Борьба за землю в Западном казахстане в XIX веке и ее характерные особенности

Бесспорно, что одним из наиболее актуальных вопросов для общественной жизни населения Западного Казахстана XIX века был вопрос о земле, ее общинном распределении, производительности, и конечно о частной земельной собственности. Все эти аспекты чрезвычайно важны для исследования настоящей научной проблемы, поскольку в данном случае мы можем отметить наличие самых противоречивых сторон в развитии поземельных отношений в регионе. Здесь проявлялось и влияние государственной аграрной политики, а также традиционные в казахском обществе земельные отношения, бывшие долгое время закономерными факторами решения земельных споров и противоречий на основе ранних обычаев. Поэтому следует рассматривать проблему и с внутренних аспектов, присущих обществу и влиянию внешних причин, связанных с политикой царского правительства, а также природными условиями, социальными аспектами и т.д.

В отношении аграрной политики правительства во многом проявлялось влияние местной администрации, в частности Оренбургского губернского правления. В письме Оренбургской пограничной комиссии в губернское правление отмечалось: «Оренбургский и Самарский генерал-убернатор имея ввиду значительное поступление жалоб от киргизов, указывающих на недостаточное ограждение прав их на кочевание, 7 ноября сего года (1852 г.), за № 1212 предложил между прочим Областному правлению, войти в соображение об общих мерах к пресечению и ограждению кочующих, от всякого стороннего стеснения, и о заключениях по сему предмету ему донести. Во исполнение сего. Областное Правление имеет честь донести Вашему Превосходительству, что так как, Зауральская степь в настоящее время находится в общем нераздельном пользовании киргизов, и никто из них никаких особенных прав на исключительное пользование отдельными участками земли не имеет, то Правление покуда не видит возможности на искоренение в степи беспорядков, происходящих от самовольного завоевания одними ордынцами у других поземельными угодьями, то беспорядки эти, по мңеңща.ДІраадеаша,. должны будут прекратиться сами собой, при введении в С Действие проектируемых.

согласно предложению Его Высокопревосходительства     господина Генерал-губернатора  от   19   августа   1861   года, Правил, относительно   наделения   киргизов   участками   земли   под оседлое хлебопашество» [1].

В данном случае отчетливо видно, что помимо развития скотоводства, кторое безусловно преобладало, местная администрация стремилась увеличить размеры вовлечения казахского населения в развитие земледелия.

Относительно возникающих поземельных споров Оренбургское областное правление писало также Оренбургскому губернатору: «Между кочующими в 28 дистанции по реке Яхми-Каргале киргизами жагалбайлинского рода, возникли недовольства и споры из-за поземельных угодий, о чем в минувшем апреле лишь поступили к Управляющему Областью для просьбы. Вследствие сего, согласно отзыву Управляющего, областное правление предписав чиновнику для контроля в степи, подпоручику султану Сейдалину отправиться в 28 дистанцию на места, из-за которых идет помянутый спор, и удостоверившись, на чьей стороне справедливость, доставить t обиженным удовлетворение безобидным переделом земли. Имею честь донести об этом Вашему Превосходительству и покорнейше просить о назначении о назначении означенному чиновнику, на основании Высочайше утвержденного в марте 1859 года положения Комитета Министров о контрольных чиновниках, подъемных по настоящей командировке денег в высшем по чину размере, так как султан Сейдалин подъемные может получить однажды в год, а командируется в степь в течение года по нескольку раз.

При этом Правление долгом считает доложить Вашему Превосходительству, что Управляющий областью, имея ввиду предложения генерал-губернатора, данные Областному Правлению от 10 августа и 7 ноября 1861 года, о том чтобы: 1) Составить проект правил, на которых можно дозволять киргизам заводиться оседлостью; 2) Войти в соображение об общих мерах к пресечению в степи беспорядков, происходящих от самовольного завладения одними ордынцами у других поземельными угодьями, и к ограждению правых от всякого стороннего стеснения - и признав помянутую командировку султана Сейдалина, считаем весьма удобной для того, чтобы по окончании оной, поручить ему собрание различных данных, необходимых для разрешения предложенных правлению от генерал-губернатора задач, предписав Сейдалину заняться еще и означенным предметом и потом предоставить к нему, как наблюдения, которые от сделает, так и собственные соображения» [2].

Таким образом, для местной администрации наиболее существенным моментом было обеспечение правовпорядка в степной полосе, что также могло способствовать более глубокому проникновению царского правительства в Западно-Казахстанский регион, устанавливать здесь свою власть.

Среди казахского населения также отмечены многочисленные случаи поземельных споров и тяжб, что отражается в источниках. Областное правление Области Оренбургских киргизов докладывало: «Обласное правление имеет честь донести, что в последнее трехлетие поступали беспрестанные жалобы киргизов Джекеева, Джакаимова, Джанкелычева и киргизова отделения Чиклинского рода на стеснение их и самовольство в пользовании кочевыми местами, и вследствие сего, на противодействие разных им занятиям, хлебопашеству, стройке мукомольной мельницы и т.д.. Со стороны Е-х соседей киргизов Кабаков и Тлявова отделения» [3].

К тому же между населением различных областей наблюдались случаи перекочевок, что не совсем устраивало царскую администрацию, т.к. й этом случае нарушались принципы административного деления региона. Например, на Мангышлаке возникала неоднократно проблема о перемещении кочевников и выработке норм для этих ежегодных переселений. «С недавнего времени Мангышлакское начальство возбудило переписку о переселении всех адаевцев Уральской области в его ведомство, основываясь на заявлении некоторых аульных старшин и влиятельных киргиз, будто бы все адаевцы желают переселения. Между тем большинство адаевцев вовсе этого не желают и просят оставить их в Уральском ведомстве» [4]. Этот факт и подтверждался в ходе посещения степи Оренбургским генерал-губернатором. Во время обзора степи в 1875 году губернатором Оренбургского края, почетные адаевцы обращались к нему с просьбой оставить их в Уральской области [5].

Среди официальных писем к Оренбургскому губернатору неоднократно отмечались случаи о размежевании земель, вмешательстве в данный процесс чиновников местной администрации. Бий Средней части Чнклинского рода Букей Карагулов писал Оренбургскому генерал-губернатору А.П. Безаку в 1862 году, что ввиду нехватки пастбищ, перекочевали на другие зимние пастбища, всего 50 кибиток, на урочище Кундуз и Караколь. «Мы никах не предполагали, чтобы мы были когда-либо удалены с настоящей нашей кочевки, тем более, что вследствие просьбы отца моего, киргиза Караула Кулекаева, принесенной в прошлом году в Областное правление Оренбургскими киргизами, Султан-правитель Средней части объявил мне и родственникам моим, что мы должны постоянно кочевать на вышеуказанных местах. Но ныне командированный властного правления чиновник Султан Сейдалин объявил мне и моим родственникам, чтобы мы удалились с занимаемых нами мест, которые предназначены во временные летние кочевки» [6]. Само Оренбургское

Зластное правление отмечало, что при развитии земледелия, поземельные .поры и размежевание территорий должны стать под особый контроль мастей. «По избрании и описании каждого свободного участка в общих чертах, Областное правление делает распоряжение о воспрещении киргизам :г»спашек в пределах этого участка и устройства зимовок, и затем описание Sa каждом участке с отзывами местных киргизов, предствавляет Главному -• правлению Западной Сибири, которое командирует межевщика для :бмежевания и подробной съемки с участка с расписанием удобных мест л-л заселения переселенцев и составлением общего исполнительного плана, спорый по утверждению установленным порядком препровождается в .-сластное правление» [7].

Безусловно, что развитие земледелия было важным процессом для -жительства и это было связано с вопросом о начале аграрной котонизации Западного Казахстана. На предложение Западно-Сибирского .рат-губернатора рассмотреть вопрос о колонизации Тургайской и ^[ьской   областей   Оренбургский  генерат-губернатор рассматривал • •". ему, советуясь в областными губернаторами. Уральский военный ернатор писал: «На предложение это имею честь донести Вашему ысокопревосходительству, что выработанные Сибирским Начальством о колонизации в степных областях Акмолинской и Семипалатинской правила, к Уршіьской области, по мнению моему применимы быть не могут, как объяснение к представлении моем от 11 декабря 1874 года, по неизбежным затруднениям в общественном управлении и полицейском надзоре по неимению в степи органов областной администрации и ограниченному штату чинов уездных полицейских управлений» [8]. К тому же областные правления были недостаточно подготовлены к началу колонизации, т.к. не имели четких и полных сведений о землях, их плодородии. «Положительно невозможно с точностью сказать, где именно, и в каких размерах могут быть отделены участки для поселений, чего в глубине степи вообще весьма мало, и для надобности киргизов хороших и удобных для хозяйства участков. И ближе к линии зимовые стойбища киргизов настолько уже многочисленны, что сами киргизы чувствуют стеснение в пахотных и сенокосных местах, через что возникают с каждым годом новые споры, тяжбы и жалобы по притензиям на право пользования тем или другим участком» [9]. Вообще поземельные споры наполнили областную канцелярию. Уральский военцый губернатор писал: «Споры эти нередко вызывают ссоры и драки, нарушающие общественный порядок, возбуждают следствия, и вообще настолько усложняют переписку по управлениям, что областное начальство озабочено уже преисканием мер для устранения подобных неблагоприятных условий для хозяйства и общего спокойствия в пользовании участками» [10].

После некоторого времени правительство облегчило для населения условия переселения на новые земли. По словам А.А. Кауфмана: «Значительно облегчив выдачу разрешений на переселение, правительство, в лице Сибирского комитета и вновь созданного в конце 1896 года Переселенческого управления Министерства внутренних дел, обратило свое внимание на то, чтобы придать переселенческому движению в Сибирь возможно большую сознательность. Общеизвестный факт, что переселенческое движение носило, а отчасти и продолжает носить в значительной мере стихийный характер. Раз в какой-либо метсности появилась «переселенческая горячка», люди оставляют родные места, сплошь и рядом, без сколько-нибудь ясного представления о том, куда им предстоит переселиться. На переселение пускаются то под влиянием писем от более ранних переселенцев, изображающих «новые места», нередко в совершенно ином свете, то под влиянием распространяющихся среди крестьян, всегда более или менее далеких от истины слухов о сибирском приволье, под влиянием которых переселенцы часто двигаются в глушь совершенно на удачу, не имея действительного представления далее о самой местности, куда они направляются, и часто вполне обманываясь в своих ожиданиях при приходе на новые места. Подобные слухи возникают по в всякому. Иногда по самому неподходящему поводу, как не раз отмечалось и литературой, и официальными источниками, и как подтверждается последним официальным изданием канцелярии Комитета Министров, таким поводом служило каждое распоряжение Правительства, касавшееся до переселения, даже известный циркуляр 1892 года о приостановке переселения в Сибирь. Мало пользы приносила в данном отношении доступная для народа литература; по вполне справедливому замечанию составителя «Колонизации Сибири», народные книжки о переселении, в большинстве случаев изображают жизнь в Сибири, ^^=r трывая дурные стороны ее, в освещении, наиболее привлекательном для народа представлении, и как бы гюдтверждают печатным словом крайне искаженные ходячие слухи о юири. Орудием для распространения в народе более правильных -редставлений о Сибири, и об условиях переселения было избрано, прежде ьсего, печатное слово. Первым шагом в этом направлении была изданная в юнце 1896 года, по инициативе статс-секретаря Кулощина, z: луторокопеечная книжка «Сибирское переселение», которая распространена была, через уездных крестьянских учреждений и с земских • прав, в количестве 400000 экземпляров, а затем за систематическую издательскую деятельность в данном направлении взялось вновь учрежденное Переселенческое Управление, которое выпускает с одной -тороны, справочные, или предназначенные для должностных лиц, . прикасающихся с крестьянами на местах выхода переселенцев, а с другой - народные брошюры со сведениями о Сибири и об условиях переселения и устройства на новых местах» [11, С. 19-20].

Однако   местная   администрация   не   смогла   в   полной мере соответствовать необходимым требованиям к обустройству переселенцев.

Зернская администрация, например, • требовала указать размеры и площади земли, которое занимает Уральское укрепление, будут ли все выделенные земли удовлетворять всем требованиям. Об этом сообщал и Главный штаб военного министерства в штаб Казанского военного округа.

После     начала     интенсивного     переселенческого движения, оземельные споры возросли с большей силой и стали происходить наачительно  чаще.   В  докладной  записке  есаула  султана Шигаева, -являющий 1 частью Прикаспийской Внутренней Орды Кучук Гали Пінгаев докладывая Начальнику Оренбургской Пограничной' комиссии .-терал-майору М.В. Лодыженскому, что поступила очередная просьба ^¾: еления из Ставки остаться во владении султана Шигаева возле Камыш­ам арских озер, с выполнением всех обязанностей. Султан хотел вернуться ; .-ъвылкуртский род и управлять им, так как он не мог найти общее аэанмопонимание с однородцами [13]. Приведем еще один факт. Между зоілями Оренбургских казаков и Тоболом происходила длительная сдельная тяжба. Казахи родов жаппас, аргын, кыпчак, будучи стесняемы аовыми отводами земли, со стороны войскового начальства и обывателями, .сеселились на линию и стеснили старожилов-кочевников. Между казахами родов есентемир, маскар, из-V участков по реке У ил. Приходилось ждать обследования до наступления •-созов осенью 1864 года [14].

Земельный вопрос являлся одним из ключевых для Западно-Казахстанского региона, как впрочем и для всей страны. А.Д. Арманд совершенно верно отмечает, что человек беспристрастно эксплуатирует природные богатства, предоставляя силами саморегулирования самим г-.полнять нанесенный природным системам ущерб. Сюда относится : --с та. вырубание лесов, периодическое восстановление плодородной мни путем превращения ее в замен, или в пар, загрязнение почвы, кмоечов, атмосферы, отходы производства. Нередко интересы людей требуют. чтобы творческие способности систем окружающей среды были одержаны, усилены, направлены в нужное русло. Посадки леса на месте вырубок, по склонам развивающихся оврагов, в степи, биологические приемы борьбы с вредителями сельского хозяйства - примеры совпадения хозяйственных задач с возможностями природных механизмов саморегулирования. Иногда активность природных ресурсов приходится сдерживать, сохраняя их внеустойчивом состоянии на ранней стадии развития. К таким системам можно отнести реки со спрямленными излучинами, свпаханное поле. Иногда опыт учтен и выводятся породы скота, домашних животных, сельскохозяйственных культур. На механизмы саморегулирования опирается архитектура парковых ландшафтов, или проект мелиорации сухих степей. [15, С. 5-6].

Таким образом, аграное развитие Западного Казахстана было связано не просто с политическими и социальными аспектами, но и с влиянием природно-географического фактора. К тому же влияние прородного фактора возрастало все больше по мере движения вперед исторического процесса. Поэтому взаимосвязь всех аспектов социально-экономической, политической жизни общества оказывали непосредственное влияние на аграрный вопрос в регионе.

 

Литература:

  1. ГАОО (Государственный архив Оренбургской области). Ф. 6. Он. 10. Д. Л.26.
  2. Там же, Л. 9.
  3. Там же, Л. 11.
  4. Там же, Он. 17. Д. 219. Л. 4.
  5. Там же, Л. 9.
  6. Там же, Ф. 10. Он. 9. Д. 3. Л. 18-19.
  7. Там же.
  8. Там лее, Л. 17.
  9. Там же.
  10. Там же.
  11. Кауфман А.А. Сибирское переселение на исходеXIX века. Историко-статистический очерк. - Спб, 1901. - 92 с.
  12. РГВИА (Российский государственный военно-исторический архив). Ф. 1420. Оп. 2. Д. 61. Л. 10.
  13. ГАОО. Ф. 222. Оп. 2. Д. 4. Л. 12 об.
  14. Там же. Ф. 6.On. Д. 79. Л. 5.
  15. Арманд А.Д. Самоорганизация и саморегулирование географических систем. - M., 1988. - 260 с.
Год: 2010
Город: Актюбинск
Категория: История
loading...