегиями ООН Перво­го (196 -1970), Второго (1971-1980) и Третьего (1981-1990) десятилетий, в которых особо под­черкнута важность экономического роста в об­щем равном развитии, в стратегиях Четвертого и Пятого Десятилетий (1991-2000, 2000-настоя­щее время) главными темами стали борьба с бед­ностью и социальное развитие [1, P.5]. Несмотря на смену декад, «устойчивое развитие» остается ориентиром для дальнейшего развития, обретая новый теоретический и практический характер.

Устойчивое развитие. Многолетние усилия по совершенствованию и содействию процессу развития в рамках ООН были очень плодотвор­ными, однако не устранили причин, препятству­ющих ему. «Устойчивое развитие» можно на­звать очень важной стадией процесса эволюции «развития», его логическим продолжением, с одной стороны, и чем-то всеобъемлющим и са­мостоятельным, с другой, так как формирование и использование данного понятия датируется более ранним временем.

Концепция устойчивого развития явилась логическим развитием экологизации научных знаний и социально-экономического развития 1970-х годов. В 1972 году в Стокгольме впервые прошла Конференция ООН по проблемам окру­жающей среды, касающаяся взаимосвязи между экономическим развитием и ухудшением со­стояния окружающей среды, по итогам которой была принята декларация, закрепившая основ­ные аспекты в этой сфере [2]. После Конферен­ции международное сообщество приняло Про­грамму ООН по окружающей среде (ЮНЕП), которая остается ведущим учреждением в мире по проблемам окружающей среды.

В 1992 году на Саммите «Планета Земля» в Рио-де-Жанейро международное сообщество приняло Повестку дня на XXI век (Agenda 21), что является беспрецедентным глобальным пла­ном действий для устойчивого развития [3]. Ос­новной целью повестки было способствование такому развитию, которое было бы устойчи­вым с социальной, экономической и экологи­ческой точек зрения. Важной темой «Повестки XXI века» является необходимость ликвидации бедности путем предоставления бедным более широкого доступа к ресурсам, которые им не­обходимы для стабильной жизни. Десять лет спустя, на саммите в Йоханнесбурге были раз­работаны конкретные шаги и определены цели для лучшего осуществления «Повестки дня на XXI век» [4]. Этот процесс получил дальнейшее развитие. Так, в июне 2012 года, спустя 20 лет после конференции по окружающей среде и раз­витию в Рио-де-Жанейро, состоялся второй сам­мит стран «Рио+20», где обсуждались проблемы «зеленой» экономики, устойчивого развития и искоренения бедности. По итогам конференции был принят документ, закрепивший основный результаты встречи, среди которых развитие и интеграция всех трех компонентов устойчиво­го развития (экологического, экономического и социального), меры по искоренению нищеты и обеспечению продовольственной безопасности, а также развитию «зеленой» экономики [5].

Эти два десятилетия стали важным этапом в процессе развития, которое стали опреде­лять как устойчивое развитие. Само понятие «устойчивое развитие» также имеет свою исто­рию. Устойчивое развитие в научной литературе определяется как концепция, которая стала тео­ретической основой стратегии развития между­народного сообщества. В конце ХХ ключевым вопросом повестки дня стала разработка кон­кретной модели социально-экономического раз­вития, которая обеспечила бы стабильность и равновесие и учитывала разный уровень проти-

воречий и особенности современного мира. Для управления такой моделью были необходимы новые политические инструменты, институты и механизмы формирования, которые не отрицают возможностей накопленного опыта и существу­ющие международные организации.

Появление самого термина «устойчивое раз­витие» на международной арене связывают с именем премьер-министра Норвегии Гру Хар­лем Брундланд, которая в 1987 году в своем до­кладе «Наше общее будущее», представленном комиссии ООН по окружающей среде, опреде­лила УР как такое развитие, при котором удов­летворяются потребности настоящего времени, но не ставится под угрозу способность будущих поколений удовлетворять свои потребности [6]. Данное определение уже прочно вошло в науч­ный лексикон и широко используется в разных сферах развития научных исследований.

Основными факторами устойчивого раз­вития являются экономический, социальный и экологический, которые и являются основой триединой концепции устойчивого развития [7]. Экономическая составляющая подразумевает оптимальное использование природных ресур­сов и использование экологичных технологий, включая добычу и переработку сырья, создание экологически приемлемой продукции, миними­зацию, переработку и уничтожение отходов, а также решение проблемы водообеспечения, в том числе и проблемы трансграничных рек.

Социальная составляющая устойчивости развития ориентирована на человека и направ­лена на сохранение стабильности социальных и культурных систем, в том числе, на сокращение числа разрушительных конфликтов между людь­ми. Важным аспектом этого подхода является справедливое разделение благ. На национальном уровне это обеспечение и рост благосостояния населения, а на международном - роль и де­ятельность соответствующих международных институтов.

Экологическая составляющая должна обе­спечивать целостность биологических и фи­зических природных систем. Особое значение имеет жизнеспособность экосистем, от которых зависит глобальная стабильность всей биосфе­ры. Основное внимание уделяется сохранению способностей к самовосстановлению и динами­ческой адаптации таких систем к изменениям.

Деградация природных ресурсов, загрязнение окружающей среды и утрата биологического разнообразия сокращают способность экологи­ческих систем к самовосстановлению.

Для достижения устойчивости развития со­временному обществу необходимо создать бо­лее эффективную систему принятия решений, учитывающую исторический опыт и поощряю­щую плюрализм. Взаимодействие и согласова­ние этих факторов устойчивого развития, и осу­ществление конкретных мероприятий, являю­щихся средствами достижения устойчивого раз­вития - задача огромной сложности, поскольку все три элемента устойчивого развития должны рассматриваться сбалансировано. Важны также и механизмы взаимодействия этих трех состав­ляющих, так как все эти измерения взаимопро­никаемы и проецируемы на международный уровень.

Учитывая огромные пробелы в объяснении четких связей между экономическим, экологи­ческим и социальным измерениями, необходима дальнейшая разработка, прежде всего, на тео­ретическом уровне. Как упоминалось выше для достижения устойчивого развития необходимо установление определенного баланса между всеми тремя указанными измерениями. В тече­ние первого десятилетия были проведены зна­чительные работы как на теоретическом, так и на практическом уровнях. Экспертное сообще­ство начало обсуждать возможности «сильного» и «слабого» устойчивого развития [8]. В первом случае имеются в виду явные и четкие связи между измерениями с наличием определенного баланса, во втором определенная слабость и не­четкость.

В течение второго десятилетия произошла некоторая эволюция в понимании «устойчивого развития». Саммит по устойчивому развитию в Йоханесбурге в 2002 г. привел к расширению правительственных обязательств и помог рас­ширить концепцию устойчивого развития в области бизнеса, местного самоуправления и гражданского общества. В этот период устой­чивое развитие было определено как «мост свя­зывающий экономику, экологию и этику» [9]. Основной задачей УР стало подключение и ин­теграция различных секторов экономики, таких, как сельское хозяйство, энергетика, торговля и инвестиции. Таким образом, УР в начале ХХІ века предстала как концепция, объединяющая все основные сферы, способствующие продол­жительному развитию.

Как показала встреча в июне 2012 г. «Рио+20», такое понимание УР усиливается и необходимо поддерживать эту тенденцию кон­кретными практическими действиями. В целом, цели устойчивого развития могут быть обобще­ны как цикл с пятью компонентами [1, P. 18] в рамках общего развития, включая такие основ­ные компоненты, как развитие равенства, повы­шение качества жизни и благополучия, сохране­ние природных ресурсов, а также устойчивых рабочих мест, сообществ и отраслей, ) защита здоровья человека и экосистем, а также соответ­ствие международным обязательствам в области развития.

Эти компоненты дают более или менее це­лостное видение состояния УР. Каждый из них связан с другими. Параметры, приведенные выше, достаточно прозрачны и позволяют вы­явить уровень государства в рамках УР. Однако не все государства равны по основным парамет­рам и эффективной реализации положений, на­правленных на устойчивое развитие. Различие экономических уровней и политических ориен­таций отдельных стран, проявление различных глобальных проблем и противоречий суще­ственно тормозят процесс устойчивого развития и дифференцируют государства по развитию в целом. Если использовать данную модель и об­наружить полное или частичное соответствие двух или трех из указанных компонентов, то условно можно констатировать, что процес­сы устойчивого развития находятся на пути постоянного совершенствования.

На наш взгляд, значение УР будет меняться и наполняться новым содержанием с течением времени, оставляя неизменным основу данного понятия - устойчивость, то есть, все факторы, которые будут способствовать устойчивости развития.

В данном случае основной фокус сделан на социальное и экономическое измерение в кон­тексте миграции и устойчивого развития. По­следнее никак не занижает значения экологиче­ского измерения устойчивого развития (которое и явилось основой для развития устойчивого развития), а объясняется фокусом самого иссле­дования. Выбранный фокус - связь устойчиво­го развития, его социального и экономического измерения, с миграцией, а точнее - это влияние миграции на устойчивое развитие, его социаль­ного и экономического измерений.

Взаимосвязь миграции и устойчивого разви­тия является спорным и трудным аспектом, но очевидна необходимость изучения этого явле­ния в контексте обоих составляющих в контек­сте глобализации.

Прежде всего, связь миграции и устойчиво­го развития видится в восприятии миграцион­ных процессов как относительно управляемых, стабильных потоков с основными акторами про­цесса - трудовыми мигрантами, имеющими пра­ва и обязанности и вносящими определенный вклад в страны исхода и в страны назначения. Вклад может быть в виде денежных переводов мигрантов или приобретение определенных на­выков в страны исхода и в виде результатов тру­да в странах назначения.

В начале ХХІ века исследователи выделили несколько аспектов миграции, особенно важных для устойчивого развития [10].

Во-первых, факторы, связанные с глобаль­ными изменениями в производстве и торговле, которые влияют на миграцию и на ее беспреце­дентный рост в последние десятилетия.

Во-вторых, это возможности и ограничения, которые являются специфическими для раз­личных групп (например, женщин и мужчин, молодых и пожилых людей). Это относится к гендерным, экономическим и психологическим мотивам миграции. Для молодых людей, как женщин, так и мужчин, миграция является спо­собом получить лучший опыт и независимость, как финансовую, так и личную. Это является результатом улучшения доступа к информации и появлению возможности трудоустройства, ко­торое ранее казалось невозможным. Молодые мигранты, и особенно молодые женщины, под­вергаются социальному давлению больше, чем люди старшего возраста, чтобы они заботились о своих родственниках. Это одна из сторон ген­дерного и возрастного аспектов развития.

Третий аспект включает вклад мигрантов в страны происхождения и в принимающих их сообществах. Это вносит определенный вклад в устойчивое развитие. Денежные переводы яв­ляются важным механизмом связывающим ми­грацию и устойчивое развитие. Для домашних хозяйств в бедных районах, денежные перево­ды повышают уровень безопасности и при под­держке соответствующей политики, могут спо­собствовать росту местной экономики. В про­мышленно развитых странах со стареющим на­селением, трудящиеся-мигранты становятся все более важной частью рабочей силы и поддержки национальной системы социального обеспече­ния. Это также относится напрямую к гендер­ному аспекту. Когда женщины имеют равный доступ к земле, они более склонны вкладывать средства в домохозяйства. Более того, женщины мигранты в последние годы имеют все больше способностей и возможностей к развитию мало­го и среднего бизнеса.

По итогам двух десятилетий связи миграции и устойчивого развития стали более ясными, ох­ватывая сразу несколько измерений. Человече­ское измерение миграции в рамках социальной и экономической составляющей устойчивого развития имеет большое значение, затрагивая такие аспекты, как денежные переводы, навыки мигрантов, приобретенный ими опыт и опреде­ленное мировоззрение.

Национальная, региональная и междуна­родная политика должна отражать роль и вклад миграции в устойчивое развитие и отражать права мигрантов (как женщин, так и мужчин), которые слишком часто игнорируются в попыт­ках контролировать недокументированных ми­грантов. Денежные переводы, их роль и влияние на взаимосвязь миграции и устойчивого разви­тия также требует изучения и более детального анализа.

Права трудовых мигрантов

Уважение прав мигрантов является одним из самых основных показателей благополучия и залогов достижения устойчивого социального и экономического развития в контексте связи ми­грации и устойчивого развития. Права мигран­тов, как правило, ограничены и объясняется это принятием более строгих мер как реакция на рост числа недокументированных, нелегальных мигрантов. Необходимо ответить, что в контек­сте устойчивого развития, этот аспект приоб­ретает особенную актуальность. Важным усло­вием, на наш взгляд является, чтобы мигранты всех возрастов имели доступ к базовым соци­альным и медицинским услугам, в том числе репродуктивного здоровья. Постоянное ухудше­ние состояния прав мигрантов, особенно дис­криминационной и ограничительной практикой и увеличение тенденции к сведению всего на национальный уровень является причиной для беспокойства. Принимая во внимание тот факт, что разработка национального законодательства - это суверенное право государств, включая выезд граждан и въезд иностранцев, условий их пребывания. Тем не менее международные до­говора по правам человека призваны соблюдать международные правила и рекомендации о пра­вах человека, в том числе и мигрантов. Безус­ловно, это касается основных Конвенций ООН, включая Конвенции МОТ и других международ­ных документов [11].

Необходимо отметить и определенные не­благоприятные тенденции. В сфере междуна­родной трудовой миграции появился новый кон­цептуальный подход, предлагающий применить принцип коммерциализации к вопросу о трудо­вых и социальных правах человека.

Согласно этому подходу, который можно назвать «утилитарным», иностранные рабочие осознанно соглашаются на ущемление в правах и неравное обращение в обмен на возможность трудоустройства в странах назначения. Фак­тически права превращаются в товар, в объект сделки; они могут быть выставлены на продажу и проданы «по сходной цене», в качестве кото­рой выступают экономические преимущества в форме доступа на рынок труда. В основе тако­го подхода лежит принцип «допущения», при котором определенный набор прав может стать «платой» за возможность трудоустройства в бо­лее развитых странах [12].

Необходимо также отметить, что мигранты очень часто заполняют вакансии так называе­мых работ «3-D» (Dirty, Dangerous, Difficult- грязный, опасный, трудный [13, р. 33-34] (ино­гда используют «унизительный» (Degrading). Это происходит параллельно с тем, что в мире постоянно идет конкуренция за квалифициро­ванные кадры. Использование дешевого труда мигрантов позволяет работодателям сохранять конкурентоспособность за счет низких издер­жек труда. Пребывание мигрантов в измере­нии «3D», как правило, характеризуется низкой оплатой труда, тяжелыми условиями и ограни­чением к элементарным условиям гигиены и ме­дицинским услугам. Все это серьезно осложняет и без того тяжелые условия пребывания мигран­тов в странах назначения. Подход, основанный на правах человека должен стать единственно возможным не только на уровне академического сообщества, но и на уровне правительственных и международных структур.

Денежные переводы

Денежные переводы являются серьезным звеном, связывающим миграцию и развитие. Это также серьезный элемент в контексте устойчи­вого развития. Они имеют огромное влияние на домашние хозяйства и сообщества, но часто иг­норируются и недооцениваются политикой раз­вития. Переводы мигрантов являются существен­ным подспорьем для доступа к медицинским услугам, к обучению, развития инфраструктуры, улучшения производительности мигрантов и в осуществлении производственных инвестиций в странах исхода. Одним из ключевых моментов в контексте устойчивого развития является роль переводов трудовых мигрантов для ВВП в ряде государств мира [14]. В контексте устойчивого развития, который также предполагает и усиле­ние образовательной составляющей наряду с до­ступом к медицинским услугам и обеспечением прав мигрантов, становится очевидным, что бо­лее образованные мигранты имеют лучшую ра­боту и более высокий заработок. К денежным пе­реводам или, более целостно это можно назвать накопленным опытом, к которому необходимо также отнести и навыки, и определенные контак­ты, человеческие ресурсы и инновации, которые в эпоху глобализации принимают различную форму: интернет и социальные сети, новые сред­ства коммуникации и т.д.

Таким образом, взаимосвязь миграции и устойчивого развития в рамках социального и экономического измерения, которая в данном исследовании рассматриваемая в контексте прав мигрантов, и их вклада в государства реципиен­ты и страны исхода в контексте глобализации имеет особенное значение, но имеет множество пробелов, которые необходимо заполнять более детальными исследованиями. Так до сих пор нет единого, общего подхода к правам мигран­тов, регулированию миграционных процессов, нет однозначной оценки вклада мигрантов, как посредством денежных переводов, так и дру­гих привлекаемых и переносимых ими ресурсов [15]. Однако в эпоху глобализации произошли важные изменения в видении миграции и разви­тия, перехода к устойчивому развитию. Видны четкие различия между старой и новой парадиг­мами, отражающими проблемы и перспективы. Так, старое видение отражает только негативное отношение к миграции и развитию, при котором миграция возникает как причина бедности и не­достаток развития и вызывает массовый отток сельского населения и «утечку мозгов». При та­ком понимании миграция не является основным ресурсом развития, она может восприниматься как фактор, замедляющий процесс развития.

Новое видение, которое в контексте глобали­зации и устойчивого развития преимуществен­но позитивное, отражает большей частью новый подход к миграции и развитию, устойчивому развитию. Так, кроме бедности и недостатка раз­вития, которые вызывают массовый отток сель­ского населения и «утечку мозгов», в контексте глобализации появляются такие факторы, как интеллектуальные приобретения, денежные пе­реводы, приобретение человеческого потенциа­ла и инноваций. Новое позитивное восприятие отражает вклад мигрантов в страны происхож­дения и страны исхода, оставляя и прежние про­блемы. Это хорошо объясняется и вписывается в «новую мантру» Капура [15]. Предложенные им новые измерения миграции и устойчивого раз­вития, могут эффективнее объяснить связи ми­грации с устойчивым развитием. Это отражает и новые тенденции в контексте глобализации при более тесной взаимосвязи миграции и развития, среди которых необходимо отметить следую­щие: мигранты передают домой навыки и миро­воззрение, известные как «социальные перево­ды», которые поддерживают развитие; «утечка мозгов» сменяется «циркуляцией мозгов», кото­рая приносит пользу и странам-донорам и стра­нам-реципиентам; временная (или циркулярная) трудовая миграция может стимулировать раз­витие, и поэтому ее необходимо поощрять; ми- грантские диаспоры могут быть мощной силой для развития посредством передачи ресурсов и идей странам-донорам; экономическое развитие позволит сократить эмиграцию, поощрять об­ратную миграцию, а также создавать условия, необходимые для использования капитала и ноу- хау, обеспечиваемого диаспорами.

Мигранты передают домой навыки и миро­воззрение, известные как «социальные перево­ды», которые поддерживают развитие. Действи­тельно, мигранты, пребывая в миграции, пере­носят на родину не только денежные переводы и материальные ценности, но и определенный опыт, новое мировоззрение, новые навыки и новое мышление, которые также определенным образом влияют на развитие.

Представляется, что так называемая «утеч­ка мозгов», сменяется «циркуляцией мозгов», которая приносит пользу и странам-донорам и странам-реципиентам. Это большей частью от­носится к мигрантам, которые не представляют такую фокусную группу, как низкоквалифици­рованная рабочая сила, представленную в дан­ном исследовании, а высококвалифицирован­ных мигрантов, а также мигрантов, которые ис­пользуют образовательные программы и гранты международных организаций и правительств отдельных государств для обучения. Став ди­пломированными специалистами эти акторы миграционного процесса становятся важными и мобильными элементами переноса интеллекту­альных навыков, независимо от того, остаются ли они в стране пребывания, или возвращаются на родину, так как в условиях глобализации, гра­ницы достаточно прозрачны, а такие сферы, как образование и новые технологии представляют достаточно мобильную отрасль современной индустрии.

Временная (или циркулярная) трудовая миграция может стимулировать развитие, и поэтому ее необходимо поощрять. Действи­тельно, временная миграция, представляется достаточно удобным видом миграции и менее болезненным как для стран доноров, так и для стран-реципиентов, в силу того, что мигранты не имеют возможности и необходимости адап­тироваться в принимающих сообществах. В то же время их заработки и навыки важны и вос­требованы как в странах назначения, так и в странах исхода.

Мигрантские диаспоры могут быть мощной силой для развития посредством передачи ресур­сов и идей странам-донорам. Данное измерение, на наш взгляд, является достаточно существен­ным и перспективным, как с точки зрения раз­вития социально-экономического, так и с точки зрения развития сотрудничества между сообще­ствами стран-реципиентов и стран-доноров. Это в равной степени относится и к «мигрантским сетям», которые представляют новый и важный миграционный тренд как на национальном, ре­гиональном и глобальном уровне.

Экономическое развитие позволит сократить эмиграцию, поощрять обратную миграцию, а также создавать условия, необходимые для ис­пользования капитала и ноу-хау, обеспечивае­мого диаспорами. Данное утверждение, на наш взгляд, является достаточно сомнительным, так как миграция представляется феноменом до­статочно прочно и уверенно вписавшимся в современную систему международных эконо­мических, социальных, политических и других отношений. В силу этого, всеобщее экономиче­ское развитие представляется не фактором, ко­торый может сократить миграцию, а фактором, который изменит качественные характеристики, например, возрастет число интеллектуальных мигрантов. Одна из тенденций миграции к из­менению роли государств из статуса донора в реципиент и, наоборот, может способствовать изменению роли диаспор.

Эти тенденции улучшают восприятие мигра­ции и развития как динамического процесса, от­ражая новые позитивные изменения, особенно такие, как «социальные переводы», «циркуляция мозгов» и «поддержка» «мигрантскими сетями». В контексте глобализации, устойчивое развитие и миграция видится более позитивным процессом.

Таким образом, понимание взаимосвязи между миграцией и развитием, постоянно меня­ется, находясь в состоянии постоянной эволю­ции. Устойчивое развитие как часть развития и отдельный процесс во взаимосвязи с миграцией требует большего внимания и дополнительного экспертного освещения. Положительные вы­воды могут способствовать решению проблем на национальном, региональном и глобальном уровнях и усилить новое позитивное видение в этой сфере, что будет способствовать большему вкладу мигрантов в процесс устойчивого разви­тия, а также проведению более сбалансирован­ной миграционной политики как странами про­исхождения, так и странами назначения.

 

Литература

  1. Cheema G. Sh., Localizing the MDGs Through Democratic Local Government: Towards A Local Development Framework Report submitted to the UN Capital Development Fund, East-West Center, Honolulu, Hawaii, october, 2008.
  2. Declaration of the United Nations Conference on the human environment //http://www.unep.org/Documents.Multilingual/asp?documentID=97&ArticleID=1503
  3. UN conference on environment and Development 1992 // http://www.un.org/geninfo/bp/enviro.html
  4. JoHANNEsBURG summit 2002 // http://www.johannesburgsummit. org/html/basic_info/basicinfo.html
  5. Проект резолюции, представленный Председателем Генеральной Ассамблеи Будущее, которого мы хотим http://daccess- dds-ny.un.org/doc/UNDOC/GEN/NП/476/12/PDF/NП47612.pdf?OpenElement
  6. World Commission on environment and Development’s (the Brundtland Commission) report our Common Future // (oxford: oxford University Press, 1987.
  7. What is sustainable Development // http: worldbank. org/depweb /engl
  8. The concept of sustainable development: an evaluation of its usefulness ten years after Brundtland, by David Pearce and Giles Atkinson. CSERGE Working Paper PA 98-02Centre for Social and Economic Research on the Global Environment University College London and University of East Anglia // http: //cserge.ac.uk/sites/default/files/pa_1998_02.pdf
  9. Framing Sustainable Development The Brundtland Report - 20 Years on // http://www.un.org/esa/sustdev/csd/csd15/media/ backgrounder_brundtland
  10. Tacoli C., D. okali The links between migration, globalisation and sustainable development.Published by the International Institute for Environment and Development (IIED) in collaboration with the Regional and International Networking Group (RING), 2001 // http://pubs.iied.org/pdfs/11020IIED.pdf
  11. Справочник по документации ООН // http://treaties.un.org/Pages /ViewDetails.aspx?src=TREATY&mtdsg_no=IV- 13&chapter=4&lang=en
  12. Таран П. Глобализация и трудовая миграция: необходимость политики, основанной на правах человека // http://www. socionauki.ru/ journal/articles/127589
  13. Cheema G. Sh., McNally A.Ch., and Popovski V Cross-border governance in Asia: regional issues and mechanisms, United Nations University, 2011. -296 p.
  14. Migration and remittances factbook 2011 // http://siteresources .worldbank.org/INTLAC/Resources/Factbook2011-Ebook.pdf
  15. Migration and Development: Perspectives from the South Stephen Castles Ra Delgado Wise, ЮМ, 2007. - P. 7.
Фамилия автора: Л.Ф. Деловарова
Год: 2013
Город: Алматы