Влияние социально-экономического положения региона на устойчивое развитие туризма 

Цель исследованияпривести и аргументировать новые пути решения важной научной задачи, имеющей существенное значение для социально-экономического положения региона сквозь призму устойчивого развития туризма. 

Методологияиспользование сравнительного анализа, синтеза, а также таких основополагающих методов логического анализа как индукция и дедукция, анализ причин и последствий.

Оригинальность/ценностьзаключается в применении полученных результатов для эффективной реализации государственной политики в сфере туризма в Республике Казахстан, а также в учебной и научно-познавательной деятельности студентов, магистрантов, докторантов и преподавателей, в каче- стве теоретической основы для дальнейшего исследования проблем социально-экономического поло- жения региона, как фактора устойчивого развития туризма.

Выводыв настоящее время вопрос устойчивого развития человечества решается на макроуровне, но не стоит забывать о том, что меры, которые должны приниматься по решению данной проблемы, должны находить свою реализацию на микро- и мезоуровнях. Неконтролируемый рост туризма, обу- словленный желанием быстро получить прибыль, зачастую приводит к негативным последствиям ущербу окружающей среде и местным общинам, что, в свою очередь, требует от государства должного внимания к концепции устойчивого развития туризма, разработке тщательного плана приоритетных действий, сводящих к минимуму негативные последствия туризма.

Несмотря на то что в научной терминологии понятия устойчивость и устойчивое развитие были постепенно приняты внутренними и международными политическими программами и до- полняются все более полезными новыми аспектами в решении основных экономических проблем дефицита, экономисты в целом затрудняются в предоставлении адекватных ответов на многие важные вопросы [1].

Ряд последствий и ограничений этих понятий не обсуждается в том объеме, которого требует современная реальность, когда общая парадигма устойчивости рассматривается не только в мировом масштабе, в широком контексте глобальных природных ресурсов, но и на меньших территориальных уровнях: национальном, региональном и местном [2].

Недостаточно ясно толкование понятия устойчивости при анализе «устойчивой» политики, так как это зависит от основных субъективных или идеологических взглядов [3]. Трудности в определении устойчивости на различных уровнях, наряду с соответствующим непониманием самой этой устойчи- вости на различных уровнях принятия решений, зачастую приводят к экологической политике, которая использует новые концептуальные парадигмы, опирающиеся на небезопасные и нестабильные теоре- тические основы.

С другой стороны, при наличии большого количества интерпретаций устойчивого развития, тем не менее существует широкий консенсус, что оно, как минимум, должно охватывать две центральные и основные идеи:

  1. Это развитие имеет экономический, социальный и экологический аспект, так что развитие воз- можно только тогда, когда будет налажена гармония между различными компонентами, которые спо- собствуют выполнению окружающей средой основной функции – функции жизнеобеспечения.
  2. Нынешнее поколение имеет моральное обязательство перед будущими поколениями в сохра- нении достаточных социальных, экологических и экономических ресурсов для того, чтобы они могли насладиться уровнями благополучия, по крайней мере, выше, чем наши собственные.

Если основные особенности устойчивости (экология, экономика и социальная ответственность) можно рассматривать как кончики треугольника (рисунок 1), то отношения между экологией и эко- номикой, экономикой и социальной ответственностью соответственно представляют собой ключевые моменты в вопросе устойчивого развития. В этом системном подходе, таким образом, устойчивость рассматривается как «выполнение условной оптимизации и тонкой настройки всех элементов системы развития таким образом, чтобы система, в целом, сохраняла свои опоры, без рвущегося вперед в ущерб другим одного из ее элементов» [4].

В результате анализа элементов концепции устойчивого развития возникло много вопросов, создав- ших почву для споров и разногласий приверженцев различных экологических идеологий [5]; [6]. В целом можно выделить «четыре основных мировоззрения, начиная от поддержки рыночного и технологически обусловленного процесса роста, который является вредным для окружающей среды, переходя к позиции в пользу управляемого сохранения ресурсов и роста, и, заканчивая позициями «эко-защитников», кото- рые явно отвергают экономической рост» [7, с. 13]. Эти мировоззрения охватывают различные этические ценности и политические стратегии, и, следовательно, варьируются от парадигмы радикальных защит- ников ресурсов до позиции радикальных потребителей ресурсов [8]; [9]. Интерпретация устойчивого развития может соответственно различаться как очень сильно, так и очень слабо.

 Задачи устойчивого социально-экономического развития

Рисунок 1 – Задачи устойчивого социально-экономического развития 

Таблица 1, основанная на исследованиях Turner-Pearce-Bateman [10], суммирует эти основные по- зиции устойчивого развития, которые на практике менее четко определены и дублированы. В  общем, «слабая» устойчивость упоминается в качестве экономического принципа стоимости, который осно- ван на базисе неоклассической теории капитала. Напротив, понятие «сильной» устойчивости, основан- ной на законах термодинамики, [11]; [12]; [13] возникает «из предварительно аналитического видения экологической экономики, что экономика является открытой подсистемой конечной и не растущей глобальной экосистемы» [14, с.483].

Таблица 1 Спектр основных элементов устойчивого развития   

Спектр основных элементов устойчивого развития

Параллельно с появлением большого количества разнообразной литературы, связанной с концеп- цией устойчивого развития, многие исследования начали выделять взаимосвязь между экологией и туризмом [15]; [16]. В частности, пагубное воздействие массового туризма на природные, строитель- ные и социально-культурные ресурсы принимающих общин в целях содействия их экономическому благополучию, сохранению естественного и социально-культурного капитала, достижения внутри- и между поколениями справедливости в распределении выгод и издержек, обеспечения их самодоста- точности и удовлетворения основных нужд туристов [17]; [18]. Таким образом, исследования Clarke [19] обеспечивают четкий анализ различных подходов к устойчивому туризму, в то время как теория Collins [20] обеспечивает простой и прямой анализ развития туризма с точки зрения сторонников силь- ных критериев устойчивости.

Однако, несмотря на привлекательность понятия «устойчивый туризм» в качестве сбалансиро- ванного развития, удовлетворяющего потребности и желания туристов (спрос), нужды и желания государственных и частных операторов индустрии туризма (предложение) и защиты (природной, стро- ительной и культурной) ресурсной базы туризма, сложные вопросы остаются нерешенными.

Например, поиск сбалансированной туристской политики подразумевает сравнение преимуществ туристской отрасли с социальными издержками, вытекающими из данной отрасли. Однако оценка этих эффектов таит в себе немало трудностей.

В дополнение к преимуществам, преобладающая часть литературы классифицирует социально- экономические последствия для национальных и региональных экономик следующим образом [21]:

  • платежный баланс: для многих народов туризм зачастую является основным источником ва- лютных поступлений, хотя некоторые сокращения чистой отдачи от платежного баланса можно ожидать из-за действий иностранных туристических операторов;
  • региональное развитие: туризм часто распространяет хозяйственную деятельность преимущест- венно в пределах внутренней границы конкретной страны;
  • диверсификация экономики: многогранная природа туризма может способствовать созданию основ надежного экономического развития;
  • уровень доходов: эффекты дохода от туризма могут дать толчок к широким колебаниям мульти- пликатора доходов;
  • государственные доходы: государство получает доходы за счет сбора налогов, хотя нужно при- знать, что могут также потребоваться значительные затраты на строительно-монтажные работы;
  • возможности трудоустройства: в большинстве стран туризм является важным источником заня- тости, особенно для неквалифицированной и полунеквалифицированной рабочей силы.

Очевидно, что эти эффекты будут варьироваться от одного региона к другому в соответствии с широким набором таких обстоятельств как: жизненный цикл туризма, местные стратегии продвиже- ния туризма и использование адекватных информационных систем и маркетинговых стратегий. Кро- ме того, учитывая разнообразную деятельность и многоотраслевой характер туризма,   туристический продукт показывает разительный контраст в сравнении с традиционной моделью частной торговли. Чистые общественные блага или вероятность своего рода смешанных товаров, возможно, нечистое общественное благо, а частное благо с некоторыми объединенными характеристиками, как правило, имеют место на туристском рынке. Эта смесь товаров не может быть воплощена рыночной системой. Таким образом, неудивительно то, что надлежащие меры по разумной экономической оценке льгот туризма не будут осуществимы для большинства политических курсов.

В любом случае должна быть рассмотрена степень проявления положительных эффектов в све- те давления туристического бизнеса на природные, культурные и социально-экономические условия туристских курортов. Такие неблагоприятные воздействия на окружающую среду обусловлены чрез- мерным потреблением ресурсов, загрязнением окружающей среды и отходами, образующимися при развитии туристской инфраструктуры, транспорта и самой туристской деятельности. Некоторые из этих воздействий являются необратимыми и неопределенными, в то время как во многих случаях со- циальные издержки не взимаются с туристов и не включаются в цену за единицу продаваемых товаров. Это особенно верно в отношении туризма, основанного на природной среде, а также на историко-куль- турном наследии [22].

Очевиден тот факт, что незапланированный и неконтролируемый рост туризма, направленный на краткосрочные выгоды, часто приводит к негативным и необратимым последствиям для окружающей среды и общества и разрушению самой основы, на которой он построен и процветает. В связи с этим возникают вопросы относительно того, до какой степени можно сдерживать развитие туризма в опре- деленной области, не порождая внешних негативных отрицательных экономических эффектов?  Это, в свою очередь, означает, что такое развитие должно быть экологически терпимым в долгосрочной перспективе, экономически жизнеспособными, а также этически и социально справедливым для насе- ления региона.

 

Список литературы 

  1. Howarth R. B. Defining Sustainability // Land Economics. – 1997. – № 73,
  2. Nijkamp Lo sviluppo sostenibile e la valutazione socio-economica ed ambientale, in FUSCO GIRARD L., (Ed.), Estimo ed economia ambientale: Le nuove frontiere nel campo della valutazione. – Milano: Angeli, 1993. – pp. 281-304.
  3. Creaco Towards Sustainability in the European Union // Papers del Dipartimento di Economia e Metodi Quantitativi. – Università degli Studi di Catania, 2001. – n. 1.
  4. Farrel B., Runyan D. Ecology and tourism // Annals of Tourism Research. – 1991. – № 18 (1). – 26-40.
  5. Creaco Lo sviluppo sostenibile // Il Pensiero Economico Moderno. – 2002. – № 2-3. – pp. 211-227.
  6. Panella G. Economia e politiche dell’ambiente. – ROMA: CAROCCI,
  7. Pearce W., Turner R. K. Economics of natural resources and the environment. – NY: Harvester Wheatsheaf, 1990.
  8. Turner K., Sustainability: Principles and practice, in Turner R. K. (Ed.), Sustainable environmental economics and management: Principles and practices. – NY: Wiley and Sons. – pp. 3-36.
  9. Hediger W., Reconciling ‘weak’ and ‘strong’ sustainability // International Journal of Social – 1999. – № 26. – pp. 1120-1143.
  10. Turner K., Pearce D. W., Bateman I. Environmental economics: An elementary introduction. – NY: Harvester Wheatsheaf, 1994.
  11. Costanza , Daly H. E., Bartholemew J. A. Goals, agenda and policy recommendations for ecological economics, in Costanza R. (Ed.), Ecological economics: The science and management of sustainability. – NY: Columbia University Press, 1991. – pp. 1-20. 
  12. Daly H. E. Steady-state economics with new essays. – Washington, D.C.: Island Press,
  13. Costanza , Daly H. E. Natural capital and sustainable development // Conservation Biology. – 1992. – № 6. – pp. 37-46.
  14. Hediger W. Sustainable development and social welfare // Ecological Economics. – 2000. – № – pp. 481-492.
  15. Hunter Sustainable tourism as an adaptive paradigm // Annals of Tourism Research. – 1997. – №24 (4). – pp. 850-867.
  16. Ko T. G. Assessing progress of tourism sustainability // Annals of Tourism Research. – 2001. – №28 (3). – pp. 817-820.
  17. Brown , Turner R. K., Hameed H., Bateman I. Environmental carrying capacity and tourism development in the Maldives and Nepal // Environmental Conservation. – 1997. – № 24. – pp. 316-325.
  18. Fossati A., Panella G. Tourism and sustainable development: A theoretical framework, in Fossati , Panella G. (Ed.), Tourism and sustainable economic development. – Dordrecht: Kluwer Academic Publishers, 2000. – pp. 3-36.
  19. Clarke A framework of approaches to sustainable tourism // Journal of Sustainable Tourism. – 1997.– № 5. – pp. 224-233.
  20. Collins A. Tourism development and natural capital // Annals of Tourism Research. – 1999. – № 26 (1). – pp. 98-109.
  21. Pearce D. W. Tourist Development. – NY: Longman,
  22. Russo A. P., Van Der Borg J. The Strategic importance of the cultural sector for sustainable development, in Fossati A., Panella G. (Ed.), Tourism and sustainable Economic development. – Dordrecht: Kluwer Academic Publishers, 2000. – pp. 71-98.
Год: 2014
Город: Алматы
Категория: Экономика