Проблемы кооперации в рыночной экономике Кыргызстана 

В статье раскрываются особенности кооперативных форм хозяйствования в современном Кыргызстане; анализируются проблемы, связанные с их функционированием в рыночных условиях; обозначаются перспективные направления развития. 

В рыночной экономике единственный путь к достижению глобальной конкурентоспособности лежит через создание сравнительно масштабных, хорошо управляемых предпринимательских образований, основанных на кооперации – форме добровольного объединения людей на определенных условиях для достижения общей экономической цели.

Еще Й. Шумпетер в своей книге «Теория экономического развития» выделяет роль предпринимательства и предпринимателя в развитии рыночной экономики, называя их основным феноменом современного экономического развития, вершителем и двигателем всех новаций в технике, технологии, организации производства, создания новых продуктов, освоении новых рынков сбыта [1, 170]. Он настолько высоко оценивает самостоятельность предпринимательства, что готов признать его независимость от собственности. «Право собственности на промышленное предприятие или вообще на любое имущество, – отмечает Й. Шумпетер, – не является для нас существенным признаком предпринимательства» [1, 170]. И даже капитал он ставит в подчиненное положение к предпринимателю, представляя его как рычаг, как средство для получения нужных конкретных благ, «дающее ему возможность использовать эти блага для достижения новых целей, а также ориентировать производство в новом направлении [2, 69].

Важно отметить, что кооперативные формы хозяйствования всегда и везде появлялись как ответ на отсутствие или неэффективность рыночных механизмов удовлетворять нужды тех или иных категорий населения. Такая ситуация заставляла людей кооперироваться между собой, объединяться в целях совместной обработки урожая, для получения кредита и т.д., т.е. кооперативы представляют промежуточный этап для достижения конечной цели (напр., достижение и увеличение прибыли). В отличие от частного предпринимательства у кооперативов нет единой коммерческой цели, вследствие чего сложно гарантировать долгосрочность кооперации, которая основывается только на индивидуальных инициативах. Для государства кооперативная форма удобна тем, что это некоммерческие организации, которые сложно удержать на малоприбыльной деятельности, и это не государственные учреждения, которые превращаются в бюрократические организации на постоянном попечительстве государства. Традиционными областями, где кооперативная форма показала себя наиболее сильно, стали сельское хозяйство и связанные с ним отрасли, определенные сферы торговли, кредитно-сберегательная деятельность, строительство жилых зданий. Эти сферы экономики сложно организовываются в спонтанном порядке, что требует инициативы взаимопомощи, гарантом долгосрочности которых выступает государство.

С обретением Кыргызстаном независимости и переходом к рыночным отношениям кооперация здесь имела неровную динамику, которую условно можно разделить на три периода.

Первый – в конце 80-х годов, в период СССР. Во время перестройки происходило быстрое и легкое накопление капиталов, развивались производство дефицитных товаров широкого потребления и сфера бытовых услуг, розничной торговли, общественного питания. Бизнес включился в общий, поддерживаемый правительством процесс бурного развития. Разгосударствление и обучение широких масс населения общим основам предпринимательства происходили через развитие кооперации и малого бизнеса.

С принятием Закона СССР «О кооперации в СССР» в 1988 г. начался относительно кратковременный бум кооперативного сектора. Предполагалось, что его эффективное развитие улучшит положение в сфере удовлетворения платежеспособного спроса, значительно уменьшит дефицит товаров народного потребления, привлечет в общественное производство дополнительные финансовые и трудовые ресурсы.

Принятый в 1991 г. Верховным Советом Республики Кыргызстан пакет законов, в том числе «Об общих началах разгосударствления, приватизации и предпринимательства», «О кооперации» также был призван обеспечить необходимые условия для становления и развития в республике кооперативного предпринимательства.

В 1990 г. в республике уже действовало 1727 кооперативов, где было занято более 38 тыс. человек, или 2,2% от общей занятости работающих в народном хозяйстве. За 1990-1991 гг. число действующих предприятий выросло в 5 раз, а количество работавших здесь – в 19 раз. Участие кооперативов в производстве товаров массового спроса оценивалось в 37 млн рублей. На фоне общего падения темпов негосударственный сектор в 1989-1990 гг. работал стабильно, даже при нарастании объемов производства [6].

Главная особенность предпринимательства в Кыргызстане в это время заключалась в том, что основными потребителями его продукции стали государственные предприятия. На них ориентировались самые массовые виды кооперативного предпринимательства: строительные, производственнотехнического назначения, связи, транспорта, материально-технического обеспечения. Они реализовывали госпредприятиям более 3/4 всей продукции. Две трети бытовых услуг кооперативы оказывали не населению, а различным предприятиям и организациям. Ориентация кооперативов на обслуживание государственных предприятий была связана с переливом денежных средств из бюджета госпредприятий в кооперативы. Дело в том, что предприятия, обладающие большим запасом безналичных ресурсов, охотно передавали их в свои кооперативные подразделения для того, чтобы далее возвратить их наличными деньгами, а также в виде работ, товаров и услуг. Так, выручка от реализации продукции кооперативов за 1 квартал 1991 г. составила 70,3 млн рублей, из которых 1/6 часть поступила из каналов наличного денежного обращения и более половины этой суммы была снята кооператорами со счетов в виде наличных денег. Разница между наличными и безналичными ресурсами достигала 18-20 млн рублей. Тем самым кооперативы, являясь, по существу, филиалами госпредприятий, по инерции проецировали диспропорции централизованной системы на предпринимательскую деятельность. Самое худшее состояло в том, что предпринимательский сектор, подбрасывая «пустые деньги» в денежное обращение, превратился в один из каналов дополнительной эмиссии наличных денежных средств, что усиливало инфляционные процессы. Положение осложнялось неоправданным ростом затрат на выплату заработной платы: 82% доходов кооперативов направлялось в фонд оплаты труда и лишь 11% – в фонд развития производства. Вследствие этого имело место опережение средней заработной платы над производительностью труда. По уровню доходности кооперативы-филиалы заметно превосходили не только госпредприятия, но и кооперативы, работающие на потребительский рынок. За счет высоких темпов роста заработной платы увеличивался спрос на потребительские товары и услуги. В итоге предъявленный дополнительный спрос на потребительские товары и услуги кооперативного сектора превосходил его вклад в розничный товарооборот.

Негативное воздействие на предпринимательский сектор оказали монополия государства на материально-сырьевые ресурсы, а также преобладание арендной формы использования средств труда. Кооперативы, находясь в полной зависимости от государственной системы материально-технического снабжения, были вынуждены подключиться к государственным заказам предприятий для того, чтобы стабильно обеспечивать свою деятельность сырьем и материалами. Созданные рыночные механизмы товарного и сырьевого обслуживания предпринимательства работали слабо, но чаще их просто не хватало. Аренда усиливала зависимость кооперативов от предприятий-гарантов, передающих оборудование, как правило, изношенное, морально устаревшее и на кабальных условиях.

В результате предприниматели не были заинтересованы в наращивании объемов производства товаров массового спроса. Дефицит потребительских товаров и высокие цены, которые в 1,5-2 раза превышали государственные розничные цены, не создавали предпосылок для конкуренции. По этой причине в 1991 г. появилась тенденция сокращения кооперативов по производству товаров и услуг, которая усилилась к 1994 году. Уменьшилось количество строительных и сельскохозяйственных кооперативов. Основной недостаток предпринимательских структур сельскохозяйственного профиля состоял в их выполнении преимущественно посреднических функций по заготовке и реализации продукции и меньшей ориентации на производство продуктов. Отмечается и региональная неравномерность предприятий малой экономики: их чрезмерная концентрация в г. Бишкек, Чуйской и Ошской областях и сильная отсталость в Нарыне и Таласе.

Главная причина сложного и противоречивого положения в кооперативном секторе скрывалась в самой централизованной политике, в основе которой находилась версия о быстром и «бесплатном» насыщении потребительского рынка за счет кооперативов. Не будучи подкрепленной соответствующим механизмом правового, экономического и организационного обеспечения, кооперативное предпринимательство не стало реальной альтернативой государственным структурам. Напротив, формальная конверсия подразделений госпредприятий в кооперативы усугубила расстройство денежного обращения и дестабилизацию финансовой системы Кыргызстана.

Необходим был кардинально иной экономический курс, который воплотился уже в новом Кыргызстане в реформах типа шоковой терапии. Начался второй этап – на смену кооперативам, положившим начало развитию негосударственного сектора, пришли малые, а затем – частные предприятия. Статистические данные за 1991-1995 гг. в Кыргызской Республике показывают, что самые высокие темпы роста числа малых предприятий, количества занятых в них и объема реализованной продукции наблюдались в 1992 г., т.е. в год шоковой терапии. Этот факт носит исключительный характер, поскольку осуществленная тогда либерализация цен и введение налогового прессинга существенно подорвали финансовую базу малого бизнеса. Высокая инфляция привела, с одной стороны, к обесценению сбережений населения, а с другой – резкому увеличению процентных ставок банковского кредита. Это вызвало настоящий паралич инвестиционной деятельности, не преодоленный до сих пор. Абсолютным лидером по увеличению числа предприятий стала сфера коммерческой деятельности (посредничество), в которой число предприятий возросло в 42,7 раза. Количество предприятий транспорта и связи увеличилось в 4 раза, сельское хозяйство – в 3,8 раза, бытовые услуги и жилищное хозяйство – в 3,7 раза, торговля и общественное питание – в 3,4 раза [5, 12].

Бурное развитие посреднического, а затем и торгового малого предпринимательства стало ответной реакцией на подрыв первоначальной финансовой базы. Либерализация внешней торговли и снятие запретов на частную торговлю внутри страны создали благоприятные условия для любой торговой деятельности. В целом предпринимательство стало составным элементом массового процесса учредительства: стали быстро развиваться биржи, банки, акционерные предприятия и др. фирмы. Люди впервые в жизни получили свободу для предпринимательской деятельности, право заниматься финансовым планированием, что ранее было абсолютной монополией государственных структур и их чиновников. Такие мотивации в сочетании с развалом государственных предприятий и организаций, с надеждой на получение высоких доходов от достаточно простых видов работ и услуг породили кардинальный перелом в социальной психологии общества.

В 1995 г. обозначился третий этап качественных изменений в динамике и структуре кооперативного предпринимательства, сопровождавшийся значительным сокращением прироста их числа. Вследствие нехватки как собственных, так и заемных средств значительная часть производственных кооперативов в последние годы была вынуждена свертывать свою деятельность или полностью переключаться на краткосрочные посреднические операции спекулятивного характера. Объем продукции кооперативов в 1995 г. по сравнению с 1994 г. снизился на 5,5 %, количество торгово-посреднических частных предприятий увеличилось в 3,2 раза, а общее число предприятий малого бизнеса снизилось на 13 %. Таким образом, слабое предпринимательство не смогло в должной мере выполнять свойственные ему функции создания новых рабочих мест, формирования нового среднего класса общества.

Важно отметить, что наряду с быстрым ростом количества новых хозяйствующих субъектов, увеличивается число бездействующих и убыточных предприятий. К этому времени оказались практически исчерпаны ниши и возможности сверхприбыльной торгово-посреднической деятельности. Многие из возникших ранее предприятий посреднической, научно-консультационной сферы, бытового обслуживания либо прекратили свое существование, либо диверсифицировались. Такая ситуация закономерно должна была генерировать новые тенденции в развитии кыргызского предпринимательства. Так, резко возросла доля кооперативов, занятых промышленным производством. К середине 1997 г. доля негосударственного сектора составляла в промышленности – 95,8%, а в сельском хозяйстве – 97,9% [3, 445]. Но к этому времени в структуре негосударственного сектора снова произошли существенные изменения. Удельный вес кооперативного сектора приблизился к 2%, а общественных организаций и фондов – до 1,1 %. Сокращение деятельности кооперативного сектора является яркой иллюстрацией роли налоговой политики, определяющей привилегированность направлений и форм предпринимательства. Так, если в начале становления предпринимательского сектора (начало 90-х годов) действовало льготное налогообложение кооперативов, то и создание их было значительным. В последующем привилегии стали отдаваться малым предприятиям, и в результате наблюдалось реформирование значительной части кооперативов в малые предприятия, которые, как уже отмечалось, к 1995 г. приостановили свое развитие. В то же время на смену малым стали приходить частные предприятия. Данные об изменении форм собственности малых предприятий показывают: если за 1992-1995 гг. количество малых предприятий выросло на 14,8%, то частных – на 170,5 %. Доля последних в структуре собственности малых предприятий составляет около 64 %. Эти данные свидетельствуют о том, что в республике начался процесс формирования слоя частных предпринимателей.

И все же наиболее значимую роль кооперация играет в аграрном секторе. В истории развития кооперативов можно наблюдать, что в странах, где они получили широкое распространение, как правило, аграрный сектор занимал важное место в экономике. Сельское хозяйство Кыргызстана не является исключением. После распада Советского Союза и обретения независимости в Кыргызской Республике началось активное проведение земельно-аграрной реформы, стали развиваться разные формы собственности, были ликвидированы колхозы и совхозы, крестьяне получили земельные наделы в частную собственность. Для совместного ведения дел часть крестьян стала объединяться, создавая кооперативы, другие – продолжали вести хозяйство самостоятельно, в форме крестьянских (фермерских) хозяйств.

Для Кыргызской Республики, где сельское хозяйство является жизненно важной отраслью экономики, ключевым направлением аграрной реформы было выбрано ускоренное формирование крестьянского (фермерского) сектора. В 1990-х годах были упразднены 576 колхозов и совхозов и вместо них создавались фермерские хозяйства – как основа института частной собственности в сельском хозяйстве. Несмотря на преобладающую численность фермерских хозяйств, в сельском хозяйстве Кыргызстана на сегодня функционирует в достаточной степени большое разнообразие (форм) хозяйствующих субъектов, а некоторые из них, являясь рудиментами прежней плановой экономической системы (государственные и коллективные хозяйства), функционируют по стереотипу и по сей день. В 2009 г. в сельском хозяйстве Кыргызстана было 320276 хозяйствующих субъектов, в том числе 71 государственных хозяйств (это семеноводческие, племенные хозяйства, опытные станции и другие), 781 коллективное хозяйство, 651 сельскохозяйственный кооператив и 318,8 тыс. фермерских хозяйств [7]. Динамика развития этих форм хозяйствования отражена в таблице 1. 

  1. Виды и количество хозяйствующих субъектов в сельском хозяйстве Кыргызстана (за 2007-2009 гг.)

 Виды и количество хозяйствующих субъектов в сельском хозяйстве Кыргызстана (за 2007-2009 гг.) 

Источник: статданные Национального статистического комитета за 2009 год. 

Данные таблицы показывают стабильное снижение всех видов хозяйствующих субъектов (за исключением акционерных обществ). Это говорит о том, что сельское хозяйство в Кыргызстане испытывает сегодня острейший кризис, и аграрные реформы не достигли своих целей. 

В свое время стержневой частью проводимой реформы стала передача земли в частную собственность фермерам и ее конституционное закрепление (1998). Из всей пахотной земли (1280,0 тыс. га) 861,1 тыс. га (67,3%) находится в собственности фермерских хозяйств, 340,7 тыс. га (26,6%) земли – в пользовании коллективных, государственных хозяйств и кооперативов и 64,0 тыс. га (5,0%) – в личном пользовании граждан. Несмотря на то, что существует госпрограмма по развитию сектора и выделеные многомиллионные средств на развитие сельскохозяйственной отрасли, оно по-прежнему переживает трудности из-за отсутствия денег, сбыта продукции, отсутствия адаптированных каналов финансирования, низкой механизации, устарелости агротехники, нехватки квалифицированных аграрных специалистов и т.д.

Структура производства основных сельхозпродуктов по категориям хозяйств показывает эффективность ведения производства в зависимости от организационной формы, которая представлена в таблице 2. 

  1. Структура продукции сельского хозяйства по категориям хозяйств в 2007-2009 гг. (в процентах к итогу)

 Структура продукции сельского хозяйства по категориям хозяйств в 2007-2009 гг. (в процентах к итогу)

Источник: данные Нацстаткомитета КР за 2009 год 

Данные таблицы 2 показывают, что основная доля сельскохозяйственной продукции в Кыргызстане производится фермерскими хозяйствами. Доля государственных, коллективных и кооперативных хозяйств практически нулевая и лишь личные подсобные хозяйства граждан производят чуть больше четверти сельхозпродукции.

Отечественные экономисты разработали программу – модель трехмерной интегрированной кооперативной системы, которая могла бы состоять из крестьянских хозяйств, объединенных в производственные кооперативы, капитал которых может состоять из взносов членов в виде земли, оборудования или денежных средств. Модель также включает в себя потребительские кооперативы, которые, по примеру машинно-тракторных станций будут заниматься обслуживанием производственных кооперативов, а также закупом сельхозпродукции. Третьим компонентом модели будут кредитные кооперативы, которые нужны для активизации сбережений, взаимного кредитования и создания гарантийной базы для получения льготных кредитов, выдачей которых могли бы заниматься специально для этого созданные кооперативные банки. Такая модель, считают эксперты, имеет огромный потенциал роста и способна вывести сельское хозяйство Кыргызстана на качественно новый уровень [5,3].

Однако такой проект должен быть инициирован государством. На первом этапе эксперты предлагают создать государственную компанию, которая будет заниматься разработкой пилотной модели кооперативной системы для внедрения в каждой области страны. Она возьмет на себя разработку механизмов взаимодействия и координации деятельности кооперативов и кооперативного банка. Госкомпания по кооперации будет учреждать кооперативы, внося в капитал основные фонды. В качестве центральной организации, госкомпания будет иметь управленческие и консультативные функции по отношению к кооперативам и кооперативному банку. На втором этапе государственная кооперативная компания учредит кооперативный банк, основное предназначение которого будет в предоставлении финансовых ресурсов для кооперативов и обслуживании их расчетных операций. Уставный фонд кооперативного банка будет состоять из взноса госкомпании и самих кооперативов. На третьем этапе стартует пилотный проект открытия кооперативных хозяйств. Крестьяне войдут в состав кооператива на долях пайщиков, предоставив свои земельные участки, а государство внесет начальный капитал в виде основных фондов (техники, земли, зданий) или оборотного капитала (семян, удобрений). 

Таким образом, завершая рассмотрение вопроса, можно в качестве обобщения констатировать, что на современном этапе развития Кыргызстана кооперативная форма организации стала бы решением определенных экономических проблем страны и локомотивом дальнейшего развития.

 

ЛИТЕРАТУРА

  1. Шумпетер Й. Теория экономического развития. – М.: Прогресс,
  2. Кумсков В.И. Отраженная экономика, или Экономика в денежно-финансовом свете. – Бишкек: КРСУ. Илим, 2005.
  3. Кумскова Н.Х., Савина М.М., Алышбаева А. Экономическая теория: учебное пособие для экономических специальностей; под ред. акад. МАН ВШ и МЭАЭ, проф. В.И. Кумскова. – Бишкек: КРСУ,
  4. Канаева И. Б. Развитие аграрного сектора экономики в условиях реорганизации государственного и местного самоуправления в Кыргызской Республике. – Бишкек,
  5. Кооперативная модель экономического развития Кыргызстана // Новое время. – 2011. – 11 марта.
  6. Алышбаева А. Развитие малого бизнеса в Кыргызстане // Общественный рейтинг. – 2008. – 4 апр.
Год: 2011
Город: Алматы
Категория: Экономика