Низкие доходы населения как фактор стагнации спроса и предложения на агропродовольственном рынке России 

Цель исследования – выявление причин неэластичности спроса на агропродовольственном рынке России и определение путей его регулирования и перспектив дальнейшего развития.

Методология – в исследовании использованы следующие научные методы: анализ, наблюдение, сравнение, методы индукции и дедукции, а также метод абстрагирования,.

Оригинальность/ценность – в исследовании раскрыты зависимости между доходами    населения и динамикой спроса и предложения на агропродовольственном рынке, показаны пути и методы повышения спроса, первоначально с теоретической точки зрения, далее обоснована зависимость с позиции опыта агропродовольственного рынка России.

Выводы – на основе проведенного исследования было выявлено, что целесообразно направлять дотации малообеспеченным слоям населения не просто в форме дополнительных денежных выплат или уменьшения ставки подоходного налога, а в таких формах, которые обеспечили бы их целевое использование на продовольствие – в форме продовольственных талонов (карточек), бесплатных обедов для детей кормящих матерей, престарелых и других малообеспеченных слоев населения. Такое целевое расходование государственных средств позволяет в большей степени повысить спрос на продовольствие. Первоочередная поддержка государством потребителей продовольствия в рыночных сегментах с наименьшими доходами должна быть приоритетным направлением политики государства не только в условиях начального кризисного этапа адаптации к условиям ВТО, но и в последующем, в условиях оживления и роста аграрного сектора экономики.

Введение

Рыночный механизм в аграрной сфере экономики в отличие от других отраслей не в состоянии в связи с наличием определенных отраслевых и межотраслевых барьеров быстро и гибко устранять несоответствие между динамикой спроса и предложения, обеспечивать на рынке и в отрасли конкурентное эффективное равновесие. Это обусловлено особенностями формирования спроса на агропродовольственном рынке, изменениями его эластичности по доходам в зависимости от изменения степени насыщенности потребностей в продовольствии. Более подробно причины несостоятельности рыночного механизма регулирования в аграрном секторе экономики раскрывается в отдельных статьях автора [1,2,3].

По мере развития аграрного сектора экономики, роста доходов населения степень насыщения потребностей общества в продовольствии повышается. Вследствие этого существенно понижается эластичность спроса на продовольствие и замедляется рост спроса, т. е. он становится неповоротливым, не гибким, и поэтому не отзывчивым на сигналы рыночного механизма (на изменение доходов населения и цен на продовольствие). Отмеченное позволяет сделать вывод о том, что закон насыщения потребностей наиболее характерен для рынка продовольствия. В отличие от большинства непродовольственных товаров, расширение спроса на продукты питания имеет более четко очерченные пределы насыщения. Этим обусловлено то, что доля расходов на продукты питания в общей сумме потребительских расходов по мере прогрессивного развития общества и роста реальных доходов потребителей уменьшается, доля же расходов на непродовольственные товары увеличивается. Об этом свидетельствуют тенденции, выявляемые при анализе изменения уровня расходов обследованных домохозяйств в зависимости от уровня доходов в децильных группах (рисунок 1). По мере роста доходов и насыщения потребностей спрос на продовольствие в относительном выражении падает, а на непродовольственные товары растет. То есть выявляется следующая закономерность: изменение удельного веса потребления продовольствия в доходах обратно пропорционально изменению величины доходов потребителя. Так,  если в десятой группе, где средний доход в расчете на одного члена домохозяйства составил 51 487 рублей, доля расходов на покупку продовольствия была 13,4%, то в первой группе эти показатели составили, соответственно, 4 578 рублей и 42,1% [4]. По непродовольственным же товарам зависимость между этими показателями прямо пропорциональная.

где:

Изменение расходов домохозяйств в зависимости от уровня доходов в абсолютном выражении, 2011 г.    

Рисунок 1 – Изменение расходов домохозяйств в зависимости от уровня доходов в абсолютном выражении, 2011 г. [4]

  • E – уровень расходов на члена домохозяйства в месяц, руб.
  • I – уровень доходов на члена домохозяйства в месяц, руб.

Спрос относительно падает. Это проявляется в тенденциях, присущих закону Энгеля, – расходы на покупку продовольственных товаров растут медленнее, чем доходы населения и медленнее, чем расходы на непродовольственные товары и сбережения (рисунок 2). Расходы на питание возрастают в меньшей степени, чем расходы на непродовольственные товары, на сбережения.

Основная часть

Дж. М. Кейнс, исследуя зависимость потребления домашних хозяйств от величины текущего дохода, выразил ее в форме закона: «Основной психологический закон... состоит в том, – отмечает Кейнс, что люди склонны, как правило, увеличивать свое потребление с ростом дохода, но не в той же мере, в какой растет доход» [5]. Кейнс объясняет уменьшение удельного веса потребления психологическими склонностями человека откладывать все большую часть возрастающего дохода в сбережения. Однако, не следует видеть причины указанной закономерности только в субъективно-психологических факторах. Тенденция к уменьшению доли потребления продуктов питания и увеличению доли непродовольственных товаров, услуг и сбережений в доходах имеет в своей основе и такие объективные причины, как повышение по мере роста доходов уровня насыщенности потребностей человека. Эта причина особо актуальна по отношению к продуктам питания, которые имеют четко очерченный предел насыщения. 

где:

Изменение расходов домохозяйств в зависимости от уровня доходов в абсолютном выражении, 2011г.

Рисунок 2 – Изменение расходов домохозяйств в зависимости от уровня доходов в абсолютном выражении, 2011г. [4]

  • E – уровень расходов на члена домохозяйства в месяц, руб.,
  • I – уровень доходов на члена домохозяйства в месяц, руб.

Резкое падение доли спроса на продовольствие (рисунок 1) объясняется тем, что в группах домохозяйств с высокими доходами практически достигнут предел насыщения потребностей в продуктах питания. Так, например, потребление мяса и мясопродуктов даже в условиях глубокого экономического кризиса 90-х годов в десятой группе составило 83 кг. в год на члена домохозяйства, в первой же низкодоходной группе – только 31, по фруктам эти показатели равнялись, соответственно, 50 и 15,  овощам 122 и 49, молоку и молочным продуктам – 303 и 146 кг. [6]. Потребление продуктов питания (фактически удовлетворяемые потребности) в высокодоходной группе населения в основном соответствует или же приближается к рациональным нормам (к абсолютным потребностям), которые и являются пределом насыщения потребностей. По мере приближения потребностей в продуктах питания к этому пределу спрос на них становится неэластичным по доходу.

Зависимость эластичности платежеспособных потребностей в продовольствии от степени их насыщения графически изображена на рисунке 3. Кривая предельного уровня потребления продовольствия отражает изменение спроса в зависимости от изменения доходов. Она иллюстрирует   содержание «закона Энгеля»: с увеличением доходов, рост спроса на продукты питания замедляется, эластичность спроса на них по доходу падает. Изменения всех параметров, полученных по результатам бюджетного обследования домохозяйств, подтверждают указанную закономерность. Из десяти групп, как видно из рисунка 3, только в одной имеет место отклонение от этой тенденции.

Тенденция, отраженная на рисунке, выражает закономерность формирования спроса на агропродовольственном рынке, по мере его эволюции от этапа ненасыщенного рынка к этапу его полного насыщения. По мере перехода к стадии насыщения, эластичность спроса на продовольствие по доходам понижается. 

 Предельный уровень потребления продовольствия как функция от дохода, 2011 г.

Рисунок 3 – Предельный уровень потребления продовольствия как функция от дохода, 2011 г. [4] 

где:

  • MRC – предельный уровень потребления (прирост расходов на продовольствие в расчете на единицу прироста дохода);
  • I – доход на члена домохозяйства в месяц, руб.

Влияние динамики доходов на спрос и потребление неоднозначно. Следует различать происходящие под влиянием роста доходов изменения спроса на продукты питания – абсолютные и относительные. Абсолютно они увеличиваются, относительно – падают. Относительное падение проявляется в уменьшении доли расходов на питание в общей сумме расходов. Связано это с тем, что эластичность спроса на продовольствие падает относительно эластичности спроса на непродовольственные товары и сбережения.

Важно учитывать указанные тенденции и особенности формирования доходов и спроса на продовольствие в агропродовольственной политике. Рынок не может регулировать неэластичный спрос. С учетом этого должны формироваться формы и методы государственного регулирования агропродовольственного рынка.

Замедление роста расходов населения на покупку продовольственных товаров по мере роста доходов и повышения степени насыщенности потребностей проявляется, в конечном счете, в замедлении роста совокупного спроса на агропродовольственном рынке, в падении его эластичности по доходам.

Сделанные выводы выражают изменения в среднем спроса на агропродовольственном рынке, усредненные тенденции его динамики. При этом следует учитывать, что специфика формирования совокупного спроса на продовольствие в современной России связана с тем, что имеет место высокий уровень дифференциации доходов населения. 80% домохозяйств (с 1 по 8 децильные группы) имеют денежный доход менее 20 000 рублей в месяц, в то время как в девятой группе средний доход на домохозяйство составляет 27 500 рублей, в десятой – более 42 200 рублей. В стране 19 млн человек имеют доход ниже уровня прожиточного минимума (ниже 7 200 рублей в месяц). В малоимущих домашних хозяйствах (в первой децильной группе) расходы на питание в среднем на члена домохозяйства в месяц составили во втором квартале 2013 г. 2 000 рублей (46,5% расходов на потребление), а в десятой группе с наивысшими доходами – 5 800 рублей (14,4%) [4].

Приведенные данные дают основание сделать вывод о том, что в современных условиях в РФ факторами, сдерживающими рост спроса на продовольствие, являются не только и не столько открытые Энгелем и Кейнсом причины замедления роста спроса и падения его эластичности в условиях роста доходов и повышения степени насыщения потребностей, сколько особенности формирования  уровня, динамики, структуры доходов населения России: низкий уровень доходов в целом, высокая степень дифференциации доходов. Низкий уровень доходов, низкий уровень жизни значительной части населения обуславливают то, что в низкодоходных группах населения спрос хотя и эластичен по доходам, но он не растет или медленно растет. При этом даже этот незначительный прирост спроса поглощается приростом импорта продовольствия. Практически нет прироста спроса, ориентированного на прирост отечественного производства. Спрос не растет из-за низкого уровня доходов и медленного их роста в этих социальных группах. У высокодоходной части населения спрос на продовольствие также не растет, но он не растет по другой причине – из-за его неэластичности по доходам.

Предложение же на агропродовольственном рынке может устойчиво и быстро расти с связи с наличием потенциальных ресурсных возможностей для роста производства и быстрым нарастанием импортной составляющей предложения. Но ресурсный потенциал роста производства в сельском хозяйстве и других отраслях АПК не реализуется и не может быть реализован даже при самой масштабной поддержке сельского хозяйства.

Причина этого состоит в том, что сельскохозяйственное производство «спотыкается и будет спотыкаться» об медленно растущий и отстающий от роста предложения спрос (рисунок 4). В стране уже в течение 20-ти с лишним лет конъюнктура агропродовольственного рынка характеризуется устойчивым, затяжным неэффективным равновесием, когда предложение растет быстрее спроса. В этом проявляется несостоятельность, «изъян» рыночного механизма регулирования конкурентного равновесия в сельском хозяйстве. В этой ситуации постоянно и устойчиво формируется конъюнктура, характеризуемая как кризис относительного перепроизводства (О2>О3). При такой конъюнктуре уравновешивание спроса и предложения происходит при заниженном уровне цен равновесия, которые оказываются ниже уровня цен конкурентного эффективного равновесия. Таким образом, затяжная неблагоприятная кризисная конъюнктура является причиной заниженности цен, причиной диспаритета цен между промышленностью и сельским хозяйством, заниженности цен производителей в сельском хозяйстве, соответственно, и причиной заниженности доходности их производства. Имеет место тенденция к падению стоимости (цен) сельскохозяйственной продукции по отношению к стоимости (ценам) промышленной продукции.

где:

«Кейнсианский крест» на агропродовольственном рынке. Государственная политика расширения спроса (политика экспансии) в соответствии с теорией эффективного спроса Дж. М. Кейнса

Рисунок 4 – «Кейнсианский крест» на агропродовольственном рынке. Государственная политика расширения спроса (политика экспансии) в соответствии с теорией эффективного спроса Дж. М. Кейнса

  • S и D – предложение и спрос;
  • Q – количество продукции;
  • D1 и D2 – кривая спроса до и после осуществления политики экспансии;
  • O1 и О2 – точки рыночного равновесия до и после расширения спроса;
  • Q1 и Q2 – равновесный объем продукции до и после осуществления политики экспансии. 

Для того чтобы выйти из состояния кризиса перепроизводства, необходимо с помощью государства убрать те «камни», об которые спотыкается сельскохозяйственное производство: 1) сдерживать или даже уменьшить экспансию импорта на рынке продовольствия (сократить S), 2) разработать и внедрить специальные меры по поддержке и расширению спроса на продовольствие и сельскохозяйственное сырье (кривую D1 поднять до D2). Первое направление – это отдельная, очень сложная проблема, особенно применительно к условиям членства России к ВТО. Ее решение связано с реализацией таких задач по импортозамещению, как повышение эффективности, конкурентоспособности отечественного производства, а также с использованием в рамках правил ВТО мер, сдерживающих импорт продовольствия. Однако, как будет показано ниже, меры по поддержке и расширению спроса на продовольствие и сельскохозяйственное сырье, в конечном счете, могут эффективно «сработать» и на реализацию задач по импортозамещению.

Для России проблема регулирования рынка, особенно регулирования спроса, является крайне актуальной. Тем не менее она явно недооценивается. Нет должного понимания того, что болезни российского рынка носят системный характер. Поэтому принимались лишь отдельные решения в этой области, которые не дали необходимого результата, да и не могли дать, так как реализуемые меры в большинстве случаев носили односторонний характер и были направлены на регулирование в основном предложения (главным образом производства) на агропродовольственном рынке при ограниченности мер, регулирующих спрос, потребление. Такой односторонний подход к регулированию конъюнктуры агропродовольственного рынка не мог обеспечить баланс интересов производителей и потребителей на этом рынке. Более того, такая направленность рынка только усугубляла кризисную ситуацию рыночного неравновесия со всеми вытекающими отсюда последствиями.

Нерешенность в стране проблемы продовольственной безопасности, недостаточный уровень производства отечественной сельскохозяйственной продукции во многом обусловлен низким, отстающим от роста предложения спросом из-за низких доходов населения. Из-за этого низок уровень экономической доступности продовольствия для потребителей и низок уровень доходности ее производства для сельскохозяйственных производителей. Конечно, есть и другие факторы обострения противоречий интересов потребителей продовольствия и интересов сельскохозяйственных производителей, связанные с завышенностью розничных цен при заниженности цен производителя. Но это уже другой аспект данной темы.

В системе механизмов государственного регулирования конъюнктуры агропродовольственного рынка в России до последнего времени основное внимание уделялось государственной поддержке производства. В условиях членства в ВТО такая односторонняя политика регулирования конъюнктуры может оказаться недостаточно эффективной, т.е. она не сможет уравновесить спрос и предложение на таком уровне цен, который бы обеспечивал достижение баланса интересов производителей и потребителей. Необходимо в механизм регулирования конъюнктуры агропродовольственного рынка встроить новые элементы, регулирующие спрос и направленные, в первую очередь, на поддержку потребителей. В конечном счете, это окажет большую поддержку производителям по сравнению с прямыми формами поддержки производства.

Речь идет о применении в сельском хозяйстве экспансионистской политики управления спросом, концептуальные основы которой были разработаны Дж. М. Кейнсом. Поскольку неэластичный спрос на продовольствие слабо реагирует на рыночные сигналы, необходимо его государственное регулирование. Но роль государства в условиях относительного перепроизводства должна сводиться не к подмене рыночного механизма регулированием, а к созданию условий, при которых он уравновешивал бы спрос и предложение не за счет сокращения предложения продукции, а за счет повышения спроса на нее (рисунок 4). Такая направленность динамики спроса и предложения соответствует потребностям общества и нацеливает на удовлетворение производственных возможностей отрасли. Совокупный спрос на сельскохозяйственную продукцию и продовольствие может быть повышен только при стимулирующих спрос государственных методах регулирования агропродовольственного рынка.

В соответствии с теорией Кейнса, противостоять кризисам перепроизводства и спаду производства может политика государства, направленная на расширение спроса. Целесообразность и результативность такой политики проиллюстрирована на рисунке 4. При опережающем росте предложения по сравнению со спросом, складывается ситуация перепроизводства (обозначенный фигурной скобкой отрезок О2 О3). Кейнс доказал, что рыночный механизм не может поднять спрос до уровня предложения, так как потребление растет медленнее, чем доходы населения. Это объясняется действием основного психологического закона Кейнса: по мере роста доходов в них уменьшается доля потребления (особенно доля потребления продуктов питания) и увеличивается доля сбережений, т.е. не весь доход люди используют на потребление (рисунок 2). Поэтому и складывается конъюнктура, характеризующаяся превышением предложения над спросом. Рыночный механизм не в состоянии решить эту проблему за счет повышения спроса до уровня предложения. Рынок не в состоянии быстро поднять замедляющийся спрос. Государство должно «помочь» рынку уравновесить спрос и предложение в точке О2 при объеме производства Q2: для этого необходимо принять меры по расширению спроса до уровня предложения (смещение кривой спроса с D1 до D2). Рыночные цены будут при этом повышаться до уровня цен эффективного конкурентного равновесия.

В условиях высокой доли импорта в потреблении продовольствия нецелевое общее повышение спроса может в своей значительной части переключиться на импортную продукцию. Поэтому, разрабатывая политику экспансии на агропродовольственном рынке, необходимо обеспечить целевую направленность и использование выделяемых на повышение спроса средств. Повышающийся за счет бюджетных средств спрос необходимо сориентировать на отечественную продукцию. С учетом опыта зарубежных государств это возможно сделать путем использования неценовых детерминант спроса. Среди них главным фактором, воздействующим на спрос, являются доходы населения. С целью эффективного управления спросом необходимо оказывать воздействие на доходы только той части населения, у которой спрос на продовольствие высокоэластичен по доходам (чувствителен к изменению доходов). Это малообеспеченные группы населения с низким уровнем насыщенности потребностей в продуктах питания.

Низкий коэффициент эластичности – это средний показатель по стране («средняя температура по больнице»). Если же анализировать группы населения с разным уровнем доходов, то выявляется то, что в высокодоходных слоях населения спрос на продовольствие неэластичен по доходам, а в низкодоходных группах – высокоэластичен. Поэтому предпочтительным является неценовое регулирование спроса на продукты питания низкодоходных групп населения. Целесообразно использовать следующие пути повышения спроса на продовольствие:

  1. Целевое финансирование спроса на продовольствие малообеспеченных слоев населения. Речь идет о том, чтобы не просто повысить доходы этой группы населения, а сделать так, чтобы эта часть доходов обязательно была использована на покупку продуктов питания. При этом ставится задача, чтобы приобретались на эти доходы продукты питания только отечественного производства. Такое целевое направление доходов на расширение спроса на агропродовольственном рынке будет способствовать поддержке не только потребителей, но и отечественных производителей продовольствия. Решение такой задачи может быть осуществлено, например, на основе использования программы продовольственных талонов.

В США, например, расходы на финансирование программы продовольственных талонов (теперь она называется «программа льготной покупки продуктов») выросли с 11 млрд. долл. в 1985 г. до 80 млрд. долл. в 2012 г., продовольственную помощь получали 45 млн человек [7].

  1. Расширение спроса на продовольствие за счет программ школьных обедов, продовольственной помощи для кормящих матерей и малолетних детей, поставок отечественного продовольствия в детские сады, оздоровительные лагеря, дома ветеранов, лечебные учреждения, вооруженные силы, пеницитарные учреждения. Такая система государственных закупок должна быть нацелена на продукцию отечественных производителей. 

На поддержку спроса населения на продовольствие расходуется до 60% всех средств, составляющих бюджет министерства сельского хозяйства США. Министерство сельского хозяйство РФ не наделено такими широкими полномочиями по регулированию спроса и предложения, потребления и производства продовольствия, как министерство сельского хозяйства США. За министерством закреплены в основном только функции по регулированию производства, предложения продукции аграрной сферы экономики. Это подтверждается, например, тем, что Госпрограммой развития сельского хозяйства РФ 2008-2012 гг. на регулирование рынка сельскохозяйственной продукции и продовольствия (на регулирование соотношения спроса и предложения) было выделено на весь период только 7 млрд. рублей из 551 млрд. рублей, планируемых на всю программу [8]. Агропродовольственный рынок, механизм его регулирования «разорван» министерствами, ведомствами: производство, предложение регулируются МСХ, а спрос, потребление другими министерствами, отвечающими за регулирование уровня доходов, уровня жизни населения, в частности Министерством экономического развития. Одно министерство пытается регулировать производство и предложение, другое министерство хотя и имеет полномочия, но очень неуклюже регулирует или почти не регулирует конъюнктуру агропродовольственного рынка со стороны спроса и потребления продовольствия.

Односторонние регулирование и поддержка сельскохозяйственного производства без согласованной политики регулирования спроса и потребления зачастую оказывает «медвежью услугу» сельскохозяйственным производителям. Меры по поддержке и стимулированию роста производства по отдельным видам продукции при экспансии импорта и существенном превышении предложения над спросом только увеличивают диспропорцию, неравновесие предложения по отношению к низкому уровню спроса, и в результате этого цены производителя остаются на заниженном уровне (или даже понижаются) и расходы государства, направленные на поддержание доходов  производителей, «съедаются» – перераспределяются через механизм ценовой конъюнктуры в карманы посредников, торговцев, переработчиков.

Вследствие этого консервируется ситуация, когда в одно и то же время формируются заниженные цены для производителей и завышенные цены (розничные) для потребителей. То есть в этой ситуации становятся хроническими кризисные, депрессивные явления в аграрном секторе экономики. При этом затрачиваемые на поддержку производства и предложения и без того ограниченные государственные ресурсы будут низкоэффективны. В некоторых случаях такая бюджетная поддержка производителей вместо ожидаемого роста доходности сельскохозяйственного производства может приводить к его понижению. То есть такая поддержка производства будет усугублять ситуацию перепроизводства, ситуацию превышения предложения над низким, не растущим спросом из-за низкого уровня доходов значительной части населения. Значит необходимо срочно принимать меры не только и не столько по стимулированию роста производства, сколько по повышению спроса на агропродовольственном рынке. Необходимо изучить и использовать опыт США, когда оба регулирующих, режущих «лезвия ножниц» (регулятор спроса и регулятор производства) оказываются в руках одного ведомства. Тогда эти «два лезвия» может быть, смогут согласованно на основе мер «зеленой корзины» «нарезать цены» эффективного конкурентного равновесия, соответствующие интересам как производителей, так и потребителей. Однако, такое комплексное регулирование конъюнктуры рынка потребует довольно больших бюджетных затрат. Например, если в программу продовольственной помощи включить только ту часть населения РФ, которая имеет денежные доходы ниже прожиточного минимума (по официальным данным около 19 млн человек), то на финансирование этой программы потребуется в год около 90 млрд. рублей даже при условии, что на эти цели в расчете на 1 человека будет расходоваться средств в 10 раз меньше, чем в США, где расходуется на человека примерно 130 долларов в месяц.

Если же мы не сможем даже на таком уровне решить проблему недоедания и бедности, то что же тогда мы сможем сказать о социальной ориентированности нашей экономики, о социальной защите беднейших слоев населения. В стране 19 млн человек имеют среднемесячный доход меньше величины прожиточного минимума, меньше 220 долл. Это крайне низкий, нищенский уровень жизни, низкий уровень питания 13,4% населения. Не намного выше уровень жизни и уровень питания и у следующей группы населения (примерно 20 млн чел.), доходы которых незначительно превышают   прожиточный минимум. Повышение уровня жизни, улучшение питания этих 40 млн человек – социальная задача, требующая неотложного решения. Разработка и внедрение систем социального питания будут способствовать этому.

Как было отмечено выше, 90 млрд. рублей, выделяемые на программу продовольственных талонов, – это не только решение социальных проблем, связанных с потреблением продуктов питания беднейшими слоями населения. Это не односторонне направленные на интересы потребителей меры. Это увеличение спроса на продовольствие на рынке на 90 млрд. рублей, это спрос на продукцию отечественных производителей.

Государство, совершая закупочные операции на такую сумму, тем самым, поддерживает не только спрос, но и предложение, не только потребление, но и производство сельскохозяйственного сырья и продовольствия. Это 90 млрд. рублей дополнительных доходов производителей в аграрном секторе экономики. Такие меры являются более эффективным путем поддержки производителей по сравнению с односторонними мерами прямой поддержки производства. Поддержка производства может дать высокую отдачу только в том случае, если она осуществляется параллельно с поддержкой спроса, ориентированного государством на отечественную продукцию. Следует изыскать для этого необходимые дополнительные ресурсы. В противном случае показатели, предусмотренные Доктриной продовольственной безопасности РФ, не будут достигнуты.

Следует отметить, что министерство сельского хозяйства в последнее время стало активно заниматься разработкой проекта по внедрению социального питания, осознавая важность этого направления регулирования агропродовольственного рынка. Прорабатываются такие направления развития социального питания, как поставки отечественного продовольствия в детские сады, школы, оздоровительные лагеря, дома ветеранов, лечебные учреждения, вооруженные силы, пеницитарные учреждения. Создана по этому вопросу межведомственная рабочая группа, определены несколько «пилотных» регионов, которые в этом году получат финансовую поддержку на эти цели.

Однако, во-первых, мы запаздываем с этим проектом, предполагается, что он заработает только через два года, а надо было его внедрить еще «вчера», во всяком случае, до вступления в ВТО. Во-вторых, предполагается внедрение системы в урезанном виде, она не охватывает большую часть из тех 19 млн человек, которые имеют доходы ниже прожиточного минимума. Для их охвата следовало включить в проект программу продовольственных талонов. В-третьих, масштабы финансирования проекта могут оказаться недостаточными для того, чтобы оказать существенное влияние на спрос, и, соответственно, производство продовольствия. Положительно то, что перечисленные выше государственные расходы планируется объединить в единую программу госзакупок по программе социального питания. Если сориентировать эти закупки (сейчас они составляют более 400 млрд. рублей) только на отечественную продукцию, то это будет хорошей поддержкой и сельскохозяйственного производства.

В развитых государствах мощным средством воздействия на агропродовольственный рынок, на расширение спроса на нем является политика государства по регулированию подоходного налога. Там распространена практика освобождения от подоходного налога беднейших слоев населения, применяется дифференцированная шкала обложения этим налогом. И то, и другое существенно увеличивает эластичный спрос малообеспеченных слоев населения на продовольствие.

Необходимо рассматривать налоговую политику в области взимания подоходного налога как средство существенного повышения уровня потребления продуктов питания со стороны беднейших слоев населения и, соответственно, как средство повышения спроса на агропродовольственном рынке и как эффективную форму поддержки производства в аграрном секторе экономики.

Государство может способствовать, особенно в условиях недостатка бюджетных средств для дорогостоящих бюджетных программ, повышению спроса на продукты питания путем уменьшения дифференциации доходов населения. Этот путь, не требуя дополнительных расходов со стороны государства, может привести к существенному увеличению спроса на продовольствие. Решить задачу можно путем введения прогрессивной шкалы налогообложения доходов населения, ведущей к перераспределению доходов в пользу бедных слоев. В этом рыночном сегменте находятся покупатели с высокой эластичностью спроса на продукты питания (спрос очень отзывчив на повышение доходов). Повышение  ставки налогов на высокие доходы не приведет к уменьшению спроса на продукты питания со стороны групп населения, имеющих такие доходы, так как в этих группах практически достигнут предел насыщения потребностей в продуктах питания и поэтому спрос на него практически неэластичен по доходу.

Исследование выделенных рыночных сегментов позволяет сделать вывод о необходимости разработки дифференцированных государственных мер применительно к каждому сегменту рынка продовольствия с учетом поведенческой реакции потребителей в зависимости от уровня их доходов. Одним из направлений такой политики, которое способствовало бы повышению совокупного спроса по стране на продовольствие, является государственная поддержка спроса на продукты питания в первую очередь тех потребителей, которые находятся в низкодоходных группах. То есть должна проводиться селективная политика государства по регулированию спроса на продовольствие в определенных «рыночных окнах».

О возможности и целесообразности осуществления такой политики свидетельствует и анализ данных таблицы 1. Перераспределение только 1% доходов (153 млрд. рублей) из пятой группы населения с наивысшими доходами в первую и вторую группы с наименьшими доходами может привести к повышению совокупного спроса на продовольствие не менее чем на 50 млрд. рублей (при условии, что коэффициент эластичности спроса в среднем в этих группах 0,3). При этом общая сумма доходов во всех пяти группах осталась бы неизменной. То есть рост спроса на продовольствие произошел бы за счет некоторого роста удельного веса расходов на продукты питания.

Таблица 1 – Распределение общего объема денежных доходов по 20-ти процентным группам населения в Российской Федерации [9,10]

Распределение общего объема денежных доходов по 20-ти процентным группам населения в Российской Федерации

Выводы

Целесообразно направлять дотации малообеспеченным слоям населения не просто в форме дополнительных денежных выплат или уменьшения ставки подоходного налога, а в таких формах, которые обеспечили бы их целевое использование на продовольствие – в форме продовольственных талонов (карточек), бесплатных обедов для детей кормящих матерей, престарелых и других малообеспеченных слоев населения. Такое целевое расходование государственных средств позволяет в большей степени повысить спрос на продовольствие. В рассмотренном выше случае при таком использовании перераспределенных средств все 153 млрд. рублей (а не только 50 млрд. рублей) представляли бы собой дополнительный спрос на продовольствие. Наряду с задачей по социальной защите малообеспеченных слоев населения, указанная политика способствовала бы и решению проблемы выравнивания экономической конъюнктуры на продовольственном рынке – повышению спроса, его уравновешиванию с предложением, увеличению отечественного производства. Необходимость осуществления такой направленности регулирования агропродовольственного рынка была обоснована нами еще в кризисные 90-е годы. Предлагаемая перераспределительная политика может вызвать возражения в связи с тем, что она, якобы, ведя к уравнительности в распределении доходов, таит в себе опасность подрыва стимулов экономического роста. Определенное выравнивание доходов населения, которое произойдет при применении такой политики, не в состоянии подорвать стимулы к инвестициям и росту производства. Этот вывод вытекает из того, что в России в процессе рыночных преобразований без соответствующей социальной ориентации резко возросла степень дифференциации доходов. Она превышает уровень многих зарубежных государств. Соотношение доходов 10% наиболее и 10% наименее обеспеченных групп населения в Российской Федерации составляло в 1990 г. 4,4:1, в 1994 – 15,1:1, в 1996 г. – 13,0:1, в 2010 – 16,5:1. Индекс Джини увеличился с 0,260 в 1991 г. до 0,375 в 1996 и до 0,421 в 2010 г. В развитых странах коэффициент фондов (разница в доходах между верхней и нижней децильными группами) значительно ниже (в Западной Европе 5-6, в США около 11 раз). Это дает основание указать на возможность безболезненного для экономики уменьшения уровня дифференциации доходов (с принятием соответствующих мер борьбы с укрывательством доходов от налогообложения).

Первоочередная поддержка государством потребителей продовольствия в рыночных сегментах с наименьшими доходами должна быть приоритетным направлением политики государства не только в условиях начального кризисного этапа адаптации к условиям ВТО, но и в последующем в условиях оживления и роста аграрного сектора экономики. Если при нехватке бюджетных средств такая политика осуществляется в основном за счет перераспределения валовых доходов и уменьшения за счет этого разницы в уровне располагаемых доходов, то в условиях экономического роста дополнительно выделяемые из бюджета ресурсы, с целью повышения спроса населения на продукты питания, должны направляться в те же рыночные окна, где потребности в продовольствии не насыщены, спрос потребителей на него высокоэластичен по доходу. Такое регулирование конъюнктуры позволяет одновременно решать проблемы как экономического, так и социального характера. Расширяется спрос на продовольствие, вследствие этого он уравновешивается с предложением, стимулируется рост производства. Вместе с тем растет уровень потребления продуктов питания низкодоходными слоями населения, повышается уровень их жизни.

 

Список литературы 

  1. Гайсин Р. Особенности механизмов ценообразования и рентообразования на различных этапах эволюции агропродоволсьвенного рынка. // Известия МСХА. – 2010. – №3.
  2. Gaysin R. Price dynamics in stages of long-term cyclic fluctuations of conjuncture of the world agrofood market // Scientific Journal: Oeconomica. – 2012. – №298 (69). – 15-28.
  3. Gaysin The stages of the cyclic development of the agro-food market in Еuropean and Asian states // Scientific Journal: Acta oeconomica et informatica. – 2010. – №13 (2). – pp. 46-54.
  4. Доходы, расходы и потребление домашних хозяйств в 2011 г. (по итогам выборочного обследования бюджетов домашних хозяйств) [Электрон. ресурс]. – URL: http://www.gks.ru/wps/wcm/connect/ rosstat_main/rosstat/ru/statistics/publications/catalog/doc_1140096812812. (дата обращения: 03.2014)
  5. Кейнс Дж. Общая теория занятости, процента и денег. – М.,
  6. Российский статистический ежегодник: Статистический сборник [Электрон. ресурс] / Госкомстат России. – М.: Логос, 1996. – URL: http://www.gks.ru. (дата обращения: 12.2013)
  7. Американская программа льготной покупки продуктов [Электрон. ресурс]. – URL: http:// ru.wikipedia.org/wiki/. (дата обращения: 04.2014)
  8. Постановление Правительства РФ от 07.2007 N 446 (ред. от 23.04.2012). «О Государственной программе развития сельского хозяйства и регулирования рынков сельскохозяйственной продукции, сырья и продовольствия на 2008-2012 годы» [Электрон. ресурс]. – 2007. – URL: http://www.consultant. ru/document/cons_doc_LAW_129185/?frame=1. (дата обращения: 24.01.2014)
  9. Российский статистический ежегодник: Статистический сборник. – М.: Росстат,
  10. Социальное положение и уровень жизни населения России: Статистический сборник. – М.: Росстат,
  11. Haq, , Meilke, K. The role of income in trading-differentiated agri-food products: The case of canada, the United States, and selected EU countries // Canadian Journal of Agricultural Economics. – 2009. – №57 (3). – pp. 343-363. DOI: 10.1111/j.1744-7976.2009.01155.x. 
  12. Liu, J., Wu, , Wang, Y., Zhao, X., Cao, X., Sun, S. Assessment of agricultural productive efficiency for Hetao Irrigation District based on data envelopment analysis Nongye Gongcheng Xuebao // Transactions of the Chinese Society of Agricultural Engineering. – 2014. – №30 (9). – pp. 110-118. DOI: 10.3969/j.issn.10026819.2014.09.014.
Год: 2014
Город: Алматы
Категория: Экономика