Социальная политика зарубежных стран и ее влияние на развитие системы социального инвестирования

В статье систематизирован зарубежный опыт социального инвестирования. Приведены прогрессивные формы партнерства государства и частного сектора. Представлены основные модели социальной политики, используемые за рубежом. Рассмотрен процесс развития социально-ответственных инвестиций в отдельных странах. Произведен анализ трендов и факторов развития рынка социально-ответственного инвестирования. 

Показателями уровня развития системы социального обеспечения государства, а также типичным признаком моделей социальной политики являются социальные расходы и социальные инвестиции.

Под социальными расходами понимают объем финансирования социально-политической деятельности государства. Обычно в статистике фигурирует такой показатель в виде доли от валового внутреннего продукта страны. Сегодня имеются страны, где доля социальных расходов превышает 40% от ВВП, и есть страны, где социально-политическая деятельность государства не существует вообще. В настоящее время под социальным инвестированием большинством авторов понимается  вложе-

ние средств в объекты социальной среды. Социальные инвестиции предполагают последовательные целенаправленные действия по эффективному решению важных для большинства людей социальнозначимых проблем. Социальные инвестиции, в отличие от благотворительности, являются бизнесом.

Направленность социальных инвестиций в зарубежных странах предопределена принятыми подходами к социальной защите [1].

Представление о наиболее заметных различиях в подходах к социальной защите, существующих в мире, дает получившая в настоящее время широкое признание классификация, согласно которой выделены три основные модели социальных государств: либеральная (англо-американская модель), консервативная (корпоративная или франко-германская) и социал-демократическая (скандинавская). Разделение между стратегиями социальной политики заключаются в том, что либеральный режим направляет социальные программы на самых бедных, консервативный сохраняет статусные различия социальных групп, включая ориентацию на традиционную структуру семьи и традиционную роль женщин. Наконец, социал-демократический режим в скандинавских странах гарантирует как универсализм социальных прав, так и нерушимость индивидуальной автономии.

Формирование либеральной модели, присущей таким странам, как США, Канада, Австралия, Великобритания, происходило при господстве частной собственности, преобладании рыночных отношений и под влиянием либеральной трудовой этики. Основными условиями функционирования данной модели являются минимальная вовлеченность государства в рыночные отношения и ограниченное применение мер государственного регулирования, не выходящее за рамки выработки макроэкономической политики; во внутреннем валовом продукте (ВВП) государственному сектору экономики принадлежит лишь небольшая доля. Социальная поддержка граждан осуществляется за счет развитых систем страхования и при минимальном вмешательстве государства, являющегося регулятором определенных гарантий. Размеры страховых выплат, как правило, невелики. Незначительны и трансфертные платежи, т. е. переводимые со счетов госбюджета финансовые средства, полученные от налогов, различным группам населения непосредственно в виде пособий и субсидий.

Материальная помощь имеет адресную направленность и предоставляется лишь на основании проверки нуждаемости [2,3].

Американской модели социальной работы свойственна система признаков:

  • наличие сильного либерального компонента в социальной политике;
  • преобладающее значение ассоциативных организаций в сфере социальной помощи и поддержки при финансовой поддержке со стороны государственных структур;
  • важная роль страховых механизмов социальной защиты;
  • децентрализация системы социальной работы.

Для США характерно минимальное вторжение государства в частный сектор. Несмотря на это Америка известна традициями систематического участия бизнеса и/или его представителей в финансировании самых разнообразных некоммерческих проектов. Классическим примером может являться Фонд Билла и Мелинды Гейтс с капиталом почти 27 млрд долл., полностью финансируемый из личного состояния супругов Гейтс для целей улучшения систем образования и здравоохранения в различных странах мира.

Поскольку повышение качества человеческих ресурсов становится условием обеспечения национальной конкурентоспособности и безопасности, возрастает значение результатов политической деятельности как фактора воспроизводственного процесса, экономического роста, укрепления позиций на мировом рынке.

Консервативная (корпоративная) модель характерна для стран с социально-ориентированной рыночной экономикой. В их числе – страны континентальной Европы, такие как Австрия, Германия, Италия, Франция. Позиции государства здесь значительно сильнее: бюджетные отчисления на социальные мероприятия примерно равны страховым взносам работников и работодателей, основные каналы перераспределения находятся либо в руках государства, либо под его контролем. Вместе с тем государство стремится уступать материальную поддержку граждан системе страховой защиты. Благодаря этому величина социальных пособий находится в пропорциональной зависимости от трудовых доходов и, соответственно, от размеров отчислений на страховые платежи. Отличительной особенностью является «самоуправляемость» страховых касс, находящихся в совместном ведении владельцев предприятий и влиятельных профсоюзов, представляющих интересы наемных работников.

Размер гарантированных выплат в случае безработицы зависит от трудового стажа, а сроки выплат от продолжительности уплаты страховых взносов, их величины и возраста работника.

Ярким представителем такой политики является Германия, где государственные социальные инвестиции достаточно широко охватывают такие сферы, как здравоохранение, социальное страхование, жилищно-коммунальную сферу. Финансовая система Германии построена таким образом, что она вполне соответствует правительственной политике социальной рыночной экономики. Огромное внимание в ней уделяется социальному обеспечению и поддержанию нормального уровня жизни населения [4].

Так, в Германии существуют специальные правительственные фонды (помимо основных бюджетов), которые формируются в основном за счет отчислений с заработной платы. И преобладают в основном фонды социального обеспечения, по объему они стоят на втором месте после государственного бюджета страны. Главное место среди них занимает Фонд социального страхования, который охватывает отдельные виды страхования – по временной нетрудоспособности, на случай безработицы, от несчастных случаев, пенсионное страхование рабочих и служащих, пенсионное страхование лиц, не работающих по найму.

Социальное страхование, основывается на профессионально-трудовой социальной солидарности, что позволяет аккумулировать крупные финансовые ресурсы, обеспечивающие гарантии предоставления качественной медицинской и реабилитационной помощи, высокий уровень страховых выплат (пенсий и пособий). Данная модель характеризуется демократичностью управления и прозрачностью финансовых потоков. Товарищества взаимного страхования действуют на основе самоуправления, самофинансирования и некоммерческого хозяйствования под государственным правовым контролем. 

В сложившейся в странах Северной Европы модели общественного развития важнейшее место занимает политика, основанная преимущественно на социал-демократических ценностных ориентациях. Это – социальная справедливость, выравнивание доходов. Сглаживание имущественного неравенства и в перспективе – создание общества демократического социализма скандинавского типа на базе государства благосостояния. К последним обычно причисляют промышленно развитые страны с высоким жизненным стандартом, широкой системой соцобеспечения и развитой инфраструктурой в основном на государственном уровне.

Первые места в этой группе государств социал-демократической (скандинавской) модели неизменно отводились скандинавским странам и, прежде всего, Швеции. Именно здесь наглядно воплотились как возможности социальной политики, основанные на высоком уровне развития производительных сил и богатстве этих стран, так и ее пределы, обусловленные экономическими и политическими факторами.

Социальная политика северных стран имеет характерные черты, отличающие их от других развитых государств Запада [5].

Во-первых, ее отличает универсальность, всеобщность. Системой социального страхования охвачено все население, а не только ее беднейшая часть, как во многих других странах.

Во-вторых, доминирующую роль в социальной защите населения играет государство в лице центрального правительства и местных органов власти. Отсюда – высокий удельный вес социальных расходов государства в ВВП и госбюджете. Достижение всеобщего благосостояния и высокого при этом уровня предоставляемых социальных гарантий требует значительных затрат со стороны шведского государства. С этой целью в стране функционирует прогрессивная налоговая система, которая позволяет аккумулировать в государственном бюджете большие объемы ресурсов и перераспределять тем самым значительные объемы первично распределяемых доходов.

В-третьих, социальная политика тесно связана с государственным регулированием экономики, которое имеет явную социальную направленность.

В-четвертых, особую роль играет обеспечение занятости. В Швеции, например, полная занятость считается главной и неизменной целью экономической политики.

И, наконец, социальная политика североевропейских стран имеет свои особенности финансирования. Прежде всего, это – целенаправленное регулирование социальных процессов преимущественно на государственном уровне путем перераспределения национального доход. Доля государственных расходов в ВВП составляет в Швеции 66%, в Дании – 61%, в Финляндии – 56%. Основная часть этих расходов идет на удовлетворение потребностей объектов социального назначения. Весьма значительную часть среди них составляют и трансфертные платежи, благодаря которым происходит перераспределение национального продукта в пользу наименее обеспеченных слоев населения.

В настоящее время большой популярностью в странах с рыночной экономикой пользуется социально ответственное инвестирование. По этому направлению инвестиционной деятельности было проведено множество дискуссий, форумов и круглых столов [1].

Социально ответственное инвестирование (Socially responsible investing или SRI, sustainable, socially-conscious, или ethical investing) – это инвестиционные решения, которые осуществляются со стороны инвестора с учетом социальных, моральных и экологических последствий инвестирования. Социально ответственное инвестирование стремится к максимизации финансового результата и социальной пользы. Это инвестиционный процесс, в котором через добровольный и сознательный выбор критериев и методов инвестирования проявляется ответственность инвестора за последствия его инвестиций для общества, окружающей среды и их устойчивого развития, а также его личные взгляды и убеждения относительно социально значимых вопросов и социокультурных ценностей.

Масштаб развития социального инвестирования в различных странах различен.

Социально-ответственное инвестирование начало развиваться в странах США и Европы во второй половине ХХ в. Повышенное внимание инвесторов к тому, на какие цели направляются их средства, размещенные в банках и инвестиционных компаниях в этот период связано со своеобразным политическим климатом 1960-х годов и многочисленными социальными и экологическими движениями этого времени, от выступлений за гражданские свободы и равноправие женщин до антивоенных и экологических манифестаций.

К примеру, основанный в 1971 г. в США инвестиционный фонд Pax World Fund, сейчас известный как Pax World Balanced Fund (PAXWX), начал свою деятельность в самый разгар борьбы против войны во Вьетнаме и за защиту окружающей среды. Этот фонд, активы которого 30 лет назад составляли 101 тыс. долл., сегодня разросся до 1.16 млрд. долл. В конце 70-х годов концепция социального инвестирования начала привлекать все больше сторонников на волне кампании за отмену расовой дискриминации и режима апартеида в ЮАР. «Социальные» инвесторы оказывали экономическое давление на власти ЮАР, призывая других инвесторов и потребителей бойкотировать компании, ведущие свою деятельность в этой стране.

В 80-90-е годы ХХ в. появилось большое число этических фондов, а также начали формироваться специализированные информационно-аналитические агентства и некоммерческие организации по развитию социально ответственного инвестирования. Появились разнообразные социальные фондовые индексы, помогающие ориентироваться среди объектов ответственного инвестирования.

Рейтингование компаний, на основе которого зачастую происходит определение качественного уровня социально-ответственного инвестирования, осуществляется по параметру социальной ответственности и осуществляется с помощью технологий, модифицирующих общественное мнение в реальную силу, способную влиять на принятие решений. Так, различают фондовые индексы (Domini Social Index (DSI)400, Nasdaq Social Index, FTSE4Good, Dow Jones Sustainability Index), взвешенные по капитализации индексы компаний, отобранных с помощью социальных и экологических критериев; нефондовые индексы, используемые для сравнительного позиционирования заинтересованными организациями (например, Social Index Датского министерства социальной политики).

Социально-ответственное инвестирование набирает все большие обороты как в США, так и в странах Европы. Мировой финансовый кризис продемонстрировал гораздо большую устойчивость социально-ответственного инвестирования по сравнению с обычным инвестированием.

Страновые особенности социально-ответственного инвестирования определяются моделью соответствующего фондового рынка, а также социокультурными и религиозными факторами и особенностями экономического поведения населения [6,7].

Социально-ответственное инвестирование получило наибольшее развитие в странах с финансовой системой, основанной на рынке ценных бумаг (США, Великобритания). Для данных стран характерны:

  • высокая доля активов, относящихся к социально-ответственному инвестированию (10-20% от активов, находящихся в управлении);
  • доминирование институциональных инвесторов (более 90% активов, относящихся к социально-ответственным инвестициям);
  • диверсифицированная структура финансовых инструментов;
  • развитая регулятивная и информационно-аналитическая инфраструктура рынка, значительный уровень прозрачности рынка;
  • широкое применение метода воздействия, помимо метода отбора;
  • распространенность негативных этических критериев для населения и позитивных социальных и экологических критериев – для институциональных инвесторов.

В странах с финансовой системой, основанной на банковском секторе, социально-ответственное инвестирование развито в меньшей степени, чем в англосаксонских странах, но также получило широкое распространение. Доля активов, относящихся к социально-ответственным, составляет 1-5% от активов в управлении и быстро растет. Продуктовая структура менее разнообразна, чем в США и Великобритании. Роль институциональных инвесторов ниже, чем в англосаксонских странах, но постепенно возрастает (на них приходится от 50-80% активов, относящихся к социальным инвестициям). Инфраструктура развита в меньшей степени, чем в англосаксонских странах. Метод воздействия распространен значительно меньше, основным является метод отбора. Население активно использует этические негативные критерии, а также социальные и экологические критерии (защита окружающей среды, права человека/трудовое законодательство, качество продукции/услуг и др.). 

Социально-ответственное инвестирование на формирующихся фондовых рынках может выступить важным инструментом для решения существующих социальных, экономических и экологических проблем. В то же время пока SRI в основном ограничено активами инвестиционных фондов (менее 1-2%) и розничным сегментом. Характерна низкая информированность инвесторов о SRI, неразвитая инфраструктура [8,9].

Положительными тенденциями являются наличие организаций, специализирующихся в области КСО, устойчивого развития, корпоративного управления, а также появление фондовых индексов SRI. Население предпочитает негативные критерии, связанные с актуальными для страны социальными и экологическими проблемами. Традиционные для развитых стран этические критерии развиты в значительно меньшей степени и используются в основном исламскими фондами. Религиозные критерии развиты в исламских странах и странах, где значительна роль традиций в экономическом   поведении и жизни населения. Основные методы – метод отбора и инвестирование в сообщества. Метод воздействия практически не развит.

Социально-ответственное инвестирование в США. В начале 2010 г. социально-ответственные инвестиции под профессиональным управлением (SRI) насчитывали 3.07 триллионов долл., тогда как еще в 1995 г. их объем составлял 639 млрд долл. Для сравнения, за тот же период весь объем инвестиций под профессиональным управлением вырос с 7 трлн. до 25.2 трлн. долл.

Интересен факт, что в течение мирового финансового кризиса объем всех активов под управлением оставался приблизительно на одном уровне, тогда как SRI – фонды выросли в своих объемах. В последние несколько лет, активы в SRI росли быстрее, чем вся инвестиционная отрасль – увеличился поток средств в уже существующие SRI – фонды, появились новые SRI фонды, также фонды, ранее не занимавшиеся социально-ответственным инвестированием стали предлагать такого рода продукт.

Так, за три года с начала 2007 г. по начало 2010 г., в период, когда основные фондовые индексы снижались и объем активов под профессиональным управлением вырос менее чем на 1%, активы под управлением SRI – фондов выросли на 13%.

Как результат этого роста – практически каждый восьмой доллар под профессиональным управлением в США вкладывается с учетом социальных, экологических или этических факторов.

Тренды и факторы развития рынка SRI в США:

Профессиональные управляющие компании все чаще включают социальные, экологические и политические факторы в инвестиционный анализ в связи с возросшим спросом на такого рода продукт среди частных и институциональных инвесторов.

На рынок выходят новые продукты и фонды, предлагающие инвестиции с учетом социальных, экологических и политических факторов, особенно среди торгуемых на бирже фондов, фондов альтернативных инвестиций и фондов ответственных инвестиций.

Особенную актуальность и спрос получили «зеленые» инвестиции. В особенности велик спрос на вложения в зеленые технологии, альтернативную и возобновляемую электроэнергетику, зеленое строительство и другие экологически-дружественные виды бизнеса.

Ряд принятых в 2009 и 2010 гг. законодательных и нормативных актов повысили стандарты раскрытия информации о корпоративных социальных стратегиях.

Страны Европы. Европейский рынок социально-ответственного инвестирования продолжает показывать устойчивый рост. Так, с 2007 г. объем активов под управлением практически удвоился: с 2,7 трлн. евро в 2007г. до 5 трлн. евро в начале 2010 г.

Если нивелировать влияние увеличения количества стран-участниц ЕС за этот период, ежегодный рост объемов рынка составлял 37% [3].

Такой заметный рост связан во многом с ростом спроса на социально-ответственное инвестирование. Практика ответственного инвестирования свидетельствует о необходимости учета экологических и социальных факторов, а также вопросов корпоративного управления (ESG), традиционно не принимающихся во внимание при принятии решений об инвестировании, в связи с чем, крупные управляющие компании стали все активнее внедрять учет ESG факторов или процесс скрининга на специфические критерии (например, изменение климата) в свои портфели. Это самое активно развивающееся направление рынка SRI. 

Несмотря на мировой финансовый кризис, рынок SRI зарубежных стран показывал значительно более высокие темпы роста по сравнению с обычным фондовым рынком, что положительно характеризует перспективы развития социально-ответственного инвестирования.

 

ЛИТЕРАТУРА 

  1. Social Investment Forum http://www.socialinvest.org
  2. Report on Socially Responsible Investing Trends in the United States. 2010. Social Investment Forum Foundation http://www.socialinvest.org
  3. European SRI Study 2010 http://www.eurosif.org/
  4. Якимец В. Социальные инвестиции бизнеса: механизмы, примеры, проблемы, перспективы.//Труды института системного анализа Российской академии наук (ИСА РАН), 2005. – С.25-27.
  5. Соболев И.П. Социальная политика как фактор устойчивого развития // Экономист. – – №3. – С.65-73.
  6. Нидзий Е.Н., Романенко Н.М. Финансовая структура социальных инвестиций. – Волгоград: Авторское перо, 2004. – 154 с.
  7. Ивлев С.С. Социально-ответственные инвестиции в мире // Мировая экономика и международные отношения. – 2004. – №1. – С.80-88.
  8. Валентей С., Нестеров Л. Развитие общества в теории социальных альтернатив. – М.: Наука, – 49 c.
  9. Варнавский В.Г. Партнерство государства и частного сектора: теория и практика / В.Г. Варнавский; Институт мировой экономики и международных отношений. – М.: Наука,
Год: 2011
Город: Алматы
Категория: Экономика